Елена Лисавчук.

Школа истинного страха



скачать книгу бесплатно

– Адептка Тиера, ваше своеволие, как и низкая успеваемость, – это даже не повод исключить вас.

– А что тогда? – искренне недоумевая, спросила я.

– Это тень позора, брошенная на школу Абдрагон. Всем известно, что здесь учатся лучшие, либо стремятся быть лучшими, а вы ни к тем, ни к другим не относитесь.

– Прошу прощения, профессор, вы, безусловно, правы, – согласилась я от греха подальше.

– Ваши извинения, адептка, я слышу не первый раз, – прошипел профессор Баер.

«А вы меня не в первый раз отчитываете», – чуть не выкрикнула я, вовремя прикусив язык.

– Профессор Баер, почему вы не сообщили мне о проблемах с учебным процессом у адептки Тиеры? – требовательно спросил магистр Авурон, вклинившись в нашу беседу. – Поправьте меня, если я ошибаюсь. Методы, избранные вами в воспитательных целях, на адептку не действуют?! – последнее прозвучало как утверждение.

– Это не совсем верно, магистр Авурон. Все под моим личным контролем, – заверил его заместитель. – Я не счел нужным вас беспокоить по столь незначительным пустякам. Это же обычная девчонка – спесивая, молодая, оттого и глупая. Сама не ведает, что творит.

Я была в корне не согласна с подобной характеристикой.

– Простите, профессор Баер, но хотелось бы внести ясность, – возмутилась я.

Показалось? Или на лице лорда-директора действительно промелькнула тень улыбки?..

– Адептка Тиера, что вы себе позволяете…

Один взгляд директора в сторону профессора Баера, и он умолк, давая мне возможность продолжить.

– Согласна, молодая!

– Хм-м-м, – послышалось со стороны профессора.

– Согласна, спесивая! Но с тем, что я недалекого ума, я совершенно не согласна. Я всегда отдаю себе отчет в своих действиях, за которые готова полностью нести ответственность! – закончила я с гордостью.

– И это вы называете, профессор Баер, «под контролем»? – недовольно спросил магистр Авурон.

Не выдержав его тяжелого взгляда, в поисках поддержки профессор посмотрел на магистра Торда, но тот всем своим видом дал понять, что вмешиваться не собирается.

Не желая еще больше вызывать на себя гнев начальства, заместитель директора счел за лучшее промолчать и выместить злость на следящих за разворачивающимся действом адептах. Профессор, извинившись перед лордами, прямиком направился к ним, раздавая на ходу указания:

– Бенгтон, что спим? Может, подушку принести?! Еще сорок отжиманий.

Парень с удвоенной силой принялся исполнять приказ.

– Дагер, прибавь темп! Черепаха и то быстрее тебя ползает! С тебя еще тридцать два круга.

Где-то прозвучал смешок, а густо краснеющий эльфиец продолжил забег, и только пятки засверкали.

– Вам смешно, Орхис?

– Нет, что-то в горле першит.

– Тогда присядьте и отдохните, – грозно предложил ему профессор Баер, – девяносто приседаний. Приступай!

«У-у-у-у» донеслось ему в ответ, и пошел отсчет – один, два, три…

– Что, вы говорите, у вас там произошло? – обманчиво мягко спросил меня магистр Авурон.

Кинув осторожный взгляд на него, я тут же пожалела: недовольно изогнутые брови и стальной блеск в глазах не предвещали ничего хорошего.

Глубоко вздохнув, призналась:

– Я не специально… у меня плохо с магией… вода в озерах иссушается… цветы в горшках вянут… древние постройки рушатся… а в склепе… на уроке… нежить… оно… оно взорвалось… разлетевшись на куски по всему склепу.

– Выходит, разрушенная цитадель времен разящих орков и испарившийся молодильный источник – ваша работа? – с сомнением в голосе спросил магистр Авурон.

– Да, – сдавленно пискнула я.

Он мрачно уставился на меня, словно в уме перебирая, какую из известных ему изощренных пыток ко мне лучше применить.

– Никак не пойму, милая, что в вас эдакого, что позволяет усыплять голос разума у лучших умов Нирона!!! – едва сдерживая ярость, произнес магистр Авурон, сокращая между нами и до того небольшое расстояние, отчего у меня не осталось выбора, кроме как запрокинуть голову и встретиться с его тяжелым немигающим взглядом.

В темных глазах плясали серебристые всполохи. Мне нечего было ответить.

Я выдавила улыбку, правда, получилась она какая-то жалкая.

