Елена КЮ.

Центр



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Ураган

Проснувшись в очередной раз среди ночи, Софа поняла, что больше не выдержит ни одного дня в этой чертовой халупе. Из-за плохой вентиляции в квартире было пыльно и жутко воняло старой мебелью. С потолка сыпалась побелка, а пол постоянно добавлял неприятностей в виде торчащих отовсюду гвоздей, щепок и отслаивающегося ламината. Этой пятиэтажке было уже больше пятидесяти лет, но сносить ее, видимо, никто не собирался.

Девушка спустила ноги с раскладного дивана на дряхлый потертый пол и тихо, стараясь не наступать на скрипучие дощечки, добралась до кухни. Пара глотков воды вернули ей высохший язык и немного смочили горло. Дышать стало легче и свободнее.

Скоро будет полгода, как они с бабушкой живут в этой квартире. Полгода, как каждую ночь она стоит перед окном на кухне и жадно пьет воду, рассматривая соседние дома. «Сегодня их больше обычного, – подумала Софа. – Тридцать восемь по сравнению с пятью – большая разница. Может, матч какой идет, или вручение премии?». В здании напротив горела почти половина всех окон, освещая ночную улицу непривычно ярким светом. Благодаря ему девушка и увидела странное завораживающее зрелище, ставшее впоследствии роковым.

Над дорогой вился сплошной плотный туман, белая пелена которого была больше похожа на работу концертной дымовой машины, чем на естественное явление природы. Все вокруг будто тонуло в вязкой тине, размывая свои границы в замедленной съемке. «Необычайно красивое зрелище! – подумала девушка, прижимаясь лбом к холодному стеклу. – Я такого никогда не видела».

Она так залюбовалась мягкими гипнотическими полетами невесомого дыма, что только предательски выскальзывающий из руки стакан смог вернуть ее обратно в реальность. Очнувшись, девушка аккуратно поставила фамильный хрусталь на положенное ему место, и быстро вернулась на свой старый советский диван, больно впивающийся сломанными пружинами в спину. «Странный туман, – подумала Софа перед тем, как провалиться в сон. – Завтра надо будет не забыть узнать у метеоролога, что это было». Но утром, как это обычно бывало, она уже ничего не помнила.


– Ба, ты не видела мои босоножки?

– Ты же их в ремонт относила на прошлой неделе, – ответила высокая пожилая женщина.

– Блин, точно. Придется в кедах идти. Ужарюсь, значит.

– На улице ветер сильный. Возьми с собой куртку на всякий случай, – протянула ей легкий пуховик Ба.

– Может, мне и шапку надеть?

– Что значит «может», конечно надеть! – широко улыбнулась старушка.

– Ладно, возьму. Довольна?

– Пойдет, – сказала Ба и обняла внучку на прощанье.

Софа нежно поцеловала бабушку в конопатую мягкую щеку и вышла из квартиры. Погода, кстати, очень даже радовала, оставляя лишь две причины для беспокойства: она очень зря так тепло оделась, и приехать на работу вовремя уже никак не получится. Следовательно, стоило расслабиться, настроиться получать нагоняй и, не спеша, прогуливаться до метро.

По дороге к станции она все же ощутила несколько сильных порывов ветра, дунувших ей уличной пылью в лицо, но всерьез их воспринимать не стала, объяснив это простой осенней непогодой.

И все же, наблюдая летающие в воздухе пакеты, бумажки и мелкий мусор, девушка невольно начала вслушиваться в разговоры окружающих, обсуждающих резко ухудшающуюся погоду. Даже в метро ей не удалось избежать этой темы, став невольной слушательницей двух соседок слева, вспоминавших минувшую ночь так громко, что об этом слышал практически весь переполненный людьми вагон.

– Мои ужасно сегодня спали. Почти всю ночь провела рядом с ними, – сказала высокая дама в синем пальто.

– Я и сама уснуть не могла, так голова раскалывалась, – закивала головой в знак согласия пухленькая кокетка.

– Соседи даже скорую вызывали, так давление у старика поднялось.

– Божечки. Хоть успели?

– Да кто ж его знает. Весь дом на ушах стоял, ничего было не разобрать за этим шумом, – наморщила длинный нос любительница синего. – Говорят, что сегодня магнитные бури продолжатся, а после обеда еще сильнее станут.

– Надо бы заранее от давления что-нибудь выпить, – надула пухленькие губки та, что пониже.

– А еще я по телевизору видела, что температура может резко упасть на десять градусов.

– А такое возможно в нашем климате? – удивилась пышечка.

– Нет! Это аномально! – нахмурилась высокая дама.

– То есть будет очень холодно?

– Да.

«А может, и нормально в кедах будет», – ухмыльнулась Софа.

– У меня мужа сегодня даже в рейс не пустили, говорят про какую-то нестабильность погодных условий.

– Ничего себе! Это странно, – округлила глаза пухленькая женщина.

«Действительно странно, при чем тут давление и полеты? И что за «нестабильные погодные условия»? У меня такое чувство, что я что-то забыла. Блин, я явно что-то забыла», – думала девушка, покусывая нижнюю губу.

– В любом случае – с погодой что-то происходит, – прошептала женщина в пальто, будто это большой секрет.

– Думаешь? – испуганно заморгала карими глазами ее подруга.

– Да. Мне это не нравится. Это не типично для нашего климата.

«Отчего такой переполох? Лето тоже выдалось несладким. А теперь вообще-то осень. Дожди переменно с солнцем – это норма. К тому же норма – понятие растяжимое, не поддающееся точной фиксации! Так что расслабьтесь, дамочки, и обсуждайте менее сложные темы, – довольная своим внутренним остроумием и смелостью, Софа вышла на улицу в приподнятом настроении. – День обещает быть интересным».

«А на улице, и правда, немного похолодало. Да и ветер усилился, – промелькнуло у нее в голове. – Ладно, пара градусов – это не критично. Это все нервные разговоры окружающих», – думала Софа, быстро проходя знакомые места по дороге к работе.

И все же она начала испытывать то неприятное чувство тревоги, которое обычно в себе подавляла. В груди неприятно давило, ладони немного потели, а слух и зрение обострились сильнее обычного. «Какая-то первобытная физиология, честное слово. Это все из-за недосыпания», – думала девушка, заходя в офисное здание.

Современное рабочее пространство, так удачно расположенное вблизи самых популярных мест Москвы, выгодно отличалось от других бизнес-центров своей новизной, удобством и размерами. Три высоких комфортабельных здания были оснащены по последнему слову техники и модного декора – стены из живых цветов, умные интерактивные доски, необычные рабочие места и куча всяких возможностей для функционального отдыха и развития креативности. «Место встреч» – так его называли внутри компании. Шесть тысяч молодых, интересных, перспективных людей работали бок о бок с ней уже пару лет, но она все так же продолжала чувствовать себя хронически одинокой.

– Градуса три, наверное, – услышала Софа обрывок фразы, заходя в свой отдел.

– Что градуса три? – спросила она.

– Температура упала с утра на три градуса, – ответила Вика.

– Да?

– Ага, я сама не ожидала. Вон, в юбке приперлась. Тупая погода, каждый раз не знаешь, как лучше одеться!

– У меня шарф есть с собой.

– Спасибо, пока нормально. Главное, чтобы она еще сильнее не упала, – сказала девушка, растирая замерзшие коленки. – День будет долгим, главный опять не в духе. Мы вчера не написали за него отчет, поэтому делаем его сегодня после работы.

– Да ладно? Блин, а я думаю, что меня с утра так колбасит! Видимо предчувствую, что грядет буря, – усмехнулась Софа.

Они понимали друг друга с полуслова – две девочки из отдела картографии, которых не воспринимали всерьез. Им поручали самые простые и неинтересные задачи, просили сделать кофе и встретить гостей. Все думали, что одну устроили по блату, а вторую из жалости – и ни тот, ни другой вариант не вписывался в понятие коллег о профессионализме.

Вика напоминала Софе типичную русскую бабу – умная и широкая во всех смыслах этого слова. Работали они в одной из крупнейших на отечественном рынке компаний. Их зона ответственности включала в себя анализ народных карт, проверку новых данных по местностям, корректировку проектов и администраторские заботы. Каждый день проходил, как и предыдущий – куча работы, старые, не домученные проекты, отслеживание карт и письма, письма, письма. В этот день все было по-прежнему. Кроме погоды.

К обеду температура упала уже на семь градусов от первоначальной, и народ стал откровенно мерзнуть. Офис начал забиваться обычными прохожими, желающими погреться в теплом помещении без необходимости тратиться на кофе с булочкой в обычных кафе. В новостях, на поисковой странице, говорилось, что в некоторых отдаленных частях страны температура упала на пятнадцать градусов от утренней, и это максимальный рекорд за всю историю гидрометцентра.

«Пятнадцать градусов? Как такое возможно? Надо зайти к Виктору Степановичу, он наверняка сможет объяснить, что происходит», – решила Софа, направляясь в соседнее здание. Ветер на улице действительно уже был нешуточный. Задирать юбки и срывать шарфы для него стало плевым делом, и он перешел на добычу покрупнее – сумки, различный мусор и даже мелкие животные. С трудом добежав до ближайшего подъезда, девушка быстро юркнула в наполняющийся людьми главный ресепшен и, издалека поздоровавшись со своей подругой Катей, бросилась к открытому лифту.

Нужный ей офис находился на последнем этаже шестиэтажного здания. Точнее, это был скорее не офис, а чердак – такое маленькое и невзрачное помещение без окон и вентиляции. Софу всегда интересовало, почему Виктор Степанович не попросит себе кабинет получше, ведь он же главный метеоролог компании как-никак, а работает в замкнутом пространстве без доступа к свежему воздуху. «В его возрасте не очень хорошо сидеть в тесном, заваленном бумагами кабинете, – в очередной раз промелькнуло у нее в голове. – Хотя сейчас это, наверное, не самое главное».

Добравшись до одинокой двери в конце холла, она застала кабинет абсолютно пустым – хозяина в нем не было. У входа висел старый потертый черный плащ, наводивший на мысли о бандитских 90-х, около шкафа стоял кейс из бычьей кожи, тех же годов, а стол был завален кучей бумаг, разбросанных в хаотичном порядке. Какие-то были помечены зеленым фломастером, а какие-то – красным восклицательным знаком. Софа часто бывала в кабинете метеоролога, но в таком состоянии она видела его впервые. Заинтересовавшись красными пометками, девушка подошла поближе к столу и начала всматриваться в самые верхние распечатки:

5 марта – ислед. группа Море Лаптевых

9 мая – (– 5°C) осадки

13 июля – (– 10°C) ? осадки, заморозки

17 сентября – (– 15°C) ?

Не сразу до нее дошло значение этих цифр, да и потом она сомневалась, что поняла их верно. Нужно было обязательно поговорить с Виктором Степановичем – он-то сможет ей объяснить, что все это значит, и почему на улице так резко поменялась погода.

По коже предательски побежали мурашки, предупреждая свою хозяйку о приближении опасности. Софа с детства ненавидела эту свою особенность, даже несмотря на то, что бабушка называла эти чувства «уникальным сигналом», который дает человеку его организм о приближающейся опасности. Для девушки же, чья внешность и так наводила на мысли о мистике – с ее огненно-рыжими кудрявыми волосами, белой, практически фарфоровой кожей и темно-зелеными глазами – это было последним порогом между реальностью и вымыслом. Поэтому если она и испытывала какие-то непонятные ощущения, то либо старалась их подавлять, либо действовала им наперекор, доказывая их несостоятельность. Последние несколько лет их вообще не было, но полгода назад они неожиданно нахлынули с новой силой, как будто чаша внутри сознания переполнилась, и они тут же полезли наружу. Вот и сейчас ее охватило все то же чувство тревоги. «Бей или беги», – подумала Софа и вышла из комнаты.

«Ладно, делать нечего, его не найдешь – телефон все равно никогда не слышит. Зачем он ему только нужен», – ворчала про себя Рыжая, возвращаясь на рабочее место. Но, проходя мимо ветрового окна, из которого полностью просматривался внутренний дворик и главный вход в здание, она притормозила. Ее взгляд привлекло огромное скопление людей у подъезда. Судя по движениям рук, они отчаянно пытались попасть внутрь, но двери почему-то были закрыты. «Что за…?» – обронила Софа и кинулась вниз, на главный ресепшен.


– Прошу вас, не надо кричать, мы делаем все, что в наших силах!

– Молодой человек, не надо туда лезть – это вход только для сотрудников, – слышались крики девушек за стойкой.

Обычно спокойный и немноголюдный подъезд сейчас походил на концертный зал, в который набились фанаты известной группы, дающей единственный бесплатный концерт в Москве. Эта мысль позабавила Софу, так как сравнение было подобрано идеально – две девушки, отделенные от людей высокой стойкой желтого ресепшена, что-то громко кричали толпе, а та отзывалась в ответ неразборчивым шумом. «Это, получается, я сейчас за кулисами?» – улыбнулась Софа и сразу осеклась, заметив недружелюбный настрой напуганной публики.

– Я могу чем-нибудь помочь? – обратилась она к Кате за стойкой.

