Эльвира Суздальцева.

Перерождение. Сборник рассказов и стихов



скачать книгу бесплатно

© Эльвира Суздальцева, 2017


ISBN 978-5-4483-7671-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора:


Спасибо моим читателям за душевные отзывы и заинтересованность. Всё, что я делаю – для вас! Спасибо моим родным, друзьям, учителям, которые дают силы и веру:


мужу, Максиму Суздальцеву, и дочери Алисе

– за любовь и поддержку.

моей мамочке, Ольге Малявиной

– за то, что я такая, какая есть.

Владимиру и Надежде Суздальцевым

– за понимание и время.

Андрею Малявину

– за бесценный практический опыт.

Шахназару Шахназарову

– за наставничество.

Княженике Волокитиной

– за пример смелости.

Марии Черниковой

– за вовремя найденные слова.


отдельная благодарность:


Михаилу Марченко

– за бесконечный драйв и вдохновение,

из которых рождается очень многое.

Небесная канцелярия

Перерождение

– Вот что мне с тобой делать? – в который раз, в отчаянии вопросил папа.

Я неопределённо дёрнула плечами, разглядывая узорчатый потолок.

– Это же какой-то кошмар, – продолжал он. – В первый раз повесилась. Второй – отравилась. Третий – застрелилась. Это ж надо было пистолет где-то найти!

– У меня муж в УВД служил, – меланхолично сообщила я и выдула огромный розовый пузырь.

– Ну а теперь что?

Гарик откашлялся и поправил на носу очки.

– Спрыгнула с крыши девятиэтажного дома, – загнусавил он. – Предварительно оставила записку: «Никого в моей смерти не винить. Жизнь бессмысленна. Я устала. Прощайте». Ещё цветочек внизу подрисован…

– Какой пафос! – папа завёл глаза и воздел руки, чуть не сшибив при этом нимб. – Какая безвкусица! Дочь, мне стыдно коллегам в глаза смотреть! От кого ты этого набралась?!

Я опять пожала плечами. Симпатичный чертёнок, который второе десятилетие проходил у нас практику, нахально подмигнул мне из-за папиного плеча. Решив разобраться с хамом позже, я пошла в атаку:

– А может, хватит меня запихивать в одно и то же место и время?! – заголосила я, упирая руки в бока. – Никакого разнообразия – машины, стройки, куры, алкоголики! Никаких стимулов к жизни, никаких надежд! А ещё очкастого этого куратором приставил!

Гарик нервно заморгал, прикрываясь моей предсмертной запиской.

– Не хочу на Землю! Не хочу в двадцатый век! Не хо-чу! Вон Танька с эльфами в Средиземье уже третье перерождение тусуется! А Сашка в прошлый раз крестовый поход возглавил! Димку в позапрошлый на костре сожгли за великое открытие! А мне что? Деревня Кукушкино, муж-алкоголик и смерть от саркомы?! Это нечестно! Ну папа!

Я топнула каблучком. Полосатый гольф опять сполз по самую щиколотку. Я наклонилась и вызывающе подтянула его.

– Что за манеры, – вздохнул папа. – Доченька, не могу я тебя в другое время отправить.

Это расписано, понимаешь? Не имею права баланс нарушать, мне босс голову оторвёт…

– У твоего босса уже давно крепчает маразм в прогрессирующей форме! – дерзко заявила я, на всякий случай оглядевшись по сторонам. Гарик испуганно спрятался за кипами бумаг.

– Слов-то каких нахваталась, – покачал папа головой. Нимб его опасно накренился. – Доченька, послушай, проживи нормально хоть одно воплощение. Только одно, от начала до конца, и – обещаю! – следующее ты выберешь сама, какое только захочешь.

– Да?! – я давала себе слово не реветь, но нос предательски захлюпал сам по себе. – Это легко вот тут говорить, когда сидишь в своём дворце, и все миры перед глазами. И ты точно знаешь, что они есть, и что жизнь после смерти есть! А там… а там…

Я не выдержала и разревелась, за неимением носового платка, утирая слёзы концом косички.

Вдруг распахнулась дверь. В кабинет влетел Мишка в неизменной чёрной бандане.

– Шеф! – зачастил он с порога. – Там у Врат опять беспорядки. Сотня душ внеочередных ломится. Говорят – перевели. Что делать?

Я быстро вытерла слёзы и кокетливо улыбнулась. Мишка зарделся и одёрнул потёртую кожаную косуху.

– Как же мне всё это надоело! – папа закрыл глаза ладонью, и мне на миг стало его жалко. – Сколько раз говорил боссу: не садитесь с рогатым в карты играть, обставит. Вот куда их девать, своих селить негде… Да что делать-то, запускай. Только по одной и строго с документами. И приведи себя в порядок, Михаил! Хоть голову вымой, и черепа из ушей вынь. Души пугаются, думают, дверьми ошиблись!

Мишка выбежал, одарив меня на прощание влюблённым взглядом. Папа сел за стол и задумался, почёсывая лысеющий лоб.

– Пап? – робко напомнила я о себе.

– Что «пап», ну вот что, «пап»?! – взорвался он. – Думаешь, папе легко на этой собачьей работе? Папе на пенсию давно пора и на курорты! Девочка моя, тебе всего пятьдесят четыре года отведено там! Неужели так сложно?

Я угрюмо кивнула.

– Сил моих больше нет… – папа принялся разбирать беспорядочно разбросанные по столу документы.

– А можно, – сделала я попытку. – Чтобы я помнила, кто я? И чтобы точно знала, что жизнь после смерти есть?

– Не положено! – отрезал папа, не поднимая глаз.

– А ты не мог бы хоть иногда мне сниться?

– Не положено.

– Пап… ну хотя бы… дай мне хоть вот столечко веры, а? Ну что тебе стоит?

– Не положено! – пробурчал папа, перелистывая объёмистый журнал. – Сколько народу без веры живёт и ничего… Разбаловалась!

Я покорно молчала и умоляюще хлопала ресницами. Чёртик-практикант передразнивал меня и корчил рожицы.

– Ладно! – прихлопнул папа ладонью стол. – Гарик! Выдай этому наказанию порцию веры!

Гарик вынырнул из-под кипы бумаг и засеменил к сейфам.

– И учти, – пригрозил мне папа гусиным пером. – Если вернёшься раньше срока, выпорю, как соплячку. И Мишку твоего заодно!

– А за что…

– А за то, что, будто я не знаю, как вы под Вратами целуетесь! Маленькая ещё. Тебе целых пять перерождений до совершеннолетия.

Гарик вручил мне ещё тёплый оранжевый квадратик. На нём завитушками лимонного джема было выведено «ВЕРА».

– И это всё? – недоверчиво наморщила я лоб.

– А что ещё?! – окончательно вышел папа из себя. – Всё! Иди отсюда, не мешай работать! И чтоб глаза мои тебя ближайшие пятьдесят четыре года не видели!

– Тридцать пять! – быстро попыталась я поторговаться.

– Вон!!! – папин нимб всё-таки грохнулся под стол.

– Я люблю тебя, папочка! – пискнула я уже от двери.

Я вышла из папиного кабинета и уселась на облако, свесив ноги. «В-Е-Р-А» – ещё раз задумчиво перечитала я, вздохнула, и с аппетитом съела вкусную печенюшку.

У Врат, как всегда, сидел Мишка. Он подбирал на гитаре какой-то противный скрипучий мотив. Обложка контрабандного самоучителя была украшена аляповатой пентаграммой. Огненный меч пылился, прислонённый к дереву.

– Не уговорила? – сочувственно спросил он, созерцая мой унылый вид.

Я только руками развела.


* * *


– Марь Ванна! Марь Ванна! Мальчишка у вас! Да хорошенький какой!

– Подспорье будет! Сестрёнкам защитник! Ножницы дайте!

«Ну хоть на этом спасибо, папа» – обречённо подумала я, готовясь к потере памяти и первому в своей очередной жизни вдоху.

Я подожду

светлой памяти И.Я.Шевкомуда


Завтра.

С самого рассвета это слово крутилось в моей голове, как единственное, имеющее значение.

Завтра я наконец-то её увижу.

Мы расстались так давно, так надолго. Когда я оглядываюсь назад, то и представить не могу, что прошло столько времени. Не могу осознать, что мне хватило сил пережить все эти годы. Без неё.

Никакого смысла. Работа. Дом. Снова работа. Монотонная и удручающе скучная. И каждое утро, прежде чем открыть глаза, я думал: «Нужно дожить до вечера. Этот день пройдёт – и я стану на день ближе к ней». Иногда возникала ужасная мысль – а вдруг она меня забыла? Разлюбила? Вдруг не захочет больше видеть меня?

Нет! Я помню, как она уходила тогда, в туманную даль, разрываясь между любовью ко мне и своей мечтой. Её глаза горели отчаянием и решимостью, а я хотел бежать за ней, остановить, прижать к груди и не отпускать больше никогда…

Она ушла. Но, как бы ни грызло меня одиночество все эти годы, оставалось главное – надежда и ожидание. Я знал всегда, что рано или поздно, мы встретимся снова.

«Я подожду» – твердил я снова и снова, глядя в полночное небо, на те же звёзды, на которые мы так любили смотреть вместе.

Я ждал много лет. Я подожду ещё один день.

Я завязал шнуровку на вороте и отправился на работу.


Света металась по квартире со списком вещей и лихорадочно подсчитывала:

– Так – спальник взяла, палатку Лёха возьмёт… Спички, фонарик, шапка, тушёнка… что-то забыла! По-любому, что-то забыла! Точно, соль! Надо взять соль…

Девушка побежала на кухню и принялась насыпать соль в маленький непромокаемый пакетик.

Почти два месяца Света ждала этот поход. Копила на работе отгулы, улаживала дела в аспирантуре, упрашивала подругу взять на пару недель кота, собирала снаряжение и тренировалась в долгой ходьбе. И вот завтра она прыгнет на автобус до Сварожичей, встретится с туристической группой из соседнего города, а дальше – сорок километров по лесу. И всё ради того, чтобы осмотреть таинственные пещеры, с которыми связано множество преданий, и которые манят к себе исследователей и авантюристов со всей страны.

Света чуть до потолка не прыгала. Наконец-то, мечта сбылась! Она утрамбовала рюкзак, привязала сверху туристический коврик и ещё раз просмотрела билет на автобус. Отходит ровно в десять утра. Так что, сутки спустя, уже завтрашним вечером она и ещё восемь путешественников будут готовиться к ночёвке у костра. Вот оно, счастье!

Она ещё раз перебрала в уме снаряжение. Вроде, всё собрано. Тут зазвонил телефон:

– Таня?

– Свет, слушай! – подруга была явно расстроена. – Мурзик чего-то от еды отказывается с утра…

– Корми только тем, что я дала! – Света вчера выдала подруге запас дорогого корма на две недели. – Ничего со стола, никакой домашней еды!

– Я ничего такого и не давала. Грустный он какой-то. Заболел, может?..

Вот, этого ещё не хватало!

– С чего бы он заболел? – неуверенно сказала Света. – Наверное, по мне скучает просто. Тань, ты понаблюдай за ним до утра, а завтра мне позвони.

– Ты же завтра уезжаешь.

– Так я только в десять. Ты часов в восемь звякни. Да, я уверена, всё нормально, он никогда не болел.

Отключив телефон, Света задумалась. Съездить навестить Мурзика, что ли? Нет, не хочется на ночь глядя, на другой конец города на такси ехать. Звонок подруги немного выбил из колеи, но Света тут же сосредоточилась на мечтах о том, как она войдёт в великолепную залу, всю в мощных колоннах и кружевных переплетениях сталактитов и сталагмитов…


Любимая моя…

Ох, что-то я отвлёкся, совсем рассеян стал…

Я как вспоминаю её губы – дрожь по телу. А как подумаю, что уже завтра она снова будет моя…

Надо было брать отгул. Нет, на работе хотя бы сосредоточиться можно. А от постоянного подсчёта минут, оставшихся до встречи, недолго и с ума сойти.

Солнце палило вовсю. Мокрые от пота, длинные волосы лезли в глаза. Хотелось скинуть с себя этот чёртов плащ, стянуть сапоги и нырнуть на дно самого глубокого озера, чтобы переждать жару. Или хотя бы просто одеться полегче. Но ничего не поделаешь – униформа.

В теньке фанатично чистил меч новичок. Работает недавно, а уже в самое пекло лезет. Я сам таким же был – молодым, неопытным, море по колено, горы по плечо. Так и ходил по миру, на всех свысока посматривал…

А однажды встретил её. И весь мой гонор полетел к чертям.


– Света?

– Да, Лёш, привет. Ну как, готов?

– Готов. Только тут изменения непредвиденные… У руководителя нашего, Родиона, дочка родилась.

– Ух ты! Сейчас поздравлю!

– Ага. На месяц раньше, папа молодой в шоке. Ну и вот, он группу нашу вести не сможет, с семьёй будет…

– Вот это новости!

Света растерянно замерла посреди комнаты с телефоном у уха. Несомненно, радостная весть, но… Неужели, поход сорвётся?

– Он вместо себя посылает кого-то другого. Честно говоря, лично не знаком, даже имя сразу не запомнил. Ты как, пойдёшь?

Да что же такое? То коты болеют, то дети внезапно рождаются…

Идти по сложному маршруту с незнакомым человеком было тревожно. Родион – проверенный, отличный организатор, опытный турист, на нём и деньги и снаряжение, да и не один совместный поход за плечами. А новый руководитель неизвестно кто. Но неужели отказываться только из-за смены провожатого? В конце концов, ради чего она идёт – с людьми общаться или всё-таки пещеры осматривать?!

– П… пойду, – Света почему-то споткнулась на слове.

И вдруг холодок пробрал меж лопаток, сердце стало биться чаще, будто хотело о чём-то предупредить…

– Ну и хорошо, – бодро говорил, тем временем, Лёша. – Мы тоже пойдём. До завтра!

– До завтра.

Света включила свет во всей квартире, прошла на кухню и налила стакан холодной воды. Попутно написала поздравительную смс-ку Родиону.

Через пару минут выругалась, добавила в воду соли и принялась полоскать рот – заныл запломбированный вчера зуб. Утром ни с того ни с сего воспалилась десна, и Света полдня пробегала по частным клиникам, пугая врачей фразой: «Сделайте что-нибудь, я послезавтра в лес уезжаю!»

Стоматологи сделали. Десну вскрыли, а на зуб поставили временную пломбу. И настоятельно рекомендовали в лес не уезжать во избежание осложнений. Упрямая туристка пила прописанные антибиотики, делала полоскания, но отказываться от похода из-за такой мелочи, как больные зубы, вовсе не собиралась.

И вот сейчас притупившаяся было боль стала пульсировать в десне так, что отдавалась в голове. И промелькнула предательская мысль:

«А, может, не ехать?..»

Ай! Света случайно задела солонку, и соль просыпалась на чистую столешницу.


По мечу медленно стекали капли крови. Как я не люблю такие задания! Ведь часто можно решить всё куда проще и безболезненней. Но – нам поступают инструкции от вышестоящих инстанций, а мы обязаны выполнять, не вдаваясь в подробности.

График дежурства на участках составляет начальство. Никогда не знаешь, куда занесёт тебя на следующий день. Чтобы завтра оказаться в нужное время в нужном месте, мне пришлось два месяца честно выслуживаться и предоставлять идеальную, без единой задоринки работу. Что ж, просьбу такого примерного служащего можно и уважить.

И завтра я сам сделаю это. Я хочу, чтобы мои любящие глаза были первым, что она увидит после…


Нужно было ложиться спать, но Света всё ходила вокруг рюкзака и бесцельно то подтягивала, то снова ослабляла ремни. Мысли её беспорядочно крутились вокруг разных вещей. Как там её кот? А что будет, если посреди леса десна снова воспалится? Тогда придётся туристку срочно эвакуировать, отрывать от похода несколько человек в сопровождение. Поступая так, она подставляет всю группу.

Чтобы успокоиться, девушка решила заварить свой любимый каркаде. Когда она наливала воду, вдруг раздался странный звук из-за правого плеча, будто кто-то по стеклу скрежетнул. Она вздрогнула и резко обернулась.

– Чёрт, чёрт, чёрт!

Она случайно смахнула со стола чашку и едва успела отскочить от растёкшейся лужи кипятка. Разумеется, за спиной никого не оказалось, зато под ногами красовались живописные белые осколки в красной луже.

Света опустилась на колени и принялась собирать стекло. Чашку было жалко – памятный подарок от бабушки. Девушка неловко подняла очередной осколок, и на указательном пальце выступила кровь.

Да что же это такое?!

Руки Светы задрожали, и она бросила осколки обратно в лужу.

Через десять минут, с промытым, обработанным йодом и перевязанным пальцем, Света сидела на полу, уперев подбородок в колени, бессознательно держалась за больной зуб и думала, призывая на помощь весь здравый смысл.

Такое впечатление, что весь мир сговорился, чтобы только не пустить её в поездку. Но она столько мечтала об этом походе! Если не поедет сейчас, неизвестно, когда вновь представится возможность. Кроме того, она обещала ребятам – на неё рассчитывают вес снаряжения, у неё собой нужные всем вещи, аптечка.

А, может – осенила вдруг идея – все эти проволочки только проверяют её крепость? Света попробовала взглянуть со стороны и рассмеялась – ну не дурочка ли! С каких это пор стала верить в приметы?! Взгляните только – из-за разбитой чашки готова отказаться от давней мечты!

– