Елена Гриб.

Игра в чужую ложь: Цена игры



скачать книгу бесплатно

Волшебница верила, что прошлое осталось в прошлом. Приказывала себе верить! И каждый миг помнила, что это – обычный самообман.

Все на свете имеет причины и, порой, они скрываются глубже, чем кажется на первый взгляд. Когда-то Лин не сомневалась: ненависть императора – способ подавить горе. Принцесса, которую волшебница заменяла почти месяц, скоропостижно скончалась. Двойник продолжал жить… С точки зрения Малдраба Четвертого, одно это заслуживало плахи.

Но со временем Лин поняла кое-что еще, и решила, что судьба причудлива в своем стремлении к равновесию. Лучше бы волшебнице вовсе не размышлять о прошедших днях, потому что воспоминания приводят к выводам, а некоторые из них крайне болезненны.

– Скорее, не мы вышли, а к нам кое-кто пожаловал, – негромкое замечание Марка вывело ее из задумчивости.

– Кто? – Кари, сам того не замечая, сделал шаг в сторону, заслоняя собой жену.

– Это надо видеть, – вздохнул сосед. – Потому что на слово вы мне не поверите.

«Ну так пойдем!» – собиралась сказать Лин, которую ужасно раздражали недомолвки – правда, лишь в тех случаях, когда загадками говорила не она сама.

За оградой снова полыхнуло. Яркий свет ударил в глаза, и пришлось на мгновение зажмуриться.

Когда волшебница вытерла слезы, выступившие от резкой вспышки, в ее ворота ломилось растрепанное рыжеволосое существо в обгоревшем платье и с копотью на лице.

– Зел! Что с тобой?!

– Мы начинаем войну! – радостно объявила богиня. – Разве это не чудесно?

Лин заставила себя не срываться на крик.

– Ты выглядишь не очень, – проговорила мирно. – Бледная, уставшая… Заболела?

– Отравилась! – воодушевленно сообщила Зелина. – Невероятно, правда? Потрясающий торт. Никогда бы не подумала, что на меня может подействовать что-то такое.

– Торт?

– Ну, яд. В торте. Эй, вы чего расстроились? Со мной все хорошо. Я умерла пару тысяч лет назад, во второй раз не смогу при всем желании.

Волшебница кое-как улыбнулась:

– Зел, ты в курсе, что никто из нас ничего не понимает?

– Еще бы! На то и расчет! – без тени раскаяния заявила богиня. – У меня появилось чудесное предложение. Вам оно понравится, обещаю. Я годами ждала такой возможности. То есть мы. Да, мы ждали случая, чтобы… Марк, расскажи ты! Боюсь, меня они не воспримут всерьез.

По мере того, как глаза Зелины разгорались азартом действия, ее друзья приобретали все более озабоченный вид, по опыту зная: добром это не закончится.

– Это твоя затея, Зел.

– Но ты лучше разбираешься во всей этой географии и политике!

Лин почувствовала, как ее руку сжали крепкие пальцы мужа. Она подняла на него взгляд и понимающе улыбнулась. В общении с богиней Жизни главное – терпение. За последние годы у них с Кари этот навык развился в полной мере, но иногда все равно хотелось запустить в рыжую чем-то тяжелым.

– Начну сначала, – негромкие слова Марка слегка осадили энтузиазм Зелины. – С самого начала, чтобы были видны плюсы и минусы этой паршивой истории.

– Ты забыл уточнить, что с твоей точки зрения плюсов в ней нет, – прервала его богиня.

– И никогда не будет.

Но факты остаются фактами. Недавно у нашего чокнутого императора, чтоб его сожрали чумные крысы, родился сын. Официально – второй сын, и, говорят, старый маразматик души в нем не чает. Он полюбил этого ребенка настолько, что решил передать ему трон. А чтобы нынешний наследный принц не обиделся и не надумал вдруг протестовать, ему дали собственное королевство – Тойяну.

– Это же Проклятое графство! – потрясенно воскликнула Лин. – Возле Клусса!

Остальные непонимающе переглянулись: метаморф был чужаком в Велли и понятия не имел о ее провинциях, а Зелина могла назвать сотню вещей, гораздо интереснее географии.

– Ага, оно считалось проклятым. – Марк перевел дыхание. – До тех пор, пока… Что, никто об этом не слышал? – Ответом стали недоуменные взгляды. – Этой зимой проклятье исчезло, весной же указ венценосного урода сделал графство Тойянским королевством. И завтра принца Арголина коронуют, а затем женят на дочери местного графа. Или наоборот? А, ладно! Подхожу к сути дела. Сегодня Зел чуть-чуть поумнела и не полезла за обедом на императорскую кухню. Разнообразия ради она прошлась по Кирату. Это столица Тойянского графства, если кто не в курсе.

– Представь себе, я этого не знала! – в голосе богини прозвучал намек на смущение. – Подумаешь, какой-то захолустный городок… Да наша деревня и то цивилизованнее. Но яды у них качественные.

– Эта бестолочь, – Марк указал на жену, – притащила в дом свадебный торт. Тот самый, которым завтра полакомились бы Арголин и его нареченная.

– Он был отравлен! – подсказала Зелина.

Лин скрипнула зубами. Ну почему некоторым так нравится повторять очевидное? Нет бы перейти к сути дела и не морочить голову!

– Потерпи чуть-чуть, – прошептал Кари, обнимая ее за плечи. – Они вот-вот доберутся до самого важного. Подумаешь, простоим на солнцепеке пару часов… Зато Зел сполна насладится новой ролью. Как думаешь, она сейчас изображает заговорщика или разоблачителя?

Лин благодарно взглянула на него и сделала над собой усилие, чтобы не послать к Реху66
  Рех – бог Смерти.


[Закрыть]
все вопросы и просто смотреть в те темные мерцающие глаза, где рождались и гасли звезды… Родные глаза! Мало кто способен спокойно выдержать взгляд метаморфа, но ей нравилось видеть напротив две бесконечные вселенные и знать: они обязательно будут рядом в трудный момент.

– Кому-то идея с королевством сильно не понравилась, – напомнил о себе Марк. – При таком раскладе Арголин вряд ли переживет завтрашний день, но, как по мне, это не наше дело. Жаль, что вы наверняка считаете иначе.

– Не считаем, – ответил за себя и за Лин Кари. – Правда?

– Точно. – Волшебница вздрагивала от одного упоминания Его Величества и не горела желанием разбираться в придворных интригах.

Сосед удивленно смерил их взглядом.

– Серьезно? – Он будто не верил своим ушам. – Странно. Я собирался вас отговаривать, а не уговаривать.

– Императорский двор – настоящая змеиная яма, – заметил метаморф. – Да и сам император вряд ли встретит нас с распростертыми объятиями. Или Зелина нашлет на него склероз?

– Вот поэтому Зел и хотела, чтобы эту безумную идею вы услышали от меня, – вздохнул Марк. – Думаю, не стоит напоминать, как сильно я ненавижу императора и насколько мне безразлична его участь. Но, если кто забыл, Арголин не просто вырос без матери – его воспитывали во лжи. Когда у мальчика проявился дар мага, вообще пытались сбагрить в Клусс! В эту страну, где с младенчества прививают ненависть к не-людям и учат вместо сердца пользоваться счетной машинкой! А потом у Малдраба появился нормальный во всех отношениях ребенок, и принцу бросили Тойяну.

– Пожалуйста, не говорите, – обманчиво мягко продолжила богиня, – что именно рождение Арголина стало причиной всех наших бед, потому что и мы невольно стали причиной бед Арголина.

Лин снова посмотрела на мужа и прочла на его лице искреннее удивление. То, что Зелина рвалась в далекую столицу и хваталась за любую мало-мальски приличную возможность, было понятно. Однако Марк не просто ненавидел Малдраба Четвертого и весь его род – он считал императора ответственным за смерть своего отца и точно не стал бы агитировать в поддержку молодого принца. Или важнейшая часть истории о Тойяне и отравленном торте еще не прозвучала?

– Хватит нагнетать обстановку, – будто читая ее мысли, негромко попросил метаморф. – Сомневаюсь, что ты ни с того ни с сего загорелся сочувствием к Арголину. В чем дело?

Марк отвел глаза.

– У нас там, – кивнул в сторону своего дома, – огромная проблема, и мы не представляем, что с ней делать!

На миг воцарилось молчание, затем Кари неуверенно предположил:

– Принц заметил Зелину и сумел проследить ее портал?

– За кого ты меня принимаешь? – возмутилась богиня. – Мой портал не поймать никому!

– Кроме Лана77
  Лан (Алан Дилейн) – герой древности, правитель Старилеса.


[Закрыть]
, – мстительно уточнил Марк. – Величайший герой нашего мира тебе не по зубам. Признай это, Зел, и жить станет проще.

Зеленые глаза рыжеволосой бестии яростно сверкнули, и она прошипела сквозь зубы:

– В нашем доме сидит наш же император, называет Марка «умным мальчиком», а меня – «дорогушей», постоянно извиняется, умоляет о помощи и, кажется, уверен, что попал то ли к Реху, то ли в мир Тварей!

ГЛАВА 2. Высочайший сюрприз


«Сюрприз!» – воскликнула эльфийская шпионка, вылезая из-под кровати старого императора.

«Сердце…» – тихо прошептал Малдраб Первый.

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский


Расцвет Веллийской империи давно минул, и теперь о былой славе напоминала разве что ее огромная территория, протянувшаяся от Храмовых земель на востоке до Крайних гор на западе, и от Гартона, южного соседа и вечного соперника, до Клусса, северного пристанища магов.

Справедливости ради Лин не могла не отметить, что за последний десяток лет Малдраб Четвертый сумел навести в государстве хоть какой-то порядок. И пусть методы короны оставались такими же кровавыми, как во времена правления прадеда нынешнего императора, большая часть населения была счастлива.

Не-людские наемники, на которых император потратил половину довольно скудной казны, полностью оправдали ожидания, несмотря на враждебный настрой простых людей.

Междоусобицы крупных землевладельцев прекратились в течение неполного лунного цикла. Умные держатели земель во второй раз присягнули Его Величеству на верность, сильные – осчастливили наследников, отправившись на вечный отдых в фамильные гробницы, а умные и сильные пополнили заметно поредевшие после реформ ряды министров.

Армия понемногу увеличивалась, налоги же, наоборот, сокращались, но отчего-то доходы государства не уменьшались. Перепись показала, что рождаемость с каждым годом растет, и теперь население Велли чуть ли не в два раза больше, чем полвека назад. Это легко объяснялось: угроза войны с Гартоном давно исчезла, внутренние конфликты сошли на нет, экономика медленно, но настойчиво тянулась вверх, и даже маги понемногу возвращались в родные места, отрываясь от клусской кормушки, – в общем, присутствовали все условия для создания семьи.

Разумеется, недовольные нынешним положением дел тоже находились, только вот закрывать рты в империи научились давным-давно. Рудники в Крайних горах быстро избавляли от излишнего красноречия, а для особо настырных существовала так называемая «вечная» ссылка. Громадный континент в западном полушарии, который воля Первых магов превратила в Закрытий мир, уже поглотил немало государственных преступников. Идеальное место, чтобы избавляться от неугодных! Попасть туда мог каждый, но выбраться не удалось никому.

Этот материк был накрыт колпаком из магии, призванном, по официальной версии, сдерживать населявших его Тварей. Правда, некоторые считали, что древние маги попросту наслаждались внезапно открывшейся силой. Не думали же они о благе человечества, создавая Великую пустыню и Крайние горы на месте некогда плодородных земель?

Мир Тварей… Высшая мера наказания, к которой Малдраб Четвертый самолично приговорил Кари, и, заодно, Лин. Разве она могла бросить того, чья любовь примирила ее с этим миром? А Зелина и Марк попали под раздачу случайно. С другой стороны, тогда гвардейцу император сулил участь худшую, чем вечная борьба с Тварями… Но что для богини портал, направленный на территорию вечной ссылки, пусть и созданный личным магом государя? Она изменила направление – и здравствуйте, Тихие Ежики, деревенька у границы с Храмовыми землями и Старилесом!

Никакой суеты, чистый воздух, свежие продукты… Они выбрали спокойную жизнь, потому что бороться с системой бесполезно, да и что может быть опаснее разъяренного правителя? А так гнев Его Величества выплескивался многочисленными чистками, Зелина же злилась, не желая прозябать в глуши, но держала данное волшебнице обещание не высовываться до самой смерти Малдраба. Пожалуй, это было одно из тех немногих обещаний, которые богиня старалась не нарушать. Впрочем, сначала она предлагала помочь императору с отправкой на тот свет, но друзья сумели найти весомые доводы против этой идеи.

Что стало бы со страной, наследник которой только родился? Дележ власти, новые порядки, кровь! И хотя Зелину подобные мелочи мало заботили, она признавала – лучше потерпеть, чем снова с кем-то соперничать, драться, убегать… Богиню нельзя убить, зато ей можно причинить массу неудобств, а рыжеволосая красавица ценила комфорт.

– Девочка моя, ты почти не изменилась! – умиленно вещал император из глубокого мягкого кресла, некогда украшавшего его собственный дворец. – И стала еще красивее! Прошу прошения, но у вас здесь такая забавная мода! Нет-нет, это короткое платье очень тебе идет, ты не подумай плохого. И длинные волосы! О, у тебя на запястье кольцо! Обручальное? Ты вышла замуж? За кого? Неужели Марк смог покорить мою девочку? Ох, прошу прошения, запамятовал! Тебе ведь нравился тот молодой метаморф. Совсем не помню его лица… Это он? Какие жуткие глаза… Прошу прощения. А у твоей подруги милое ожерелье… Я знаю ее? Кажется, мы где-то уже виделись, дорогуша. Такую яркую внешность трудно забыть! Разрешишь как-нибудь пригласить тебя на ужин?

Столько лет прошло… И плевать, что впереди бесконечность, эти годы каждый из четверых, обалдело застывших перед Его Величеством, мог провести по-другому. Пусть в этой самой деревне, занимаясь теми же делами и повторяя все те же ошибки, но без постоянного напряжения, без опасений перед будущим и, главное, без ожидания чужой смерти.

А Малдраб Четвертый словно и не помнил о своей ненависти, которая когда-то испугала даже богиню. Заинтересованно переводил взгляд с одного изумленного лица на другое и мирно болтал, довольствуясь кивками в ответ.

– Очень красивый дом! Кажется, похожий ковер лежал в моей спальне. Хм, а я считал, что ни одного ткача в Закрытый мир не отправляли… Выходит, мы сейчас у Реха? А где он живет? Мне надо бы с ним поговорить. Он же в прошлом был некромантом, может, что-то дельное посоветует… Какие милые занавески! А почему все в таких тонах? Золото и пурпур – цвета империи. Я думал, у вас будут неприятные воспоминания о Велли…

Лин смотрела на маленького седого человека, голову которого венчала «повседневная», то бишь легкая, корона, и пыталась уверить себя, что не сошла с ума. Да, она видела изрядно постаревшего императора, слышала его голос, улавливала давно подзабытые интонации, но это не могло быть реальностью!

Тот правитель вел себя совершенно по-другому, и он не мог измениться. Хотя бы потому, что людская молва такие перемены разносит по стране мгновенно. Тогда что? Внезапное помутнение рассудка? Раздвоение личности? Магия? Или просто игра… Но с какой целью? Нет, император не играл! Ненависть не скроешь, как ни старайся, да и актером Его Величество всегда был плохим.

– Что-то странное происходит, – едва слышно проговорил Кари, наклонившись к уху волшебницы. – Малдраб знает, что мы женаты, а этот удивился… Я чувствую кровь Виллаев88
  Виллаи – династия, к которой принадлежат правители Веллийской империи.


[Закрыть]
, но от него невероятно разит магией.

Она оглянулась.

Зелина наслаждалась комплиментами, которыми ее награждал престарелый правитель, Марк нервно вертел в руках вилку и уже умудрился отломать два зубца… Кажется, он все больше терял над собой контроль. Еще немного – и Его Величество действительно встретится с Рехом!

«Кровь Виллаев, да? И магия? Как же я не хочу этого делать!» – подумала Лин, дотрагиваясь до руки разглагольствовавшего императора.

– Что случилось, девочка моя? Что за?..

Голос Малдраба Четвертого внезапно обрел звонкость и задор, а уж произнесенные им ругательства окончательно развеяли образ правителя.

– Боги, что это?! – Искореженная вилка упала на пол. – Время не может повернуть вспять!

– Так похож? – Лин перевела заинтересованный взгляд с мелкого обладателя удивительно больших и, вне всякого сомнения, эльфийских глаз, появившегося на месте правителя империи, на Марка.

Тот пораженно кивнул:

– Как две капли! Только он маленький какой-то…

Парень в кресле дернулся, но воздержался от защиты своих прав. Презрительно скривил губы и с независимым видом скрестил на груди руки.

– Ты сам в те времена под стол пешком ходил, – улыбнулась Лин. – Так что там с порталами, Зел? Помнится, кто-то сказал, что…

– Да-да, конечно, я всегда остаюсь крайней! – раздраженно отмахнулась богиня. – Но не в этом случае! Он появился, когда я уже корчилась от яда, поэтому ищите виноватых в другом месте!

– Может, Его Высочество сам расскажет, как попал сюда?

Миролюбивый тон метаморфа никого не мог обмануть. Неизвестность означает угрозу, а допустить, чтобы Лин оказалась в опасности… Ни за что! В таких ситуациях Кари резко превращался в настоящего не-людя из «Десяти самых могучих и коварных рас» – практического пособия по расоведению, главной задачей которого было донести до народа простую мысль: «Лучше переоценить, чем недооценить». Его друзья знали – пока враг точно не определен, бояться нечего. Ну а принцу, как решили все четверо, полезно слегка испугаться.

Его Высочество делиться секретами не пожелал. Зыркнул из-под тонких насупленных бровей, наверняка оценив хоть и скрытую рубашкой, но оттого не менее внушительную мускулатуру метаморфа, рядом с которым даже Марк выглядел чуть ли не юнцом, и перевел взгляд на Лин.

– Какая невоспитанная молодежь пошла, – с притворным вздохом посетовала Зелина. – Лезут, куда не просят, старших не слушаются, на их жен засматриваются, ковры из императорского дворца пачкают… Стыд, да и только!

– На себя посмотри, тоже мне старуха нашлась, – выдал принц, заставив богиню удивленно присвистнуть, – и ничего я не пачкал!

Ответом ему стала гробовая тишина.

Никто бы не удивился, начни веллийский (пока веллийский!) наследник сыпать угрозами или пугать высокомерием. Общались уже с правителями, тесно, можно сказать, общались, и навсегда запомнили, как умеют высокородные показать ничтожность тех, кто находится ниже хоть на одну социальную ступеньку.

Пожалуй, только у Лин сохранились относительно теплые воспоминания о нынешнем властителе Гартона, который, как это ни странно звучит, действительно думал о стране. Ах да, был еще Алан Дилейн – легендарный герой, взошедший на трон Старилеса (в простонародье – Странного Леса) под именем Лана, совершенно не вписывавшийся в привычный образ владыки, но, как говорилось в одной из самых распространенных пословиц Главного мира – что с не-людя взять?

– Чего? – Его Высочество явно ожидал не такой реакции. – Что случилось?

Зелина внезапно рассмеялась.

– Эльфеночек мой, это был лучший комплимент за мою последнюю тысячу лет! А насчет ковров… Если не перестанешь раздевать взглядом мою подругу, то обязательно их…

– Зел, прекрати. – Лин предупреждающе тронула плечо богини. – Это не то. В смысле, не тот интерес. Он не может не знать, кто я.

Она села на длинный, покрытый золотистой парчой диван, перекочевавший в дом соседей из дворца во Влае вместе с креслом, вычурным столиком на трех ножках, десятком ковров, парой кроватей и множеством мелочей, чье исчезновение, по мнению богини, было обставлено невероятно талантливо и совсем незаметно. Рыжеволоска опустилась рядом, потянув за собой Марка. Кари остался стоять.

– Парень, будет лучше, если ты сам объяснишь, откуда взялся, – предложила Зелина, ослепительно улыбаясь. – Здесь затронута моя честь, поэтому церемониться с тобой я не собираюсь. Ты же не хочешь, чтобы тебе залезли в голову и узнали тайные замыслы?

– Я маг! – гордо сообщил принц.

– Правда? Как интересно! А я богиня. Итак, мы внимательно слушаем.

– Рыжая? Ха-ха-ха! Какая чушь! Ха-ха-ха! Я был во всех храмах, и нигде… Ой!

– Что, мраморные статуи чуток отличаются от оригинала? – понимающе кивнул Марк. – Я тоже поначалу не верил, а Лин так вообще богов совсем по-другому представляла. Добрых богов, я имею в виду. Таких правильных, благородных и возвышенных до тошноты. А наша богиня из Храма Жизни любит черный юмор, мужчин и материться. Кстати…

– Меня хотят убить, я убегал, не мог представить дом, использовал формулировку «в безопасное место», узнал ее, подумал – все, облик сам собой, это привычка, – на одном дыхании выпалил Его Высочество.

Лин пристально посмотрела на принца, размышляя, притворяется он или действительно взволнован до глубины души. Императорский наследник в настоящем обличье еще ни разу не взглянул приветливо… Как зверек какой-то, право слово! А ведь об Арголине по всей империи ходят рассказы один страннее другого, чего только история с танцовщицами стоит.

– Слушай… те, Ваше Высочество, – обращение из уст Марка прозвучало как насмешка, вызвав на щеках принца легкий румянец, – а вы сами поняли, что сказали? Я бы попросил… Лин, как ты говоришь? Помедленнее, чтобы записать, да? Занятно, эти фразы из твоего мира очень уместны и в нашем. Так как насчет повторения простыми словами для простых людей?

Тот не успел ответить.

– Продолжаешь считать себя человеком? – без капли язвительности заметила богиня. – Я поясню. Обычно портал создают, используя воспоминания о месте, куда хочешь попасть, но в таком случае нужна концентрация внимания. Другой вариант – формулировки, то есть прокручивание в голове не визуального образа, а словесного описания желаемого пункта назначения. Этот способ надежнее, ведь со временем меняется все, однако идеальные формулировки слишком большие, иногда занимают десятки страниц. Или, как в случае нашего гостя, они элементарны – если описывают уникальное место.

– Зел, ты что, читала клусскую энциклопедию? – не удержался от шпильки Марк. – Мне казалось, этим у нас Лин страдает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8