– Будет круто! Нужно что-нибудь придумать для тех, кому становится плохо. Диван уже занят, размещать людей больше некуда.

– Плохо? От чего плохо? – спросила Рыжая.

– У кого что. Давление, обморожение, головокружение, чего только нет.

– Скорую вызвали?

– Да, но они сказали, что сейчас очень много нуждающихся, и бригада приедет не раньше, чем через два часа.

– В смысле? У них нет свободных дежурных машин? Как такое возможно? – удивилась Рыжая и стала пробираться сквозь толпу.

Набрав в туалете вазу горячей воды и взяв побольше бумажных полотенец, она уверенно пошла к диванам, кожаные сиденья которого были битком забиты людьми. Одни лежали без сознания, другие сидели в тонкой одежде, промерзшие до костей, третьи тихонько плакали.

Отдав горячую воду замерзшим, Софа заметила пожилого мужчину, лежащего на диване в самом центре комнаты. Он был без сознания. Пощупав пульс у старика в твидовом пиджаке, она ужаснулась – сердцебиение чувствовалось очень слабо, дыхание было поверхностное и хриплое, а кожа лица отдавала таким холодном, словно была сделана из цельного куска льда. Софа вспомнила разговор двух женщин в метро о давлении и быстро направилась в подсобную комнату ресепшена. Там всегда была аптечка. Еще во времена, когда она работала на этом самом месте, ей часто приходилось заказывать таблетки от давления, так как в компании работает немало людей, чувствительных к его перепадам. Собственно, так она и познакомилась с главным метеорологом фирмы – помогла ему справиться с повышенным давлением, пока ехала скорая. Сейчас же она ощущала острое чувство дежавю, и надеялась, что результат будет такой же, как и тогда – все закончится благополучно.

Дрожащими руками она вынула две последние таблетки, размяла их до состояния крошки и высыпала в стакан с водой. Немного приведя старика в чувство, чтобы он смог самостоятельно глотать, начала вливать содержимое сосуда в украшенный пышными усами рот. Когда дело было сделано, оставалось только ждать: лекарству нужно время, чтобы оно подействовало, поэтому Софа пошла помогать дальше.

Только сейчас, когда мысли уже вернулись в свое привычное состояние, а слух больше не перекрывало внутреннее волнение, она осознала, что слышит страшное завывание и свист, доносящиеся с улицы. Глянув в огромное ветровое окно, девушка увидела вещи, катящиеся по мостовой – сумки, зонты, обувь. Люди же лежали на земле, стараясь не дать очередному порыву ветра поднять их в воздух и со всей силы впечатать в ближайшую стену. Страх сковал ей горло.

Гул в холле нарастал. Стекла, заменявшие в этом помещении стены, вибрировали с такой силой, что все, кто был внутри, притихли в ожидании худшего. Двери все еще были закрыты, но люди в них больше не ломились. Они просто держались за длинную крепкую ручку, чтобы не быть снесенными ветром.

Ураган продолжал усиливаться. В это невозможно было поверить, но машина, стоящая на парковке около главного здания, начала медленно сдвигаться в сторону, приводя глазеющую внутри толпу в неописуемый ужас.

– Нужно срочно пустить всех, кто сейчас на улице, внутрь! – закричала во все горло Катя.

Охранник испуганно покосился на молоденькую девочку, не до конца понимая просьба это или приказ, и все же не осмеливаясь игнорировать руководство – медленно направился к входной двери, осторожно пробираясь через плотно забитый людьми холл. Вот только, дойдя до зафиксированной изнутри ручки, парня тут же грубо остановили чьи-то здоровые мужские руки в рваной кожаной куртке.

– Не приближайся, – прошипел тяжелый бас. – Откроешь дверь и стекло лопнет. Ты же не хочешь, чтобы всех вынесло на улицу, правда?

– Но они же погибнут там, – заблеял пацан.

– Лучше мы, чем они?

– Не знаю… Наверное, нет.

Толпа, находящаяся внутри помещения, с замиранием сердца следила за этой сценой, не решаясь что-либо предпринять. Ситуация была непривычной абсолютно всем. Никто не знал, как следует действовать. Гробовое молчание нарушил лишь тоненький голос ребенка, прозвеневший в напряженной тишине, словно раскат грома.

– Смотрите, тетю уносит, – сказала девочка, указывая пальцем куда-то в окно.

Все обернулись на звонкий голос ребенка и замерли в оцепенении – действительно, женщину, которая все это время держалась за ограждение парковки начало с силой поднимать вверх. Худенькая, одетая в одни джинсы и толстовку, она вся содрогалась от холода и слез, из последних сил удерживая свое хрупкое тело на скользких мокрых перекладинах. Стараясь не смотреть навстречу ветру, она вглядывалась в стекло холла, ища поддержки или помощи, но видела лишь страх и ужас потерянных людей, наблюдающих за ее мучениями из безопасного места. Осознав, что ей не помогут, она закрыла глаза, в последний раз попыталась широко улыбнуться, возможно, вспоминая самые приятные моменты своей жизни и решительно отпустила руки. Ее с силой подбросило в воздух, будто легкую тряпичную куклу, и резко понесло на бетонную стену прямо напротив главного входа. Послышался глухой удар, и плач ребенка ознаменовал начало исчезновения в людях всего человеческого.

– Так нельзя, это варварство! – заорала Софа со слезами на глазах. – Немедленно откройте дверь, нужно затащить тех, кто остался снаружи! – кинулась она было к проходу, но кто-то сильно ударил ее по голове, и она мгновенно потеряла сознание.


Первое, что увидела Рыжая, открыв глаза, был белый потолок, усыпанный светодиодными лампами. «Хоть бы все это был страшный сон. Пусть все будет, как раньше, пожалуйста!» – хорошенько зажмурившись, прошептала Рыжая. Вот только, как бы она этого ни хотела, все, к сожалению, происходило в реальности. Она лежала на месте того самого джентльмена, которого пыталась спасти чуть ранее и, не переставая, дрожала, даже укрытая сверху чьим-то теплым твидовым пиджаком с легким запахом черешневого табака.

Первым в норму пришел слух – она заметила, что ветер стих, и ничто больше не пытается выломать стекла. Вторым вернулось зрение – люди занимали все доступное пространство холла лежа, сидя или стоя. Кто-то спал, кто-то беседовал вполголоса, некоторым помогали девушки с ресепшена, кого-то утешала молитва. И, судя по всему, все, кто был внутри во время бури – так внутри и остались. Никто не решался выйти на улицу, пока не будет стопроцентной уверенности, что ураган не повторится снова.

Преодолевая головокружение и боль в затылке, Софа кое-как смогла приподняться и сесть, оглядывая доступную часть помещения. Справа от нее сидел невысокий пожилой мужчина в твидовых брюках с густой ухоженной бородой, серыми грустными глазами и мягкой приятной улыбкой.

– Как вы себя чувствуете, юная леди? – спросил он хрипловатым голосом.

– Могло быть, конечно, и лучше. Но спасибо и на том, что очнулась, – ответила девушка.

– Вас сильно ударили по голове, я боялся, что может быть сотрясение. В любом случае, еще несколько дней может кружиться голова и болеть затылок. Главное – не перетруждаться.

– Э, спасибо, – на секунду зависла Софа. – Вы доктор?

– В некотором роде, – ответил старик.

– Что ж, спасибо, что позаботились обо мне. Это, я так понимаю, ваше? – протянула ему пиджак Рыжая.

– Это вам спасибо, если бы вы не дали мне таблетки от давления – я бы давно уже был трупом.

– Я просто увидела, что вам плохо, и предположила, что это давление. На свой страх и риск решила попробовать таблетки для сердца. Похоже угадала.

– Похоже, – улыбнулся доктор. – Мне стало намного легче. Плюс погода успокоилась – это тоже помогло.

– А давно ветер стих?

– Где-то с час назад.

– А сейчас сколько?

– Половина пятого. Вы были без сознания четыре часа. Большую часть, скорее всего, просто спали.

– Получается, буря длилась около трех часов?

– Да, она потом стала еще сильнее. Эти две машины снесло, – сказал старик, указывая на искореженный разноцветный металл. – Сверху выбило пару окон в здании и под конец оборвало линию передач, так что первое время мы сидели без электричества.

– Серьезно? А что с теми двумя мужчинами, которые держались за забор?

– Боюсь, что их унесло под машины.

– Ужас! Никто так и не вышел на помощь?

– После того как вас оглушили – никто больше и не пытался.

– Ясно. Грубая сила всегда брала верх над гуманностью.

– Согласен. Но то, с чем мы сегодня столкнулись – не просто стихия, это катастрофа. А в катастрофах люди ведут себя безра…

Не дослушав фразу старика, Софа резко его перебила:

– Подождите, вы сказали, что первое время не было электричества, значит, сейчас оно появилось?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное