Елена Кусса.

Развращай и властвуй!



скачать книгу бесплатно

ПРОЛОГ

Сильный ветер трепал её волосы, оглянулась и увидела, что стоит на большой лысой горе на коленях. Прямо перед лицом стоял воткнутый в землю огромный меч, измазанный кровью. Не поняла, оглянувшись, увидела огромное поле, поле битвы, которое было усеяно воинами, павшими в страшном сражении. Глянула вперёд, на свои руки, на левой руке была огромная татуировка «звезда Давида». Пришло понимание, что она должна защищать, но что-то было не так. Подняла глаза и ужаснулась, он стоял над ней, измазанный кровью погибших, огромный рыцарь в блестящих доспехах.

– В этой жизни у нас все быстро и печально, без любви, только боль и ненависть – поднял огромный сверкающий меч и последнее что она увидела, покидая свое тело, это то, как лезвие разрезает её напополам. Оно медленно падает назад, и чьи то руки мягко ловят …… последнее что помнила, это глаза своего убийцы, взгляд из под шлема ярко синих глаз, был тяжелым и ненавистным.

ГЛАВА 1

Софи поднялась с криком ужаса на кровати. Схватилась за плечо и почувствовала страшную боль.

– Перележала руку, как же больно – мысли продолжали работать, в глубине сознания понимала, ничего не перележала, просто в очередной раз выпала из своей реальности куда-то.

Все началось давно, в глубоком детстве. Она пугала близких своим странным поведением, не часто, но раз в полгода превращалась в другую личность со своей психологией, новым взглядом на мир. Взглядом с абсолютно новыми привычками. Это было просто, она ложилась спать в один из обычных дней, а просыпалась другой, и не просто другой, а кардинально другой. Как-то она встала и заговорила на греческом языке. Это было, когда она училась в 8-м классе. Описывала архитектуру древней Греции , как гуляла по храмам и дворцам. Рассказывала интересные истории о том, с кем встречалась. Близкие, глядя на нее не могли поверить, но деваться было некуда, она в совершенстве владела языком, на котором никогда не прочитала даже строчки. Пересказывала диалоги, а главное при этом излучала эмоции: радость или гнев в зависимости от того, что именно вспоминала. Да, тогда она не вполне осознавала, что происходит, но психиатры, наблюдавшие ее, дали родителям хороший совет: девочка совершенно здорова и адаптирована к жизни. Да у нее бывают перемены настроения, да бывают смены имиджа, но она много знает, не агрессивна, и угрозы для общества не несет. Посоветовали принять ее именно такой, какая есть, а еще, один из последних врачей посоветовал обратиться к специалисту по реинкарнации.

Учитывая то, сколько они посвятили времени на посещения психотерапевтов, обратиться к специалисту нового направления, было уже чуть ли не панацеей, ведь так хотелось, чтоб дочь стала такой-же как все, не выделялась, а главное не несла им проблем, не расстраивала их спокойного течения жизни.

Специалист реинкарнационист, так он себя называл. Или просто, спец по прошлым жизням. Он долго просто смотрел на нее, внимательно слушал, задавал вопросы. Нет, он не считал ее ненормальной, улыбался и качал головой, уложил на кушетку.

Через несколько минут она уже рассказывала свои путешествия в какой-то новой жизни. Рассказывала, кем была, и кто были в этой жизни ее нынешние родители. Мама открыла рот и не поверила. Отец несколько раз откашлялся и спросил: «что с этим делать».

– Ничего не делать, по той простой причине, что вы ничего не сможете сделать. Когда она вырастет, к 16 или к 21 году, начнет контролировать свои путешествия, возможно, сможет оставаться в одной и той же жизни. Сейчас она непроизвольно вылетает в одно из своих воплощений, и продолжает жить уже новой личностью. Никто, я так понял, уже не вспомнит кто она на самом деле. Сколько раз у нее это происходило?

– Раз 15-20, и все это обострилось, когда она стала взрослеть, осознавать себя в этом мире. В последний год особенно сильно – отец с жалостью смотрел на свою младшую, любимую девочку, на ее темную непослушную шевелюру, которая так сильно констатировала с белоснежной кожей щек. Она была такая маленькая, но иногда то, что говорила, сносило крышу. Иногда он слышал мысли гениальных людей запертых в тело 8-летней девочки. Могла часами сидеть, уставившись в зеркало, словно наблюдая там движение чуждого им мира.

Сейчас ей было уже далеко за 21. Недавно отметила свои 25. Она помнила все свои путешествия, и как ей предсказывали, научилась контролировать их. Правда, не до конца. Бывали моменты, когда после сильных эмоциональных взрывов девушка просыпалась и понимала что находиться где-то. Да она понимала, что вывалилась из своего мира, и внутри ее тела на кровати, в которой она засыпала, сейчас совсем другая душа, с другими знаниями, с другой картинкой мира и вернуть то, что было, иногда не до конца получалось. В последнее время она научилась вспоминать одну и ту же жизнь, привязалась к определенным маркерам. Ее научили делать якоря, которые выдергивали из новых воплощений и возвращали назад к привычному миру, к привычной действительности, с любовью к дому, матери и отцу, старшим сестрам. Она отыскала работу, много читала по той теме, в которой боролась за себя практически каждый день. Знала, она та, которая может спокойно перемещаться по прошлым воплощениям, читая, изучая, наслаждаясь ими. Одни шли за впечатлениями в кинозалы, прыгать с парашютом, ездили на раскопки и к пирамидам, ей же достаточно было просто прикрыть глаза, и она могла переместиться туда, куда захотела бы. Мало того, испытывала самые настоящие чувства, эмоции. Буквально могла понюхать и попробовать все, что хотелось потрогать и получить все те же ощущения что и другие. А главным сейчас для нее было то, что она знала свою проблему. И это было просто замечательно, четко понимала: что делать в той или иной ситуации. Многие ее не принимали, считали сумасшедшей. Но были дорогие сердцу люди, они любили Софи за прекрасный лучезарный характер за то, что была честной, верной и несла с собой огромную силу. Рядом с ней было спокойно и тепло.


ГЛАВА 2 .Эти странные ночные разговоры.

В последние дни спала просто ужасно, к ней кто-то пробивался, она чувствовала. Несколько раз за неделю ей снились страшные, ужасные сны, это было прямым ответом на то, что идут перемены. Консервативная личность – перемены это было самым отвратительным, что могло произойти. Ирония жизни – консервативный человек, в самом жесточайшем варианте, постоянно вылетал в другие личности, меняя в корне свою реальность, обрекая себя на перемены. Это объяснялось лишь одним: физические привычки и адаптация, были одним из элементов защиты организма от того, что с ней происходило.

Софи Диллард молодая женщина 25 лет жила спокойной размеренной жизнью. Днем она работала. Вечера проводила со своим любимым мужчиной, с которым стоит сказать, они были вместе уже почти 5 лет. Единственное чего ей не хватало для полного счастья это детей. Как-то у них с этим не складывалось, сколько врачей они обошли, сколько она не пробовала лечить, но, все разводили руками, проблем не было, но и детей тоже. Со своим молодым человеком они понимали друг друга очень хорошо, казалось, читали мысли, понимали все с полуслова. Но что-то, там, на задворках сознания, она понимала, было не так. Иногда из ничего, вот просто так, начинала нервничать, переставала верить. А в последнее время вообще как-то все валилось из рук, еще и ночи превратились в сплошной кошмар.

Все началось с того, что ей приснилась гроза. Сон был страшным и очень реальным, словно она переместилась в самый эпицентр грозы и чувствовала, видела все до мельчайших подробностей, вновь как первый раз удивилась этому, словно художник тщательно прорисовал мелочи на холсте. Ей снился дождь, он хлестал, неистово заливая землю, ветер гнул деревья, те которые были посильнее, держались. Многие ломались, впрочем, как и люди в жизни, так четко отследила мысль в голове. Молния била золотыми, ломаными линиями, пытаясь пометить то, что ночь планирует в дальнейшем забрать, и поглотить навсегда. Тогда она проснулась со страшной тревогой, дрожащими руками и гулом ударов в сердце. Что-то было не так, чувствовала это кожей, и что-то пыталось прорваться в ее жизнь, она всегда понимала знаки, всегда. Если раньше выпадала куда-то за пределы своей реальности, сейчас все было совершенно наоборот, кто-то рвался в ее жизнь, в ее мир. Страх грязными лапами прошелся по телу, вызывая дрожь. Рассказывать кому-то не было смысла, услышать еще одну порцию смеха в свой адрес, а потом слушать издевки неделями, нет с нее достаточно, слишком много она испытывала этого в детстве. Слишком часто ее называли чокнутой, а сейчас можно отмазаться простой фразой: « мало ли что может присниться». Ничего не происходило, и она упрекнула себя в излишней тревоге. Легла на кровать и подышала ровно, успокаиваясь. Самый лучший способ провести медитацию, но для нее это слишком большая роскошь, можно попрощаться с нынешней личностью и улететь в неизвестном направлении. Девушка знала все, поэтому полежала тихонько, с открытыми глазами, вспоминая веселые мгновения их совместной жизни. Успокаиваясь и веря в то, что это всего лишь случайность. Спустя неделю ей снова приснился сон. Она ничего не видела, было чувство, что находилась в кромешной тьме. Это место всегда называла «пространством между жизнями», она не находилась нигде, ни в какой реальности, просто, словно подвешенная в пропасти. Там ничего не происходит, нет никаких эмоций и информации, нет ничего, только она и гнетущая, звенящая тишина. Софи бывала там раньше, это место ее больше не пугало. В первый раз, когда попала, испугалась тишины и темноты, а еще почувствовала, как медленно, словно воздух из шарика из нее утекала жизнь. Решила никогда не попадать туда больше. Было жутковато, слишком пусто. В последнее время она наблюдала там фантомы людей. Они бродили, ничего не видя, бесцельно, словно потерялись навсегда. И вот сейчас девушка понимала, что не в состоянии контролировать себя, что-то или кто-то сделал так, что она здесь, и с ее желанием никто не считается. Услышала тихое пение и шаги. Сначала это было тихо, наверное, чтоб не напугать ее. Пел мужчина низким хриплым голосом, и шаги, не понимала, откуда этот звук мог взяться, ведь поверхности не было, было просто какое-то место без границ, окутанное серо-черным туманом, сначала тихие, а потом начали гулко сотрясать ее целиком, казалось, подстраиваясь и замедляя ритм сердца. Они перекрывали все звуки, четко звучали в ушах, когда закончилась песня, наступила тишина, затем резко вспорхнули птицы. Вскочила на кровати с криком. Было чувство, словно крылья многих из них коснулись лица и шеи, и она со слезами и истерикой терла ладошками по щекам, пытаясь их стереть. Но кто шел, и кто пел, не увидела. Дикий страх, до боли в солнечном сплетении, сковывал и держал на грани истерики, понимала, еще чуть-чуть и сорвется, не сможет удержаться. Ее реальность начала перепутываться с той, другой, о которой она не имела понятия. Пришла картинка, которая словно объясняла ее нынешнее состояние: в бутыль с водой впрыскивали чернила, и они медленно расплывались, поглощая прозрачность и заменяя собою все. Становилось как там, где она только что была, серо-черное пространство и состояние, словно ты под водой: нет ни звуков, ни солнца ничего, пустота и глубокая тишина, от которой живое сердце начинает трепыхаться, как воробей в руках. Когда полностью пришла в себя, отдышалась. Расстроилась, но заставила себя рассмеяться над страхами. Один из способов, который где-то вычитала. Потом, уже умываясь, думала о том, что когда бродила там, внутри этого непонятного пространства, с его мрачными тенями, странными осознаниями, там она все понимала, но все же так и не уснула, не смогла побороть себя, боялась. Быстро позавтракала, побежала на работу. Днем думала только об этом, отключила телефон и провела весь день на автомате. Почти ни с кем не общалась. Только со знакомой, парой фраз. С ней и раньше происходили очень странные вещи, но в этот раз, все было по-другому, и иногда казалось, что уже такое было когда-то, дежавю. Стояла у окна и смотрела, как сумерки медленно растворяли свет, давая ночи все права. Сейчас наступит момент и надо будет укладываться в кровать, это пугало больше всего. Дэвид должен был приехать позже. Он всегда приезжал поздно с работы, она уже не ждала, просто ложилась сама. Сегодня, что-то внутри, настойчиво пугало, боялась уснуть, не смогла удержаться, прилегла ненадолго и сладкие грезы унесли в мир Морфея. Закрыла глаза и словно упала, провалилась. Он был пустым и темным, ни одного огонька и вот снова: тот же голос сначала шептал что-то неразборчивое, начала прислушиваться вникать. Было бормотание, словно он утешал, разобрала несколько слов: «не бойся, отдай, просто отпусти себя, ты не улетишь далеко…». Затем, этот же голос начинал какой-то отсчет, мужчина считал, но как он считал – это было медленно так, словно он разматывал клубок ниток, раскрывая секреты с каждым витком, и рассыпая их искрами безумия вокруг. Каждая цифра, которую он произносил, своим хриплым шепотом, заставляла ее вздрагивать. Каждый раз, когда он называл очередное число, в голове пролетал каскад образов, и это были не просто образы, это были фантазии, ее фантазии, те которые она прятала далеко в сознании, в самом потаённом его уголке. Самом дальнем, закрытом на сто замков уголочке, он был закрыт от всех, даже от себя, чтоб никто, никогда их не нашел. Он, словно, знал, откуда нужно это выудить, целенаправленно раскручивал эту тему, показывая то, что скрыто от всех, но не от него. Показывал, что даже самые потаенные уголки сознания, ему ведомы. С каждым счетом ее огненные, фееричные фантазии выползали наружу, словно молния, начинали моргать у нее перед глазами, яркими образами, обрастая деталями во всех красках, при счете "6" она выгнулась на кровати и застонала: надо было прекратить, остановить это безумие … но ведь это сон… сон… сон. Почему же настолько реалистичный, почему настолько сильно она погружена в эмоции, и словно здесь, на яву, переживает их.

На цифре «семь», она скинула одеяло и сорвала с себя одежду, прохлада комнаты обняла чьими-то руками, услышала звук, словно кто-то снимал одежду,остановилась, пришла в себя и, оглянувшись вокруг, увидела его. Он стоял в углу комнаты и смотрел. Высокий, скорее худощавый, с ярко-синими, огромными глазами и черными волосами, которые открывали лоб. Его пиджак висел на стуле чуть поодаль. Их глаза встретились, и она все поняла, увидела, что делал это намеренно, улыбнулся уголками губ. С мольбой в голосе прошептала:

– Не надо, остановите это – ничего не изменилось, он смотрел на нее и продолжал.

– Восемь – низкий хриплый голос, казалось, топил ее в страсти, которую никогда не испытывала в реальной жизни. Сейчас ночью, когда Софи не могла ничего контролировать, какая-то странная сущность владела ею, и было четкое понимание – он пришел в ее сон не просто так.

– Девять – прохрипел и расстегнул рубашку, первые несколько пуговиц, медленно. Глядя на него, в эти бездонные глаза, попала в гипнотический транс, в какой-то бесконечный коридор, ее тело не слушалось. Кости выламывало в неестественном положении и, о боже, это безграничное, нечеловеческое желание, она не могла отвести взгляд, сознание отключилось, чувственность, эмоции зашкаливали. Сердце билось как двигатель огромного, горящего корабля, задавая движение всем жидкостям в бурлящем теле. Энергия, как огромный кокон, обняла ее невидимыми руками, и она буквально взвыла от дикого желания, которое электрическим разрядом прошило тело, все ориентиры, которые держали ее, разорвались, и теперь она растворилась в его глазах и в его голосе. Он в свою очередь смотрел и сознательно вводил в состояние, из которого не было выхода, она была в его мире, в его руках, а если быть точным в его глазах, которыми говорил, в голове проносились каскады фраз, шепот губ, касающихся ее ушей, заставлял дрожать. Другой мир, другие ощущения, другое все, она вылетела отсюда и попала в параллельную реальность.

– Десять – резко и громко, он оборвал нить, которая связывала их. Она надрывно закричала и почувствовала что дикое напряжение, которое буквально выворачивало наизнанку ее тело, отступило, и без сил рухнула на кровать. Увидела, как он медленно растворяется, улыбаясь. Только сейчас Софи начала осознавать, где находиться, услышала голос своего супруга, который пытался разбудить ее…

– Софи, Софи – Дэвид трусил её и звал, он нашёл её в постели, совершенно обнажённой, с лицом залитым слезами – ты лежала с открытыми, стеклянными глазами и смотрела в угол комнаты, я не мог тебя разбудить, что это за хрень такая, ты с кем-то там разговаривала?

– Софи – он ещё раз громко вскрикнул – проснись же ты наконец-то.

Она очнулась, глаза обрели понимание и девушка увидела Дэвида, человека который был с нею рядом почти 5 лет, но почему то все изменилось, она смотрела на него и понимала, он был чужим, да знакомым, но чужим. Оттолкнула его руки и отстранилась.

– Дорогая, что с тобой? – медленно возвращалась в реальность, медленно и болезненно. Слезы снова потекли по щекам, страх, потерянность, внутренняя боль – что с тобой, тебе приснился плохой сон, ну что с тобой, не молчи?

– Что со мной? – она заплакала и снова страх её окутал – Дэвид, что со мной – что? – она повторила этот вопрос несколько раз – ты видел, ты видел его – она посмотрела в угол комнаты – он стоял там.

–Кто он? Кто? Ты можешь мне что-то внятное сказать, что, или кого ты видела? – она смотрела на него пытаясь объяснить, но слова застревали в горле, видела, что молодой человек только злился. Он имел свою точку зрения, то, в каком состоянии он её нашёл. Её отговорки о том видела кого-то, раздражали. Раздражало и то, как она говорила «ЕГО». Всегда была очень странной, но дико привлекательной, поэтому он и не мог остаться в стороне. Когда первый раз увидел, был словно околдован и не в одной красоте дело. Да она была божественно красива, и он не раз ловил себя на мыслях о её сумасшедшем магнетизме. Именно это отличало её от других женщин. На неё стоило лишь посмотреть, чтобы начать ею бредить. Она вызывала одно желание, но ради этого можно было жертвовать всем. Все, что в себя не могли уместить сотни других, сочеталось в ней одной. Дикая сексуальность и изысканная женственность, была воплощением страсти в чистом виде. С ней невозможно было ни говорить, ни слушать – её хотелось каждый раз, когда он ловил взгляд. Сначала он решил: она не из тех, с кем хочется вить тихое семейное гнёздышко, она та, с которой любая горизонтальная поверхность превращалась в постель. И она отдавалась вся, без остатка, стирая грани, пренебрегая запретами и исключая правила, забыв о морали и манерах. Ради таких хочется жить, перематывая дни, ускоряя ход стрелок, ожидая ночи. Уже позже насытившись, он увидел другое. Глубокое настоящее, то от чего не хотелось уходить, словно она держала в ладошках счастье, которое дарила тем, кто рядом. Остался, а она не прогнала. Много про неё рассказывали разного: кто – то говорил что сумасшедшая, кто-то называл ведьмой, он видел, она не такая как другие, но не придавал этому значения, это было скорее экзотика, что-то эдакое. И это были её личные заморочки. То, что она много предвидела, забавляло, он посмеивался сначала, не верил, думал просто совпадения, а потом поверил. Иногда ему становилось страшно рядом с ней, она видела смерть, предвидела трагедии, а ещё она чувствовала ложь, видел это по глазам. Она чувствовала ее на тонком уровне. Улавливала как что-то инородное, потому как никогда сама не врала. Наверное, с ней было что-то не так, но это совсем не мешало ему наслаждаться жизнью. Софи же наоборот старалась как можно глубже упрятать свои странности и быть как все. Не развивать, а затолкать подальше, чтоб не видели, и забыли. Начало получаться… и вот теперь снова. Он нервничал. Все было хорошо, текло своим ходом, никаких всплесков, а здесь, с её приступами все может измениться, но бог мой, не так же круто. Он был в шоке, его милая, такая разная, но в пределах разумного и приемлемого им и это???? Вошёл, и обомлел от увиденного: она была без одежды, стонала и смотрела пустыми глазами на кого-то, в тёмном углу комнаты. Чувствовал ту страсть, которую излучало её тело, оно стонало каким-то нечеловеческим желанием, по крайней мере, он никогда не видел её такой. За 5 лет прожитых вместе, ни разу не увидел он неконтролируемую страсть, было многое и по-разному, но в пределах допустимых норм, никаких извращений, никаких намёков на излишества. Достойно, и в меру развратно. Иногда, особенно в последние годы она немного потухла и ему так не хватало страсти, вот такой, животной… оказывается она на неё способна, но не с ним.

Софи поднялась с кровати, судорожно набросила на себя халат, подошла к окну, посмотрела на ночной город. Очень плотно закутавшись в ткань, скрестила руки на груди, словно закрылась от всех, слабость от всего, резко навалилась и она не могла больше сопротивляться. Было чувство, словно её выпили, словно внутри родилась зияющая пустота. Отвлеклась от себя и почувствовала его недовольство, неверие, почувствовала кожей спины и не хотела, чтоб он что-то говорил. Не имел на это прав, сейчас, когда в ней что-то сломалось. А ещё, больше не хотела потакать и жалеть, тем более что это был не он, а его обиженное эго, гордость, амбиции мужчины, которому предпочли другого.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5