Елена Бережко.

Нравственные основы уголовного судопроизводства



скачать книгу бесплатно

Третьим специфическим проявлением российской духовности в уголовнопроцессуальной сфере является идея нравоучения. В отличие от западной концепции она предусматривает не преступление и наказание, а воспитание. Нравоучение, в контексте уголовного судопроизводства, – это не просто моральное наставление, но и способ осуществления уголовно-процессуальной деятельности, проявляющейся посредством принципа честности (правды). Его регулирующее воздействие, способно нейтрализовать ряд негативный свойств, присущих сегодня российскому уголовному судопроизводству, а именно: во-первых, ликвидировать его безликость и бессилие; во-вторых, устранить в нем элементы дезорганизации.102102
  Агутина, Н. В. Теоретические и нравственные основания принципов в современном отечественном уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Н. В. Агутина. – М., 2007. – С. 6.


[Закрыть]

Таким образом, следует признать, что принципы уголовного судопроизводства являются проявлением нравственных основ уголовно-процессуальной деятельности. Они формируют образ уголовно-процессуальной деятельности и детерминируют нравственный облик уголовного процесса. Принципы уголовного процесса также образуют идейную (качественную) основу уголовно-процессуальной деятельности. 103103
  Кравцов, Ф. И. Организационно-правовой механизм воплощения нравственных основ в уголовнопроцессуальной деятельности: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Ф. И. Кравцов. – М., 2011. – С. 7.


[Закрыть]

Принципы уголовного судопроизводства образуют в своей совокупности систему взаимосвязанных, взаимозависимых и непротиворечивых положений, каждое их которых обладает качественным своеобразием. Система принципов как целостное образование оказывает системообразующее воздействие на остальные нормы уголовно-процессуального права, которые выстраиваются в логической последовательности и диалектической взаимосвязи и которые должны соответствовать и не противоречить системе принципов и отдельным принципиальным положениям. Система принципов уголовного судопроизводства должна быть сформулирована таким образом, чтобы отвечать назначению уголовного судопроизводства. Для этого не следует увеличивать их количество, целесообразно оптимизировать систему путем совершенствования ныне действующих принципиальных положений.

3.2 Нравственное содержание отдельных принципов уголовного судопроизводства
3.2.1 Состязательность сторон (ст.15 УПК РФ)

В соответствии с ч.1 ст.15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

В связи с закреплением этого принципа законодатель впервые ввел термин «функция» в УПК. Сущность принципа состязательности в том, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или должностное лицо. Как отмечает И.В. Тыричев: «Выделение обвинения и защиты в качестве самостоятельных функций, их отделение от судебной деятельности – краеугольный камень состязательного процесса. Стоит убрать этот камень, как рушится та основа, на которой стоит и действует начало состязательности».104104
  Тыричев, И. В. Принципы советского уголовного процесса / И. В. Тыричев. – М.: ВЮЗИ, 1983. – С.46.


[Закрыть]
Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей. Еще И.Я. Фойницкий выделял, что существенными признаками состязательного порядка являются наличность в процессе сторон, стоящих отдельно от суда и пользующихся правами участия в деле, равноправность сторон, освобождение суда от процессуальных функций сторон. Суд приступает к делу лишь по обвинению, представленному уполномоченным на то от государства обвинителем и содержащему в себе указание определенного лица и вменяемого ему преступления. Он остается в пределах этого обвинения и приглашается подать утвердительный или отрицательный голос по конкретному вопросу ему поставленному.105105
  Фойницкий, И. Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2-х томах / И. Я. Фойницкий. – Санкт-Петербург: Альфа, 1996. Т.1. – С.64.


[Закрыть]

Необходимость включения принципа состязательности в уголовнопроцессуальное законодательство долгое вызывала спор в юридической литературе. Не останавливаясь детально на рассмотрении данной дискуссии, хотелось бы привести две полярные точки зрения ученых-процессуалистов советского периода развития нашего государства. Например, проф. М.А. Чельцов вообще не выделял состязательность в системе принципов уголовного процесса, считая его чуждым системе отечественного права.106106
  Чельцов, М. А. Советский уголовный процесс / М. А. Чельцов. – М.: Госюриздат, 1962; Чельцов, М. А. Задачи советской науки уголовно-процессуального права в период развернутого строительства коммунизма / М. А. Чельцов // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. – М., 1959 – С. 63.


[Закрыть]
М.С. Строгович, напротив, придавал большое значение состязательности в уголовном судопроизводстве, хотя и не считал, что прокурор и адвокат должны иметь равное процессуальное положение.107107
  Строгович, М. С. Курс советского уголовного процесса. – С. 149-156.


[Закрыть]
Таким образом, даже при приоритете публичных начал над частными в уголовном судопроизводстве некоторые процессуалисты сознавали важность принципа состязательности.

Изначально принцип состязательности в законодательстве РФ закрепила ч.3 ст.123 Конституции РФ. Конституционный Суд РФ в постановление от 28 ноября 1996 года № 19-П отметил: «Этот конституционный принцип предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия, осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а потому не может принимать на себя их процессуальных (целевых) функций».108108
  Вестник Конституционного Суда РФ. – 1996. – № 5. – С. 67.


[Закрыть]
Представляется, что равноправие сторон – элемент состязательности. Поскольку состязательность тогда будет реально действующей, когда будет обеспечено равенство прав сторон. Как пишет А.П. Гуськова: «Относительно состязательности судебного разбирательства замечу, что размежевание процессуальных функций хотя и является основой состязательного процесса, но оно еще в полной мере не определяет условия и способы их выполнения».109109
  Гуськова, А. П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в уголовном судопроизводстве. – С.82.


[Закрыть]
Ч.4 ст.15 УПК РФ устанавливает, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Значение принципа состязательности для обеспечения нравственного содержания уголовного судопроизводства бесспорно, поскольку нельзя говорить о нравственности, когда одно должностное лицо или орган выполняет и функцию обвинения и разрешает дело по существу. Но необходимо отметить, что говорить о состязательности можно только в судебном производстве. На досудебных стадиях присутствуют только элементы состязательности. Включение следователя в круг участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения делает невозможным реализацию принципа состязательности в досудебном производстве. Бесспорно обращаясь к положениям УПК РФ досудебное производство нельзя всецело назвать состязательным, ибо оно по сути осталось розыскным, хотя закон закрепляет обратное (ч.1 ст.17; п.56 ст.5 УПК РФ).110110
  Резепкин, А. М. Судебный контроль – гарантии состязательности и права на защиту / А. М. Резепкин // Новый УП РФ и практика его применения: сб. науч. ст. / под ред. А. П. Гуськовой. – Оренбург: ИПК ОГУ, 2002. – С. 266.


[Закрыть]

Этот момент еще требует доработки законодателем, также как и то, что наделив адвоката-защитника правом сбора доказательств, законодатель, тем не менее не предусматривает детального механизма реализации данного положения, чем фактически нарушает равенство прав сторон в досудебном производстве. А.П. Гуськова отмечает: «Думаю, что решение такой проблемы возможно двумя путями. Первый – создание института следственных судей (судебных следователей), позволяющего возвратиться к опыту России по учреждению судебных следователей 1864 года, где такие следователи могли бы вести производство следствия под контролем судебной власти. Жалобы на действия следователя мог бы рассматривать тот суд, при котором он состоит. Второй путь – создание независимого предварительного следствия, при котором одновременно с уголовным преследованием функционирует защита на предварительном следствии в виде параллельного расследования».111111
  Гуськова, А. П. Указ. соч. – С.80-81.


[Закрыть]

С этой точкой зрения представляется возможным полностью согласиться. Введение такой процессуальной фигуры как следственный судья, было бы вполне оправдано, считает Л.В. Бормотова. Такой судья должен осуществлять исключительно функцию судебного контроля и быть свободным от полномочий по осуществлению правосудия не только по делу, по которому он принимал решения на этапе досудебного производства (об аресте и продлении срока содержания под стражей, о проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также по жалобам на действия и постановления органов, осуществляющих следственную и оперативно-розыскную функцию), но также по любому другому уголовному делу. Судебный контроль – более надежный гарант прав личности на предварительном следствии, чем прокурор. Суд не связан ведомственными интересами, независим, не несет ответственности за раскрытие преступлений. В связи с этим, нет необходимости в двойном контроле со стороны прокурора и суда за досудебным производством, что фактически мы получили по новому УПК, где наряду с прокурорским надзором получил расширенное значение контроль судебный».112112
  Бормотова, Л. В. О некоторых теоретических и практических моментах состязательности уголовного судопроизводства на основе УПК РФ / Л. В. Бормотова // Новый УП РФ и практика его применения: сб. науч. ст. / под ред. А. П. Гуськовой. – Оренбург: ИПК ОГУ, 2002. – С.49.


[Закрыть]

В судебном разбирательстве состязательность реализуется через осуществление процессуальных функций судом и сторонами, а также через процессуальное равноправие сторон.

О.В. Гладышева, обозначая справедливость как конструктивную цель современного уголовного судопроизводства, определяет его идеологическую основу. «Состязательность является важным процессуальным положением, необходимым для законного и справедливого осуществления уголовного судопроизводства. Ее наличие с точки зрения справедливости предполагает:

– активную позицию суда в установлении обстоятельств уголовного дела;

– нормативное установление равенства участников уголовного судопроизводства в части средств реализации их процессуальных правомочий.

Равенство процессуальных возможностей сторон имеет значение для процедуры рассмотрения и разрешения уголовного дела как основание для формирования результата судопроизводства – решения по делу. В этом плане равенство представляет собой обращенное к суду требование о создании равных условий для выполнения сторонами своих обязанностей и реализации прав. Создание этих условий представляет собой одно из направлений деятельности суда, не исчерпывая эту деятельность полностью.

Равенство процессуальных возможностей важно и для установления паритета в процессуальных правомочиях сторон. Каждая сторона должна обладать достаточной степенью свободы и при этом не иметь преимуществ перед другой стороной более чем это необходимо, исходя из объективных особенностей выполняемых процессуальных функций»113113
  Гладышева, О. В. Справедливость и законность в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: автореф. дис. … д-ра. юрид. наук / О. В. Гладышева. – Краснодар, 2009. – С. 11.


[Закрыть]
.

Соглашаясь с автором в части равенства процессуальных возможностей, мы не можем согласиться с позицией относительно активной роли суда в установлении обстоятельств уголовного дела. Представляется, что данное утверждение недостаточно органично вписывается в содержание установленного законом принципа состязательности, который подразумевает активность сторон, а не лиц, осуществляющих правосудие по уголовному делу. Как видится суд, наделенный обязанностью создать для сторон условия сбора доказательств (но не собирающий их сам), вполне соответствует правовой сущности состязательного судопроизводства. Представляется, что суд может собирать доказательства только лишь в том случае, если об этом ходатайствуют сами стороны.

Состязательность представляет собой культурную ценность, созданную обществом, и как культурная ценность она находится в непосредственной связи с вопросами общей и правовой культуры. Культура определяется как материальными условиями жизни общества, так и политическими и социальными. Чем выше общий культурный уровень жизни людей в государстве, тем выше и правовая культура, которая проявляется, прежде всего, в утверждении режима законности как определенного правового состояния, а так же в правильном понимании и реализации основных начал уголовного процесса.

Значимость принципа состязательности для уголовного процесса России огромна. Она состоит в том, что такое построение судебного разбирательства максимально обеспечивает права и интересы обвинителя, потерпевшего, подсудимого и иных участников процесса, содействует… правильному, справедливому разрешению уголовного дела и предоставляет возможность присутствующим лицам убедиться в законности и объективности приговора по конкретному делу.114114
  Лившиц, Ю. Д., Кудрявцева А. В. Указ. соч. – С.68.


[Закрыть]

3.2.2 Уважение чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве (ст. 9 УПК РФ)

Впервые в уголовно-процессуальном законодательстве получил закрепление принцип уважения чести и достоинства личности – ст.9 УПК РФ. Конституция РФ еще в 1993 году в ст.21 провозгласила: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Как отметил в своем постановлении от 3 мая 1995 г. № 4-П Конституционный Суд РФ, обеспечение достоинства личности предполагает, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов.115115
  Вестник Конституционного Суда РФ. – 1995. – № 2-3.


[Закрыть]
В отраслевом уголовно-процессуальном законодательстве данный принцип не дублировался, хотя процессуалистами выделялся на основе Конституции РФ. В частности, в 1997 г. проф. П. А. Лупинская называла в числе принципов уголовного процесса принцип охраны чести и достоинства личности. Она отмечала, что это «принцип, который основан на комплексе правовых норм и выражает обязанность суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при выполнении процессуальных действий и вынесении решений не допускать унижения чести и достоинства участвующих в деле лиц и применять к ним меры процессуального принуждения только в случаях действительной необходимости и не иначе как на основании, в порядке и пределах, предусмотренных законом».116116
  Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / под ред. П. А. Лупинской. – М.: Юрист, 1997. – С.100-101.


[Закрыть]
Но все же, как видится, необходимо отраслевое закрепление принципов, имеющих отношение к уголовному судопроизводству, поскольку только в этом случае будет возможна разработка механизма их обеспечения и реализации.

Поэтому законодатель продублировал отдельные конституционные принципы, необходимые для осуществления правосудия в УПК РФ, что, безусловно, способствует усилению гарантий защиты прав личности. Прежде чем говорить о принципе уважения чести и достоинства личности, необходимо определиться с тем, что же понимать под честью и достоинством, и есть ли целесообразность в четком законодательном закреплении этих понятий. Словарь русского языка С. И. Ожегова дает следующие определения: честь – достойные уважения и гордости моральные качества человека, его соответствующие принципы; достоинство – совокупность высоких моральных качеств в самом себе.117117
  Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. – М.: Из-во Русский язык, 1990. – С. 180, 880.


[Закрыть]
В процессуальной литературе даются и такие определения чести и достоинства: под достоинством понимается осознание самим человеком и окружающими самоценности человеческой личности независимо от ее заслуг перед обществом, тогда как честь – это признание таких заслуг и их поощрение.118118
  Уголовный процесс / под ред. И. Л. Петрухина. – М.: Из-во Проспект, 2001. – С. 72.


[Закрыть]
А.П. Гуськова и А.А. Шамардин дают следующие определения: «честь – это объективно существующее общественное мнение о нравственных и деловых качествах конкретной личности. Достоинство человека определяется как объективное общественное свойство каждой личности, ее социальная ценность, значимость, складывающаяся из отдельных духовных, физических и нравственных качеств».119119
  Гуськова, А. П. Правоохранительные органы (судоустройство): учебник / А. П. Гуськова, А. А. Шамардин. – М.: Юрист, 2005. – С. 98.


[Закрыть]

Конечно, для закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве невозможно разработать единые определения таких категорий. Наверное, говоря о чести и достоинстве личности применительно к судопроизводству, не нужно давать закрытых четких определений, необходимо обрисовать, выделить действия и решения, которые могут нарушить эти категории, и соответственно запретить их. Например, германское законодательство идет именно по этому пути, применяя формулу объекта Г.Дюриха (Objektformel). Ст.1 Основного Закона Федеративной Республики Германии гласит: «Достоинство человека неприкосновенно; уважать и защищать его – обязанность всей государственной власти». Но в то же время в германском законодательстве не дается определения самого достоинства, обозначено лишь, какие действия его нарушают. Согласно формуле Г.Дюриха, «нарушение достоинства человека происходит при отчетливо выраженном пренебрежении ценностью личности, низведении человека до «голого» средства в руках государства».120120
  Гаскарова, М. Л. Концепция достоинства человека в немецком конституционном праве / М. Л. Гаскарова // Журнал Российского права. – 2002. – № 4. – С. 155-156.


[Закрыть]
Данный подход представляется оптимальным и единственно возможным. Такую же позицию занимает и российский законодатель.

Ст. 9 УПК РФ предусматривает, что в ходе судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Также никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Унижающими честь и достоинство человека должны признаваться действия и решения, сопряженные с насилием, угрозами, оскорбительными высказываниями, а также лишающие человека возможности отстаивать свои права и законные интересы в качестве равноправного субъекта. Под умалением достоинства личности понимается такое действие, поведение кого-либо, которое позорит человека, в неприличной форме представляет его менее значимым, подрывает общественную оценку личности, причиняя тем самым нравственные страдания.

Уважение прав, свобод и достоинства личности, как принцип уголовного судопроизводства, выделяет и Модельный УПК. В ст. 14 устанавливаются основные положения этого принципа, в частности, обозначено, что уважение прав, свобод и достоинства личности обязательно для всех органов и лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве; каждый вправе всеми не запрещенными законом средствами и способами защищать свои права, свободы и достоинство; вред, причиненный в результате ущемления его прав, свобод, умаления его достоинства в ходе уголовного судопроизводства, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном законом.

Значение этого принципа для уголовного судопроизводства велико – соединилось в единое целое законное и нравственное содержание. Нравственные нормы, реализуемые в области судопроизводства, не отделяются от процессуальных норм, они включены в их содержание, являются необходимым ингредиентом правовых предписаний и определяют нравственный смысл и значение процессуальных норм, указывают этически допустимые способы их реализации. Поэтому когда говорят о нравственных основах уголовного процесса, то предполагают, что самим процессуальным нормам должен быть присущ определенный нравственный характер.

К сожалению, в сознании практических работников, в частности, судей, до сих пор нравственные нормы – это одно, а нормы права – совсем другое. Только тогда мы будем говорить о подлинно нравственном судопроизводстве, когда в профессиональном сознании практических работников будут соединяться понятия нравственные и законные. Для достижения этой цели необходим механизм обеспечения права лица на защиту чести и достоинства в уголовном судопроизводстве. В настоящее время присутствует недоработка этого момента, что грозит провозглашением принципа уважения чести и достоинства личности в УПК РФ и несоблюдением его в практической деятельности, т. е. все останется на декларативном уровне.

Фактически, ст. 9 УПК РФ закрепляет право лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, на защиту своих чести и достоинства. Если закрепляется такое право, то на органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, необходимо наложить соответствующую (корреспондирующую) обязанность по обеспечению данного права и предусмотреть ответственность за невыполнение этой обязанности. Например, в отношении реабилитированного предусматривается право на возмещение морального вреда (ст. 136 УПК РФ), но если лицо не признается реабилитированным по основаниям, установленным УПК РФ (ст. 133 и 134), то получается, что он не может в полной мере реализовать свое право на защиту чести и достоинства в уголовном судопроизводстве. В отношении не реабилитируемых лиц ч. 5 ст. 133 УПК РФ расплывчато предусматривает: «В иных случаях, вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства». В УПК РФ не предусматривается никакой ответственности должностных лиц, вместе с тем, чтобы уважение чести и достоинства личности стало реальностью, необходимо предусмотреть отдельной правовой нормой ответственность должностных лиц за нарушение данного принципа.

Необходимо обратить внимание на то, что право на защиту чести и достоинства личности предусматривается в отношении всех участников уголовного судопроизводства, а не только обвиняемого. В этой связи можно отметить, что для того, чтобы реализовать, защитить свои права, нужно их знать. Следовательно, таким участникам судопроизводства, как подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, необходимо разъяснять право на защиту чести и достоинства личности наряду с другими правами, предусмотренными УПК РФ.

Достоинство и честь являются морально-этическими категориями, носящими прикладной характер в рамках уголовно-процессуальной науки.121121
  Зайцев, О. А. Государственная защита участников уголовного процесса / О. А. Зайцев. – М.: Экзамен, 2002. – С.17.


[Закрыть]
Эти категории имеют существенное значение в правоприменительной практике. Т. Н. Москалькова так пишет: «Защита должностными лицами, ведущими процесс, достоинства и чести участников судопроизводства позволит оградить последних от причинения морального вреда, нравственных страданий в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства».122122
  Москалькова, Т. Н. Честь и достоинство личности как объект охраны в уголовном процессе / Т. Н. Москалькова // Совершенствование законодательства о суде и правосудии. – М., 1985. – С.78-80.


[Закрыть]
Поэтому в качестве положительного момента можно отметить закрепление в качестве объектов правовой защиты честь и достоинство участников судопроизводства при наличии достаточных данных о том, что им угрожают противоправными действиями. Таким образом, частично положения принципа уважения чести и достоинства личности преломляются и реализуются через принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7