– Уясните себе, адептка Тиера, что как только вы переступили порог школы Абдрагон, ваша жизнь стала полностью зависеть от меня. Считайте, от моих желаний и капризов. Вы весь период обучения в школе будете полностью и беспрекословно подчиняться мне, выполнять любой мой приказ. Всякое проявленное вами неповиновение обоснованным учебным процессом требованиям преподавателей – это вызов и неподчинение мне. И можете не сомневаться, адептка, расплата не заставит себя долго ждать.

Каждое слово магистра таило угрозу. В лелеемых мной мечтах и воспоминаниях о нашей первой встрече он был совершенно другим. В том магистре Авуроне, которого я сейчас видела перед собой, не было и намека на заботу, не говоря уже о понимании. От разочарования и бессилия к глазам подступили слезы.

– Что-нибудь еще? – поинтересовалась я внезапно охрипшим голосом.

– Да! Идите и приведите себя в порядок. Больше нужно заботиться о себе, дорогая. Исходящее от вас зловоние, Тиера, не делает вас краше. Это вам, красавица, никак не поможет заарканить жениха, скорее наоборот. Кажется, именно об этом вы, девушки, думаете в этом возрасте. Когда почистите свои перышки, ступайте в школьную столовую. Там вы будете отрабатывать свое недельное наказание.

Волна ярости всколыхнула все мое существо. Мой гневный взгляд был направлен на обидчика.

– Вы самоуверенный, бесчувственный, эгоистичный… – последняя со злостью брошенная фраза повисла в воздухе.

«Ой, мамочки»! Наступило запоздалое осознание, с кем я говорю, а самое главное – что говорю.

– Ведьмочка, ты меня пугаешь, – язвительно обронил магистр Авурон, – настолько быстро разгадать мою сущность не удавалось еще никому.

Глядя в глаза разъяренного темного лорда, я поняла, почему их все боятся. Темные зрачки полностью закрыло серебристое свечение. Ты уже не можешь оторвать от них взгляд, и при желании лорд может полностью подчинить тебя своей воле. Сопротивляться бесполезно. Меня накрыло теплой волной, как будто заботливая бабушка укутала одеялом. Вязкое, осязаемое тепло медленно пропало, и влияние магистра ослабело.

Тряхнув головой, я сбросила остатки наваждения. Прислушалась к себе. Вроде все невредимо и на месте: руки, ноги, голова. Хотя о последней больше всего стоит побеспокоиться: еще самую малость – и ей недолго останется радовать свою хозяйку. Немного прийдя в себя, я в панике подумала, что нужно сматываться, пока не поздно и я еще жива.

– Я, наверное, пойду? Там на кухне рук не хватает. Да и вода в кране стынет.

«Что я несу!» Не дожидаясь разрешения магистра, я круто развернулась и быстрым шагом устремилась в женское общежитие, мысленно ругая себя на чем свет стоит.

Далеко уйти мне не дали. На пути в нескольких шагах от меня материализовался лорд-директор Авурон.

– Иди-ка сюда, красавица, – велел он мне.

Чувствуя подвох, помотав головой, я сделала шаг назад, ища пути к отступлению. Что двигало мной, не берусь судить, но желание жить росло с каждым вдохом.

– Ну же, – ласковым голосом подбодрил магистр. – Я всего-то собираюсь свернуть твою маленькую шейку, – столь же ласково, сколь и кровожадно закончил он.

Естественно, после этого откровенного признания доверия у меня к магистру ни на каплю не прибавилось. От страха я попятилась. Пока я делала шаг, лорд Авурон странным образом приближался на все три. И вот снова мы стоим друг перед другом. Темный маг сложил руки на груди, отчего туника натянулась, обрисовывая мышцы. Видно, решив, что достаточно меня запугал и я от него никуда не денусь, он окинул меня равнодушным взглядом.

Не сводя с магистра настороженного взгляда, я следила за каждым его движением.

– Продолжай, ведьмочка, в том же духе, и я с удовольствием сам займусь твоим обучением. Мои методы менее консервативны, чем у профессора Баера, зато эффективны.

Он решительно шагнул ко мне, я поспешно начала отступать, увеличивая дистанцию.

– Стоять! – прорычал магистр.

От страха тело одеревенело. Повинуясь приказу, я остановилась. Когда оцепенение спало, мне безумно захотелось оказаться от разъяренного мага как можно дальше, и я, не раздумывая, помчалась со всех ног в противоположную от магистра сторону. Те несколько секунд, что лорд-директор потратил на осознание того, что постулат: «никто не смеет нарушать приказы» дал трещину, а «запуганная» жертва бессовестным образом удирает, позволили мне отбежать от него на приличное расстояние. Почувствовав за собой погоню, я прибавила скорости. Но куда мне тягаться с темным лордом, лучшим воином девяти королевств.

