Елена Богатырёва.

Испытание



скачать книгу бесплатно

Глава 4

От Королевой Полина вышла другим человеком. Она гордо несла голову и отвечала снисходительной улыбкой на удивленные взгляды прохожих. Да, она спускается в метро вместе со всеми, но не имеет больше никакого отношения к толпе, живущей обыденной жизнью. Она вхожа в дом самой Королевой, а значит, относится к узкому кругу избранников судьбы. Пройдет совсем немного времени, сладко вздыхала Полина, и они с Викторией станут самыми неразлучными подругами. Еще один вздох – и фантазия вовсю заработала крыльями, унесла ее на несколько месяцев вперед, закружила…

Полине привиделось, как Виктория, нет, разумеется, тогда уже просто – Вика, знакомит ее с потрясающими молодыми людьми, какие непременно ведь должны окружать Королеву, иначе с кого она пишет молодых красавцев, наделенных умом, силой духа и внутренним благородством? Полина скромно опускает глаза, а молодые люди многозначительно переглядываются, а кто-то восторженно шепчет: «Какая девушка…»

Полина засмеялась от счастья и тут же наткнулась на неодобрительный взгляд мужчины в строгом пиджаке, проходящего мимо. Конечно, в этой их толпе смеяться не принято, и уж где ему понять… Полина посмотрела вслед пиджаку с сожалением. Что видят эти люди, бегая вот так вприпрыжку со своими портфельчиками, пусть даже из самой что ни на есть натуральной телячьей кожи, на работу, просиживая восемь часов в каком-нибудь евро-стерильном офисе, возвращаясь домой, и покупая по дороге сосиски? Что они знают о высшей магии жизни? Разве им ведомо то, что скоро приоткроется ей?

Именно ей, Полине, предстоит стать наперсницей известной писательницы, которой она, естественно, будет поверять свои тайны и душевные порывы. И, конечно же, сладко щекотала мысль, что, состарившись, она вполне могла бы описать в мемуарах эту необыкновенную дружбу…

Полина витала в облаках. Ведь кто знал, что сегодняшний день станет переломным в ее судьбе? Кто мог представить, что выйдя из дома с последней надеждой, она вернется счастливой обладательницей главного приза? Нужно непременно как-то отметить, чтобы запомнилось… Шампанское, конфеты и может быть – фиалки? Только вот, деньги…

Спустившись с небес на землю и вспомнив о своем плачевном материальном положении, Полина чуть не заплакала. Как это унизительно в такой день думать о мелочах! Не успела она расстроиться, как в голову ей пришла блестящая мысль и через час она уже стояла перед директором фирмы «Помощница» победоносно улыбаясь.

– Это фантастика! – уже в третий раз повторял директор, потирая руки. – Невероятная удача! Расскажите-ка мне еще раз как все было. Нет, постойте, я позову нашего кадровика… Пусть послушает.

– Я бы хотела получить небольшой аванс, – заявила Полина.

– Аванс? Ах, да. То есть я хотел сказать – конечно. Разумеется. Послезавтра – вас устроит?

Полина прикусила губу. Если бы ее жизнь не сделала сегодня крутой поворот, она бы непременно промолчала, довольствуясь этим «послезавтра». Но сегодня она избрана.

А избранные, по ее твердому убеждению, могли позволить себе и поспорить. – Очень жаль. Тогда я, пожалуй, не смогу завтра приступить к работе, как обещала.

И повернулась, чтобы уйти.

– Одну минуточку, – вскричал директор строго, но стоило Полине обернуться и вскинуть бровки, тут же взял другой тон. – Подождите. Сколько бы вы хотели получить вперед, – спросил он, доставая портмоне и морщась, словно от зубной боли. – Тысяча вас устроит?

Еще по дороге в фирму Полина подсчитала, что на коробку конфет, шампанское и фиалки ей хватило бы сотни. И решила попросить рублей триста – нужно ведь еще купить единый проездной. Но о тысяче даже не мечтала…

Кажется, где-то прорвало рог изобилия, и он теперь щедро орошал Полину всевозможными дарами.

Из «Помощницы» она вышла состоятельной дамой. Мысли об избранничестве покинули ее, а их место заняли тревожные размышления о том, как много в городе карманников. Купюру Полина крепко зажала пальцами в кармане и старательно обходила стороной мужчин и женщин, казавшихся ей подозрительными. В вагоне метро Полина дважды чуть не упала, но руку из кармана так и не вытащила.

Выбравшись из метро на проспекте Ветеранов, Полина позволила себе немного расслабиться и принялась методично обходить ларьки, разглядывая конфеты и напитки. Наконец ей показалось, что она отыскала то, что хотела и, достав купюру, она нагнулась к окошечку ларька. Но в ту же секунду кто-то крепко взял ее за локоть.

Полина обернулась. Перед ней стояла женщина средних лет с пластиковой папкой.

– Здравствуйте, – сказала женщина и поправила очки, ожидая ответа.

– Здравствуйте, – удивленно протянула Полина.

– Я представляю институт научно-социологических исследований. Мы просим вас ответить на несколько вопросов. Вы собираетесь принять участие в переписи населения?

– Да…

Женщина тараторила так быстро, что Полина едва успевала уловить смысл сказанного.

– Вы законопослушный гражданин?

– Да, – снова кивнула Полина, не особенно понимая о чем речь. – Наверно – да.

– Вы любите детей?

– Да…

– Вы дали три положительных ответа, а значит получаете карточку нашего института. Вот.

Женщина сунула в ладошку Полины пластиковую карточку.

– Карточка означает, что вы приняли участие в социологическом опросе. Кстати! Там внизу номер, потому что одновременно вы участвуете в розыгрыше главного приза нашего института. Сотрите здесь.

Полина послушно стерла фольгу, под которой оказался вовсе не номер, а маленький автомобиль.

– Прекрасно, – сказала женщина, заглядывая ей через плечо, – вы выиграли машину. Жигули. Одиннадцатая модель. Сейчас оформим.

Она раскрыла папку и вопросительно посмотрела на Полину.

– Как ваша фамилия?

Все произошло так быстро, что Полина, которой сегодня повезло уже дважды, не успела ничего заподозрить. Она уже открыла рот, чтобы назвать свою фамилию, как вдруг к ним подскочила молодая девица:

– Одну минуточку! – закричала она. – У меня тоже машина!

И сунула свою карточку под нос сначала женщине с папкой, а потом – Полине.

– Накладка, – покачала головой та. – Должен быть только один. Может быть, ваша карточка с другого опроса?

– С вашего. Вон мужчина меня только что опрашивал. И велел подойти к вам оформить приз.

– Обидно, – снова покачала головой женщина. – Раз у нас два приза, придется выигрыш аннулировать. Машина только одна. Прошу вас вернуть мне карточки.

– Ага! – девица спрятала свою карточку за спину. – Сейчас я вам ее отдам, а вы по ней мою машину получите. Нет уж, дудки!

– Тогда одной из вас придется отказаться…

Девица весело расхохоталась.

– Кто же в здравом уме от машины отказывается? Правда? – обратилась она к Полине и та неуверенно кивнула.

Она не поспевала за развитием событий, но до следующей минуты все ей казалось естественным и нормальным. Однако, в следующую минуту сотрудница института научно-социологических исследований сказала:

– Хорошо, тогда вам придется ваш приз разыграть. Кто больше заплатит…

И тут Полина прозрела. Матушки-святы, да она же угодила в лапы обыкновенных уличных кидал – лохотронщиков. Про них же любой ребенок в Питере знает, а она вот вляпалась, как последняя идиотка. Правда, раньше они предлагали обыкновенные лотерейные билеты и никаких опросов не проводили. Хотя это мало что меняет…

Полина в ужасе посмотрела по сторонам, мечтая, чтобы рядом вдруг обнаружился хоть один милиционер. Тщетно. Милиции не было, зато она заметила несколько сомнительного вида молодых людей в черных очках, оттесняющих от них прохожих. Люди спешили по своим делам, отводя глаза от случайной жертвы уличных шарлатанов, и лишь какой-то очкарик с пакетом кефира в руках, стоял у соседнего ларька и смотрел на Полину вроде бы с сочувствием…

– Я пойду, – сказала Полина решительно. – Мне никакая машина не нужна.

– Тогда я аннулирую обе карточки! – быстро сказала женщина.

– Как бы не так! – заорала девица и перерезала Полине путь к отступлению. – Ты должна участвовать…

Дальше все и вовсе стало похоже на дурной сон. Быстрым шагом мимо них шел парень в спортивном костюме и, поравнявшись с Полиной, выхватив купюру, которую она так и держала в руке. Он свернул за ларьки так быстро, что она даже глазом моргнуть не успела.

Лже-социолог и девица, словно сговорившись, потеряли к ней всякий интерес, отвернулись, заговорили о своем и направились в сторону метро.

– Верните мои деньги! – крикнула Полина им вдогонку, но двинуться с места не сумела: с двух сторон ее держали под руки те самые ребята в черных очках.

