Елена КЮ.

Центр



скачать книгу бесплатно

– Кать, пойдем поговорим, – окликнула ее Рыжая, заходя в небольшую комнату, где располагалась канцелярия.

– Сейчас, Соф, – ответила та, кутая маленького мальчика в свою кофту.

Несмотря на то, что народ поутих, а погода успокоилась, внутри холла все равно было сильное напряжение. Люди боялись. Боялись неизвестности, обреченности, а главное – они боялись собственной беспомощности. Поэтому любое действие, проводимое в секрете ото всех, воспринималось как утаивание жизненно важной информации или наличие недоброго умысла. Вот и сейчас, уединившись вдвоем в закрытом кабинете, девушки навлекли на себя намного больше подозрений, чем если бы прилюдно обсуждали всех и каждого.

– Что происходит? – начала ходить из угла в угол Софа. – Где наша охрана? Почему контролируют ситуацию не они, а какие-то два непонятных мужика?

– Да черт их знает, Соф. Мужики эти хоть немного помогли людей организовать. Они не очень-то дружелюбные или сердечные, это да, но все же держат толпу и не дают разрастись панике. Нам хотя бы не так страшно, – почти в слезах сказала Катя.

Ее тело уже начали сотрясать истеричные рыдания, похожие на мышиный писк, поэтому Рыжая решила сменить выбранную тактику и, ласково обняв подругу за плечи, более мягким и спокойным тоном продолжила:

– Ладно тебе, ладно. Не плачь. Все будет хорошо. Вы все правильно сделали. Молодцы. Эти люди будут вам очень благодарны! Слышишь? Вы и так делаете все, что в ваших силах, – повторяла, как попугай, Софа, пока всхлипы окончательно не прекратились, а плечи подруги не перестали прыгать вверх-вниз, будто у заведенной игрушки. – Мне сказали, что электричество работает с перебоями, и единственная связь с миром – постоянно отваливающийся интернет. Это так?

– Да, с нашего стационарного компа. Чтобы отправить письмо нужно записаться в очередь. У тебя будет две минуты, чтобы напечатать и отправить сообщение. И если тебе повезет и интернет не отвалится на твоём сеансе, то ты даже сможешь что-то отослать. Вот только получат ли это на другом конце – неизвестно.

– А что говорят в новостях?

– Так мы же и есть новости, Софа! – опять стала переходить на ультразвук Катя. – Без наших серверов мир будто вымер!

– Ладно, ладно, я поняла, – спохватилась быстро девушка. – Телевидение работает?

– Я не знаю. У нас не выведены экраны на антенну, они зациклены на показ одного и того же ролика. Подключиться к телеку не получится.

– Радио?

– Один белый шум, никаких новостей.

– Черт. Ладно, что-нибудь придумаем.

– Не уходи только, Соф! Я тут одна не выдержу! Маша уже потихоньку с ума начала сходить – постоянно ревет в туалете, ни с кем не разговаривает.

– Не бойся, я не уйду, слышишь. Постараюсь тебе максимально помочь, – сказала Рыжая, крепко обнимая подругу.

Девочки вышли в зал, забитый испуганными уставшими людьми, и помещение подсобки размером три на четыре показалось им намного больше, чем то, в котором они оказались сейчас.

На этот раз толпа не казалась такой спокойной, как раньше, у стойки с компьютером явно разыгрывался серьезный конфликт.

Двое амбалов крепко держали какого-то щуплого мужичка, отчаянно пытающегося пробиться к технике с рыданием и руганью.

– Да будьте вы прокляты, гады ползучие! Чтобы вы так страдали, как я сейчас! Чтобы ваша семья была в такой же ситуации, и вы не знали, что с ними! – орал во все горло мужик.

Своим пронизывающим голосом и абсолютно неадекватным поведением он начал выводить окружающих из себя, отнимая драгоценное время работающего интернета у тех, кто еще только дожидался своей очереди. И если всем раньше было наплевать на крикуна, то теперь он откровенно их раздражал. Крупная дама, занимающая самое удобное место посередине мягкого дивана, слегка привстала, чтобы обозначить свое выступление, но окончательно не потерять место, и неистово заорала на задержанного.

– Да заткнись ты, убогий! Не один здесь такой. Всем плевать на твое горе, своего навалом. Профукал свою очередь – возвращайся в конец списка, никого это не волнует. Пошел отсюда, или выкинем тебя на улицу к чертям собачьим! – закончила она и тут же плюхнулась обратно.

По холлу прокатился гул одобрения, люди закивали головами в знак согласия с теткой. Кто-то стал материться с предложением прогуляться до лучших мест, где очереди уж точно не бывает. Кто-то пытался дотянуться до виновника, чтобы больно его ударить. Кто-то просто плевался от творившегося вокруг бедлама. И все, абсолютно все начали наполняться такой злостью и ненавистью к происходившему вокруг, что душный спертый воздух в помещении начал потихоньку искрить.

Софа своими глазами наблюдала, как незнакомые ранее люди объединяются в агрессивную безмозглую и бессердечную толпу, для которой собственное благополучие выше всех человеческих принципов. Обессиленный мужчина, сломленный всеобщим натиском и серьезным ударом по голове, резко осел на пол, схватившись за лицо худыми мозолистыми руками, и зарыдал как маленький ребенок.

Рыжая бросилась к нему, стараясь не вслушиваться в жуткие проклятья, посылаемые в сторону несчастного.

– Как вы, мужчина? Очень сильно ударили? Голова не кружится? – суетилась Софа.

Ей казалось, что только она во всем мире в состоянии ему помочь. Этому бедному, напуганному человеку, который не в силах противостоять кровожадной толпе. Может, это обстоятельства рисовали его жертвой, но Рыжая чувствовала, что просто обязана его поддержать, потому что никто другой не решался.

– Хотите воды вам принесу?

– Да пошла ты со своей водой! Все вы идите куда подальше, – заорал мужик, резко подпрыгнув на ноги. – Вертел я вас всех на одном месте. Чтоб вы все сожрали друг друга тут. Лучше сдохнуть на улице, чем в этом гадюшнике, – бросил он последние слова с неистовой агрессией и навалился всем своим щуплым весом на входную дверь.

Она слегка заскрипела, но не поддалась натиску.

– Гребаная дверь! Выпустите меня наружу! Меня тут заживо похоронят! – бился в конвульсиях мужик, дергая за ручку.

Тяжелая дверь никак не поддавалась напору, заставляя худого мужика постепенно выбиваться из сил. В какой-то момент, может быть, он и бросил бы эту затею, но как обычно бывает в нашей стране – тебе обязательно помогут сделать что-то ненужное. Крупный парень со шрамом на лице с силой толкнул заевшую у основания дверь и грубо вытолкнул истерившего на улицу. Затем быстро заблокировал дорогу назад куском отвалившейся фанеры и безразлично-спокойно стал наблюдать за разворачивающимся снаружи бедствием.

Только сейчас Софа увидела, что вся улица покрыта густым белым туманом. Таким непроглядным и густым, что перевернутые машины и выдернутые с корнем деревья, находившиеся до недавнего времени на расстоянии трех метров от ветрового стекла, напоминали невнятные комки в манной каше, более плотные, чем остальное варево, но при этом практически незаметные.

В холле воцарилась тишина. Все прислушивались и ждали. Ждали чего-то своего. Одни – чтобы всё поскорее успокоилось, другие – чтобы всё побыстрее разрешилось, а третьи – чтобы было пострашнее и понагляднее. И лишь несколько человек искренне сочувствовали бедному непонятому мужику.

Вдруг в проем главной двери с разбегу врезался тот самый бедолага, отчаянно прислонясь красным, залитым слезами лицом к толстому стеклу. Его худые руки старались процарапать проход насквозь, а глаза почти вывалились из орбит – так он пытался всмотреться в зеркальную поверхность входной двери. Его тело била сильнейшая дрожь, слюни ручьем текли изо рта, будто тот у него онемел, а одежда на теле полностью облепила худощавое тело. Это было страшное зрелище, но никто не мог отвести взгляд. Все завороженно смотрели, как человек сходит с ума, периодически поглаживая мурашки, видневшиеся на исцарапанных руках.

Глядя на людей, жадно впившихся взглядами в дверь подъезда, словно в экран телевизора, Софа подумала, что присутствующие, видимо, совсем рехнулись от переполняющего их страха, раз так обыденно воспринимают происходящее. Некоторые даже улыбались. Не желая больше этого терпеть, девушка ринулась открывать дверь, но чьи-то сильные руки мягко захватили ее в замок и быстро отодвинули в сторону.

– Отпустите, отпустите сейчас же! Я должна ему помочь!

– Стойте, Софа, не надо.

– Петр? Вы тоже заодно с этими психами?

– Нет, юная леди, нет. Но я понимаю, что если вы еще хоть на метр приблизитесь к этой двери, то окажетесь по ту сторону вместе с бедным Павлом.

– Но он же там погибнет!

– Мы этого точно не знаем. Никто еще не выходил на улицу после окончания ветра, может, там уже безопасно.

– Да вы посмотрите на него, он же сейчас свихнется от страха, – сказала девушка, указывая на дверь.

– Да, это печально, – прокомментировал доктор жуткое зрелище на улице, – но боюсь, что здесь ему не безопаснее, чем снаружи.

– Народ совсем из ума выжил, что ли? Откуда такая жестокость? – обессиленно поникла девушка.

– Воспитанные на фильмах ужасов, боевиках и апокалипсисах, люди думают, что готовы к таким происшествиям и точно знают, как им следует себя вести. Но по факту просто ждут предсказуемой концовки со стандартным хеппи-эндом, где всех спасает какой-нибудь супергерой. Вот только каждый из них забывает, что это далеко не кино, и ситуация сейчас совсем не стандартная. Что будет дальше – никто не знает. Поэтому лучше держать свое сознание холодным, быть расчетливым и готовым ко всему, – сказал Петр, сжимая кулаки до белых костяшек.

Небольшой, с виду хилый старичок вдруг наполнился такой энергией и статью, что впору было сказать, что в нем не семьдесят лет жизни и испытаний, а семьдесят лет охоты, сноровки и мастерства. Он медленно обвел глазами собравшуюся в холле толпу, внимательно изучая некоторые лица по отдельности, и снова вернулся к Рыжей.

– Не бойтесь, Софа. Какой бы ни был конец у этого «кино», он будет счастливым.

– Да? Для кого это?

– Ну, к сожалению, точно не для него, – почти шепотом произнес Петр, глядя в пустое стекло входной двери.

Безумного мужика больше не было видно. Он исчез из поля зрения, пропал с просматриваемых границ, просто начисто растворился в тумане. Люди стали потихоньку возвращаться к своим делам: усилился монотонный шум отрешенных разговоров, развалившаяся очередь снова стала стройной, а групповые молитвы возобновились с новой силой. Все забыли и это происшествие, и этого несчастного за какие-то доли секунды. Будто бы и не было ничего. Будто бы закончился фильм, и теперь снова можно жить дальше.

– Это несправедливо, – прошептала девушка, пряча свои слезы от старика, – он не заслужил такого.

– Согласен, – кивнул головой Петр. – Но здесь никто этого не заслужил.


Следующие четыре часа прошли в зомбическом гудении голосов в холле. Каждый занимался своим делом: девочки с ресепшена старались поддерживать спокойную атмосферу, бугаи руководили продвижением очереди, крупная дама продолжала вещать про бога и его кару, Софа разносила воду и оставшиеся печенья присутствующим в холле детям, а старый доктор неустанно всматривался в дверное стекло в надежде увидеть там какую-нибудь военную форму.

Температура с каждым часом опускалась все ниже. Холодно было уже как в конце декабря, хотя на календаре числился только сентябрь. Изо рта шел пар, стены стали неприятно-холодными, а стекла покрылись зимними морозными узорами. Стемнело быстрее обычного, но уходить домой никто не собирался. Все просто боялись выйти на улицу.


– Разве не должны были уже восстановить связь?

– Видимо, там серьезная авария.

– А военные? Они же обучены, как вести себя в таких ситуациях. Могли бы уже пустить патруль по улицам, чтобы людям помогать.

– Похоже они тоже не решаются выйти из своих укрытий.

– Как же нам тогда быть? Неужели придется здесь ночевать? Я так не могу, мне завтра на работу!

– Серьезно? Ну вали тогда, чего ждешь! Иди, открывай дверь и шагай к метро. Разнылась тут. И без тебя тошно!

Слышались отовсюду недовольные споры.

Мало кто представлял себе, что будет дальше. Никто не решался выйти на улицу, также как никто не решался спросить, почему этого не делают другие. Все просто сидели и ждали смельчака, который бы запросто вышел за дверь, чтобы доказать окружающим, что там спокойно и безопасно. Правда, такого психа почему-то все никак не находилось.

Часы на стене показывали без пяти девять, когда Софа неожиданно поняла, что с самого утра не была в офисной части здания и не видела никого из сотрудников. «Неужели никто из них не спускался за все это время? Никто не приходил проведать девочек с ресепшена, никто не подумал о ней самой, никто не задумался о входной двери и людях, сидящих внизу?» – движимая этими мыслями девушка первый раз за последние девять часов подошла к двери, ведущей внутрь здания и нерешительно подергала за металлическую ручку. Как можно было ожидать, проход был заперт. А учитывая, что снаружи ключи были только у одного человека, практически весь день проспавшего в углу холла, ее так никто и не додумался проверить раньше.

И все же – их закрыли. Их осознанно отрезали от остального офиса, от техники, от еды, от тепла, от безопасного пространства. Их просто бросили тут умирать. Это стало сильным ударом для девушки. По телу побежали холодные неприятные мурашки, а мысли заполнились злыми ядовитыми словами о людях, с которыми она все это время работала.

– Черт, они за это поплатятся, – сквозь зубы прошипела Софа и быстро зашагала в сторону спящего охранника. – Слышь, мужик, проснись.

– А?

– Проснись говорю! – пнула его Рыжая.

– Чего такое? – подскочил парень. – Опять ураган?

– Я твой ураган, – нагнулась к нему девушка. – Где ключ от двери, ведущей в офис?

– Что? Ну, у меня, а что?

– Давай сюда, сейчас найдем тебе место поудобнее.

Видимо, на парня подействовало это заманчивое предложение, так как он очень быстро достал из внутреннего кармана маленький серебряный ключик и протянул его Софе. Девушка крепко сжала в руке острый металл и, развернувшись к уже засыпающей толпе, громко и четко произнесла:

– Внимание. Я сейчас открою дверь в основной офис, и мы с вами сможем подняться на второй этаж офисного центра. Там есть еда… ну… я надеюсь, что там еще есть еда, вода, туалет и мягкие кресла. Там можно будет устроиться на ночь тем, кто решил остаться. Прошу вас соблюдать спокойствие и уважать чужую собственность. Мы все попали в непредвиденную ситуацию и не хотим, чтобы у кого-нибудь впоследствии появились проблемы. Согласны? – сказала Софа, внимательно рассматривая лица, находящиеся в помещении.

Не услышав ожидаемого гула голосов, выкриков и ругани, девушка была обескуражена поведением людей. Они настолько ослабли от пережитых потрясений, что только и могли, что слегка покачивать головой в знак согласия.

Софа недоверчиво оглядела весь холл и медленно двинулась к двери, продолжая опасаться чьей-нибудь неожиданной резкости. Но, дойдя до нужного прохода, поняла, что никто еще даже не встал со своего места, не говоря уже о возможной неконтролируемой панике. «Может, они мне просто не поверили?» – мелькнуло у нее в голове, но, обернувшись, она поняла, в чем было дело. Прямо позади нее стояли те самые бугаи, которые в течении всего дня строили из себя единственных и неоспоримых предводителей, и пристально смотрели на девушку. Не до конца понимая нахлынувший на нее страх, Софа вдруг осознала, что, возможно, совершила очень большую ошибку, позволяя им свободно подняться наверх. Но изменить что-либо было уже поздно – тот, что в кожаной куртке, силой забрал у нее ключ.

Только после того, как дверь оказалась действительно открыта, народ стал потихоньку подниматься со своих мест, бережно собирая вещи с пола.

– Вот сотрудники удивятся, когда нас увидят, – сказала Катя, подходя сзади к подруге.

– Только тому, что мы еще живы, – резко ответила ей Софа и пошла вслед за потоком.

Второй этаж больше походил на открытый лабиринт, состоящий из кучи рабочих столов шкафов и тумбочек, чем на рабочее пространство. Лишь три помещения в нем имели стены – и два из них были общественного пользования. Вытянутый прямоугольный холл с одной стороны заканчивался кабинетом Катиной начальницы, а с другой – туалетом и дверью на пожарную лестницу. Посередине, разрезая офис на две части, стояла кухня с холодильником, чайником и другими атрибутами зоны отдыха. Конечно, там была и куча дорогущей техники, и личные вещи, и даже записи с секретными разработками, но на это сейчас всем было абсолютно наплевать – люди искали комфортного убежища, а находя, бездумно засыпали.

Обойдя по периметру всю секцию, девочки встретились около двери, ведущей на главную лестницу. Она находилась в самом конце коридора, и, естественно, тоже была заперта на ключ.

– Никого из ребят, да? – Катя вслух произнесла то, о чем думала Софа.

– Да. Значит они пошли в новую часть здания, там безопаснее, – кивнула Рыжая.

– Может, пойдем их поищем?

– Нет, на сегодня хватит приключений. Надо поспать, – отговорила ее Софа, боясь признаться подруге, что тут уже их заперли окончательно.

Внутренних ключей у охранника уже не было. Да и двери были достаточно крепкими, чтобы их просто-напросто выломать. Так что, как ни крути – они снова оказались запертыми в ловушке. Не такой страшной и опасной, как изначально, но все же безвыходной.

Вернувшись к первому пролету, подруги без раздумий пошли в кабинет Катиной руководительницы, где под кипой бумаг и папок скрывался мягкий плюшевый диван. Они скинули все документы на пол и улеглись в обнимку, согревая друг друга своим теплом.

– Как ты думаешь, погода завтра будет лучше? – прошептал напуганный тонкий голос.

– Не знаю. Очень на это надеюсь, – ответил другой, более низкий и мягкий.

– Как же хочется какао.

– Какао?

– Ага, когда за окном была плохая погода, в детдоме нам всегда давали какао, – сонно прозвучал Катин голос, и комната наполнилась легким тонким храпом.

Софа еще долго лежала и думала о том, как же все-таки непредсказуема бывает жизнь, заставляя человека кардинально пересматривать выстроенные годами приоритеты, меняя их за какую-то долю секунды. О том, почему эта участь выпала именно на их неприметное время. И о том, где бы ей сейчас добыть подруге какао. Именно на этой мысли она и погрузилась в крепкий, вязкий сон без сновидений.

Глава 2. Ловушка

– Черт, тут кто-то спит.

– Ну так ты не ори, идиота кусок!

– Ладно-ладно, – сбавил громкость первый. – И как мы будем его искать в таком беспорядке?

– Нюхом, блин, искать будем – вот как, – начал злиться второй. – Если Безопасник сказал, что эта хрень очень важна, значит, перевернем всю комнату, если придется, понял меня?!

– Да понял я, понял. Не кипятись.

– Ищи давай!

– Черт. Телки очень мешают. Давай их разбудим?

– И что скажем? Свалите отсюда, у нас поиски?

– Ну да. Или попросим помочь.

– Ты совсем придурок? Это те девки, которых мы вместе с группой отморозков заперли на ресепшене. Они сожрут нас быстрее, чем мы сможем что-либо объяснить!

– Точно! Это та толстая секретарша с первого этажа! А вторая кто?

– Телка из геосервисов. Любимица погодника.

– Это что, Степаныч у нас ведьм любит?

– А ты думал, кто ему погоду предсказывает, – сострил второй, и они оба залились жутким гиеньим хохотом.

Поднятый шум сработал наподобие будильника, медленно приводя в движение спящие на диване тела. Это заставило горе-искателей быстро ретироваться из исследуемого помещения во избежание неприятных разговоров и провокационных вопросов.

«Что за?.. – пробормотала Софа. – Какие-то противные гиены снятся». Растерев заспанные глаза, она тихонько обернулась, посмотреть на лежащую рядом подругу, и неожиданно встретила по-детски блаженную улыбку на крепко спящем лице. «Везучая. Мне бы хоть чего-нибудь позитивного в подсознание», – подумала Рыжая, неохотно вставая с дивана.

Затекшие за ночь ноги пришлось долго расхаживать в тесной душной комнате, наматывая десятки ломаных кругов по имеющемуся внутри периметру. В один из таких заходов Софа заметила какой-то странный предмет под правой ножкой плюшевого дивана. В женском кабинете, заваленном цветами, мягкими игрушками и кучей обувных коробок, серо-зеленый аппарат с длинной толстой антенной выделялся, мягко говоря, разительно.

«Это что? Телефон? – нагнулась к нему Рыжая. – Зачем Ире военная аппаратура в кабинете? Она ведь и ноутбуком особо не умеет пользоваться», – подумала Софа, доставая внушительный приемник.

– Что ты там рассматриваешь, Соф? – спросонья прошептала Катя.

– Походу, Ирка разведчик под прикрытием.

– Что ж, тогда это объясняет ее нереальную тупость, – хихикнула подруга.

– Я серьезно, Кать. Посмотри, – протянула ей телефон Рыжая.

– Ой. А я его уже видела раньше, – сказала девушка, беря аппарат в руки. – В кабинете начальника. Он тогда укладывал его в какой-то здоровый чемодан такой же военной расцветки, но увидев в дверях меня – сразу спрятал под стол.

– И что он тогда делает в кабинете у Иры? – удивилась Софа.

– Не знаю. Может, это была их очередная ролевая игра? Они любят это дело, знаешь ли.

– Фу, Кать. Откуда такие подробности?

– Так она сама же и рассказывает. Всем подряд.

– Какая жесть!

– Ну а что. Ей выгодно, ему приятно, – пожала плечами Катя, и подруги залились громким звонким смехом.

– Ладно, его лучше спрятать, чтобы никто из внешних людей с собой не прихватил, – смахивая слезы с улыбающихся глаз, сказала Софа.

– Согласна. Давай в основание дивана – там должно быть место.

Девушки быстро скинули оставшиеся вещи с мягкой мебели и немалыми усилиями подняли тяжелое сиденье. Неожиданно для Софы, но вполне ожидаемо для Кати, в недрах милой плюшевой конструкции была самая настоящая свалка. Интимные игрушки, рабочие бумаги, важные документы, десяток туфель и запасное нижнее белье – все это без стеснения хранилось в центре офисного здания, внутри корпоративного имущества, практически у всех на виду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное