Елена Кемлер.

Она, или Замуж на второй встрече



скачать книгу бесплатно

Об авторе


Автор книги „Она или, Замуж на второй встрече“ Елена Кемлер родилась в 1949 году в селе Мариановка Омской обл. в семье Марии и Эдуарда Кемлер. Место жительства семьи менялось: это и Россия, и Казахстан, и Киргизия, и Германия. Образование: закончила педучилище и Исторический факультет Университета. Общий стаж работы с людьми 52 года: в Союзе работала в системе народного образования на всех его уровнях, в Германии – менеджером по реализации товаров.

Главной ценностью считает человека, главным человеческим качеством – порядочность. Любит хороших людей, невзирая на национальность и вероисповедание. Она уверена, что внешний вид и внутреннее состояние человека зависит не от возраста, а от него самого.

Имеет широкий круг интересов. Всю жизнь занимается самообразованием и самосовершенствованием. Имеет выработанную привычку планировать каждый свой день, ставить цели и непременно их достигать, анализировать результаты – что помогло ей достичь успехов в бизнесе.

С детства имела тягу к пению, рисованию, литературе, музыке, но в круговерти насыщенной событиями и упорным трудом жизни занималась этим от случая к случаю так и не получив специального образования. Лишь на пенсии в возрасте 67 лет взялась за это всерьёз. Книга, которую ты дорогой читатель держишь в руках первый опыт автора в написании романа. Шестнадцать картин и рисунков в этой книге, которые ещё нигде не выставлялись, так же являются первыми работами автора – ты видишь их один из первых.

Так случилось в жизни автора, что её непосредственно коснулись и Афганская война, и Чернобыль, и World Trade Center в Нью-Йорке… и переселение за рубеж.

Побывала в 36 странах мира, так что ей есть о чём рассказать.

Автор благодарна своим читателям за то, что часть самого бесценного в жизни – времени, они уделили её творческим начинаниям.

Предисловие

Особенностью романа является то, что у героев романа вместо имён нарицательные существительные – это помогает сразу понять о ком идёт речь – названы только имена известных личностей таких как: Анна Герман, София Ротару, Иосиф Кобзон, Бодо Шефер, Гельмут Коль, Людмила Ольденбургер, которая приковывала себя и своих сыновей цепями к столбу на Старой Площади перед Зданием Правительства; погибшего в Афганистане Гриценко, похороненного вместо Грищенко; героя из анекдота про немцев Мюллера, а так же маньяка Чикатило.

Одни в повествовании смогут узнать себя, потому что это правдивая история отчасти типичная для её поколения, другие удивятся, как на одну жизнь выпало так много интересных событий, а молодые найдут для себя готовые рецепты по многим жизненным вопросам.

Любители живописи в лице автора книги откроют для себя нового художника. Её рисунки и картины наполнены смыслом.

Это история о любви с первого взгляда советского офицера и российской немки, а так же о том, чем они за эту любовь заплатили. Книга для тех, кто хочет быстро выйти замуж, а так же рекомендации по сохранению счастливого брака.

Это откровения педагога о работе с детьми считающего, что учитель и ученик должны быть на одной стороне баррикады жизни.

Работа педагога по её мнению заключается в том, чтобы найти ключ к душе каждого доверенного ему ребёнка воспитывать так чтобы ребёнок не из страха, а из желания не потерять уважения своего педагога старался быть примерным. Собственно утверждает автор та же задача стоит и перед родителями.

Это история о трудностях немецких детей в советской школе, о том через что проходили советские немцы, чтобы выехать из страны и почему уезжали.

Это история переселения за границу и опыт адаптации.

Это история путешествий по миру. Автору довелось побывать в Нью-Йорке в Зданиях Близнецах, в могиле Тутанхамона в Египте, в шторм на Эгейском море…

Это история о том, как стать успешным. Многолетний, весьма успешный опыт работы главной героини с людьми, позволил Ей дать своё определение их типам и категориям, сделать личные выводы и умозаключения по вопросам человеческих взаимоотношений в разных сферах жизни, выработать собственную методику успеха. В книге раскрыт путь к успеху.

Это история о том, как продлить свою жизнь и оставаться активным и интересным в любом возрасте.

Всё это ненавязчиво и легко отражено на фоне целого ряда очень захватывающих событий, которыми так богата Её жизнь.

Глава первая
Нежданные гости

1

Она решительно вошла в гостиную, столкнувшись на пороге с Дочерью своей приятельницы и, возмущённо взглянув на двоих, сидящих на диване молодых офицеров голосом, не позволяющим возражений, спросила: «Это что значит? Что они здесь делают?» Приятное в первое мгновение удивление в глазах офицеров моментально исчезло, и они недоумённо переглянулись, а Дочь приятельницы вытащила Её в смежную комнату и залопотала быстро и сбивчиво: «Это Он, помнишь, я тебе рассказывала про лейтенанта. Я так рада, что мы случайно опять встретились – мы уже и тесто сделали. Я тебя умоляю ради меня!?»

Она совсем забыла за хлопотами дня, что обещала сегодня вечером научить Дочь приятельницы делать манты. Она была человеком слова, и это спасло ситуацию. Она хотела счастья Дочери своей приятельницы, которой было уже 23 года. Та два дня назад утром ещё до 7 часов примчалась к Ней прямо со смены и с жаром вдруг осчастливленного человека рассказывала взахлёб, какой чудесный лейтенант получал у неё на работе бланки, какие у него зелёные глаза и длинные ресницы и она втрескалась по уши.

Хозяйке всё это было абсолютно ни к чему – она очень устала. Этот день, как и все её дни, был загружен до предела: 12 уроков в двух школах находящихся в разных концах города и родительское собрание. Ночью Она дошила нарядную кофточку – к родительскому собранию хотелось выглядеть красиво. До 7.30 утром она успела сделать завтрак, прибрать со стола, наносить воды, приготовить детям обед, дочь и сына проводить в школу. Родительское собрание затягивалось. У Неё так было всегда, потому что Она не была согласна с общепринятым положением, когда в присутствии всех родителей ругали детей в лице их родителей. И сегодня было по Её методике: общая для всех информация, а потом все родители ждали в коридоре своей очереди для индивидуальной беседы.

Последние родители вышли из класса в 22.15. Несмотря на то, что Ей было недалеко до дома, Она согласилась на предложение подвезти – на улице было очень темно, лил просто проливной, апрельский дождина какие бывают, когда зима ещё не сдалась, а весна, думая, что победила, одаривает людей парой тёплых деньков. Из приличия Она предложила им зайти, но как только переступила порог веранды, так очень обрадовалась, что они отказались – справа от двери стоял дипломат и две пары мужской обуви. Увиденное не вызвало в ней интереса, как это случилось бы с любой другой одинокой женщиной – скорее раздражение, ей сегодня нужно было ещё так много успеть, а тут незваные посетители в такой поздний час. Анализируя прожитый день (планировать день с вечера и подводить итоги в его завершении, было выработанной привычкой), Она выпроводила незваных гостей из дома во времянку, в которой была маленькая кухонька и столовая, на столе которой лежало, в ожидании своей дальнейшей участи, приготовленное заранее тесто. Такую участь тесто себе не могло и представить. Хозяйка, надев поверх новой кофточки и строгой юбки халат, пощупала тесто и вышвырнула его в мусорное ведро – для мант, по мнению хозяйки, тесто было слишком твёрдым, и принялась быстрыми уверенными движениями делать новое.

Гости суетились вокруг, чувствуя себя немного неловко, ошарашенные строгостью хозяйки. Они не считали себя незваными гостями – их позвали. Они ехали на служебной машине повидать коллегу в больнице, когда погода неожиданно из солнечного дня сделала невообразимо что, вместившее: плывущие по небу, угрожающе чёрные тучи; резкий ветер, крутящий воздушными колёсами дорожную пыль; шум метящихся на ветру ветвей придорожных тополей и бегущих от надвигающегося дождя людей, одетых уже почти по-летнему. Среди бегущих Он заметил знакомое лицо – где-то он уже видел это лицо в тёмных очках. Тёмные очки с диоптриями были тогда большой редкостью, поэтому, наверное, и запомнил. Впереди был свободный вечер, дома их никто не ждал, посему решили девушку подвезти. Девушка оказалась очень разговорчивой – напомнила, где Он и она виделись, и как-то сразу пригласила на манты. Они не задумываясь, в один голос согласились. Дом, к которому они её подвезли с его высокими синими воротами и забором чуть ниже, выглядел аккуратным. Из ворот вышел серьёзный мальчик лет 12-ти, из-за него выглядывала девочка лет 6–7-ми с густой русой косой.

Проведав товарища в больнице и прихватив пару веселящего на всякий случай, они выполнили своё обещание позже вернуться, а тут такая немилость. Его Друг с гитарой примостился на раскладушке, стоявшей у стены за которой была баня, а Он впервые в жизни пытался что-то похожее на мант слепить из нового теста, исподтишка наблюдая за этой хорошенькой на вид, но такой недоступной хозяйкой. Большие строгие голубые глаза, уложенные в причёску «букли» и довольно длинно назад вьющиеся пышные волосы, шелковый цветной халатик с воланами на груди и рукавах и расклешённостью книзу (явно сшитый Ею – в углу стояла швейная машинка) только ещё больше подчёркивал её стройную женственную фигурку.

Понемногу Она оттаяла – у неё обнаружилась приятная улыбка на её небольшом ротике и ямочки на щеках. Пока манты варились, все слушали бренчание гитары, а её каблучки стучали то здесь то там, то собирали на стол, то Она убегала, стуча ими в дом – видимо кормила и укладывала детей. С детьми Он успел в ожидании их матери познакомиться, и они ему очень понравились своей воспитанностью и взрослой манерой общения.

За столом, как это бывает когда люди мало знакомы, вели разговоры ни о чём и обо всём сразу. Пили мало, больше других Его Друг и, видимо, поэтому вскоре уснул на всё той же раскладушке с гитарой в руках. Дочь приятельницы довольно скоро поняла, что Он её в упор не замечает, попросила разрешение пойти спать в дом и удалилась – всё Его внимание и без того было направлено только на хозяйку. Он и Она, сидя напротив друг друга за всё тем же столом и обращаясь на «Вы» всё говорили, говорили. Так они просидели долго, рассказывая друг другу всё без утайки, как это бывает, когда люди встречаются в поезде и открывают душу нараспашку, будучи уверенными что больше никогда не встретятся.

Он рассказал, как Его жена с дочерью первоклассницей уехали на Дальний Восток к её родителям – переждать пока он переедет на место нового назначения, да там и задержались уже на полтора года, не смотря на то, что новое назначение не состоялось. Уезжая, Его Жена прихватила всю свою и дочерину одежду, и ценные вещи. Он к ним ездил прошлой зимой, и стало ещё понятнее, что они давно чужие люди. Он водил жену в ресторан, где она перепила и её рвало. Пьяная она говорила, что хочет от него ещё ребёнка. Дома их ждала открытка с любовными поздравлениями с Новым годом из города, где Он жил, но Он её не посылал. Открытка от этого адресата была не первой. Ему захотелось оттуда срочно уехать, но была ещё дочь. Чтобы не толкаться в доме тёщи и не сталкиваться после скандала с женой, Он пошёл к дочери в школу. Дочь стояла в очередь в библиотеку и, когда Он подошёл к ней весь такой красивый (Ему очень шла военная форма), что другие дети взглянули с завистью – дочь сказала, чтобы он ушёл, а то ей стыдно. Он рассказывал это, и обида в нём ещё так ярко болела, что Она внимательно слушая, подумала: «Девочка не понимая того приговорила себя на всю жизнь».

2

Она рассказала о своём Бывшем Муже с мастеровыми руками, которыми он умел делать и строительные работы, и красивые ремешки для часов из фарфора. С ним Она разошлась 5 лет назад, а через год снова его приняла, спасая от тюрьмы, а вернее своих детей от пометки в биографии, что их отец сидел. Потом снова расстались.

Первый раз Она хотела с ним разойтись на третий месяц их семейной жизни. Она его так ждала, а Он приехал из трёхнедельной командировки – и исчез на весь день – вечером появился во дворе (тогда жили у Её родителей) и, шатаясь, прошёл в огород, а через 10 минут вывалился из туалета и при этом даже не проснулся, только улёгся на грядке поудобнее. Как и всегда потом, его выручила Её Мама: «Какой развод, а что люди скажут?» Как Она потом себя ругала, что тогда послушала Мать и загубила 10 лет своей жизни!

Она окончила педагогическое училище и администрация училища, зная Её организаторские способности, умение петь, рисовать, танцевать оставили её при местной школе пионерской вожатой. Было три здания школы в разных концах посёлка, из которых потом сделали две десятилетки, но тогда, когда пришла новая пионервожатая, ей приходилось буквально разрываться на три части. Она сочиняла и репетировала сценарии Дедов Морозов и Снегурочек; делала с ребятами из проволоки, обшивая её тканью торс лошади, к которому пришивалась попона – становясь под это сооружение, дети изображали лошадь, в санях которой ехала Снегурочка; сани тоже делали и раскрашивали сами. По пять ёлок в день, по 2 часа каждая, 5 дней подряд с 8 утра до 11 часов вечера. В перерыве, когда у всех был обед, она в гололёд и холод шла по деревенским улицам, стучалась в калитки и, боясь родить в чужом дворе, по возможности присаживалась, если люди впускали в дом, отвечая на вопросы – её посылали на перепись населения и частного скота в посёлке. Стоять у елки она не умела, да и дети не были виноваты в том, что она 5 месяцев беременна, что на неё одну столько классов, что на неё взвалили эту перепись. Она плясала с каждой новой параллелью классов под «Мороз ледяной, дверь скрипучая…» так что никто и не заподозрил, что она падает с ног от переутомления. Добравшись к 12 часам ночи с пересадками на автобусах домой просто падала поперёк раскладушки на кухне и ставила отёкшие ноги в таз с водой, а в 9.00 уже начало следующей ёлки. Между этими часами она выслушивала увещевания Мужа о том, что она совсем не бережёт ребёнка и что он пойдёт и всех там разнесёт. Она считала – раз администрация школы Её от переписи не освободила, значит так должно быть – Она никогда за себя не просила.

Когда 8 марта накрыли праздничный учительский стол с вином в заварочных чайничках и вторым тостом директор школы пожелал пионерской вожатой хорошего отпуска, все обернулись на него: «Какой отпуск среди учебного года?» После объяснения, что вожатая идёт в декретный отпуск, все обернулись на неё, а сидевший рядом пожилой учитель немецкого языка, которого она очень уважала, сказал: «Рукавичку родить собралась что ли?» Её зелёный драповый костюмчик так надёжно скрывал её животик, что никто и не догадывался о её положении, а она стеснялась сама об этом сказать. Но слова: «Рукавичку родить собралась, что ли?» засели глубоко и до самых родов, держали её в страхе, что она родит «рукавичку». Как необдуманное слово может ранить, заставить переживать!

Когда, наконец, в ночь на Первое Мая весь медицинский состав больницы и роддома сбежались в родильное помещение, где она уже четвёртые сутки, приходя в сознание только от боли рожала, перешёптывались: «Роженица умирает». Она не думала о себе, а всё про ту же «рукавичку», которая никак не хотела с ней расстаться. Бежали в роддом и родители и муж роженицы, слышали перешёптывания и полные страха кинулись к окну и всё время родов стояли под окном волновались, а потом ночью 6 км. шли домой пешком. Толпа медработников не знала чем роженице помочь, тогда помогли прочитанные ранее книги. Роженица попросила простынь и прошептала: «Я читала, что ребёнка можно выдавить простынёю» – так и выдавили – по двое на Ней повисали то одни, то другие люди в белых халатах и моментально разбежались отмечать в 12 часов ночи Первое мая, оставив Её лежать в луже крови без покрывала. Роженица видела, как разматывали трижды обернувшуюся вокруг шейки её Сына пуповину, и Её трясло от страха за него, от холода, от обиды, что все её бросили, а главное – коль не показали ребёнка и не сказали его вес – значит и впрямь «рукавичка» родилась что-то ненормально?

Ей было только 19 лет, она добросовестно относилась к своей работе, к людям, к детям и не могла и подумать, что можно просто в спешке на 100 грамм спиртного в рабочее время в роддоме забыть сказать ещё 20 минут назад умирающей роженице, что ребёнок здоров, и оставить её мёрзнуть. Когда Её, наконец, перевели в палату, роженица очень просила медсестру сказать Ей о состоянии Сына, но видимо не всё ещё было допито и про неё опять забыли. Так до утра в страхе, что ребёнок ненормальный и Ей об этом боятся сказать, Она ни на минутку не уснула, проклиная себя за все елки, за то, что не послушала мужа и не бросила эту работу; за то, что тащилась по холоду и гололёду, переписывая чужих свиней. Она всё искала причину, где же она загубила ребёнка, плакала пока не пришла на смену знакомая и не сообщила что всё в порядке, чудесный мальчик. Она проспала целый день. В Её понятии так и осталось, что при родах должна быть толпа медработников и, когда рожала через 5 лет здесь дочь, Она спросила у акушерки, единственной, присутствующей в родильном помещении: «А где все?» – та удивлённо ответила вопросом на вопрос: «А кто Вам ещё нужен?»

Пришла Она в роддом в босоножках, а уходила в сапогах – за эти дни на цветущие сады выпал снег – муж не догадался взять такси и они добирались из роддома на перекладных автобусах, а когда сын заплакал, отец спросил: «Что Сынок, дать закурить?»

Через 56 дней, как было положено по закону, вожатая вышла на работу. Её сына, то её брат, привязав резинку к коляске, швырял ногой от себя, сидя на пороге с книгой в ожидании пока коляска прилетит назад, то её отец, взяв отпуск, таскал по двору в хозяйственной сумке, раскачивая и посвистывая. Нужно было искать выход – Она уволилась с работы, а вышла через 9 месяцев уже в другую школу тоже далеко от дома. Через пару месяцев они сняли в аренду дом, Муж привёз своих родителей из сибирской глубинки; сам мотался месяцами по командировкам, а Она работала в две смены и заочно училась – старики смотрели днём за ребёнком. Все деньги отдавали старикам, а потом у них нужно было просить на нужды, отчитываясь, зачем и для чего, хотя они этого не требовали – привычка из дома подчиняться Матери.

Дом строили усилиями всей Её родни. И пока был жив его отец, всё как-то вписывалось в рамки среднестатистических норм семейной жизни. А потом началось… возвращаясь обычно ночью из командировки он вваливался в дом с компанией своих коллег кутили до утра потом он пару суток приходил в себя или исчезал и по несколько суток не появлялся вообще; плакала, бегала по ночам в школу позвонить в милицию – не нашли ли где погибшим; с соседом ночью объезжала тёмные углы города в поисках несчастного «убиенного» или, ожидая его, до утра писала конспекты к очередному экзамену в Университете (где Она училась заочно) прислушиваясь, реагируя на каждый шорох.

Спустя годы Её Мать рассказала Ей, что одной такой ночью она нашла его в притоне, где пьяные и обкуренные голые бабы и мужики плясали свои дикие танцы, а тогда мать успокоила дочь тем, что у него всё в порядке, он заболел и находится у друга, а завтра придёт домой.

Однажды сидя на диване и испуганно глядя в угол он начал кричать: «Черти, вон они четверо, не видишь что ли вон, вон они на нас сейчас кинутся». Она смотрела в указанный им угол, ничего там не видела и, испугавшись, побежала звать соседа. Когда сосед прибежал, Её Муж уже сидел расслабленный, опустошённый и успокоил соседа, что всё в порядке.

Она находила топорище за дверями их спальни в только недавно построенном доме, а однажды – под его подушкой. Она оправдывала его, думала, что у него есть какие-то враги, и он так пытается быть всегда готовым их семью защитить. Тогда Она была беременна дочерью, и постоянные стрессы отражались на ребёнке – он метался, лишая Её сна. Этому ребёнку ещё ни то досталось в утробе матери: вместе они били щиты из дранки для стен дома; на живот в 3–4 месяца мать ставила ведро с глиной, которую только что вместе с братом замесила ногами в холодной воде с соломой и тащила ведро сначала с глиной, потом с раствором с подоконника на козлы, на которых Её Мать мазала потолок. Затем Она лезла на эти козлы и тянулась наверх, затирая штукатурку на потолке. Этот живот строгал доски пола, красил, белил, в Новогодние праздники плясал с учениками на ёлке, сдавал экзамены на зимней сессии, хоронил свёкра – и вообще уже никто не надеялся что ребёнок, пережив такое, ещё способен будет родиться. Было так страшно за себя, за сына и этого настрадавшегося в утробе, который видимо уже совсем не хотел терпеть.

В тот День с утра Она чувствовала, что время приближается, и не рискнула сама ехать автобусами за Сыном в садик, а попросила Мужа забрать ребёнка по дороге домой с работы. Их долго не было. Уже был случай, когда он забыл забрать ребёнка из детского сада, и Она поздним вечером искала Сына по городу по домам воспитательниц, но в этот день Она Мужа предупредила, что может быть ещё нужно будет в роддом. Вечерело. Она волновалась всё больше. Наконец появился ребёнок в сопровождении Её учениц, которые рассказали, что были в центре города (3 км от дома) и на дороге возле сквера увидели Её Сына, который метался на дороге, не зная, куда ему деваться – на месте, где его папа пил с дяденьками уже никого не было. Наконец появился Муж и на её вопрос: «Где ребёнок?» – испуганно глянул на неё и, видимо только сейчас вспомнил, что с ним был ребёнок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5