Елена Лазарева.

Два цвета Вселенной



скачать книгу бесплатно

Окончательно оправившись, она попросилась в боевой отряд. И в первом же бою выстрелом в голову убила своего обидчика. Это не принесло ей облегчения, но жизнь понемногу начала входить в привычное русло. Только теперь у Леи появился первый настоящий друг…

Ночи в пустыне холодны и неприветливы. Хороши в них лишь звёзды – они здесь кажутся ближе, чем в любой другой точке земного шара. Возможно, потому, что в пустыне человек чаще остаётся наедине с собой и своими мыслями. Одной такой ночью Амин показал Лее, каким нежным может быть мужчина. Она поняла его правильно и не просила о повторном уроке. Просто втайне надеялась, что однажды встретит того, кто сможет подарить ей подобную нежность – не в качестве лекарства, а просто потому, что она будет переполнять его сердце…


У посла Айли было неспокойно на душе. Эта планета пленила его своей красотой. Шиммерианец многое повидал на своём веку, но не встречал ничего прекраснее этих зелёных лесов, заснеженных гор, тех цветущих деревьев, которыми он каждую свободную минуту любовался из окон своего рабочего кабинета. Радость переполняла его при виде того, как с каждым днём к Земле возвращался её первозданный облик. И всё-таки Айли чувствовал: что-то должно здесь произойти. И хорошо, если сбудется Пророчество. А если?.. Что ж, значит, им суждено исчезнуть с лица Вселенной в исключительно красивом месте…

Дав Андрею поручение собрать информацию о детях, нуждающихся в срочном лечении, Айли, прихватив с собой Лею, отправился в научно-исследовательский центр. Передвигался он на лёгком летательном аппарате, в народе именуемом «стрекозой» – за внешнее сходство с этим насекомым. Это чудо шиммерианской инженерной мысли было очень удобно – в считанные минуты «стрекоза» могла доставить в любую точку земного шара. В ожидании своего транспорта они прогуливались в саду. Внезапно Айли остановился и внимательно посмотрел на Лею. По лицу шиммерианца она увидела, что его посетила какая-то мысль.

– Ты что-то хотел спросить?

– Не спросить, а сделать. Лея, если ты позволишь…

Девушка вопросительно посмотрела на посла и он, по-видимому, воспринял её молчание как знак согласия. Его руки потянулись к её шее, и Лея закрыла глаза. На душе было одновременно и страшновато, и сладостно. «Неужели, это случится сейчас?» – подумала она. Но Айли сделал вовсе не то, чего она ожидала. Его пальцы осторожно выдернули из волос Леи уродливую заколку, и они пышными волнами окутали её плечи. Несколько минут он стоял молча, любуясь солнечными искорками в волосах девушки, отливавших на изгибах червонным золотом. Было видно, что это зрелище доставляет ему неподдельное удовольствие. Лея почувствовала, что краснеет под взглядом посла. Но в груди разливалось приятное тепло…

– Так мне нравится гораздо больше, – удовлетворённо отметил Айли, и в этот момент ему сообщили, что их «стрекоза» готова к вылету.

Всю дорогу они просидели молча. Но Лее показалось, будто с того момента, как пальцы Айли коснулись её волос, между ними установилась какая-то незримая связь.

И когда изящная серебристая «стрекоза» приземлилась перед зданием центра, вид у девушки был не напряжённо-озабоченный, как это бывало обычно, а расслабленно-мечтательный.

У входа они столкнулись с какой-то сердитой тёткой. Судя по объёмным сумкам, дама приходила кого-то навестить, но неудачно.

– Смотри, куда прёшься, урод! – прошипела она вслед Айли, который нечаянно задел её торбы.

Первым делом они заглянули к Аните. Юная пациентка пребывала в приподнятом настроении.

– Меня завтра выписывают! – радостно сообщила она. Её тёмные глаза словно светились изнутри. Лее нравилась эта девочка – она так живо и непосредственно выражала свои эмоции.

– Отличная новость, – взгляд Айли потеплел, как бывало, когда он общался с детьми и подростками.

– Да, – согласилась Анита, но почему-то грустно вздохнула.

– Ты чем-то огорчена? – удивился пришелец.

– Это значит, что мы с тобой больше никогда не увидимся? Только не подумай, что я влюбилась или собираюсь приставать к тебе со всякой ерундой. Просто… Ты – хороший! – выпалила девушка и отвернулась, чтобы скрыть набежавшие на глаза слёзы.

– Только не надо плакать, а то я стану плохим, – притворно строго погрозил ей пальцем Айли. – Сейчас я возьму с тебя честное слово, что ты будешь навещать меня и Лею в посольстве.

– Конечно, буду! – обрадовалась Анита. – Ой, Лея, ты сегодня такая красивая… Мне прямо хочется тебя нарисовать. Кстати… Это – тебе.

Она протянула послу рисунок. Это был портрет самого Айли. Лея подивилась сходству – Аните удалось передать даже лёгкую грустинку во взгляде пришельца. Лея не раз задумывалась, было это следствием большого жизненного опыта или же перенесённых страданий…

– Очень похоже. Ты хорошо рисуешь, – похвалил Айли. – Значит, за тобой портрет Леи.

– Будет сделано, – шутливо отдала честь Анита. – Вас легко рисовать – вы оба такие красивые… Вот были бы у меня волосы как у Леи… Мои – просто какая-то обувная щётка, а не волосы.

Лея покраснела от смущения. Она вовсе не считала себя красавицей, и терпеть не могла комплиментов – они казались ей насквозь фальшивыми. Но из уст Аниты это прозвучало очень искренне и трогательно.

– Да, волосы Леи хороши, – согласился шиммерианец. – Но ты, когда вырастешь, тоже станешь настоящей красавицей. Если, конечно, останешься собой и не будешь стремиться походить на кого-то другого.

«Интересные у него представления о красоте», – подумала Лея. Анита ей казалась милой девочкой, но не более того. Себя же она давно причислила к дурнушкам. Но восхищённый взгляд Айли в парке… Нет, это не подделаешь. Может, она и впрямь себя не ценит?

В коридоре Айли задержал Лею.

– Можно я задам один вопрос? Наверное, он покажется тебе смешным…

– Обычно это я прошу разрешения задать вопрос. Помнишь, что ты мне отвечаешь в таких случаях?

– Помню, – улыбнулся Айли. – Скажи, так я по земным меркам красивый или всё же урод?

– Это так важно для тебя? – рассмеялась Лея, хотя забавный вопрос был задан, судя по всему, совершенно серьёзно.

– Нет, просто любопытно… – в глазах посла промелькнула растерянность. – Женщина, с которой мы столкнулись у входа, назвала меня уродом. А Анита сказала, что я красив…

– С твоей внешностью всё в порядке, хоть по земным меркам ты выглядишь несколько необычно, – успокоила его Лея. – Та тётка обругала тебя уродом просто со злости – у людей так бывает.

– Как ты иногда называешь Андрея дураком?

– Вроде того… – согласилась девушка и почувствовала, что снова краснеет, уже в третий раз за это утро.

– Пойдём к выходу, – велел Айли. – Нам нужно поторопиться – сейчас должен подъехать твой друг.


Амин Рашид был настроен скептически. Ему не верилось, что эти существа смогут пришить ему новые ноги. «Я же не компьютер, чтобы во мне можно было заменить испорченную деталь», – думал он. Парень довольно неуклюже передвигался на протезах – сказывалось отсутствие практики. Он мог бы приехать на коляске, но не хотел предстать перед инопланетным послом совсем уж беспомощным.

Когда Лея и Айли вышли ему навстречу, от его взгляда не ускользнула перемена во внешности девушки. «Да Лея просто красавица! – удивился он. – Похоже, эти ребята и впрямь способны творить чудеса». Амин отметил про себя, что не ошибся, сравнив Айли с кошкой. Движения пришельца были по-кошачьи грациозны. Но когда Айли взял протянутую ему в знак приветствия руку, ответное пожатие посла оказалось сильным и твёрдым.

– Ты правильно сделал, что обратился к нам, – кивнул шиммерианец.

– Вообще-то я не очень доверяю вашим учёным… Это Лея меня уговорила, – выпалил Амин Рашид и проследил за реакцией посла.

– Я ценю твою откровенность, – губы Айли тронула лёгкая улыбка. – Как тебя зовут?

– Амон-Ра.

– Интересное имя… Это, кажется, из мифологии одного земного народа? Если память мне не изменяет, Амон-Ра был богом Солнца у древних египтян?

– Вообще-то я – Амин Рашид, – уточнил парень. Лея удовлетворённо улыбнулась, отметив, что тон её друга был уже не столь вызывающим. – Но друзья называют меня Амоном-Ра. Я – египтянин, и меня интересует история моего народа.

– Значит, представившись так, ты отнёс меня к числу своих друзей? Я тронут, – в голосе Айли звучала теплота, но не та, которая появлялась при общении с детьми. Эту интонацию Лея окрестила «убийственной теплотой». В таком тоне посол часто общался с Андреем. Пока перевес был на стороне Айли. Но какого нечистого Амин себя так ведёт?..

– А твоё имя что-нибудь означает? – Амин попытался перевести разговор на другую тему, чтобы скрыть неловкость, вызванную репликой посла. «Вот ведь, зараза, загнал меня в угол… А, впрочем, дружок, ты сам себя туда загнал, и посол Айли не виноват в том, что ты – такой остолоп».

– Моё имя в переводе с древнего шиммерианского языка означает «рука Бога», – ответил Айли.

– Надеюсь, не карающая?

– Я тоже на это надеюсь… Но при определённых обстоятельствах любой из нас может стать карающей рукой Бога…

«Непрост ты, парень. Ох, непрост, – подумал Айли. – Но ты не умеешь скрывать своих мыслей и чувств, поэтому тебя можно читать, как открытую книгу». Амин же в этот момент понял, почему Лея с таким плохо скрываемым обожанием смотрела на Айли. «Что ж, он сможет сделать её счастливой, – подумал парень. – Если, конечно, захочет». А Лея, окутанная покрывалом роскошных волос, была похожа в этот момент на Мадонну с картины средневекового живописца. Впервые Амон-Ра видел свою подругу такой. И хоть она не привлекала его, как женщина, в этот момент в нём шевельнулась чисто мужская зависть, вызванная тем, что это не он был автором чудесной перемены в облике Леи.

– Только не подумай, что я очень огорчусь в случае неудачи, – заявил Амин. – Имея голову на плечах, я превосходно обхожусь без ног.

– Охотно верю. Мне в жизни встречались особи из числа существ, наделённых разумом, которые вполне могли бы обходиться и без головы.

– Я тоже таких знаю, – согласился Амон-Ра. – Один из них – твой контактёр Андрей Бойко.

– Хорошо, что шиммерианский персонал этого центра не знает земных языков, а то вместо того, чтобы удлинить тебе ноги, они укоротили бы твой язык, – сердито тряхнула огненной копной Лея, и это было ей очень к лицу.

– Это правда? – удивлённо посмотрел на Айли парень. Пришелец кивнул. – Но как же они лечат?

– Для этого им вовсе не нужно общаться с пациентами. Наши врачи полагаются не на слова пациента, а на данные диагностики, и она у нас совершенна.

В тоне пришельца Амину чудились снисходительная вежливость и дружелюбная издёвка. Парень понимал, что последнее сочетание звучит абсурдно, но иного определения этой интонации он дать не мог. «Погоди, мы ещё собьём с тебя спесь», – подумал он. Настрой у Амона-Ра был боевой.

– Значит, ваши лекари смогут пришить мне новые конечности?

– С высокой долей вероятности – да.

– А почему тогда они не могут нарастить шиммерианцам волосы? – с деланной наивностью поинтересовался Амин.

– Если некоторые земляне способны обходиться без ног и даже, как ты сам подтвердил, без головы, то отсутствие волос по сравнению с этим – сущий пустяк, – невозмутимо улыбнулся Айли.

– Дурак, – почти беззвучно прошептала Лея, метнув в сторону друга уничтожающий взгляд.

«Похоже, ты права, – подумал Амин. – Я – дурак, каких мало. Да уж, скользкий типчик – такого голыми руками не возьмёшь. Придётся пока изображать аборигена, подавленного мощью инопланетного разума – на войне все средства хороши». И в этот момент ощутил себя так, словно находился на линии огня…

«Он слишком горд и ставит себя выше своих собратьев. Верит в Бога, но поклоняется разуму. Способен проявлять великодушие, но всячески вытесняет из своей жизни любовь, считая, что она – не путь к самосовершенствованию, а помеха на этом пути. Такой человек подсознательно боится страданий и не может их принять. Не исключено, что исцеление не пойдёт ему на пользу. С другой стороны, ему многое дано. Здесь возможны два варианта – или он преодолеет свою гордыню, или она его убьёт…»


Передав Амина на попечение земного руководителя центра, профессора медицины Луизы Сальваторе (вторым руководителем был немногословный шиммерианец по имени Аммай), они отправились на торжественное открытие завода по производству экологически чистого детского питания. На обратном пути у них наконец-то появилась возможность пообщаться.

– Не обижайся на Амина, – извиняющимся тоном попросила Лея.

– Да за что мне на него обижаться? Парень волнуется, но не хочет, чтобы это было заметно со стороны. И я предполагаю, у него есть серьёзный повод для волнения.

– О чём ты? – встревожилась Лея.

– Поставь себя на его место – смогла бы ты сохранять невозмутимость в такой ситуации?

– Наверное, если бы у меня не было ног, и мне дали шанс вернуться к полноценной жизни, я бы вообще была на грани истерики.

– Ноги? При чём здесь ноги? – удивился Айли.

– Разве ты не это имел в виду, когда говорил, что у Амина есть повод для беспокойства?

– Лея, Лея… – покачал головой Айли, и во взгляде пришельца девушке почудился немой укор.

«Неужели, он обо всём знает? И, наверное, считает меня лгуньей… Но почему тогда, несмотря на это, всё-таки доверяет?» – Лея почувствовала себя неуютно. Ей вдруг подумалось, что Амин в этот раз слишком легко поддался на уговоры, что было ему несвойственно. Неужели, они с Виком что-то задумали? И ведь, в случае чего, она не сможет защитить от них Айли. Лея поймала себя на мысли, что с каждым днём он становится ей всё дороже. И как сейчас разобраться, кто друг, а кто – враг? Даже на войне всё обстояло гораздо проще – там чётко было обозначено, где «свои», а где – «чужие»…

В кабинете Айли царил привычный творческий хаос. К счастью, посол оказался не из числа фанатичных поклонников порядка – таких Лея терпеть не могла. Айли имел привычку разбрасывать бумаги – он никак не мог свыкнуться с этой земной формой ведения дел.

– Скажи, здесь можно что-нибудь найти? – вопрошал он, перерывая очередную кипу на своём рабочем столе. Периодически на свет Божий являлась какая-нибудь полуувядшая растительность – цветы, листья, которые Айли постоянно приносил с собой из парка.

– Я думаю, много чего, – улыбнулась Лея.

– Почему человечество не может вести свои дела более прогрессивным способом? Андрей, где данные, которые я просил подготовить?

– Где-то здесь, – глубокомысленно изрёк тот.

– А нельзя ли поточнее?

– Когда ты вошёл в кабинет, они лежал сверху. Хочешь, я Тамару позову – она в два счёта найдёт, лишь бы тебе угодить.

– Спасибо, я сам, – дёрнул плечом шиммерианец, как показалось Лее, с лёгким испугом. – Она же, вроде бы, на тебя переключилась.

– Но постоянно расспрашивает о тебе. Тамара большая – её на всех хватит.

В этот момент Айли нечаянно задел рукой кучу бумаг, которые он громоздил одну на другую, и они разлетелись по всему кабинету.

– Красиво… Как лепестки цветов, когда их обрывает ветер, – задумчиво произнёс посол, провожая их взглядом. Лея сдавленно прыснула, а Андрей украдкой покрутил пальцем у виска. Только псих вроде Айли мог усмотреть в этом зрелище что-то красивое.

Айли принялся собирать бумаги, и Лея бросилась ему на помощь. В какой-то миг они схватились за один документ, и их взгляды встретились. «Тьфу ты, прямо сцена из дешёвой мелодрамы», – поморщился Андрей. Эти двое уже начинали его порядком раздражать. Ладно ещё Айли корчит из себя Бог весть что. А, может, он такой и есть. Но Лея!.. В последнее время она ведёт себя ничуть не лучше. Андрей бросил на девушку недовольный взгляд, и вдруг замер. Лея стояла напротив окна, солнечные блики плясали в её распущенных волосах, и это была не та серенькая, неприметная Лея, к которой он привык. «Вот так пердимонокль, – озадаченно потёр переносицу он. – Похоже, у них с послом… того…»

Его раздумья были прерваны звуком чьих-то торопливых шагов. На пороге возник шиммерианец. Кроме Айли Андрей был знаком только с Аммаем – невысоким, худеньким существом с отсутствующим взглядом, которого не интересовало ничего, кроме науки. Однако это был не Аммай. Вошедший был ростом чуть выше Айли, ещё более худощавый, чертами лица отдалённо схожий с послом. Но его движения были резкими и порывистыми, а во взгляде светилась открытая неприязнь. Не обращая никакого внимания на контактёров, он подлетел к Айли и схватил его за руку. «Это что ещё за сцена ревности? – изумился Андрей, почти полюбив в этот момент сдержанного Айли. – Какое-то чудо в перьях… И, вдобавок ко всему, невоспитанное». Лея тоже обратила внимание на внешнее сходство пришельцев. «Родственник? Или просто совпадение?» – и почти физически ощутила исходящую от незваного гостя враждебность по отношению к Айли.

Тем временем в кабинете происходило нечто интересное. Незнакомец, соприкоснувшись тонкими пальцами правой руки с пальцами Айли, уставился ему прямо в глаза. Взгляд посла слегка затуманился, но через мгновение прояснился. Он кивнул и, в свою очередь, посмотрел на нервного пришельца. Через мгновение тот, сникнув, отпустил руку Айли. «Обмен информацией», – догадалась Лея. Визитёр устремился было к выходу, но Айли задержал его неожиданно властным жестом.

– Познакомьтесь, это Орхис. Лея, Андрей, – представил Айли своих контактёров. – Извините моего друга, он слишком много времени провёл в космосе и немного подзабыл элементарные правила общения.

Айли явно издевался над гостем и, похоже, это доставляло ему удовольствие. Взгляд Орхиса не предвещал ничего хорошего.

– Он только что продемонстрировал бессловесный метод передачи информации – позже я подробнее вам о нём расскажу, – продолжал бесстрастным тоном лектора посол. – По-видимому, счёл эту информацию личной. Мне же она таковой не представляется, поэтому позволю себе поделиться ею с вами. Отныне Орхис будет руководить одной из лабораторий нашего научно-исследовательского центра.

– Вообще-то я ещё и член Сената, – промурлыкал пришелец. Он старался, чтобы его голос звучал так же мягко, как у Айли, но сквозь ровный тон пробивались резкие нотки. Да и акцент, едва заметный у посла, у сенаторы был сильнее. – Думаю, данное слово больше всего подходит для обозначения нашего правящего органа в переводе на земные языки.

– Сенат – это такая бесполезная властная структура, вроде вашего Единого правительства Земли, – пояснил Айли, и Андрей еле сдержался, чтобы не рассмеяться. – Место трудоустройства тех наших граждан, чьи таланты лежат в области политики и плетения интриг.

– Честь имею представить вам главу этой бесполезной структуры, – Орхис со сладчайшей улыбкой указал на Айли. Тот молча поклонился.

– У тебя всё? – вежливо поинтересовался посол.

– Пока всё, – ответил Орхис, сделав упор на первом слове, и вышел.

– Неприятный тип, – Лею передёрнуло от воспоминания о том, как этот Орхис смотрел на Айли.

– Псих какой-то, – согласился Андрей. – Похоже, он тебя не жалует?

– Он никого не жалует, даже самого себя, – с горечью произнёс Айли. И Лея, которая пристально следила за шиммерианцем, вдруг увидела в его глазах такую боль, что едва сдержала слёзы. Но, спустя мгновение, взгляд посла обрёл прежнюю безмятежность.

«Между ними что-то происходит. Не просто вражда – возможно, какая-то давняя трагедия. Чует моё сердце – этот «член Сената» опасен», – Лея не могла избавиться от ощущения неприятного холодка в груди. Появление Орхиса встревожило её. И эта тревога была не за себя, даже не за человечество – за Айли…

«Она начинает чувствовать меня, – думал в это время посол. – Любовь пробуждает её внутреннее зрение. Бедный Орхис… Используя его в качестве оружия против меня, Нур почти наверняка знал, что достигнет цели. Ему незнакомо понятие порядочности. Но так просто я не дамся. Мы ещё поборемся. Нур прекрасно знает, что его власть держится лишь на страхе. Но на меня она не распространяется. В моём сознании нет страха. Главное, чтобы они не добрались до Леи…»

«Интересная картина вырисовывается… – задумался Андрей. – Отношения между представителями этой расы не столь уж безоблачны, несмотря на хвалёный уровень развития. Господин сенатор просто на части готов был растерзать нашего шефа. Узнать бы, что пробудило в нём такое странное для носителя высшего разума желание. Возможно, это и есть дверца от того шкафа, в котором Айли хранит свои скелеты…» Он решил во что бы то ни стало познакомиться поближе с этим Орхисом. Задачка предстояла непростая, судя по тому, как явно сенатор демонстрировал контактёрам посла своё пренебрежение.


Виктор Северин внимательно выслушал Андрея.

– Нужно будет сказать Амину, чтобы пригляделся к этому субъекту.

– Не знаю, насколько это реально – мне ведь неизвестно, какой лабораторией он собирается руководить. Но, похоже, мой шеф невысокого мнения о способностях Орхиса. Видел бы ты, как позеленел от злости этот тип, когда Айли сравнил их Сенат с нашим Единым правительством – умора, да и только.

– Интересно, из-за чего они собачатся?

– Может, кресло не поделили? Орхис говорил, что Айли в этой конторе вроде бы как главный. Но, я слышал, у них ещё есть какой-то Верховный Правитель. Пару раз Айли о нём упоминал. Джонсон куда-то приглашал моего шефа, а он сказал: «Я не смогу, мне нужно быть у Верховного Правителя». Хорошая отговорка… Наверное, это нечто вроде британской королевы, поскольку до сих пор он не фигурировал даже в официальной хронике – человечество знает только нашего томного посла. Может, оно и к лучшему – имели бы одной проблемой больше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9