Елена Артамонова.

Большая книга ужасов – 51 (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Артамонова Е., 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013


Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Зазеркалье ужасов

Зеркало – это окно в мир духов, жестоких, могущественных, но в то же время бессильных. Бессильных до тех пор, пока люди сами не дадут им власть. Притаившиеся за зеркальным стеклом чудовища существуют за счет жизненных сил смотрящих в зеркало людей. Мало кто знает, что, любуясь своим отражением, человек на самом деле видит духа Зазеркалья, принявшего людское обличье. И когда юная девушка красуется перед зеркалом, она не подозревает, что оттуда на нее смотрит злобный дух, ворующий частицы ее жизни…

Такова полузабытая легенда. Но есть люди, верящие в это предание, и они готовы выпустить духов Зазеркалья на свободу, чтобы те поработили наш мир.

Глава I
Двойник из Зазеркалья

Середина знойного, обжигающего июля ознаменовалась тем, что Китайгородцевы наконец-то закончили ремонт. Теперь, когда «стихийное бедствие» было позади, оставалось сделать совсем немного, чтобы придать квартире обжитой вид, – помыть окна. Эту ответственную миссию возложили на Милу.

Вооружившись ведерком и тряпкой, девочка принялась протирать забрызганные побелкой стекла. Конечно, в такой жаркий день она бы предпочла загорать на берегу реки или просто ничего не делать. Однако постепенно занятие это увлекло девчонку, и Миле понравилось, по ее же собственному выражению, «выявлять кристальную прозрачность стекла».

Сначала мир за окном застилали брызги побелки, отчего пейзаж напоминал выцветшую фотографию, затем полупрозрачные мыльные разводы размывали его контуры, а дальше пленка чистой воды превращала окно в иллюминатор подводной лодки. А уж когда с поверхности стекла исчезали остатки влаги, оно проявляло свою волшебную сущность. Всякий раз Мила останавливалась, как зачарованная смотрела сквозь прозрачное стекло в необыкновенно красочные, пронизанные солнечным светом заоконные дали. Странно, но тот же самый двор, очерченный рамой открытого окна, нисколечко не привлекал, напротив, казался таким обыденным и скучным.

Мила тут же решила, что вымытое до блеска стекло преображает мир, превращая его в волшебную картинку.

Удивленная девочка подошла к окну близко-близко, стараясь не замутнить своим дыханием прозрачную поверхность. Трудно сказать, что она хотела там рассмотреть.

За «волшебным» стеклом ее ждали – легкое, бледное отражение возникло на фоне пятиэтажек и пыльных тополей, приблизилось к Миле, внимательно заглянуло в лицо…

– Мила, обедать!

Наверное, во всем виновата жара.

От изнуряющего зноя в голову полезли странные мысли и нелепые предположения. Вообще-то Мила старалась не думать о необычных свойствах «кристальной прозрачности стекла», но в голове все равно вертелся вопрос о том, что будет, если вымыть до блеска зеркало? Обычное стекло превращало двор в уголок фантастического мира, а зеркало… Что покажет зеркало, обретя кристальную прозрачность?

– Мила, ты не уснула? – донесся мамин голос. – Борщ остывает.

– Иду!

Девочка вымыла руки, завернула кран, вскользь посмотрела на свое отражение в зеркале и направилась на кухню. Но странное настроение не отпускало – во время обеда на фаянсе тарелок, стекле графина, глянцевой кожице яблок Миле не раз чудился едва различимый силуэт. Вообще-то это было ее собственное отражение, но девочке почему-то хотелось думать иначе.

Основная часть уборки была завершена, и Мила могла идти гулять. Однако вместо этого она вызвалась протереть большое зеркало, висевшее на стене прихожей.

– Я смотрю, ты втянулась, – заметила с удивлением мама.

– Хочется, чтобы все блестело.

– Если энтузиазм не иссякнет, протри еще хрусталики бра.

– Постараюсь.

Если честно, Мила просто очень хотела увидеть, как зеркало превратится в волшебный кристалл.

«Вообще-то это просто смешно, – думала она, набирая в ведерко теплую воду. – Что особенного в чисто вымытом зеркале? Можно подумать, что мы уборку раз в пятьсот лет делаем и обычно созерцаем собственные отражения сквозь толстый слой пыли! Но ведь это не так! Мама часто убирает квартиру, да и я не в первый раз этим занимаюсь. Почему же сегодня все кажется таким необычным и волшебным? Почему сегодня я словно прозрела, увидела мир другими глазами?»

Мила подошла к большому зеркалу, и навстречу ей шагнуло отражение. Отжав тряпку, девочка поднесла ее к стеклу, повторяя ставшие привычными операции. Все повторилось – выцветшее фото, разводы, похожие на морозные узоры, иллюминатор подводной лодки и… Полненькая круглолицая девчонка со светлыми кудряшками, выбившимися из-под косынки, в потертых джинсах и стянутой на животе узлом мужской рубашке сосредоточенно смотрела на Милу, протирая стекло сухой салфеткой. Вообще-то это и была Мила Китайгородцева, а если точнее – ее отражение.

Сколько раз Мила смотрелась в это зеркало, но сейчас, казалось, впервые в жизни видела мир Зазеркалья. Вымытое стекло обрело волшебную прозрачность, и обыденное стало необыкновенным. Зеркало словно исчезло, растворилось, а на его месте образовался проход, ведущий в другой мир. Неужели под тонким слоем посеребренного стекла пряталась глухая бетонная стенка, разделявшая соседние квартиры?!

Зеркало стало окном, за которым находилась незнакомка с лицом Милы. Вот они медленно подняли лица, и их глаза встретились. Вот обе шагнули навстречу, протянули руки, едва не коснувшись невидимой границы между реальностью и Зазеркальем, но в последний момент Мила нерешительно замерла на месте. Зеркальный двойник повторил ее жест, и обе девчонки неподвижно застыли.

Мила испугалась. Почему? Она не могла ответить на этот вопрос. Просто в душе всколыхнулось тревожное, щемящее чувство, а рука бесцельно повисла в воздухе. Минута сменяла минуту, а девочка по-прежнему всматривалась в отмытую до сверкающего блеска поверхность.

– Мила, кто он? – Голос матери разрушил чары «кристальной прозрачности».

– О ком ты?

– Маленькое наблюдение – ты минут десять крутишься перед зеркалом. Такое, как правило, случается во время острых приступов влюбленности. Вот я и поинтересовалась, кто же похитил сердце моей дочери. Это какой-нибудь киноактер или мальчишка из параллельного класса?

– Я не влюбилась, а задумалась.

Мила украдкой бросила взгляд на зеркало. Девчонка из Зазеркалья пристально наблюдала за происходящим. В ее глазах мелькнула злая усмешка…


До вечера было еще очень далеко. В принципе, Мила могла бы сходить на речку или хотя бы к главному городскому фонтану, который в эти жаркие дни превратился в подобие маленького пляжа. Могла бы позагорать, растянувшись на лавочке, подставить голову под упругие струи холодной воды… Могла бы, но не захотела. То, что еще недавно было так важно и интересно, теперь ушло на второй план. Мысли о сущности зеркал, словно заноза засевшие в мозгу, не позволяли расслабиться и наслаждаться прелестями летней жизни.

Выйдя из дому, Мила медленно брела по мягкому от жары асфальту. Она просто шла вперед в неизвестном направлении и представляла своего двойника из Зазеркалья.

– Танька… – вслух пробормотала девочка. – Конечно же, Танька…

Мила вспомнила загадочную историю, недавно произошедшую с ее подружкой. То, что случилось с Таней Андреевой, иначе как кошмаром не назовешь, а связан он был именно с зеркалом. Не раздумывая, Мила набрала телефон подруги. Трубку долго не брали, пока, наконец, не послышался усталый, немного недовольный голосок:

– Алле… Я слушаю.

– Привет, Танька.

– Приветик.

– Как отдохнула? – издалека начала Мила.

– Хорошо, но мало. Мама говорит, что наша поездка на море уже успела улетучиться, как утренний туман на солнце. Только загар остался.

– Слушай, мне надо с тобой обсудить одну вещь.

– Мил, давай потом. Мы плохо спали в поезде, там такая духота была. Я себя ощущала пирожком в духовке. И потом, мы только-только чемоданы распаковали…

– Я хотела уточнить насчет зеркал… – Мила помедлила, подбирая слова, а потом от волнения перешла на шепот и добавила: – О том, кто в них прячется.

Пауза была очень долгой. Китайгородцева уже начала думать, что возникли проблемы со связью. Она стояла на самом солнцепеке, прижимала телефон к уху, дрожа от нервного озноба, для которого, в общем-то, совершенно не было причин.

– Тань! Ты меня слышишь? Куда ты пропала?! – не выдержала Мила, нарушив затянувшееся молчание.

– Слышу. А почему тебя интересует история с зеркалом? Это же просто недоразумение, что-то вроде ночного кошмара. Я даже не уверена, что призрак действительно появлялся.

– С зеркалом что-то не так. Я видела, как мое отражение изменилось, стало другим. Как бы это сказать? Чужим, что ли…

– Ты сейчас где?

– Иду мимо сквера в сторону центра.

– Давай встретимся у бывшего магазина «Диета».

– Хорошо.

– Буду через пятнадцать минут.

Закончив разговор, Мила с опаской посмотрела на изнуренные жарой деревья, росшие в полузаброшенном сквере, и прибавила шаг. Об этом месте ходило столько леденящих кровь историй и легенд, что оно повергало в трепет всякого, кто хоть немного верил в чудеса. До недавнего времени Мила Китайгородцева не относилась к таким людям, но события, произошедшие пару месяцев назад, круто поменяли ее представления о жизни.

Тогда, тринадцатого мая, в пятницу, всем участникам маленькой дружной компании довелось пережить жуткую ночь. А все началось с глупой идеи Толика Стоцкого – устроить «кошмарные посиделки», отметив таким образом зловещую дату «пятница, тринадцатое».

Все собрались в заброшенном доме и всевозможными страшилками принялись пугать друг друга. Впрочем, никто особенно не верил в эти истории. Вечер удался, а когда ребята разошлись по домам, с каждым приключилось что-нибудь фантастическое и абсолютно необъяснимое.

Мила, например, нашла в «проклятом» сквере старую куклу в забавном наряде, которую имела неосторожность принести домой. Кукла в лучших традициях ужастиков ожила и устроила маленькую революцию. Это едва не стоило жизни самой Миле. Правда, на следующий день после подавления кукольного бунта история с ожившими игрушками казалась совершенно дикой и нелепой. Однако списать все на кошмарный сон не получилось – синяки и разгромленная квартира не позволили.

Мила старалась не вспоминать это происшествие, но с тех пор поверила в мистику и чудеса. Поэтому подозрительное поведение собственного отражения столь сильно встревожило девчонку.

Пока Китайгородцева раздумывала о сверхъестественном, ноги сами привели ее к месту встречи – к закрытому на капремонт продовольственному магазину. В ожидании Таньки Мила остановилась у забрызганной побелкой витрины. Она вовсе не собиралась смотреть на пыльное стекло за спиной, но все же резко обернулась, ощутив чей-то недобрый взгляд. Под толстым слоем грязи отражение едва просматривалось. Тем не менее Мила пристально вгляделась в лицо своего зеркального двойника. Невинное кукольное личико обитательницы Зазеркалья явно не тянуло на образ коварного злобного монстра.

– Мила! – Худенькая девчонка с темными гладкими волосами и длинной челкой положила руку на плечо Китайгородцевой. – Приветик. Заждалась?

– Спасибо, что пришла. Может, я просто перегрелась на солнышке, но мне кажется, что мое отражение задумало что-то нехорошее, – без лишних предисловий заговорила Мила. – Потому я и вспомнила о призраке, который навестил тебя в пятницу, тринадцатого. Вдруг все это между собой как-то связано?

– Ах, Мила, мне так хочется верить, что та встреча была лишь сном! Впрочем, скорее всего, так оно и есть. На самом деле отражения не рассказывают людям гнусные выдумки. Тут и гадать не о чем.

– Тогда зачем ты пришла?

– Просто решила повидаться с подругой.

– Спасибо.

Девчонки медленно шли по улице, болтая о пустяках, пока не заметили яркие зонтики открытого кафе, под которыми можно было укрыться от изнуряющей жары. Взяв мороженое и «Кока-Колу», подруги приземлились за свободным столиком.

– Тань, расскажи про ту ночь.

– Зачем? О своих злоключениях я поведала вам еще тем утром, сразу после кошмара, а больше мне добавить нечего.

– Да, конечно. Но тогда у меня была куча собственных проблем. Я находилась под впечатлением встречи с резиновой бандиткой-революционеркой.

– Ожившей куклой?

– Именно.

Таня не слишком хотела ворошить прошлое, но она понимала, что Миле может пригодиться эта информация, а потому, допив «Кока-колу», начала свой рассказ:

– Короче, обстоятельства сложились так, что родители остались в гостях, а мне предстояло ночевать в гордом одиночестве. Не могу сказать, что такая перспектива меня сильно расстроила – в вольной жизни есть свои преимущества. Я не преминула ими воспользоваться – включила поздним вечером телевизор и начала смотреть ужастик. Никогда не поступай так, Мила! Ужастики нельзя смотреть, когда дома, кроме тебя, никого нет!

– Учту.

– В общем, после фильма мне стало страшно. Представь: пустая квартира, всюду горит свет, но очень тихо. Не слышно маминого голоса, ничего, а перед глазами – жуткая заплесневелая рука мертвеца с мобильным телефоном, выскользнувшая из ванны…

– Не надо!

– А мне каково было?! Страх усиливался с каждой минутой, и ничто не могло его победить. И тут началось… – Таня замолчала, рассеянно ковыряя ложечкой мороженое. – Ты и сама, Мила, не можешь точно сказать, во сне тебе повстречалась кукла-убийца или наяву. Так и со мной: события той ночи напоминают сон, но… В общем, пока я металась по квартире, повсюду включая свет, на пол упала рамка с фотографией. Стекло разбилось, и оттуда выпала еще одна фотка. На ней было изображено три человека: мама, я и еще одна девчонка с моим лицом. Это меня здорово удивило, но гадать, что сие означает, времени не было – осколок стекла поранил мою руку, и кровь ручейком потекла на паркет. Я побежала в ванную комнату, кое-как перевязала порез и тут случайно посмотрела в зеркало. Знаешь, хотя отражение копировало меня до мелочей, у него было совсем другое выражение лица – жесткое, насмешливое, злое. А зубы зеркального двойника сияли нестерпимой белизной…

Таня Андреева была миловидной девочкой с огромными синими глазами, на которые падала челка. Представить, что за этой безобидной мордашкой прячется чудовище, мог только человек с нездоровым воображением.

– Не знаю, сколько времени я тупо смотрела в зеркало, но тут в моей голове раздался голос… – продолжала рассказывать Таня. – Отражение поведало невероятную историю. Якобы у меня была сестра-близнец Катерина. Из-за моей неосторожности она погибла в раннем детстве. Душа Катерины слилась с моим отражением и терпеливо ждала своего часа. И он настал – Катерина решила завладеть моим телом и жить вместо меня. Я не могла поверить в ее рассказ, но тут в голове стали всплывать детские воспоминания. Я словно вернулась в тот роковой день. Все происходило на вилле с мраморными колоннами. Сапфировый бассейн, окруженный пурпурными розами, где суждено было погибнуть Катерине…

– Никогда не знала, что у вас имеются такие загородные хоромы.

– Именно! У нас даже обычных шести соток никогда не было. А все это больше напоминало сцену из какого-нибудь голливудского триллера. Тогда-то я и сообразила, что призрак лжет, подсовывает не имеющие никакого отношения к моим детским воспоминаниям образы. В общем, я позвонила маме и уточнила, была ли у меня сестренка-близнец. Мама сказала, что нет. Как только все выяснилось, голос умолк, а фотография, с которой все началось, – исчезла. Короче, Китайгородцева, это был сон! Глупый, противный сон!

Таня даже рукой по столу хлопнула, словно в подтверждение своих слов. Но на самом деле «общение» с обитательницей Зазеркалья тревожило ее и по сей день. Поэтому Таня и поспешила на встречу с подругой. Однако в последний момент Татьяна почему-то смутилась. Она умолчала о том, что порой, глядя в зеркало, чувствует на себе злобный взгляд отражения.

– По-твоему, это сон?

– Я же не сумасшедшая! – тряхнула челкой Татьяна. – Просто в тот день мы себя так запугали, что повсюду стали мерещиться ужасы и кошмары. Глупо и почти смешно.

Мила задумчиво смотрела, как в дальнем конце улицы медленно разворачивается неуклюжий автобус, но, казалось, не замечала происходящего.

Конечно, с точки зрения здравого смысла все было именно так: сначала Таньку запугали страшилки Толика Стоцкого, и ей привиделся дурной сон, а теперь, под впечатлением этого сна, странные вещи начали мерещиться Миле. И все же…

– Мы видим свое отражение, – негромко заговорила она, – образ, который дает представление о нашей внешности. А вдруг отражаются не только внешние данные, но и наши мысли? Они идут задом наперед, или…

– Нет, просто хорошие становятся плохими, а плохие – хорошими, – перебила ее Таня.

– Выходит, у злодея доброе отражение?

– Выходит. Только все это выдумки! На самом деле во всем виноваты законы физики – лучи отражаются, преломляются и все такое… Короче, я в точных науках не сильна, а вот Яша тебе на эту тему целую лекцию прочитает, ты его только спроси. В общем, запомни – за зеркальным стеклом нет никаких призраков, ничего. Нет у отражений зеркальных мыслей! Никакого мира Зазеркалья в природе не существует!

Доев растаявшее мороженое, девочки покинули кафе. Мила старательно изобразила беззаботную улыбку:

– Кстати, хорошо выглядишь. У тебя загар клевый. А у меня от солнца кожа только облазит и никакого эффекта.

– На море было просто супер! – Танька мечтательно прикрыла глаза. – Да, кстати, это тебе. Сувенир на память.

Она протянула бусы из ракушек и бисера. Китайгородцева поблагодарила подругу и немедленно повесила украшение на шею. Вскоре девчонки разошлись по домам.


Голубоватый свет монитора придавал лицу мертвенный оттенок. Широко открытые глаза скользили по строкам текста:

«Никогда не смотрите в зеркало, если у вас плохое настроение. Последствия могут оказаться весьма плачевными – дурные чувства отразятся от зеркала и ударят по вам с удвоенной силой, а таинственный мир Зазеркалья заберет часть жизненной энергии. С зеркалами также связано очень много народных примет. Например, известно, что крайне опасно смотреть на зеркальное стекло в темноте. Такой эксперимент вполне может завершиться потерей рассудка. Впрочем, подобные опасности никогда не останавливали тех, кто стремился узнать свое будущее. Зеркало – идеальный инструмент для гадания. Оно позволяет увидеть завтрашний день. Однако юным особам, желающим лицезреть своего суженого, следует соблюдать осторожность, ведь, если смотреть в зеркало при свечах (как это делается в большинстве гаданий), вполне можно лишиться своей привлекательности. Ну а тот смельчак, который, раздевшись догола, рискнет подойти к зеркалу глубокой ночью, стать к нему спиной и заглянуть в зеркальную бездну через плечо, наверняка увидит свою смерть…»

Глаза слипались, но Мила упорно продолжала читать обнаруженную в недрах Интернета информацию. Давным-давно наступила ночь. Мама и бабушка сладко спали, а дотошная девочка продолжала свои поиски. Полученная информация тревожила. Что бы ни говорила Таня о физических свойствах зеркал, посеребренное стекло было чем-то большим, чем просто вещь. В нем таилась некая загадка – неразрешимая и жуткая. К тому же, как успела заметить Мила, никто не говорил о зеркалах доброго слова. А такое неприязненное отношение не могло быть случайностью.

Повертев подаренные Танькой Андреевой бусы и отчаянно, во весь рот, зевнув, Мила снова уставилась в экран компьютера:

«На Руси зеркала издревле считали бесовскими игрушками. Их всегда хранили в закрытых футлярах и стыдливо прятали от посторонних взоров. Почему? Дошедшие из глубины веков легенды гласят, что при помощи зеркала можно проникать в иные миры или вызывать их обитателей. Возможно, именно из-за этого свойства наши предки считали зеркала «нехорошими предметами».

А еще существует поверье, что если разбить зеркало, из него вырвутся на свободу все образы, когда-либо отраженные им. Тот же, кто последним посмотрит в разбитое зеркало, умрет…»

Нет, такое времяпровождение явно не способствовало обретению душевного равновесия! Мила с досадой откатилась от рабочего стола, осмотрела полутемную комнату. Вообще-то это ее собственная спальня. Все здесь знакомо. До последнего пятнышка на обоях. Правда, сейчас помещение, казалось, излучало негативную энергию, а обычные предметы обретали зловещий, потусторонний вид.

– Ладно, компьютерчик, пора спать! – Девочка решительно щелкнула мышкой.

Тихое жужжание компьютера смолкло, и Мила почувствовала острый приступ одиночества, словно она осталась одна-одинешенька на целом свете. Поэтому девочка решила лечь спать. Сон разгонял дурные мысли, утром жизнь казалась гораздо проще и легче. К тому же летние ночи коротки, а Мила не хотела ложиться спать на рассвете, как какой-нибудь добропорядочный вампир, свято чтящий традиции своего племени.

Путь в ванную комнату пролегал через прихожую, как раз мимо большого зеркала. Пробивавшийся из спальни тусклый свет лишь чуть-чуть разгонял густые сумерки, выхватывая из темноты контуры предметов.

«Если глубокой ночью посмотреть в зеркало через плечо, то можно увидеть собственную смерть, – выглянув из спальни, молниеносно вспомнила Мила. – Но, с другой стороны, я же не голая, а следовательно, причин для паники нет».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении