Елена Бурунова.

Атлантида. Ступени к власти



скачать книгу бесплатно

Шумная компания втащила в пиршественный зал какую-то рабыню, и срывая с неё одежду веселились. Их забавляла беспомощность жертвы. Бедняжка вопила и звала на помощь, но никто из присутствующих не отважились ей помочь. Он принц и имеет право на всё.

Алина, прижавшись к своему любовнику Маркусу, старалась не смотреть на игры братца. Они ей были противны, но что она может сделать для этой несчастной. Ничего.

Даже Маркус – друг Ария, не встревал в развлечения принца. Сегодня он друг, а что завтра? Арий станет императором и припомнит Маркусу, как он испортил принцу веселье. К тому же эта всего лишь рабыня. Любовник младшей принцессы отвёл глаза от сцены, разворачивающейся в десяти метрах от него, и попытался развеяться. Он сильнее прижал к себе Алину, нашёптывая ей, что они будут делать этой ночью.

В зал вошли советники и равнодушно прошли мимо. Они даже не посмотрели в сторону, откуда доносилась мольба о помощи. А, зачем? Мальчик развлекается…

Амурий занял место рядом с троном императора и усадил себе на колени Марцию, жену сосланного Мелентия. Первый советник всюду появлялся со своей любовницей. Поговаривали, что Мелентия поэтому и сослали. Уж слишком он протестовал против открытых отношений Амурия с его женой. За что и поплатился. Мелентия назначили наместником самой отдалённой колонии на севере империи, а его жёнушка отказалась ехать так далеко. К тому же, там очень холодно и варвары частенько делают набеги. Преступные любовники надеялись на скорое вдовство Марции. Только вот, что-то Мелентий не спешил в мир иной. Десять лет надежда Марции о новом замужестве так и оставалась лишь надеждой.

А, вот и первый жрец культа отцов пожаловал. Нагбур опираясь о посох, вполз в зал и посмотрел на шумную кампанию. Все присутствующие замерли в ожидании, что хоть жрец прекратит эту мерзость, но Нагбур только опустил глаза и, вздохнув, направился к столу. Свой короткий путь жрец проделал ни разу не оторвав взора от мраморных полов. Старик, подойдя к бархатному дивану, опустился на него со словами: «Мои глаза уже не так зорки, а слух не так остёр, как раньше». Это было его оправданием за бездействие.

Все придворные заняли свои места за столами. Марий хлопнул в ладоши. Это был сигнал для музыкантов. Громкая музыка почти заглушила крики рабыни, а частично потухшие от сквозняка свечи скрыли развлечения Ария. Танцовщицы выбежали в центр зала, двигаясь своими телами в такт музыки. Скоро придёт император, и эта ночь только начинается. Ночь веселья. Как беззаботна жизнь при дворе.

Атия не любила приходить до начала пиров отца. Ей больше нравилось появляться в самый разгар веселья. Темнота скрывала её от назойливого внимания Кампия. Этот идиот преследовал принцессу, не давая ей прохода. Его подарки бесили. Его комплименты пошлы. Его вид противен. Как он – старый осёл, мог подумать, что принцесса империи атлантов снизойдёт к нему. Пусть он хранитель печати, но не царственная особа. Пусть Кампий богат, но его золото не делает его молодым.

Атия никогда не полюбит старика. Лучше выйти замуж за Ё Со, чем стать любовницей Кампия.

Рабы, увидев приближающуюся принцессу поклонившись, открыли двери в золотой зал. Она вошла и обомлела. Арий, его дружок-кузен Саладий и ещё трое верных приспешников изощрённых игр принца насиловали её новую рабыню.

Гнев принцессы не знал предела. Она подошла к веселившейся шайке и сказала:

– Арий, прекрати не медленно.

Принц даже не отреагировал. Он сделал вид, что не слышит приказного тона сестры, и продолжал своё грязное дело. Только его пособники немного опешили, разжав свои объятья. Рабыня, уловив момент, скинула своего мучителя и, бросившись к Атии, упала перед нею на колени.

Как она была жалка: изорванное платье, кровоподтёки на лице, ссадины и синяки по всему телу, растрёпанные волосы. Бедняжка стала целовать ноги своей спасительницы, причитая: « Спасите, госпожа, пожалуйста. Умоляю». Атия движением руки подозвала своего раба – телохранителя. Он сопровождал принцессу повсюду, следуя за нею, как тень. Тот не заставил себя ждать и уже в поклоне ожидал приказов своей госпожи. – Зураб, отведи её во дворец. – Махнув рукой, она добавила, – Я сегодня приду раньше, но пусть не ждут, разденусь сама. Ступай.

Раб поднял жертву принца на руки и унёс её. Арий, развалившись на просторном диване, ехидно улыбался. Он всем своим видом показывал Атии своё безразличие. Его друзья делали то же самое. Принцессу ещё больше разозлило такое отношение. Её братец вёл себя так, словно ничего не произошло. В доли секунды в голове принцессы пронеслось, неужели он будет императором. Сидит, ухмыляется и нагло подмигивает сестре.

– Атия, ты прервала моё веселье, – Тон, с которым он обратился к принцессе, был насмешливым, почти издевательским. Принц, взяв бокал, протянул его сестре. – Ты сегодня не в настроении, сестричка. Наверно, Кампий подарил дешёвую безделушку, не достойную принцессы, – Сказав это, он разразился смехом. Повернувшись к друзьям, добавил. – На мою красавицу сестрицу позарился только старый осёл, вот она и бесится, портя всем настроение.

Смех Ария был, как вызов. Он прямо намекал ей, что она хоть и красива, но никто не отважится ухаживать за нею. Она может рассчитывать на любовников, где не будь за пределами Атлантиды. Отец давно мечтает, как избавится от нелюбимых дочерей. Сначала он отправит Атию в Лемурию, потом сошлёт Алину в какую-нибудь захудалую провинцию. Арий в очередной раз указывал принцессе на её жалкое бесправное положение при дворе. Это не могло не задеть Атию. Она не выдержала издевательского тона принца, но ответила ему, не теряя самообладание.

– Любезный братец, если бы я захотела, все придворные, включая первых советников, дежурили возле моих покоев в надежде только увидеть мой стан, услышать мой голос, но я не вижу достойных этого. Я жду не дождусь, когда уеду в Лемурию. Говорят император Ё Со красив и молод и никто не сравнится с ним. Император лемурийцев искусный воин, его флот не давно одержал победу над нашим, а его армия разбила на голо варваров. Я слышала, что он ещё несравненный любовник. Мне явно повезло с будущим мужем. – Атия закатила глаза и вздохнула, и как бы с сожалением добавила. – Двор Атлантиды оскудел на настоящих мужчин. – Принцесса довольно улыбнулась, когда увидела, как радость сползла с лица Ария.

Она задела его своими словами. Конечно, ведь принц считал себя лучшим во всём, а тут ему указали на его никчёмность. Ё Со император, а он ещё нет. Ё Со хороший воин, а он… Какой славой покрыл себя Арий. Не трудно догадаться – насильник, дебошир, избалованный юнец.

Арий вскочил с дивана и вплотную приблизился к Атии. Его глаза гневно горели, а дыхание принца обжигало шею принцессы. Только шею, пятнадцатилетний Арий был ниже принцессы на целую голову. Чтобы посмотреть в глаза Атии, ему нужно было встать на цыпочки. Это разозлило принца ещё больше. Он отступил от принцессы на шаг и пролепетал, как провинившийся ребёнок.

– Когда я стану императором, Атлантида разобьёт твоего Ё Со.

Атия улыбнулась и добавила, не скрывая своего ликования.

– Нет, милый братик, когда ты станешь императором, Атлантида превратится в беззащитную захудалую страну, для которой единственным спасением станет зависимость от более сильной империи. Атлантида перестанет существовать, как империя, и приобретёт статус провинции Лемурии, а может и Сахарии. Императором ты будешь не долго. Если повезёт, в лучшем случае наместником.

Сказав это, принцесса демонстративно повернулась к нему спиной и направилась через весь зал к свободному дивану. Наследник империи пытался реабилитироваться в глазах своих друзей, выкрикивая оскорбления и угрозы, но Атия даже не обернулась. Она всем своим видом показывала – равнодушие и пренебрежение к его обещаниям. Может быть, Арий и будет императором, но для неё он теперь не указ. Она почти невеста Ё Со – властелина и повелителя самой огромной и воинственной империи на земле, а он наследник разваливающейся Атлантиды.

Всего лишь наследник! А наследники не всегда вступают в права наследства.

Свидетелями короткой перепалки между братом и сестрой к счастью стали не многие. Полумрак и громкая музыка скрыла от придворных все нюансы ссоры. Сегодняшняя ночь положила начало самой жестокой вражде, последствия которой будут роковыми для всех, кто её слышал.

Ночная темнота выгодно скрывала Назир Синха, когда он бесшумно шёл за Атией.

Он и не думал, встретит по пути в золотой зал кого-нибудь. Обычно в столь позднее время, все жители дворца развлекаясь, ждали появления своего императора на пиру. Не каждому дозволялось входить в золотой зал после повелителя. Привилегия самого ожидаемого гостя принадлежала Аттиле, как первому лицу империи. К тому же, каждую ночь пиршества императора приветствовали по-особенному. В момент, когда повелитель Атлантиды входил в зал – всё замирало. Музыканты, танцовщицы, слуги – падали на колени и вытягивали свои руки в сторону императора. Вельможи вставали кланяясь. Только когда всесильный и всемогущий господин садился на свой золотой трон и поднимал ладонь правой руки вверх, в знак того, что принял достойное его персоны приветствие, тишина снова превращалась в буйное веселье.

И так было каждую ночь. Весь церемониал занимал достаточно много времени. Аттила, как и все царственные особы, любил насладиться своей безграничной властью. Опоздать значило навлечь на себя гнев всесильного. Но, судя по походке старшей принцессы – она не торопилась. Император давно зол на неё. Терять Атии было не чего.

Третий советник, оставаясь не заметным, наблюдал за принцессой. Он слышал от начала до конца ссору двух детей императора. Назир Синх всегда симпатизировал нелюбимой дочери Аттилы. Он видел в ней силу и ум, которым был обделён сам император и его сынок. Если бы Со Чо не родила мальчика, то вполне возможно, что по праву перво-рождения именно Атия заняла место, достойное только её. Она стала бы императрицей Атлантиды.

Назир Синх уловил намёк принцессы Арию. Когда она выйдет замуж за Ё Со, то империи атлантов больше не быть. Она сделает всё для её присоединения к Лемурии. Маленькая месть за все унижения при дворе отца.

«Да, Атия ты злопамятна». – Подумал чужестранец, когда принцесса гордой походкой и довольная собой пересекала весь золотой зал. Танцовщицы расступались, уступая ей дорогу. В старшей дочери Аттилы окружающие чувствовали величественность свойственную только сильнейшим. Как стая волков признаёт вожака по оскалу, так вельможи Атлантиды призвали в Атии повелительницу по взгляду. Пусть реальной власти и поддержки отца у неё не было, но в лицо, никто, никогда не смел, оскорбить принцессу.

В мозгу у третьего советника появилась преступная мысль.

«А, что если принцесса станет императрицей? Время ещё есть…».

Назир Синх поклонившись Арию, последовал за Атией. Коридор из танцовщиц распался и третьему советнику пришлось пробираться чуть ли не сквозь извивающиеся танцующие тела девушек. Тем временем затрубили в горн, и наступила тишина.

Император.

Золотой зал напоминал свалку из тел. На полу лежали рабы, чуть выше склонившись над ними, словно ветви деревьев, знать. Среди этого всего больше всех выделялся третий советник. Он, как одинокий дуб склонился над полем из танцовщиц. Не мудрено, что император заметил его. Его не частого гостя своих великолепных пиров.

Аттила, усаживаясь на золотой трон, иронично спросил:

– Я вижу, мой третий советник тоже решил присоединиться к моему веселью? Что так, Назир Синх, тебя заставило изменить своё мнение. Ты мой верный подданный, так яро критиковал бессмысленную трату средств императорской казны на постоянные пиры? Ну, же ответь.

Назир Синх не поднимая глаз на величественную особу, начал искусно врать.

– Мой повелитель…

– Назир Синх, – Судя по весёлому тону голоса настроение у Аттилы, было впервые намного лучше после смерти Со Чо, скорее всего причиной такого кардинального изменения была новая фаворитка императора – Силеста, – Ну разогни наконец свою спину. Я заговорил с тобой и желаю видеть твоё лицо.

Третий советник повиновался желанию своего императора и выпрямился во весь рост. А рост чужестранца был не маленький. Славившиеся высотой атланты были на несколько сантиметров ниже Назир Синха

Император, развалившись на троне, пальцами перебирал густые чёрные локоны на голове у своей наложницы. Та, как верная собака, сидела на пуховых подушках у ног своего господина и довольно улыбалась, целуя колено императора.

В этот момент Назир Синх вздохнул с облегчением. На этой сахарийке император не женится. Она бесплодная рабыня. Это не допустят даже Амурий и Марий.

– Мой господин, я был не прав, когда так говорил. – Посмотрев, как император качает головой в знак согласия, продолжил. – Я не могу выступать против веселья моего повелителя. Если всесильный господин желает праздника, то он должен быть незамедлительно. А мы, верные рабы нашего императора, должны сделать всё, что бы господину было весело. Для этого и существует казна. Золото, которое поступает в неё, должно радовать нашего императора. От золота нет толку, когда оно пылиться в императорской сокровищницы. – Довольный собственной ложью Назир Синх, обрадовался ещё больше, когда увидел, как падкий на лесть Аттила, расплылся в одобрительной улыбке. Весь вид императора говорил: «Да, так и должно быть. Я император. Всё только ради моего удовольствия».

Дальше Аттила сам всё договорил за своего третьего советника.

– Наконец, прозрел мой верный Назир Синх. Мои подданные должны быть горды, что налоги тратятся на маленькие радости их несчастного императора. Я же самый занятой человек во всей империи. Я постоянно думаю о государственных делах. Я пекусь только о благе моей империи. Ну, неужели я не заслужил хоть каплю радости. – Император встал с трона и откинул ногой Силесту. Спустившись по ступенькам со своего пьедестала, подошёл к Назир Синху. – А, ты как верный раб, своего господина, узревший свою не правоту, решил разделить веселье моё. – Обняв третьего советника, Аттила, спросил, ожидая конечно, утвердительный ответ. – Не так ли, мой честный Назир Синх?

Его честный Назир Синх не мог разочаровать ожидания своего повелителя.

– Вот, самый честный и достойнейший среди всех моих подданных! – Громко воскликнул император, когда поднимался обратно на свой пьедестал, и указывая пальцем на Назир Синха добавил, – И пусть он заблуждался, но сказал мне правду тогда. А теперь, когда признали свою вину, мой Назир Синх, я хочу видеть вас как можно чаще возле себя. – Когда император занял своё законное место в золотом зале, он поднял ладонь со словами. – Веселитесь в месте со своим повелителем.

Верные рабы императора выпрямили спины, и веселье продолжилось.

Атия была удивлена появлением третьего советника, но ненадолго. Увидев, как к ней крадётся Кампий, её голову заняла мысль, как отвязаться от порядком надоевшего старикашки. Может подсесть кому – нибудь. Она оглянулась в поисках спасительного свободного места. Зал заполнен до отказа. Было свободно только одно место и то рядом с ней. Неужели и в этот раз хранителю печати повезёт.

Принцесса уже представляла возле себя жирного Кампия. Его дурно пахнущее тело, трущееся об неё. Его противные руки, которые всегда норовят схватить то за колено, то за грудь или стиснуть в своих потных ладонях её пальцы. Атии вертела головой, не теряя надежды, что возможно, какая-нибудь парочка захочет уединиться и уйдёт с шумного пира в более спокойное место. Например, в сад. Она нашла в полумраке свою сестру и Маркуса. Они редко засиживались, и уже подходило время, когда любовник брал Алину на руки и уносил прочь из зала. Но, судя по их жаркому спору, сегодня любовь отменяется.

Атия обречена на вынужденное соседство с Кампием. Может его вообще проигнорировать, и он сам уйдёт. Не отвечать на вопросы, не смотреть на него. Нет, не выйдет, так она уже поступала и ничего не получилось. Этот осёл становится ещё более навязчивым. В такие минуты принцесса начинает мечтать, когда за ней приплывёт флот Ё Со. Атия закрыла глаза в ожидании неизбежного.

Она почувствовала, как возле её кто-то сел, и мягкий диван заскрипел от навалившейся на его тяжести. Глаз можно было не открывать. Этот кто-то мог быть только хранитель печати. Атия ждала, когда пошлые руки Кампия начнут опять лапать её. Странно, но хранитель печати что-то не спешил. На него это совсем не похоже. И запах. Неужели старикашка помылся. От него обычно несло грязным немытым телом задолго до того, как его обладатель появлялся в поле зрения принцессы. Атия ощутила лёгкий аромат чистоты. На что ещё готов пойти глупый осёл, чтобы понравиться ей. Только все его попытки всё ровно будут безуспешны. Принцесса никогда не сможет полюбить того, кто одним только своим видом внушает отвращение. Между Атией и Кампием ничего не может быть! Когда он это поймёт.

Не выдержав, принцесса резко повернулась к своему назойливому престарелому поклоннику и в очередной раз попыталась объяснить, как он смешон, со своей никчёмной любовью.

– Кампий, послушай я устала от… – Принцесса замолчала не договорив. Рядом с ней сидел Назир Синх.

– Устали от чего, Ваше Высочество? – Его глаза прищурились от улыбки.

Третий советник императора внимательно смотрел на Атию. Принцесса словила себя на мысли – Назир Синх красив.

– Я приняла вас, Ваша Светлость, за другого. – Она заметила, что Кампий стоит в нескольких шагах от них. И, явно бесится, переминаясь с ноги на ногу. Не успел старичок! Место, на которое ты сегодня метил занял другой. К великому счастью Атии, она проведёт эту ночь с самым загадочным мужчиной империи. – За Кампия. Он не даёт мне проходу.

Третий советник наклонился ближе к принцессе. Она почувствовала его дыхание своей шеей. Его голос завораживал. Он зашептал на ушко Атии.

– Поэтому я и поспешил спасти, мою маленькую принцессу, от старого развратника. – Придвинувшись ближе к собеседнице, взял её ладонь и поцеловал.

Такое поведение смутило дочь императора. Назир Синх никогда не замечал принцессу, а теперь столько внимания. С чего бы это? Третий советник ничего не делает просто так, и это было известно всем. Что ему понадобилось от нелюбимой дочери Аттилы. Принцесса разочарованно вздохнула. Неужели и Назир Синх тоже свататься. Хотя он и лучше предыдущего ухажёра, но она так устала быть алмазом в короне отца, который хотят только по причине близкого родства с императорской кровью.

Все её возлюбленные разочаровывали принцессу. Она любила, а они преследовали свои цели. Учесть их – ужасна!

– Ты, Назир Синх, в любовники хочешь записаться? Им не повезло, помнишь? – Она спросила, шутя, но и доля правды была в вопросе принцессы.

– В союзники, моя повелительница. – Не отрывая взгляда и губ от пальчиков на её руке.

В союзники? Что ещё за союз? Союзниками становятся только заговорщики против чего-то или кого-то. Если бы зал освещался не сотнями свечей, а слепящим солнечным светом, то все заметили бы, как быстро лицо принцессы побледнело, а глаза округлились. Это могло вызвать не нужные догадки и подозрения у окружающих.

Атия почувствовала, что её руки стали влажные, и по телу пробежала волна дрожжи. Жертвой заговора обычно становятся люди обладающие властью. В империи атлантов такой властью наделены: император и старшие советники. Заговор против них это заговор против империи, и её народа! За это – позорная смерть…

Она слишком молода, что бы умереть. Нет, она то, как представительница императорской крови не будет позорно казнена. Заговорщицу обрекут на вечное заточение в северной провинции, в самой неприступной крепости, где в лишениях и одиночестве её придётся доживать свой век. Единственное, что останется Атии это мечтать, чтобы её жизнь была не столь длинной, как хотелось бы её мучителям. А, вот Назир Синха ждёт другой конец.

На секунду в памяти всплыли жестокие казни на городской площади. Принцесса судорожно попыталась вырвать свою ладонь из лап третьего советника, когда вспомнила реки крови, стекающие по плахе на мостовую и предсмертные крики преступников. Сердца заговорщиков вырывали из груди, и они ещё долго сокращались в руках палача, а тела несчастных бились в конвульсиях, словно живые.

Назир Синх был силён. Не выпуская руку принцессы из своей ладони, он обнял её и прижал к себе, так сильно, что каждый вздох давался с трудом. Те, кто смотрел на них в этот момент, могли только заметить страстную парочку, готовых вот – вот слиться в долгом поцелуе.

Третий советник так и сделал. Его губы приблизились к губам Атии. Дыхание у обоих участилось. Правда, по разным причинам. Принцесса испытывала страх, заставивший выбросить в её кровь адреналин. Назир Синха, как и любого мужчину, просто возбудила власть над беззащитной женщиной.

Вырваться из крепких рук чужеземца она уже не пыталась. Так принцессу ещё никто не целовал. Она ослабла в жарких объятьях «верного подданного» императора и сама не заметила, как её руки обвили его мощную шею. Мир перестал существовать… Казалось, что шум, царивший вокруг них, куда-то исчез, их тела окутала невидимая оболочка. В ней было так хорошо и спокойно. Если бы это длилось вечно.

Вечность покоя.

Умиротворение принцессы было не долговечно. Оно кончилось, когда Назир Синх отстранил свою повелительницу, сказав:

– Только любовники не думают о власти, моя принцесса. – И поцеловав в обнажённое плечо, добавил. – Нам нужно поговорить и от этого разговора зависит судьба твоей империи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6