Елена Чуб.

Все тайны моря



скачать книгу бесплатно

– Ты чего? Издеваешься? – Радэк уставился на меня как на умалишенную. – Да если пираты прознают, что мы такую красотку с собой везем, они в очередь выстроятся, за право атаковать наш корабль первыми. За такую как ты ведь целое состояния можно на островных торгах получить.

– Но ведь, они же не знают, что я – не парень? – заискивающе посмотрела я в глаза высоко возвышающегося надо мной, человека. – Так зачем им тогда на нас нападать?

– Смазливые пацаны там ценятся на одном уровне с красивыми рабынями. А как парень ты гораздо более, чем просто красивый. Островитяне славятся как своими огромными состояниями, так распущенностью. Мальчишка или девчонка их в постели ублажает – им без разницы, лишь бы покрасивее были. А в тебе, ко всему прочему, и эльфийская кровь имеется, а это вообще – очень редкий, а значит и более ценный товар. Такой игрушкой и перед друзьями похвастаться не стыдно будет. Так что желающих выложить за тебя круглую сумму, будет предостаточно. И даже если тебя искать кто надумает, то никаких концов не найдет. Рабство на островах вроде-бы как под запретом, поэтому торги проводятся только для очень богатых и обладающих немалой властью людей в тайне ото всех. И те свои игрушки охраняют так, что никому еще сбежать не удавалось. Теперь соображаешь, что ты по собственной глупости натворила?

Кажется, я все-таки начала понимать, во что я вляпалась на этот раз. У-у-уу! Хочу домой! К маме-папе и даже… к этому напыщеному Тэри!

Глава 6 Опасное это занятие – морское путешествие.


Спать-то как хочется, а вот уснуть почему-то не получается. Покрутившись еще немного, с огорчением поняла, что я все-таки довольно избалованная хорошей жизнью особа. Расстеленные прямо на палубе одеяла, пускай и в три слоя, очень сильно отличались по жесткости от моей уютной мягонькой кроватки, которую я необдуманно променяла на все это безобразие. Но ведь я сама же в этом виновата, и жаловаться больше не на кого. Хотя вру, есть! На Тэри, поганца четвероюродного, благодаря которому я и веду теперь такой жалкий, полубродяжнический образ жизни.

– Рыжик, чего ворочаешься? Спи уже, давай. – Радэк, чья лежанка была устроена не так уж и далеко от моей, недовольно пробурчал себе под нос, что-то типа "сами не спят и другим не дают", после чего повернулся ко мне спиной и окончательно затих. Вот, можно подумать, что это я его заставляла на палубе вместе со мной оставаться ночевать. У меня-то, в отличие от Радэка, для ночевок под открытым небом хотя бы весьма весомая причина имеется. И если всем интересующимся было сообщено, что меня все так же продолжает мутить от непрекращающейся качки, и что на свежем воздухе я пускай немного, но чувствую себя лучше, на самом деле все обстояло несколько по иному… Ведь шанс на то, что моя маленькая тайна так и останется тайной для всех (кроме уже посвященного в нее Радэка), повышался благодаря сведенному на нет общению с матросами и охраной. Поэтому мне и приходилось теперь терпеть жесткую палубу под собой, и сырой пронизывающий ветер, от которого не спасали даже та пара пожертвованных матросами одеял, которыми меня заботливо укрыл Радэк.

Спасибо ему конечно большое за это, но все же… Спал бы себе в трюме, в гамаке, вместе с другими матросами, так нет же, и тут меня охранять решил. После того, как этот верзила узнал кто есть кто (если точнее, кто есть я), он начал носиться со мной как с несмышленым младенцем. На корабле уже все мужчины смеялись, что у Радэка "материнские" чувства ко мне проснулись. Со своего "дитяточки" даже глаз не спускает, боится, как бы не обидел кто ненароком. Правда, когда физиономии парочки из этих шутников разукрасились прелестной цветовой гаммой, от нежно-зеленого до темно-фиолетового, подколки со стороны экипажа резко прекратились. И ко мне лишний раз, без особой на то необходимости старался никто и близко не подходить. Охранники из друзей Радэка, хоть и непонимающе на нас косились, но с расспросами не приставали и тоже за мной приглядывать стали. Я краем уха, правда, подслушала (совершенно случайно), как Дарэнт остальным своим товарищам жалостливую историю рассказывал о том, что у Радэка своих детей нет и вряд ли уже когда-нибудь будут, так что поэтому он ко мне так сильно и привязался.

– Мальчишка-то сирота, вот он под свою защиту его и взял. Пацан хоть мечем и здорово машет, а так дите-дитем, ничего о жизни настоящей не знает. Поэтому командир и приглядывает за ним, что б ни впутался, куда не следует.

Не знаю, поверили Дарэнту или нет, но, по крайней мере, преследовать нас своим навязчивым вниманием постепенно перестали. Перевернувшись уже который раз и тяжело при этом вздохнув, я тем самым окончательно вывела из себя попрощавшегося с мыслью о спокойном сне мужчину.

– И чего тебе не спится? – Повернулся ко мне лицом Радэк и заботливо поинтересовался: – Замерз что ли?

Решив, что не стоит напрягать его своими проблемами, вроде тех, что замерзла, спать жестко да и сырой ветер обдувает со всех сторон, решила перевести разговор на другую, гораздо более волнующую меня тему: – Радэк, а я вот сегодня днем слышал (мужчина мне категорическим тоном приказал, чтобы я, даже наедине с ним общалась как парень, чтобы случайно не выдать себя перед остальными), что матросы про какой-то "Проклятый остров" рассказывали. Ты ничего такого не знаешь? Это все правда, или они специально придумали эти страшилки, лишь бы меня лишний раз попугать?

– Ну, это смотря, что они тебе понаговорили, – коротко хмыкнул мужчина и, перевернувшись на спину, устремил взгляд в черное ночное небо. – Дело в том, что про этот "Проклятый остров" никто толком ничего и не знает. Так, всего лишь слухи кое-какие нехорошие среди моряков ходят…

– А какие? – сразу же заинтересовалась я и уставилась на мужчину в нетерпеливом ожидании.

– Говорят, что остров этот находится где-то на полпути к Ардьянским островам. Где точно, не знает никто. Непонятные дела вокруг него творятся. Если какому кораблю не повезет рядом с ним оказаться, то потом этот корабль плывет дальше уже без единого человека на борту. Я сам ни разу не видел, но болтают, что возле восточных берегов такие пустые и никем не управляемые корабли довольно часто встречаются.

– А куда люди с них деваются?

– Не знаю, да и никто не знает. На корабли эти подниматься особо не рискуют, поскольку среди морской братии поверье имеется о том, что тех, кто туда полезет, всю жизнь несчастья потом преследовать будут. Но дураков всегда хватает, поэтому они ради интереса все же взбираются на эти палубы. Так вот все любопытствующие после своего возвращения рассказывали, что облазив весь корабль, ни людей, ни каких-либо следов борьбы не видели… У них всех такое ощущение появлялось, что все пассажиры этих проклятых кораблей просто в одно мгновенье исчезали… Точно так же как и грузы. Все каюты и трюмы были чуть ли не подчистую опустошены, в них только самый откровенных хлам оставался.

– Просто все исчезло? Странно… слушай, Радэк, а может быть люди с этих кораблей просто "Переходники" по назначению использовали? – А что вполне даже правдивое предположение. "Переходники" полагалось иметь на каждом даже самом захудалом корабле. Без их предъявления портовому начальству, ни одному судну их не имеющему, выход в море просто не разрешили бы. Ведь эти амулеты, несмотря на свою просто баснословную стоимость, могли очень легко и просто спасти всех находящихся на корабле, открыв магический портал в любое другое место, на которое они были настроены. Обычно этим местом было специально выделенное помещение в каждом из больших портовых городов. И капитаны, пускай и недовольно скрипя зубами, но все же вынуждены были выполнять это жесткое условие, утешая себя тем, что благодаря этим амулетам и их собственные жизни будут находиться в относительной безопасности.

– Исключено, – опроверг все мои догадки ворчливый голос полусонного мужчины. – "Переходники" как раз оставались в капитанских каютах. Да если бы на кораблях и было по несколько одинаковых амулетов (в чем я очень сильно сомневаюсь), при их использовании, команды с этих самых кораблей должны же были хоть куда-то перенестись. А так они просто исчезли и от них никогда и никому не поступало никаких известий… Вот так-то… Но не переживай, наш капитан мужик толковый, осторожный. Рисковать ради того, чтобы до островов быстрее на пару дней добраться не станет. Так что наш путь очень дальней стороной от того места проходит, где предположительно этот остров находится. Дорога хоть и несколько дольше получается, зато гораздо безопаснее…