Они оттащили ее за ларьки и толкнули так, что она упала, больно шлепнувшись о землю. Юбка при этом задралась непростительно высоко. Лицо Полины сморщилось от боли. Последнее, что она увидела, это как противно усмехались ее обидчики. Она заплакала, горько всхлипывая. А потому не могла видеть дальнейшего, только почувствовала, что рядом с ней шлепнулся кто-то еще, кто-то с грязной бранью пробежал мимо, а ее вдруг оторвало от земли и понесло…

Оттерев слезы, она успела заметить, что парень в темных очках лежит на земле без движения, а ее тянет за руку тот самый сочувствующий очкарик.

– Бежим! – крикнул он ей в ухо. – Их тут человек пятнадцать. Я считал.

Они рванули сквозь толпу к домам, свернули в какой-то двор и только тогда перешли на шаг.

– Где ты живешь? – спросил очкарик. – Я провожу.

Полина резко остановилась. Это минуту назад она верила всем вокруг, теперь началась обратная реакция: все ей казались врагами.

– Не нужно меня провожать, – сказала она. – Вы собственно кто такой? Еще один…

Губы ее задрожали, а по щекам снова потекли слезы.

Молодой человек усадил ее на скамейку и протянул носовой платок. Полина взяла его, не задумываясь, и поднесла к лицу. Платок был чистым, отутюженным, хорошо пах и Полина слегка успокоилась.

– Вечно со мной какие-то приключения, – всхлипывала она.

– Ну, ну – осторожно потрепал ее по плечу молодой человек, – опасность миновала. Вам пора бы успокоиться. Пропажа денег – это еще не конец света. Как говорится – не в деньгах счастье.

– Успокоиться?! Я несколько месяцев искала работу. Сегодня наконец нашла. А завтра не смогу туда даже доехать… Это же весь мой аванс…

Горе Полины было так велико, плакала она так горько, а всхлипывала так громко, что и не заметила, как осталась на скамейке одна.

Конечно, ничего удивительного в том, что посторонний человек не стал слушать ее рыдания, не было. Удивительно было другое: на скамейке лежала газета, которую молодой человек держал в руках, а сверху на ней – единый проездной на месяц, деньги и визитная карточка.

Полина осторожно взяла визитку и прочла: «Жуков Артем Степанович. Частный детектив». И дальше – пятизначный номер телефона и код неизвестного города. Полина завертелась на скамейке, осматривая улицу, но Жукова и след простыл. Она просидела на скамейке около получаса, в ожидании, что он вернется. И лишь с наступлением сумерек отправилась домой.

В душе ее царила полная неразбериха. Пытаясь объяснить поведение неизвестного молодого человека какими-то рациональными причинами, Полина ничего не могла придумать. Иррациональное же объяснение было тут как тут, но имело слишком романтический колер, чтобы сойти за правдоподобное. Однако Полина не принадлежала к кругу девушек, способных легко принимать безвозмездные подарки от незнакомцев. Она, подавив восторженное удивление, была даже возмущена тем, что незнакомец посмел оставить ей двести рублей. (Деньги она пересчитала еще на скамейке.) А потому, вернувшись домой, Полина первым делом позвонила по телефону, указанному в визитной карточке. Сердце ее билось учащенно, хотя она уверяла себя, что звонит напрасно: часы показывали половину девятого, все офисы наверняка уже закрыты. Но трубка вдруг ответила ей ласковым женским голосом:

– Контора мэтра Жукова. Чем можем помочь?

– Здравствуйте, – оробела Полина. – Я бы хотела поговорить с Артемом Степановичем.

– К сожалению, Артем Степанович в настоящее время находится в командировке. Я могу вам помочь?

– Видите ли… – Полина не знала с чего начать. – Я звоню вам из Санкт-Петербурга. Похоже, мы с ним сегодня встречались… Он ведь в Петербурге в командировке? – испугалась вдруг она, что звонит не по адресу.

– Возможно, – уклончиво ответила девушка и, усмехнувшись, спросила уже совсем не официальным тоном: – А в чем проблема?

– Он забыл у меня… э-э-э свои вещи….

Тут Полине показалось, что девушка смеется, зажав трубку ладонью, и она твердо продолжила:

– Я бы хотела вернуть их. Не могли бы вы подсказать, как с ним связаться?

– Во-первых, – быстро ответила девушка, – Артем никогда ничего не забывает. Это просто невозможно. Я знаю его полжизни. Во-вторых, связаться с ним возможно только через меня. Он позвонит сегодня вечером. Что ему передать?

– Передайте ему, пожалуйста, номер моего телефона, – Полина продиктовала номер и потребовала, чтобы ветреная девица его повторила. – Я хочу вернуть ему то, что он забыл.

Она бросила трубку совершенно расстроенная. Романтика выветрилась. Юное создание, с которым она говорила по телефону, скорее всего ревнивая жена товарища Жукова, раз знает его полжизни. Впрочем, какая ей разница? Главное – вернуть деньги и проездной.

Правда, если вернуть проездной, то невозможно будет добраться до Королевых. Но завтра-то – можно им воспользоваться. А потом… Ой, лучше не думать, что потом.

Ложиться спать было еще рано, а есть хотелось так, что лучше бы уж поскорее уснуть и не мучиться. На глаза ей попалась газета и не зная, чем заняться, она решила почитать.

Газета оказалась скучным провинциальным изданием, пересказывающим читателям столичные новости, которые их никак не касались. Местных новостей было только две. Первая – о том, что сроки окончания строительства новой кондитерской фабрики снова отодвигаются. И вторая…

Полина склонилась над газетой и только теперь заметила, что статья испещрена маленькими значками: галочками, кружками, вопросительными знаками. Выходит именно эта статья заинтересовала частного детектива Артема Жукова…


«Вчера на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге состоялись пышные похороны нашего земляка Ивана Петровича Свешникова. Несмотря на то, что Иван Петрович покинул наш город десять лет назад и успешно занимался бизнесом в Питере, родного края он никогда не забывал. Благодаря его бесценной помощи в городе открылась новая дискотека, четыре аптеки, одна из которых – ветеринарная и фармацевтический колледж, куда конкурс этим летом составил семь человек на место.

Несмотря на то, что вдова Ивана Петровича – Маргарита Васильевна – заявила, что и впредь не откажет нам в помощи, город безмерно скорбит о своем безвременно ушедшем сыне.

Любопытно, однако, что лучший друг усопшего, директор Центрального стадиона Николай Тимошенко, уверяет, что не верит в естественную смерть Свешникова. Как мы уже сообщали ранее, Свешников скончался от удара в сауне, температура в которой была доведена до ста пятидесяти градусов. Это-то и настораживает Тимошенко. Сам он – большой поклонник сауны, но уверяет, что никогда не мог затащить туда лучшего друга, который терпеть не мог жары и не понимал удовольствия «исходить потом в душной комнате».

Кто знает, возможно, смерть Свешникова не такая уж и естественная. Однако, в Санкт-Петербурге, где жители давно привыкли к громким заказным убийствам – средь бела дня, в центре города, – она прошла незамеченной… Но Николай Тимошенко уверяет, что в состоянии самостоятельно восстановить справедливость…»

Глава 5

Андрей Рубахин скончался через пять лет, в начале марта. Ирочка обила все пороги, но так и не смогла добиться решения похоронить его на сколько-нибудь приличном кладбище. Литературные мостки были для Рубахина закрыты.

Дина встретила известие о смерти бывшего мужа с улыбкой. Она ждала этого дня давно. Она тщательно спланировала каждый свой шаг в этот день. И даже улыбка, с которой она встретила известие о кончине Андрея, тоже была отрепетирована.

Виктория не хотела идти на похороны.

– Там будут чужие люди… – говорила она неуверенно. – Может быть нам не стоит?

– Это наши похороны! – отрезала Дина. – Мы с твоим отцом прожили вместе двадцать лет. А Ирочка, – Дина ядовито усмехнулась, – что ж… Считай, что она по доброте душевной взяла на себя все хлопоты, связанные с погребением. Одевайся!

С этими словами Дина бросила на кровать Виктории большие пакеты и сверху положила несколько коробочек приличных размеров.

Виктория заглянула в пакеты, раскрыла коробочки и ахнула:

– Мама! Что это?! Мы ведь на похороны собираемся, а не…

Дина посмотрела на дочь так, что та осеклась.

– Ради своей матери, – отчеканила Дина. – Ты все это наденешь!


***


Когда к Охтинскому кладбищу подкатил новенький «порш», у ограды уже толпились репортеры.

– Мама, – Виктория была совершенно подавлена. – Я не выйду из машины.

Дина, сидевшая рядом с водителем, обернулась к ней и глаза ее горели торжеством:

– Ты выйдешь. Ты обязательно выйдешь, – в голосе звучал металл.

– Это жестоко, – тихо сказала Вика.

– Жестоко? – взгляд Дины тяжело придавил дочь. – Наверно это мне нужно было тогда умереть, правда? – спросила она вкрадчиво.

– Но, мама…

– Не сметь возражать мне, – пошипела Дина. – Это мои похороны!

Репортеры защелкали фотоаппаратами, как только дверца машины открылась и вышла Виктория. На ней был легкий норковый полушубок, на матери, поверх парчового черного платья, – накидка из горностая. В ушах у обеих переливались крупные бриллианты.


***


Ирочка тем временем совсем заходилась от негодования. Мало того, что ей пришлось столько мучиться и с больным Андреем, который впал в детство, два дня тому назад она узнала, что никоим образом не может претендовать на зарубежные деньги ни на правах законной жены, ни на каких других. В результате каких-то там проверок и экономических санкций счет был арестован. Если бы она узнала об этом чуть раньше, то, конечно же, не стала бы оплачивать такие пышные похороны, на которые ушла чуть ли не вся наличность. И уж совершенно точно не заказала бы оркестр, опоздавший к назначенному времени на полчаса. Ирочка кусала губы, считая, что без Дины здесь не обошлось, и с тоской поглядывала на молодого мужчину, стоявшего в стороне. Его звали Вадимом.

Продолжится ли их бурный роман, когда он узнает, что она осталась на бобах? Ведь совсем недавно они собирались стать партнерами и открыть клуб «Летучая мышь». Пятьдесят на пятьдесят. А теперь она без гроша… Да еще старая тетка, выжившая из ума сестра Рубахина, все шепчет со священным ужасом, что Дина непременно явится на похороны и крестится поминутно. Какая же она дура! Не появится здесь Дина. Что ей тут делать?..

Когда оркестр, наконец, начал играть, из-за деревьев показалась толпа репортеров, Ирочка оживилась, метнула на Вадима счастливый взгляд и выпрямила спину. Сегодня ей, по крайней мере, улыбнется счастье попасть на первые полосы газет.

Две женщины по-королевски двигались в окружении толпы. Кто они? Неужели из администрации города? Может быть, жена мэра пожаловала? Ирочка поспешила им навстречу.

Если бы ей сказали, что Вика за три года превратилась из серой мышки в потрясающую красавицу, Ира бы никогда не поверила. Слишком она знала Вику. Зажатая, молчаливая, вся в себе и вечно у матери под пятой. Такие красавицами не становятся. Поэтому она с искренним восторгом смотрела на молодую высокую блондинку в шикарных мехах. Она не узнала Вику. А вот Дину узнала, да и то, только когда поравнялась с нею. Лицо Дины было строгим и торжественным.

– И все-таки он был довольно талантлив, – снисходительно бросила она газетчице, скачущей рядом.

Сзади перешептывались:

– Только высокие души умеют прощать… Я бы не сумела проявить такое великодушие, после всего, что он сделал…

Ира едва не задохнулась то негодования. Дина по-хозяйски направлялась к разверстой могиле, царственно кивала знакомым, ошеломленно замершим вокруг, отвечала на вопросы корреспондентов. У края могилы она остановилась, театрально сложила руки на груди, опустила глаза. Все разом умолкли. Дина заговорила, и окружающие вытянули шеи, прислушиваясь.

Ирочка протиснулась сквозь толпу, встала рядом с Вадимом. Теперь он был ее единственной опорой среди роя неприязненных взглядов. Дина закончила свою речь и только тогда, обведя взглядом собравшихся, заметила, наконец, Ирочку. Вернее – демонстративно не заметила ее. Взгляд ее скользнул чуть выше и левее, задержавшись на лице Вадима. И нужно же было глупенькой Ирочке в этот момент взять его под руку…

Дина бросила в могилу горсть земли и трое сизоносых мужичков дружно заработали лопатами. Дело было сделано. Завтра о ней напишут в газетах, называя великодушной вдовой Андрея Рубахина, вспоминая историю их разрыва, ссылаясь на первый роман Виктории и тем самым поднимая рейтинг ее книг. Дина могла бы радоваться своей мести, но молодой мужчина, лет тридцати, которого Ирочка держала под руку, был некоторым препятствием.

Высокомерие и абсолютная уверенность в себе, деньги и власть – вот что она прочла в его лице. Ирочке, пока этот человек будет рядом с нею, все эскапады Дины безразличны. Как она на него смотрит! Похоже, здесь пахнет любовью…

Собравшись уходить, она снова украдкой взглянула на молодого человека и чуть не рассмеялась: тот не сводил глаз с Виктории…

Шествуя мимо побежденной соперницы, безутешная вдова была так рассеяна, что обронила носовой платок, и не заметила этого. Через минуту ее нагнал молодой человек и вернул платок, а вместе с ним протянул свою визитную карточку…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5