Елена Картур.

Арейла. Авантюристка



скачать книгу бесплатно

1

Вишу на стене под потолком головой вниз в позе задумчивого таракана и пытаюсь сообразить: все уже совсем плохо или еще есть шанс выкрутиться? Вроде как еще не попалась, так что шансы имеются, но чем дальше, тем более призрачные. Практически под моим убежищем двое мужчин ведут неспешную беседу, а заряд в «Хамелеоне» постепенно подходит к концу. Не рассчитан он на длительное применение. И я не рассчитывала так глупо влипнуть. И не отползешь тихонько в сторону, чтобы спрятаться под портьеру хотя бы. «Хамелеон» – не шапка-невидимка, полная невидимость в движении невозможна, а эти двое, как назло, на «мою» стену смотрят. Картиной любуются. Ну вот чтоб им не полюбоваться чем-нибудь другим, а? Вон в том углу ваза красивая, древность двухвековой давности, и главное, подальше от меня.

Невольно считаю минуты, оставшиеся до того момента, как «Хамелеон» окончательно разрядится. Осталось не так уж долго, если эти двое не уберутся, из вредности прямо на головы им свалюсь. Убить никого не убью, но синяков понаставлю. Хуже уже не будет, как только меня тут обнаружат, скандал разразится на весь свет: сенсация, леди Саренвиль – презренная воровка! Позор! Покойные родители в гробу бы перевернулись. На этом фоне чьи-то там синяки останутся незамеченными. А я, между прочим, ничего и не воровала, наоборот… кое-что лишнее подложила хозяину поместья. Но это уже детали, вряд ли кто-то поверит, что это у меня хобби такое – по стенам лазить. Ага, а в «Хамелеоне» – чтобы не заметил никто, леди изволит стесняться.

Наконец эти двое все же сдвинулись с места, и я тоже медленно начала смещаться по стене к спасительной портьере. Тут главное – успеть замереть неподвижно, если кто-то из них обернется или поднимет взгляд. Какое счастье, что мой «Хамелеон» самой последней модели полностью заглушает все звуки и запахи. Иначе меня бы уже давно спалили. Невозможно же не дышать и совсем не шевелиться.

Эти двое опять остановились возле еще одной картины недалеко от меня, пришлось замереть на стене в неудобной позе. Ну когда ж вы уберетесь отсюда, ценители искусства?! Все остальные гости танцуют, вино пьют, а эти к прекрасному приобщаются, понимаешь, эстеты хреновы! Еще немного, и я дойду до особо зверского убийства, пока останавливает только то, что за него дают больше, чем за воровство.

Так, Диана, дыши ровней, не трать ресурс батареи, его и так мало осталось. Самовнушение отчасти помогло, и я успокоилась. Ценители искусства тем временем немного отошли, и я еще чуть отползла. Так и продолжалось: они смещались в одну сторону, я медленно отползала в другую. Перед глазами мигала красным пиктограмма разряжающейся батареи. 7 % – небольшой шажок и тревожно замереть, 6 % – переждать, пока отвернутся, и еще один шажок. 5 % – да чтоб вам провалиться, искусствоведы проклятые!!! И вот она, заветная портьера, еще одно движение – и я спасена! Пиктограмма в последний раз издевательски мигнула – 1 %, и виртуальный экран отключился.

Едва не сверзилась со стены, успев в последний момент развернуться и встать на узкий выступ подоконника.

Портьера заметно заколыхалась, я не удержала злобного шипения сквозь зубы.

– Что это? – тут же насторожился один из ценителей прекрасного.

Поспешно нырнула под спасительную портьеру, есть еще маленький шанс, что пронесет. Только б успеть сменить батарею в «Хамелеоне».

Пальцы позорно дрожали, когда я вынимала тоненький цилиндрик из поясной сумки, а затем вставляла в контейнер на левом запястье. Сколько секунд надо человеку, чтобы неторопливо сделать пять шагов? Именно столько отделяло меня от двух мужчин. И я слышала каждый шаг, пока дрожащие пальцы проделывали привычную операцию…

Портьеру резко отдернули в сторону.

– Ничего нет, показалось, наверное.

Ну что, дражайшая леди Саренвиль, едва не вляпались. Самым краешком пронесло. Да и то не до конца: если эти ценители искусства тут еще полчасика погуляют, у меня и вторая батарея сядет. А запаса-то больше нет. Не предназначен «Хамелеон» для длительных операций. Да и я сама так не влипала еще. А все благодаря моей самоуверенности. Это ж надо было додуматься идти на дело при полном доме гостей!

К счастью, они, погуляв еще несколько минут, все же ушли. Я с облегчением вздохнула, выбираясь из-за пыльной портьеры, и дала «Хамелеону» команду сворачиваться. Затем вынула из поясной сумки комок синего шелка, который после некоторых несложных манипуляций превратился в шикарное, но несколько вызывающее платье. Впрочем, это мало кого удивило бы, одежда из шелка арсимских пауков всегда шилась с использованием минимального количества ткани. Просто потому, что стоит метровый отрез этой ткани, как кар представительского класса. На мне сейчас два таких кара плюс хвостик в виде полного мини-бара. И я бы ни за что не стала выпендриваться, – в конце концов, в отличие от большинства зажравшихся аристократов, прекрасно знаю цену деньгам, – если бы у арсимского шелка не было нескольких весьма важных для меня достоинств. Во-первых, его можно свернуть в компактный комок, при этом материал не мялся, даже если завязать его в узел. А во-вторых, подобное платье можно надеть несколько раз, не уронив своего аристократического достоинства. Нет, я, разумеется, вполне могу себе позволить шить новый наряд на каждый прием, теперь уж точно могу. Но такой наряд в поясную сумку не спрячешь. Так что платье можно считать частью экипировки. Жаль, что свое оно уже отслужило, все-таки трижды появляться в одном и том же наряде на приеме – немного чересчур. Даже если это арсимский шелк.

Впрочем, нынешнее дело я завершила.

«Хамелеон» наконец свернулся, образовав во впадине пупка янтарную каплю. Все, остались последние штрихи: поправить прическу, подрисовать макияж, вынуть из поясной сумки ридикюль и спрятать в него саму сумку. Подобрать спрятанные в укромном уголке туфельки, они в поясную сумку никак не помещались. Вот теперь можно возвращаться на прием.

Неспешной походкой направляюсь в банкетный зал. Надеюсь, никто моего отсутствия не заметил. Вопросов не боюсь, но лучше обойтись без них.

Не обошлась, к сожалению. Леди Каролайн, словно специально караулила, направилась прямиком ко мне, стоило только войти в зал.

– Леди Саренвиль, где же вы пропадали так долго? – поинтересовалась она с любезной улыбочкой. – Неужели нашелся кавалер, рискнувший увлечь вас в альков? Будьте осторожны, леди, вы рискуете репутацией.

– Увы, леди Каролайн, не нашлось такого храбреца, – развожу руками в притворном сожалении. – Мельчают мужчины, увы и ах. Пришлось любоваться произведениями искусства в гордом одиночестве. У хозяина дома прекрасная коллекция.

Лицо леди Каролайн сделалось чрезвычайно унылым. Но придирчивый взгляд, которым она меня окинула, не выявил небрежности в одежде и прическе. Какая досада для этой сплетницы.

– Ох, леди Саренвиль, я вам искренне сочувствую! – всплеснула она руками. – Как печально, что ни один мужчина до сих пор не оценил ваших многочисленных достоинств. Возможно, вам не стоит их столь тщательно прятать?

Вот с-с-с… стерва! Ничего, я ей это припомню. А сейчас обойдемся без ссор, так, небольшой укол напоследок:

– Остается порадоваться, что у меня хотя бы есть что прятать.

Так и хотелось добавить: «В отличие от некоторых», но это было бы уже откровенным хамством. Ничего, леди Каролайн у нас женщина понятливая, намеки улавливает с полуслова, богатый опыт сказывается. Больше меня в этот вечер никто не беспокоил. Я даже вполне приятно поговорила с двумя джентльменами. В альков, правда, ни один меня завлечь так и не попытался. Впрочем, оба уже немного не в том возрасте. Можно считать, что вечер прошел вполне удачно.

Когда-то таких, как Каролайн, было гораздо больше, и кусали они куда как больнее. Еще бы, такой скандал! Наследница герцога Саренвиля, канцлера Империи, – какая-то никому не известная незаконнорожденная девица. До сих пор не знаю, каким чудом меня не признали самозванкой и почему император все-таки утвердил титул. Я до последнего ждала, что вместо того, чтобы стать герцогиней, вот-вот окажусь будущей каторжанкой. Но папенька, видимо, позаботился, иначе я этого объяснить не могу. Лучше бы он позаботился о том, чтобы представить меня свету до того, как отправился в мир иной. Скандал был бы, конечно, не меньше, возможно, герцог даже лишился бы должности, но уж мне-то точно было бы легче. Впрочем, я понимаю, почему он поступил именно так, как поступил.

И если с титулом все решилось относительно быстро, то отцовского наследства мне пришлось добиваться два года. Дальние родственники герцога подали в суд, и все это вдруг усугубилось просто-таки бесконечными бюрократическими проволочками. Наследство я отсудила, да и титул, которого меня все же пытались лишить, тоже. Но чего мне это стоило, сейчас даже вспоминать страшно.

Иногда закрадывалась мысль просто бросить все и сбежать. Черт бы с ним, и с титулом, и с наследством, жила же как-то раньше без них. Не то чтобы хорошо жила, но не голодала и в рванье не ходила.

Не понимаю, почему я этого так и не сделала. Исключительно из упрямства, очевидно, просто злость брала от одной мысли, что кто-то может заставить меня сдаться. С детства ненавижу любое давление, а тут такая травля. Да как они все смеют вообще?! Пусть своего отца я никогда не знала, но наследство – это единственное, что мне от него осталось. И дело тут вовсе не в деньгах и титуле. Хотя и деньги, конечно, кое-что значат, не будем лицемерно делать вид, что это не так.

Тем не менее этот бой я выиграла. Выдержала и презрительные взгляды, и болезненные уколы чужих ядовитых языков. Это сейчас, спустя уже шесть лет, травля «безродной выскочки» утратила свою привлекательность. Все приедается, любые скандалы забываются, а вместо старых обязательно возникают новые, куда более свежие и интересные.

Иногда мне очень хочется спросить у матери, как так получилось, что она родила меня? И почему отец признал незаконнорожденную, да еще и от простолюдинки, дочь сразу после рождения? Ведь в любом другом случае он просто не смог бы передать мне титул, да и с остальным наследством возникли бы немалые проблемы. Только спрашивать уже не у кого, мать умерла на год раньше отца.

Она была рядовым агентом Тайной канцелярии, не имела ни денег, ни титула, даже самого захудалого, зато обладала незаурядной внешностью. Даже с возрастом ее красота ничуть не померкла, по-прежнему заставляя мужчин терять голову. Родила она меня в возрасте «немного за тридцать», для коренной имперки это сущая мелочь, учитывая, что современная медицина позволяет без особых проблем продлить жизнь до ста пятидесяти – двухсот лет. Однако мама была родом из какого-то захолустного пограничного мирка, там и в космос-то едва-едва вышли, какие уж тут достижения медицины? Конечно, в Тайной канцелярии и лучшие медики, и лучшее оборудование, но некоторые процедуры необходимо проводить сразу после рождения. Впрочем, мама не жаловалась и работу свою делала с душой, хотя иногда и возвращалась с очередного задания уставшая, а иной раз и откровенно подавленная. Подозреваю, на одном из подобных заданий мама и познакомилась с отцом. В те времена я, правда, еще ничего не знала об ее работе. И когда мама учила меня разным интересным штукам, это было чем-то вроде игры. Лазить как обезьяна по деревьям, заборам и даже отвесным стенам, да вообще по любым поверхностям, забраться на которые в человеческих силах? Да запросто! Гримироваться так, что ни один знакомый не узнает, учиться менять походку, жесты и даже голос? Да с удовольствием! Вскрывать любые механические замки с помощью шпильки, а электронные – с помощью портативной универсальной отмычки? Круто! И даже в голову не приходило, что за одно только хранение такого устройства мать могли отправить под трибунал. И лишь позже, повзрослев, я узнала, что электроотмычка – вещь насквозь незаконная, за сбыт или приобретение которой можно запросто загреметь в тюрьму. А уж тот приборчик, что хранился у нас дома и с которым я так запросто «играла», был и вовсе секретной разработкой Тайной канцелярии. И по сравнению с обычными нелегальными электроотмычками имел куда более широкие функции. Впрочем, таких игрушек в нашем доме было немало. Это для простых обывателей они «секретные разработки», а для агентов – штатная экипировка. Империя никогда не экономила на тайных службах и полиции.

Вообще мне не совсем понятно, как маме удалось оставить все эти предметы у себя. Ну, часть, положим, можно было списать как утерянное во время заданий, а остальное? Теперь уже и об этом не спросишь, но все мамины запасы мне не раз пригодились.

С откровенным криминалом я старалась не связываться, но… в моей ситуации не до щепетильности. А к тому же иной раз было невыразимо приятно сделать какую-нибудь гадость тем, кто меня так увлеченно унижал. Выкрасть дорогущую коллекционную статуэтку или, вот как сейчас, подложить кое-что. Не знаю уж, что было в той шкатулке, при моей работе излишнее любопытство только вредит, но логика подсказывает, что таких, как я, не нанимают для взлома сейфов, чтобы подложить подарок ко дню рождения. Так что стоит следить за новостями, очевидно, у графа скоро могут начаться нешуточные неприятности.

И меня это ужасно радует.

Да, признаюсь без глупого кокетства – я злопамятная и мстительная особа. И хозяина этого дома мне есть за что не любить. Еще и поэтому я взяла этот заказ. Сейчас я работаю редко и очень разборчива в том, за какие заказы мне хотелось бы взяться.

Вообще-то после получения отцовского наследства можно было и вовсе бросить работу. Внушительный капитал и несколько весьма удачных вложений, сделанных папенькой, позволяли до конца дней не беспокоиться о таких мелочах, как заработок. Кажется, весь высший свет полагал, что именно так я и поступлю, дорвавшись до наследства: погрязну в балах и приемах, а затем и вовсе выскочу замуж за какого-нибудь обедневшего дворянина, у которого все так безнадежно, что он согласится на брак с «безродной выскочкой». Какая-никакая, а все ж таки герцогиня. Но меня такое будущее совершенно не прельщало, даже при печальном отсутствии других вариантов.

Признаю, с личной жизнью теперь у меня все грустно. И вовсе не потому, что с получением титула зазналась настолько, что возжелала себе только принца и непременно по великой любви. Хотя какая девушка не мечтает о принце? Но да ладно, я бы и простолюдином обошлась, не в качестве мужа – зря, что ли, столько сил положила, чтобы самой же все потом разрушить, – но в качестве любовника. Однако и тут все оказалось не так просто. Одни вели себя как опытные альфонсы, норовя сесть на шею и свесить ножки, другие постоянно пытались угодить и лебезили, как перед начальством, каждую минуту напоминая о зримой разнице в социальном положении. Был еще и третий, более редкий вид, – эдакие павлины, наглые в своем самолюбовании настолько, что не сомневались в своей неотразимости для любой женщины, невзирая на ее социальное положение, возраст и пристрастия. К таким я старалась и вовсе не приближаться. Нет, я допускаю, что среди любого сословия можно найти что-то приличное на мой притязательный вкус. Но мне такие пока не попадались. Кроме одного-единственного исключения, но там о регулярных отношениях можно и не мечтать. Так, редкие встречи и почти дружеский секс.

Не сказать, что это вгоняло меня в депрессию и понижало самооценку, но огорчало. Зато любимая работа служила отдушиной, способом развлечься и пощекотать нервы. Поэтому я еще не бросила этим заниматься и не брошу, похоже.

Наконец я решила, что провела на приеме достаточно времени, чтобы уход выглядел прилично. Если бы не заказ, вообще не пошла бы. Скучнейшее занятие и напрасная трата времени, лучше бы фильм какой по головизору посмотрела.

Больше всего хотелось сейчас сесть за штурвал своего спортивного кара и промчаться с ветерком по ночному городу, по самым верхним ярусам, где даже днем почти никого нет и позволено развивать максимальную скорость. Но приличия – только представительский кар, только с водителем, только по среднему ярусу. Неторопливо и чопорно, позволить себе лихачества и эскапады не могу, только не я.

Паршивая из меня все-таки вышла аристократка: грубая, неотесанная и не умеющая ценить светскую жизнь.

Дома сразу же отправила заказчику сообщение о том, что работа выполнена, и включила головизор. Полистав программы, выбрала документальный фильм об Арейле. Очень популярная в последнее время тема, но и интересная, надо признать. Еще бы: первая за всю историю существования Империи планета, на которой не только обнаружили сразу несколько иных разумных видов, близких к людям, но еще и настоящую магию! Это притом что до сих пор единственной цивилизацией, не принадлежащей к виду гомо сапиенс, были существа, похожие на гигантских улиток, использующие свои улиточные домики как биокорабли. Очень ловко по космосу рассекают, в гиперпрыжок уходят почти мгновенно, к тому же способны выращивать в своих домиках почти любые системы: от оружия до климатических установок. Имперские ученые просто кипятком писают, так хотят научиться создавать такие корабли. Сайвы (улитки), что интересно, совершенно не против помочь в этом двуногим «братьям по разуму», очень добродушные и нежадные существа. Но результаты невелики, впрочем, возможно, в каких-нибудь секретных лабораториях, в той же Тайной канцелярии, уже имеются опытные образцы. Пока на черном рынке можно найти кое-какие биоимплантаты. Я рискнула установить себе парочку: контейнер для «Хамелеона» (та самая янтарная капля), ценно в нем то, что любой сканер покажет – это просто обычное украшение, и электрошокер. Его использовать мне пока не приходилось, оружие последнего шанса. Хотя какое там оружие – оглушить и сбежать, но иной раз и это может спасти. Честно говоря, я совсем не уверена, что не дерну сама себя этой штуковиной при случае.

Ну да ладно, сайвы и их биотехнологии – уже давно не новость. А вот Арейла – другое дело, вот это действительно сенсация, причем еще совсем свежая. Лет пятнадцать назад ученые Империи открыли возможность перемещения в параллельные миры. Это открытие стало следствием разработки сети транспортных порталов. Некоторые колонии расположены довольно далеко от метрополии, до самых дальних лететь больше месяца даже на самых быстрых курьерских кораблях, поэтому мгновенные порталы стали вопросом весьма актуальным. Портальную сеть развернули, опробовали и признали намного более эффективным межпланетным транспортом, чем космические корабли. К сожалению, грузовые порталы оказались на порядок дороже, чем медленные грузовозы, но для этого существуют беспилотники, зато для людей и мелкогабаритных грузов порталы идеальны. А ученые обратили свои взоры на другие возможности мгновенных перемещений. В частности на теорию параллельных миров, и таки сделали открытие! Помню, эта сенсация долго гремела во всех новостях. Первый же портал был открыт в ненаселенный и, главное, в пригодный для жизни мир! Правда, зафиксировать координаты не удалось, так что повторное открытие портала привело на какую-то неприветливую планету, заселенную огромными зубасто-когтистыми монстрами, старательно жрущими друг друга. Несколько лет ученые бились над тем, чтобы научится фиксировать координаты открываемых миров, это дало бы возможность возвращаться в них сколько угодно раз. И даже устанавливать стационарный портал. В конечном итоге это удалось, было открыто несколько довольно симпатичных миров. В одном из них даже основали колонию, она, впрочем, долго не продержалась. Как уже говорилось, грузовые порталы слишком дороги, а в случае с параллельными мирами еще дороже. Ни переправить грузы в метрополию, ни получить. Экономически оказалось невыгодно, а пригодных планет для расселения и так было достаточно. Да даже терраформирование непригодных обходилось на порядок дешевле.

Проект почти заглох, и тут небывалое открытие – Арейла! Мир, в котором обитают одновременно несколько разумных гуманоидных видов. Уже фантастика. Еще фантастичней стало, когда поняли, что это за виды. Вот это был уже подлинный шок, такая истерия поднялась. Настоящие, просто-таки всамделишные эльфы, причем разом темные, светлые и лесные. Вот уж разнообразие! А еще орки. Зеленые и зубастые громадины, ну просто сказка, потом выяснилось, что есть еще такие же, но красные. Гномы обнаружились попозже, тоже вполне себе каноничные, невысокие, бородатые, живут в горах. Имелись сведения и о других расах, у местных даже ходили легенды о разумных драконах. Они с пришельцами, впрочем, общаться не пожелали. Их, кажется, вовсе не нашли.

Самое удивительное, что в этом странном мире обитают и люди – одно совсем небольшое государство. Удивительно потому, что непонятно, как они вообще способны конкурировать с остальными, более сильными, долгоживущими и прочее. Наши ученые этим, понятное дело, заинтересовались, тут-то и выяснилось, что на Арейле есть магия! И люди этой магией владеют не хуже остальных своих соседей по планете. Притом, вот это сюрприз, специализируются на некромантии! Целое государство некромантов, настоящая темная империя.

Но магия! Она смущала умы ученых и простых обывателей. Аномалия, фантастика и мистика. Каким образом эта неведомая магия работает вопреки всяким законам природы? Сначала выдвигалось предположение, что это особое поле планеты и в других мирах магия действовать не будет, ведь имперцы на Арейле волшебной силой так и не овладели. Совершенно неспособны к магии, как доказали многочисленные исследования. А жители Арейлы, очутившись в Империи, свою силу ничуть не утратили, они, как оказалось, оперировали некоей абсолютно недоступной имперцам энергией. Более того, выяснилось, что любой маг одним усилием воли способен генерировать особое поле, сжигающее любую электронику. Особо страдали высокоточные и сложные приборы, кроме имплантатов, – живая плоть излучение не пропускает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28