Между тем над полигоном эхом разносился неуместный хохот магистра Торда.

Я вдруг почувствовала, что сильная мужская рука обхватила меня за талию и прижала к чему-то твердому и мускулистому. Не успела я до конца понять, что произошло, как возник слепящий свет, и вот я уже стою над обрывом, а от падения меня удерживает только рука магистра Авурона.

Для надежности и безопасности я, как утопающий, схватилась за руку магистра и испуганно вгляделась в разбивающиеся о скалы волны. Брызги, шипя и извиваясь, испарялись на камнях. Поднимающийся пар обдавал теплом.

– Приступим, красавица. Урок первый: все мои приказы выполняются, – нараспев, довольным голосом произнес лорд-директор.

Кинув настороженный взгляд через плечо, я увидела на его лице истинно демоническую улыбку.

– Конечно, магистр Авурон, – я готова была согласиться с чем угодно, лишь бы побыстрее убраться из этого места.

– Тогда почему я вынужден, как первокурсник, бегать за тобой, ведьмочка?

– Размяться захотелось, – предположила я.

– Шутить изволите, – прозвучало насмешливо у меня над ухом.

– Н-н-нет, мне страшно, – призналась я. После случая с кадаврами я безумно боялась высоты. – Тут внизу обжигающая вода, скалы и волны, бьющиеся о них.

– Ты не этого должна бояться, милая. Ты должна бояться меня, – угрожающе посоветовал он. В подтверждение слов удерживающая меня рука слегка ослабила хватку, и меня затрясло от страха.

– А я боюсь, боюсь, боюсь, – заверила я магистра Авурона.

То ли переборщила со своим «боюсь», то ли он мне не поверил, но только что я стояла на обрыве и не думала о полете в бездну, а теперь лечу прямо в ее объятия. Скалы стремительно приближались, исходящий от волн жар становился все нестерпимее. В ужасе я закрыла глаза в ожидании агонии.

Нет ни боли, ни завывания ветра в ушах – тишина кругом, и ровный голос магистра.

– Адептка Тиера, подчинение приказам вы превосходно усвоили.

Открыла глаза: стою целая и невредимая на полигоне, где никого, кроме нас с директором и магистра Торда, нет. Еще не до конца осознавая, что произошло, я смотрела на когда-то любимого лорда-директора Авурона, а на душе царила щемящая пустота.

– Молодец, Авурон, запугал девчонку. Теперь она будет трепетать от страха при виде тебя, – неожиданно полным ярости голосом проговорил магистр Торд.

На лице лорда Авурона не дрогнул ни единый мускул, он продолжал излучать непоколебимую уверенность. Мой герой нисколько не сожалел о содеянном. Остатки грез разбились о горькую реальность. Мне вдруг стало жаль себя настолько, что непролитые до сих пор слезы грозили хлынуть потоком.

– Я с вами закончил, адептка, идите, – отпустил меня магистр Авурон.

Кивнув, я развернулась, собираясь уходить, когда меня снова настиг его голос:

– Я вам разрешаю, можете поплакать.

«И это он мне разрешает!» Слезы напрочь испарились, в душе зажегся недобрый огонек. Я распрямила плечи, высоко задрала подбородок и гордой походкой на негнущихся ногах пошла в жилой корпус. Удалившись на приличное расстояние от магистров, я вспомнила последние слова лорда-директора. «Я вам разрешаю, можете поплакать», – мысленно передразнила я и дала выход рвущемуся наружу гневу.

– Ага, обязательно поплачу. Только от радости, когда увижу ваш труп, директор Авурон, – пообещала я себе.

В очередной раз за сегодняшний день громогласный смех магистра Торда разорвал тишину на полигоне. Мне стало очень интересно, а что на сей раз его развеселило. Оглянувшись через плечо, я даже не сразу поверила, что на лице директора школы Абдрагон расплылась довольная улыбка. Решив, что у темных лордов свои причуды, я поспешила в женское общежитие.

Уже на подходе я вспомнила, что темные лорды, имеющие приличный магический резерв, обладают превосходным слухом, который при желании позволяет им слышать происходящее на большом расстоянии. Не желая углубляться в эту мысль, я быстро вбежала по ступенькам в старинное здание в стиле ампир, построенное во второй половине XIX века.

Центральный корпус школы, где располагались все учебные аудитории, и примыкающие к нему бытовые постройки со времен возведения совершенствовались и осовременивались. За сотни лет было воздвигнуто много новых зданий – одна лишь учебная часть увеличилась вдвое. Но, несмотря ни на что, архитектура более современных строений не может сравниться с мощью изогнутых линий, с величием главного корпуса школы. Несмотря на прошедшие столетия и радикальные изменения, в фасадах старинных зданий до сих пор угадываются мотивы имперского Рима. Это прослеживается в отображении воинской силы, а в частности в монументальных массивных портиках, в лепнине в виде воинских доспехов, в цепочках лавровых венков на постаментах, в гербе школы, на котором изображен крылатый дракон, исторгающий огонь над поверженным противником.

Изнутри школа выглядит совершенно иначе. В просторном холле у стены в ряд стоят летающие платформы, служащие для передвижения между этажами. Лестницы, закручиваясь спиралью, уходят ввысь. Широкие, вечно полутемные коридоры освещаются тусклым светом. Просторные учебные аудитории могут вместить не один десяток адептов. В школе есть библиотека, которой позавидовал бы и сам король Риаса, в ней собран не один десяток тысяч книг, не считая древних и запрещенных фолиантов, хранящихся в подземелье школы. Установленный в западном крыле стационарный вулканический портал представляет собой столб огненного света, протянувшийся от пола до потолка. Но воспользоваться им можно только по особому разрешению руководства школы.

У каждого адепта своя комната в общежитии с примыкающей к ней душевой и туалетом, что значительно упрощает жизнь учеников, избавляя их от очередей в эти места естественных нужд.

Глава 3

Если до женского корпуса я добралась беспрепятственно, то стоило войти в здание и сделать несколько шагов, как отовсюду послышался торопливый топот девичьих ног, как будто все только и делали, что ждали, когда я приду. Взволнованные девушки, галдя и перекрикивая друг друга, оттеснили меня к входной двери. Судя по вызванной моим приходом суматохе, новости в стенах школы распространяются быстрее любого пожара. Я вдруг ясно поняла – кажется, сегодня моя популярность достигла своего апогея. Но если верить долетавшим до моих ушей обрывкам разговоров, любить меня от этого сильнее не стали, да и меньше тоже.

«Ничего, мы, ведьмы, – стойкий народ, нас этим не проймешь. В конце концов, я прибыла сюда совсем недавно, дружескими связями еще не успела обзавестись, и вообще, у меня есть Аэлита!» – напомнила я себе, что все не так плохо.

Вспомнив о сестре, я насторожилась. Вгляделась в лица присутствующих – Аэлиты среди них не было. Не обращая внимания на летящие в меня вопросы, не реагируя на возмущенные вопли девушек, активно орудуя локтями, я стала прорываться к лестнице, ведущей на верхние этажи. Я не сомневалась, если сестра узнает о произошедшем на полигоне не от меня, конца нотациям не будет. Надо перехватить ее раньше остальных.

С трудом преодолев пост куратора, я медленно двигалась в выбранном направлении, упорно продолжая не замечать сыплющийся град вопросов о произошедшем менее получаса назад. От особо назойливых девиц приходилось отмахиваться руками, как от надоевших насекомых, попутно награждая их проклятием непроходимой икоты. Благо в царившей вокруг суматохе манипуляции с магией остались никем не замеченными, а то бы мне в очередной раз влетело от профессора Баера за неразрешенное использование магии в стенах школы.

Добравшись до лестницы, я под пристальными взглядами девушек, переговаривающихся между собой, поднялась на второй этаж.

Ворвавшись к себе в комнату, я с трудом удержалась от желания громко хлопнуть дверью. Щелчок пальцев – и дверь бесшумно закрылась. Сняв и поставив грязную обувь у двери, расстегивая на ходу передние пуговки платья, я прошла к небольшому шкафу, стоящему у стены напротив кровати. Стянув через голову липкое платье, с отвращением откинула его на середину комнаты, где оно, опустившись грязной горкой, осталось лежать в ожидании прихода привидений.

В школе призванные привидения добровольно исполняли работу обслуги, следя за чистотой, обстирывая всех обитателей. Поэтому уже завтра утром благодаря их стараниям платье, отглаженное и чистое, будет висеть на спинке моей кровати.

Достав из шкафа нижнее белье и свежее полотенце, я отправилась принимать душ.

Упругие струи воды сняли напряжение и усталость. А ощущение чистоты наполнило каждую клеточку тела приятной негой. Облачившись в нижнее белье, в приподнятом настроении я вышла из ванной.

Вооружившись расческой, я остановилась напротив настенного зеркала и принялась за свою гриву. Как назло, длинные, вьющиеся, доходящие до середины спины волосы совсем не поддавались расческе, узлами опутывая ее. Чем резче были мои движения, тем меньше волос оставалось на голове.

Никогда бы не подумала, что обыденная процедура, как расчесывание волос, может быть настолько болезненной.

Закончив с экзекуцией, я вернула расческу на прикроватную тумбочку. На сушку волос не осталось ни минутки, приближалось время обеда и время отработки наказания. Магическая сушка отпадала – с моими-то способностями к магии риск остаться без волос слишком велик. Собрав волосы в хвост на макушке, я привычным движением стянула их резинкой, и слегка влажные тяжелые пряди упали на спину.

Вернувшись к шкафу и покопавшись в нем немного, я выудила на свет черные зауженные брюки, приталенную рубашку с воротничком-стойкой и пиджачок песочного цвета. Натянув чистые вещи, бросила беглый взгляд на свое отражение в зеркале и, довольная полученным результатом, сунула ноги в чистую пару туфель, намереваясь отправиться на поиски сестры.

Раздался стук в дверь. Я открыла и посторонилась, пропуская встревоженную Аэлиту, которая ворвалась в комнату, с грохотом захлопнув дверь. Обреченно прислонившись спиной к косяку, я смотрела на сестру, нисколько не сомневаясь в цели ее прихода. Пройдя на середину комнаты, Аэлита резко повернулась ко мне, отчего ее длинные белокурые волосы взметнулись вверх. Вьющиеся локоны раньше ее раздражали, а теперь она с гордостью выставляла их напоказ.

– Ты в порядке, Лиа, – с облегчением и толикой обреченности произнесла она.

– А что со мной может случиться? – с наигранной беспечностью ответила я и выжидательно посмотрела на сестру.

– Ты правда не понимаешь или смерти своей ищешь? – ткнув в меня пальцем, взволнованно поинтересовалась Аэлита. – Недалекие орки – и те знают, что не стоит возражать магистру Авурону и надеяться, что все сойдет с рук!

Непривычно было видеть всегда собранную сестру такой взвинченной.

– Все не настолько плохо, Аэлита. Он вовсе не кровожадный, слухи о его беспощадности сильно преувеличены, – как можно убедительнее произнесла я.

«Самой бы в это еще поверить. Но чего не скажешь ради спокойствия сестры».

– Да? Ты скажи это тем бедолагам, которые бегут наперегонки, стоит им узнать, что они вызвали недовольство магистра Авурона одним своим существованием. А может, ты это объяснишь жадным до власти мятежникам, переметнувшимся на сторону врагов королевства Риас, которые тоже, заслышав имя магистра Авурона, пытаются покинуть поле боя, спасая свои шкуры? Хотя нет, давай мы лучше тебя к ним отправим – для обмена опытом. Быть может, тогда ты поймешь, как глупо ведешь себя, провоцируя темного магистра.

– Я бы с удовольствием, но не могу. Мне тут предложили пару недель на кухне поработать, – лукаво улыбнулась я, – поэтому придется повременить с «опытом».

– А это очень даже неплохо, – не скрывала своей радости Аэлита. – Тогда у тебя останется меньше времени на глупости.

Опасения сестры мне были ясны и понятны. Нас с Аэлитой связывали не столько трепетные сестринские чувства, сколько «родственные нити», порождающие глубокую эмоциональную связь, объединяя всех валькирий воедино. Когда, умирая, валькирия возносится в Валхаллу, все остальные «сестры» острой, пронизывающей сознание болью чувствуют, как разрывается с ней связь. Одновременно с пониманием, что ее больше нет в этом мире, исчезает ее частица, крупица души каждой валькирии. Отсюда и обостренное желание оберегать друг друга.

– Если бы со мной что-то произошло, Аэлита, ты бы об этом узнала первой, – напомнила я сестре. – Сама же видишь, я в порядке – цела и невредима. Прекрати постоянно за меня волноваться, я большая девочка и могу сама за себя постоять. – Оторвавшись от двери и улыбаясь, я подошла к недовольной Аэлите. – Я догадываюсь, что в случае моей скоропалительной кончины ковен ведьм обязательно устроит праздник, пригласив на него валькирий и забыв о давних обидах и распрях. Ведь больше не нужно будет постоянно беспокоиться, что их опозорят или, того хуже, проклянут и забудут чем.

Аэлита не смогла сдержать улыбку, вспомнив наше первое и единственное посещение ковена ведьм, когда нашей семье оказали честь, пригласив на обед к верховной жрице ведьм Раниане Тобус из клана Ройзэс.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6