Да, "веселенькая" история, как раз для того что бы на ночь глядя выслушивать, что бы спалось потом крепче… Обидно, а я все-таки надеялась, что это просто глупая шутка. Тем более, что разговаривала об этом острове, та парочка "разукрашенных" Радэком синяками и ссадинами матросов, что надо мной раньше постоянно насмехалась. И как мне показалось, что говорить о нем мужчины начали, едва только меня невдалеке от себя заприметили. Вот и подумалось мне, что специально припугнуть решили, чтобы хоть немного отомстить за свои побои. Хорошо, что этот самый "Проклятый остров" не по нашему маршруту расположен и вероятность того, что мы окажемся в пределах его видимости ничтожно мала. Но все равно, интересно мне очень, а что же на самом деле происходило с исчезнувшими командами? Может, звери какие-то на том острове обитают? Хотя нет, это вряд ли… Ведь все те, кто на опустевшие корабли поднимался, говорили о том, что следов борьбы на них нигде не было заметно. Да и как все-таки корабли вообще возле "Проклятого острова" оказываются, если его примерное расположение всем капитанам известно должно было быть? Не верится мне, что они по собственной воле рискнуть решали, тем более если за этот неоправданный риск приходилось платить такой страшной ценой. Н-да, все непонятно, и… немного страшновато… И , если честно, то не совсем и немного… На всякий случай проверяю засунутые под сумку с одеждой, заменяющую мне подушку, недавно приобретенные у господина Тариэка парные клинки. Когда обнаруживаю их там где и ожидалось, более-менее успокоенная, наконец-то засыпаю.

Снилось мне, что лечу я на одном очень вредном и ехидном драконе, и почему-то над морем. Хотя Калей мне по очень большому секрету когда-то уже довольно давно признался, что он вместе со всеми своими крылатыми соотечественниками большую воду не слишком-то и любят. Что-то он там еще рассказывал про давно вымерших морских драконов, с которыми у крылатых еще в давние времена отношения были далекими от дружеских. Драконы те вымерли, а настороженное отношение к большим водным поверхностям у крылатых ящеров так и осталось. Вот и стараются Калейевы сородичи далеко от своих гор не удаляться, только в крайнем случае, если уж сильно приспичит, долетают максимум до побережья.

Так вот, лечу я в своем сне как-то странно. Калей какими-то неровными рывками вверх-вниз крыльями машет, да еще и вода прямо под нами простирается, такое ощущение, что рукой достать можно, брызги прямо в лицо летят. Брррр! Холодные и мокрые. И орет сердито кто-то рядом, прямо над ухом: – Рыжик!!! Да просыпайся же ты, наконец!!! – А вот не хочу я! И, вообще, хватит уже обзываться всякими нехорошими кличками, я же на них и обидеться могу. Пытаюсь отогнать от себя рукой невидимый нервный голос и меня за эту самую руку, как что-то дернет… И еще водой холодной, в придачу ко всему, меня с ног до головы всю окатывают. Окончательно понимаю, что в моем сне явно что-то не то происходит я, пускай и неохотно, но все-таки открываю глаза.

Нет, это все сон и неправда! Быстро закрываю их обратно, а передо мной так и стоит картина, прямо-таки бурлящего моря и высокие волны, поднимающиеся гораздо выше палубы, на которой я сижу в луже воды. А теперь стою, потому что кто-то меня еще и за куртку схватил, да на ноги одним мощным рывком поставил. Палуба сразу же куда-то резко вниз наклонилась и меня быстро потянуло в сторону… за руку потянуло. И уже распознанный мной Радэков голос, что-то возмущенно бубнит, едва пробиваясь через громкий шум бушующего ветра, о том, что как это можно было умудриться проспать начало шторма. И что, как теперь оказывается, одну чересчур любящую поспать рыжую особу, волной за борт лишь каким-то чудом только что не смыло. Когда я поняла, что это обо мне говорится, намертво вцепилась в итак крепко держащую меня мужскую руку, с твердым намерением не отпускать ее ни в коем случае. Отцепилась только тогда, когда меня довольно грубо втолкнули в какое-то темное помещение и, захлопнув за моей спиной дверь, рявкнули напоследок: – Сиди здесь, и даже не вздумай высовываться.

Еще чего! Да я сама буду руками-ногами упираться, если кто-то меня отсюда вытащить попытается. Туда. Наружу. Где ураганный ветер и высоченные волны. И еще, кажется, ливневый дождь. Ненавижу море!

Так, теперь нужно определиться, куда это меня Радек запихнул. Темно, ничего не видно, значит, будем определять на ощупь. Ящики, мешки, коробки какие– то… Склад что ли? Вполне возможно. Корабль торговый, так что тут везде, где только возможно, все перевозимыми товарами заставлено. Нащупав гору мешков с чем-то мягким, устраиваюсь с комфортом и жду, сама не знаю чего. Может быть того, когда шторм закончится, или когда мы ко дну пойдем. Не дай Благословенные Боги! Страшно. Одной, в темноте. Но наружу точно не пойду, там еще страшнее, еще и мокро, и сыро… а здесь, по крайней мере, хотя бы сухо… и более-менее тепло…

То, что я смогу заснуть в таких обстоятельствах, сама от себя не ожидала. Но ведь заснула же. Проснулась, когда меня за плечо кто-то чересчур настырный со всей силы трясти начал. Неохотно открываю глаза и в неярком свете падающим из раскрытой настежь двери, вижу склонившегося надо мной Радэка с крайне недовольным выражением на лице. Ух, хорошо, что с ним все в порядке. И с кораблем, судя по всему, тоже, раз я в этот раз не в луже проснулась. И проснулась вообще. Только вот мужчина выглядит мало того, что недовольным, но еще и встревоженным, причем, весьма сильно.

– Что случилось? – торопливо вскакиваю я с мешков, служивших мне ночью неплохой лежанкой и выглядываю, что там творится за дверью. – Шторм закончился?

– Закончился. – Не очень уж и радостным тоном сообщил мне Радэк и вслед за мной пошел к выходу. Осторожно выглядываю за дверь и понимаю, что погодка все-равно меня не особенно и радует. Туман такой стоит, что даже мачту, рядом со мной находящуюся, еле-еле видно. И ветра не ощущается, палуба под ногами почти даже и не качается. Да еще и обстановка вокруг какая-то странная, немного угнетающая, что ли…

Вот что-то не нравится мне все это… Какое-то странное ощущение закрадывается, что ожидают нас всех впереди неприятности еще похлеще вчерашнего шторма… Или даже уже наступили…

– Радэк, а ты мне больше ничего интересного не хочешь рассказать?

– Не хочу.

– Но ведь расскажешь?– настаиваю я с нажимом, и смотрю на здоровяка в упор, всем своим видом давая понять, что от разговора по-душам со мной у него отвертеться не получится.

– Куда же я денусь? – тяжело вздохнув, мужчина повернулся ко мне весьма мрачным лицом. – Дела у нас, честно говоря, хуже не придумаешь. Шторм неожиданно начался, паруса почти все сорвало, команда даже часть из них убрать не успела. Пять человек волнами смыло, одного – упавшим ящиком насмерть придавило. И, ко всему остальному, с курса мы основательно сбились, так что в ближайшее время на острова вряд ли попадем. Нам бы хоть куда сейчас добраться. Корабль капитального ремонта требует, да и без парусов далеко не уплывешь. Капитан, как только просчитает, куда это нас отнесло, всех на весла посадит, будем до ближайшего берега грести без передышки.

Ничего себе новости! На веслах я еще никогда в жизни не сидела и даже не представляла, как это все происходит. Но, видимо, узнать все-таки придется, и попробовать тоже. По крайней мере, мне еще повезло, что я в живых осталась в отличие от тех шестерых… Пусть к ним будут милостивы Благословенные боги. Кстати, на палубе вообще никого из команды сейчас отчего-то не видно. Я, конечно, понимаю что туман, но все равно, как-то жутко от всего этого… Сразу же все истории про корабли, без экипажей плавающие, припомнились. Бррр!

– Радек. А куда все подевались?

– На мостике только рулевой остался, капитан в своей каюте над картами мучается. Шторм ближе к полудню прекратился, основная часть матросов хоть на палубе и не находилась, но спать никто не решался, так что отсыпаются все сейчас. Все равно, пока не узнаем, куда нас занесло, дальше двигаться смысла нет. Да и сил поднабраться нужно, веслами махать, еще-то удовольствие… Так что, если хочешь, иди опять отдыхай, только умойся для начала, – слегка улыбнувшись, Радэк, указал рукой на мое лицо. – И где ты умудрился так извазюкаться? Грязный весь до ужаса. И лицо, и волосы. Как у…

Договорить мужчина не успел. Неожиданно коротко и болезненно охнув, потянулся ладонью к своей шее и, с крайне изумленным видом выдернул из нее острую блестящую иголку. Мы оба непонимающе уставились на этот, неизвестно откуда взявшийся и крайне подозрительный предмет.

– Какого… что все это значит? – Раздраженно поинтересовался у меня Радэк, после чего сразу же закатил глаза вверх и обессилено начал заваливаться прямо на меня. Не успела я и пикнуть, как оказалась придавленной к палубе довольно тяжелым и полностью бессознательным мужским телом. Прямо перед моими глазами предстала еще парочка иголок, торчащих из шеи неподвижно лежащего на мне вояки. Это что же такое тут творится?!

Пытаясь вывернуться из-под не подающего никаких признаков жизни Радэка, я пыталась хоть как-то разглядеть, что здесь сейчас такое странное происходит. Негромкий вскрик со стороны мостика и последующий за ним шум падающего на деревянный настил чего-то тяжелого, заставили меня тут же настороженно замереть и прислушаться. На палубе кроме нас троих явно находился кто-то еще, и не в единственном числе. Хлюпающие по мокрым после шторма доскам осторожные, еле слышные шаги раздавались, как мне показалось, практически отовсюду. Мимо несколько раз прошмыгнули плохо видимые в тумане тени, скрипнула дверь, ведущая в каюту капитана (он еще при отплытии ругался на одного из своих матросов за то, что тот все никак не найдет времени смазать жиром петли). Кто это могут быть такие? Неужели пираты?! Та-а-а-ак, кажется, мне уже пора начинать бояться… еще сильнее, чем я боюсь сейчас.

Еще несколько теней направилось в сторону трюма. Там же все спят! Они даже сопротивления никакого оказать не смогут. Что делать? Закричать? Страшно, да и вряд ли матросы меня услышат. Радэк своим весьма солидным весом меня почти полностью придушил, дышать уже нечем, так что крикнуть достаточно громко для того, чтобы оповестить об опасности команду, у меня вряд ли получится. А вот совершенно ненужное внимание со стороны непонятных личностей, напавших на наш корабль, я привлеку однозначно, чего мне делать абсолютно не хотелось. Прикрыв глаза и оставив только малюсенькую щелочку для наблюдения, осторожно нащупываю рукой прицепленные к поясу лежащего на мне мужчины ножны, с находящимся в них довольно солидным ножичком. Медленно его вытащила и засунула себе под широкий пояс, застегивающийся поверх брюк. Сверху прикрыла своей рубашкой, которую, к счастью, носила на выпуск и настороженно замерла, с тянущей тревогой ожидая дальнейшего развития событий.

– Все? Больше никого нет? – неожиданно раздавшийся, прямо надо мной незнакомый мужской голос привел меня в состояние близкое к абсолютной панике. Не потому, что такой страшный был, а потому, что вопросы эти прозвучали не на всеобщем языке, которым пользовались все разумные расы Эльтарии, а на древнеэльфийском, считавшимся одним из "мертвых" языков. На котором уже давно никто не разговаривал и который был исключен из обязательных к изучению для почти что всех обучающих заведений. Мне не повезло. Прадед, буквально помешанный на традициях, заставил и меня, и своих близнецов постигать, по нашему общему с ними мнению, эту "уже давно всеми позабытую тарабарщину". Но с альтэ Талионэорвиэлем спорить мало кто решался, поэтому мы, все трое, скрипя от бессильной злости зубами, были вынуждены подчиниться и осваивать никому из нас не нужный язык. И вот же насмешка Богов! Этот древнеэльфийский не таким уж и "мертвым" оказался, раз на нем до сих пор общаются. Интересно только вот – кто именно?

– Никого не осталось, всех усыпили, теперь можно начинать перевозить добычу на остров. – Коротко и ясно ответили любителю старинных языков на всем том же древнеэльфийском. А это значит, что таких "любителей" на этом корабле сейчас минимум двое. И хоть эти двое всего лишь пару слов только и сказали, а кучу нужной информации я благодаря им все-таки получила. Значит, что мы имеем… Радэк и остальная команда, все явно живые, просто без сознания. Их всего лишь усыпили, и это очень даже радует. Меня совсем не радует другое; захватили корабль явно не обычные пираты. Те вряд ли бы свое свободное от основной работы время посвящали кропотливому изучению довольно сложного как в произношении, так и в запоминании, "мертвого" языка. Да и перевозить нас собираются не на другой корабль, а на какой-то неизвестный остров… стоп. ОСТРОВ?!!! Мамочка-а-а-а-а! Хоть бы это оказался не тот самый остров, о котором я только лишь вчера ночью с Радеком разговаривала. Лишь бы не "Проклятый". А ведь кое-что делает это предположение вполне вероятным. На захваченном корабле никаких следов сопротивления не окажется, потому, что никто и не сопротивлялся. И хорошо, если все усыпленные захватчиками люди попадают под определение "добыча". Тогда в этом случае нас всех перевезут на остров, а если не попадаем? Кто тогда помешает нашим пленителям просто-напросто вышвырнуть бессознательных пленных за борт, на корм рыбам. А если мы все-таки "добыча"? Для чего мы вообще этим странным невидимым личностям нужны оказались? Ведь то обстоятельство, что из пропавших людей никто никогда и нигде больше не объявлялся, вызывало у меня весьма мрачные предположения об их дальнейшей судьбе. А теперь и о моей тоже…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9