Елена Бреус.

Зимняя сказка



скачать книгу бесплатно

Молодой следователь Ваня Гаусс стремительно влетел в свой рабочий кабинет и кинулся прямиком к шефу. С трудом притормозив у самого края начальственного стола, он взволнованно прокричал:

– Виктор Данилович, дайте мне отпуск! Немедленно!

Руководитель отдела Носачев оторвался от экрана компьютера и удивленно приподнял брови.

– А у вас, молодой человек, – неторопливо произнес он, – как говорит мой старший внук, ничего не слипнется? Ты же всего неделю, как из отпуска!

– Виктор Данилович, дайте, – с отчаянием в голосе воскликнул Ваня. – Вопрос жизни и смерти. Она в опасности!

– Родина? – ехидно прищурился Носачев.

– Алина! – лицо Гаусса выражало безмерную муку.

– Ммм… Кто есть Алина?

– Моя… – младший следователь подавился несколькими согласными, судорожно сглотнул и выпалил: – Знакомая!

– А, это та девушка с лыжного курорта… – припомнил Виктор Данилович.

На прошлой неделе Ваня вернулся из двухнедельного отпуска, который он провел с приятелем в горах Заилийского Алатау. Отпуск ему достался в декабре, и приятель – родом из тех мест – убедил его, что горные лыжи – это самый незабываемый отдых на свете, с которым не сравнится ни один пляж в Таиланде. Юный следователь на лыжах кататься не умел, но охотно согласился попробовать новое развлечение. Вернулся он с обгоревшим под горным солнцем лицом, ушибом ребер и растянутой лодыжкой, но чрезвычайно довольный и, как оказалось, влюбленный. Девушка Алина была сотрудницей этого курорта, не то лыжным инструктором, не то администратором гостиницы, и Ваня часто говорил о ней с мечтательным блеском в глазах.

– Выкладывай, что случилось, – потребовал Виктор Данилович.

– Там происходит что-то ужасное, – Гаусс всплеснул руками и сделал страшные глаза. – Я ей позвонил, а она… Она с трудом могла рассказать… На нее было совершено нападение! Ее ударили по голове, но, перед тем, как потерять сознание, она успела заметить, как ее начальника сбросили в пропасть. Там!… Я!… В общем, я должен быть там. Дайте мне отпуск.

– Хмм… – Носачев задумчиво побарабанил пальцами по столу. – Ты уверен, что это не бредни милой барышни, и там действительно что-то происходит?

– Виктор Данилович, какие бредни? Девушку ударили по голове! – Ваня выразительно постучал по своей собственной макушке и решительно воскликнул: – Если вы не дадите мне отпуск, я уеду без содержания. То есть, без разрешения!

– Поскольку трудовой отпуск у тебя закончился, ты хочешь взять отпуск без содержания, – перевел его путаную речь старший следователь.

– Ага, – энергично кивнул Гаусс и угрожающе добавил: – И даже если вы меня не отпустите…

Он замолчал и умоляюще заглянул в лицо начальнику.

– Но вы же меня отпустите? – с надеждой спросил он.

Носачев вздохнул и почесал переносицу.

– Отпущу, конечно, куда ж тебя девать… Четыре дня тебе дам. До конца недели плюс выходные и не больше. Чтобы в понедельник был на работе! И смотри там… Не наделай глупостей, – ворчливо произнес он после недолгого молчания.

– Спасибо! – просиял Ваня, развернулся и прокричал на бегу к двери: – Не волнуйтесь, не наделаю!

Проводив его задумчивым взглядом, Виктор Данилович снова вздохнул и нахмурился.

Выдающаяся способность младшего следователя находить неприятности на свою юную голову заставляла усомниться в его словах.

Глава 1. Трудная профессия – журналист

Идеи бывают разными. Одни оказываются великолепными и приносят их обладателю успех и дивиденды. Другие оборачиваются бесполезной тратой времени. А бывают и такие, которые следовало бы задавить в зародыше, такие они вредоносные. Проблема состоит в том, что на этапе их возникновения все идеи выглядят замечательно, и лишь практика сможет подтвердить их ценность.

Если бы Таня Бессонова знала, что выйдет из ее гениальной (как ей поначалу казалось) мысли совместить работу на зимних каникулах со сбором материала для журнальной статьи, она бы тут же постаралась забыть о ней.

Девушка училась на последнем курсе университета и собиралась стать хорошим журналистом, а хороший журналист должен знать материал изнутри. Это правило ей не уставал повторять родной дядя, проработавший в газетном деле больше сорока лет. Он был единственным среди ее многочисленных родственников, кто поддерживал Танины метания в выборе профессии.

После окончания школы девушка успела поучиться год в архитектурно-строительном институте, затем два года в медицинском, пытаясь освоить профессию стоматолога, и теперь вот, вроде, нашла себя в нелегком журналистском деле. Остальные родственники только качали головами и цокали языками, осуждая Танины перебежки из одной профессиональной деятельности в другую. Только дядя Олег был на стороне девушки.

– Шо вы привязались к ребенку? – басил он своим мягким южно-русским выговором на семейных советах. – Девочка ищет свой путь в жизни, отстаньте от нее! И ведь не дурака валяет, а учится. Один Бог знает, как ей эти знания потом пригодятся.

– Какие же это знания? – скорбно взывала Танина мама. – Что можно узнать, бегая из одного вуза в другой?

– И ей так нравилась профессия архитектора… – поддерживал супругу папа.

– А кто виноват, что она их бросает? – сердито вступала Танина бабушка. – Если бы кое-кто не мотался черт знает где, а следил за ребенком как положено, ничего бы она не бросала!

– Но, мама, как ты можешь так говорить! – обиженно возражала Танина мама. – Ты же прекрасно знаешь…

Дальше семейный скандал развивался по привычному сценарию, со взаимными упреками и обвинениями, которые не менялись из года в год.

Оба Таниных родителя были врачами с редкой специализацией по тропическим болезням. Эта самая специализация часто и надолго уводила их из родного города на бескрайние просторы Африки, Индии и массы других южных стран, где водились комары-убийцы; мухи це-це; черви, живущие под человеческой кожей; и прочие милые вещи. Понятно, что Таню в эти приятные места родители с собой взять не могли и оставляли с бабушкой. Та, хоть и обожала внучку, но совсем не была в восторге от того, что ей приходилось на время отсутствия непутевых родителей откладывать в сторону любимую работу преподавателя на кафедре микробиологии.

Таня с юных лет чувствовала, что взрослые вокруг нее увлеченно занимаются чрезвычайно важными делами – родителей нет дома по полгода, бабушка всегда занята на своей кафедре – и изо всех сил старалась соответствовать. Она росла спокойным, серьезным ребенком, который не доставляет хлопот окружающим, то есть хорошо учится и всегда знает, чем себя занять. Вот только с выбором профессии вышла заминка.

К окончанию школы Таня не сомневалась, что хочет стать инженером-строителем городов будущего. Она с легкостью поступила в архитектурный институт, но ушла из него после первого курса, когда на практике отчетливо поняла, что реалии строительного дела, типа нескончаемой ругани с пьяным прорабом, ей не по силам. Обстоятельно поразмыслив, Таня обнаружила в себе непреодолимое желание лечить людей и поступила на стоматологический факультет медицинского института. Здесь ее хватило на два года прежде чем она окончательно уверилась в том, что не хочет до конца жизни орудовать бормашиной.

– Я хочу быть журналистом! – твердо объявила родственникам Таня, забрав документы из медицинского вуза и тем же летом успешно поступив в университет.

– О, Боже мой! – хором воскликнули мама и папа по скайпу из Вьетнама.

– Молодец, правильно, – одобрительно крякнул дядя Олег тоже по скайпу с другого конца города.

– Да чего же правильного-то? – вознегодовала Танина бабушка с противоположного конца стола.

– Второй институт бросает! – волновались родители, выпихивая друг друга из поля видимости камеры.

– Девочка всегда имела склонность к литературе, – уверенно басил дядя из левого верхнего угла экрана.

– Ну, ты-то конечно лучше всех знаешь, к чему у нее склонность! Ты ее воспитанием сроду не занимался! – возмущенно накинулась на него Танина мама. Затем ее поддержали папа и бабушка, и эпицентр семейной ссоры плавно и привычно сместился на дядю.

Таня поняла, что дальнейшего ее участия в разговоре не требуется. Она развернула ноутбук экраном к бабушке и позволила родственникам вдоволь наругаться о том, кто больше ее, Таню, неправильно воспитывал, а сама, с тем же энтузиазмом, с каким прежде изучала архитектуру и стоматологию, ринулась изучать сложности профессии журналиста. И, похоже, на этот раз она не ошиблась с выбором, поскольку на сегодняшний день успешно добралась до третьего курса, и дело это ей нравилось все больше и больше.

– … Девушка, я вам несколько раз повторила, что кроме уборщицы других вакансий нет!

Сотрудница отдела кадров недовольно поджала губы, буравя Таню колючим взглядом. Несмотря на далекий от пенсионного возраст, дама имела вид тощей и сморщенной старой брюзги с голодным блеском в глазах, словно питалась она исключительно личными делами сотрудников.

– Но мне сказали, что вы набираете экскурсоводов… – попробовала возразить девушка.

– Не экскурсоводов, а проводников пеших групп и только в летнее время, – отрезала дама.

– Хорошо, – вздохнув, согласилась Таня. – Оформляйте уборщицей.

Обидно было отказываться от своего замечательного плана.

– Давайте документы, – процедила сквозь зубы кадровичка, протягивая вперед руку. Ее хищные пальцы с длинными красными ногтями были унизаны массивными кольцами.

– Вот, пожалуйста, – девушка быстро протянула ей папку.

– Факультет журналистики…– прочитала сотрудница кадров и лицо ее стало еще более брезгливым.

– Хочу подработать на каникулах.

– Пффф… Понятно… – фыркнула дама, всем своим видом выражая безмерное презрение.

“Интересно, это она только со мной так или с остальными тоже?” – задумалась Таня и решила, что наверняка повезло не ей одной.

– Сколько длятся ваши каникулы?

– Почти три недели.

– Меня “почти” не устраивает, – дама с размаху воткнула карандаш в календарь, сделав в нем дырку. – Дату назовите.

– Дату чего? – осторожно уточнила девушка.

– Дату начала и окончания работы, – рявкнула кадровичка, взглядом давая понять, что Таня оказалась еще тупее, чем она думала.

– Могу начать с завтрашнего дня и до тридцать первого января, – поспешно ответила будущая журналистка.

– А сегодня можете начать? – мадам заглянула в какую-то бумажку и нахмурилась. – Уже сегодня кабинеты в административном здании убирать некому.

– Ну, если надо… – неуверенно пожала плечами девушка.

– Вот и хорошо, – кадровичка стала чуть любезнее. – Работа посменная, с восьми до восьми. Два дня работаете, два дня отдыхаете. Приступайте, а я все оформлю.

Уже через полчаса после этих слов новоиспеченную уборщицу вез служебный автобус по горной дороге навстречу неожиданным и не всегда приятным событиям на территории горнолыжного курорта “Зимняя сказка”.

На первом курсе Таня взяла первое в своей жизни настоящее интервью. Легких путей в жизни она не искала и за материалом отправилась в крупную местную авиакомпанию, где старательно пообщалась с представителями различных служб. Собрав массу непонятной, но внушительной информации, безмерно гордая собой, она показала готовый репортаж дяде, и тут произошел конфуз. Олег Матвеевич бегло просмотрел отпечатанные листы, хмыкнул, потом достал сотовый и набрал номер.

– Андрюха? – пробасил он в трубку, не глядя на довольную племянницу. – Ты не занят? Можешь ко мне зайти на пару минут? Добре. Жду.

Через некоторое время в квартире появился дядин сосед, бывший авиационный инженер, а ныне заслуженный пенсионер, Андрей Иванович Лемех.

– А ну-ка, Иваныч, – дядя протянул ему Танин очерк, – зацени своим зорким оком сие творение.

Иваныч достал очки и послушно побежал глазами по строчкам. Сначала у него удивленно округлились глаза. Потом он недовольно поморщился. Потом с досадой крякнул, затем кряканье повторилось еще несколько раз.

– Ну, как? – хитренько поинтересовался Олег Матвеевич, когда пенсионер закончил читать.

– Кхым, – бывший авиатор возмущенно потряс текстом. – Это кто же такое понаписал?

– А вот, – дядя сделал широкий жест в Танину сторону. – Видишь, смена подрастает!

– Девушка, – Андрей Иванович сделал страдальческое лицо. – Где вы взяли эту информацию? Кто вам такое сказал?

–В авиакомпании… Ваши коллеги… Бывшие… – честно ответила сбитая с толку Таня. Она не могла понять, что не понравилось в ее репортаже старому авиатору. Ведь она все записала правильно!

– “Взлет и посадка – это самые опасные периоды. Они длятся совсем недолго, и у пилотов может не хватить времени, чтобы достать инструкцию…” – зачитал пенсионер. – Какую инструкцию? Зачем? Вы что, серьезно полагаете, что самолетом управляют необученные идиоты, которые могут это делать только по инструкции? От такого заявления у любого пассажира волосы станут дыбом. Вот тут, правда, вы летчиков похвалили…

Он ткнул пальцем в текст и саркастически усмехнулся.

– …Пилоты умеют включать автоматический режим. Слава Богу, хоть это умеют, а то бы совсем беда!

Палец авиатора скользнул ниже.

– О, вот еще шикарная фраза. “… Все приборы самолета дублируются в трех экземплярах.” Вы считать умеете? Не спорю, на самолете практически все приборы дублируются, но чтобы в трех экземплярах? Это же по шесть штук получается!… А вот здесь совсем замечательно: “… Даже если откажет последний двигатель, в самолете есть запасной, который будет работать еще несколько минут…” Спасибо, успокоили. Правда, очень хочется узнать, где вы обнаружили этот неведомый запасной двигатель, и на кой черт он нужен, если работать будет всего несколько минут?…

– Я, наверное, что-то не поняла… – сбивчиво пролепетала Таня. – Я старалась точно записывать, что мне говорили, но, возможно, кое-что упустила…

– Надо понимать, шо ты пишешь, а не бросаться очертя голову в незнакомую область, – укоризненно сказал Олег Матвеевич, забирая репортаж у разволновавшегося соседа. – Думаешь, если на самолете летала, то можешь про авиацию писать? Не-е-е-е, моя милая! Тут хотя бы базовые знания нужны. Я даже не говорю о том, что профессионалы в любой области разговаривают на своем особенном языке, и понять их обычному человеку порой затруднительно. Когда тебе небритый мужик в помятом белом халате сообщает, что он полдня двух алкашей откапывал, это не значит, что он на кладбище лопатой махал. Это доктор-нарколог им капельницы ставил.

– Я тогда… – совсем сконфузилась Таня. – … Я вернусь и все исправлю.

– Уж, пожалуйста, исправьте, – бывший авиатор просительно приложил руку к груди.

– И записывай точно, – дядя наставительно поднял вверх указательный палец. – А главное, тщательно изучай материал. Не бойся переспросить. Дескать, вот вы тут такое завернули, вы точно ЭТО имели в виду? Иначе позора не оберешься.

– Ага, – торопливо кивнула Таня и поспешила выскользнуть за дверь с красными от смущения щеками.

С тех пор, прежде чем написать о чем-либо, она старательно углублялась в тему. Готовя репортаж о молодом и перспективном дизайнере, она записалась на курсы кройки и шитья, и через две недели могла не только достойно рассуждать о фасонах, видах швов и посадке кокетки, но и собственноручно сварганить вполне приличную юбку; а перед тем, как взять интервью у победителя городских соревнований по сноубордингу, так детально изучила все виды прыжков и поворотов, что тот не поверил, что девушка никогда не стояла на доске.

Сейчас Таня задумала написать большую статью о проблемах развития зимнего туризма в южном Казахстане. Она уже изучила все имеющиеся в наличии склоны, подъемники и услуги гостиниц в качестве клиента, и, перед тем, как брать интервью у разных представителей этой отрасли, которые, как она знала по опыту, будут по большей части снабжать ее рекламной информацией, хотела окунуться в горнолыжный бизнес изнутри, чтобы достоверно рассказать читателям, что же мешает Алма-ате догнать и переплюнуть Куршавель.

Для погружения она выбрала один из пригородных комплексов отдыха с красивым названием “Зимняя сказка”. Находился он высоко в горах и добираться туда не имеющей машины Тане было затруднительно, но по телефону ее заверили, что для сотрудников курорта имеется служебный транспорт. Конечно, она бы предпочла устроиться на какую-нибудь более вдохновляющую должность, но раз ничего другого в наличии не имелось, то и уборщица сгодится. Главное – держать глаза и уши открытыми. И, прибыв на место, девушка с готовностью отправилась наводить чистоту в офисах.

К концу первого рабочего дня, правда, этой готовности у нее поубавилось. Ничего интересного узнать не удалось, а количество грязи, которое сотрудники тащили с улицы на свои рабочие места, явно не соответствовало заработной плате.

“Зима же на дворе, – возмущенно думала Таня, в третий раз оттирая пол коридора от многочисленных коричневых отпечатков. – Где они эту глину находят?”

Вечер преподнес еще один неприятный сюрприз. Пока девушка, закончив смену, расставляла по местам ведра и швабры, служебный автобус, развозивший сотрудников по домам, ушел без нее.

– Как же так? – огорченно воскликнула Таня на проходной, узнав, что сегодня развозки больше не будет. – И куда мне теперь? Ведь другого транспорта здесь нет, а такси из города будет бешеных денег стоить!

– Может, кто из отдыхающих в город соберется и согласится вас взять? – оптимистично предположил охранник на въезде, кивая на безлюдную парковку.

– И часто они туда собираются? – скептически прищурилась девушка.

– Вообще-то… Вечером не очень… – признал молодой человек, почесав в затылке. – За день на лыжах накатаются, так дальше ресторана и сауны не выползают. Тем более, сейчас уже девятый час… Для города поздновато… Вот утром бывает.

– А до утра мне куда? – ахнула Таня, красноречиво обводя рукой темные и холодные гор вокруг.

– Да не волнуйтесь вы так, сейчас что-нибудь придумаем, – примирительно сказал парень и внимательно оглядел стоянку с автомобилями. – О, смотрите! Вон машина нашего главного бухгалтера стоит. Он вас обязательно довезет. А вот и он сам!

Охранник радостно повернулся навстречу невысокому мужчине в коротком теплом пальто с меховым воротником, но без шапки.

– Роберт Карлович, тут вот новая сотрудница на автобус опоздала. До города подброси… – договорить он не успел.

– Это черт знает, что такое, – яростно взвизгнул Роберт Карлович, широко размахивая руками, словно собирался взлететь. – Почему вы себе позволяете на меня кричать?!

– Я не… – опешивший охранник попытался возразить, но мужчина без шапки его не слушал.

– Вы кто такой, чтобы на меня кричать? – снова взвизгнул он срывающимся голосом и рванул к своей машине с завидной скоростью.

Через секунду двигатель взревел, и несчастное промерзшее авто жалобно скрипя и судорожно вздрагивая понеслось вниз по дороге.

– Чего это с ним сегодня? – озадаченно пробормотал молодой человек, провожая взглядом удаляющиеся габаритные огни. – Может, нагоняй от начальства получил?

– Или он просто нервный? – предположила Таня.

– Ну, не так, чтобы…

– В любом случае, он мне уже не поможет, – вздохнула девушка. – Какие есть еще варианты выбраться отсюда?

Охранник еще раз присмотрелся к парковке и виновато признался:

– А больше-то и нету никаких… Вон стоят еще две машины сотрудников, но эти вас в город не повезут. Они местные, из ближайшего поселка.

– Пускай до поселка. А там, я знаю, рейсовый автобус ходит.

– Ходит, – согласился парень и взглянул на часы. – Только последний на сегодня уже ушел. Я сам в поселке живу и расписание наизусть знаю.

– Так что же мне делать? – всплеснула руками Таня. – Дикий край какой-то, не выберешься отсюда! А если что-то неотложное случится?

– Неотложная машина есть, – с готовностью кивнул молодой человек. – Но вам ее не дадут. Она только для экстренных случаев – если ногу кто на склоне сломает или еще что…

– Что за шум, а драки нет? – раздался веселый голос у них за спиной.

Таня и охранник дружно обернулись. К ним приближалась маленькая пухлая женщина в лыжном костюме. Она бодро переступала короткими ножками по утоптанному снегу и дружелюбно улыбалась. Взглянув поближе, девушка поняла, что лет женщине должно быть немало: лицо ее густо покрывала сеть морщинок разного калибра, хотя глаза смотрели озорно и молодо.

– Ой, тетя Клава! – откровенно обрадовался парень и уже открыл рот, чтобы ввести ее в курс дела, но женщина и сама уже все поняла.

– Что, на автобус не попала? – сочувственно обратилась она к Тане.

– Ага! – девушка и охранник ответили хором.

– Ну и ладно, – отмахнулась тетя Клава. – Пошли в гостиницу.

Она улыбнулась еще шире и пояснила:

– У нас для припозднившихся сотрудников служебная гостиница есть. Думаешь, ты одна так промахнулась? О-о-о-о!

Тетя Клава закатила глаза к небу.

– В горячий сезон то официанты банкет полночи обслуживают, то к горничным смена из города не приедет, то водители грейдеров допоздна снег чистят, вот и приходится на работе ночевать.

Она махнула рукой в сторону небольшого серого здания вдалеке.

– Вон она, гостиница наша, – и деловито скомандовала: – Пошли!

– Неужели в город мне сегодня никак не выбраться? – расстроенно спросила Таня, охранника, в уме прикидывая: “Такси будет стоить тысяч пять… Денег у меня нет, но можно ведь по прибытии домой расплатиться…”

– Ну… Такси можно вызвать, – озвучил ее мысль молодой человек, и, помявшись, добавил: – Только учтите, они это… Ночью двойной тариф берут. Тысяч двенадцать будет.

“Двенадцать?! – мысленно ахнула девушка. – Грабеж! Да мне тут неделю за эти деньги вкалывать надо!”



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное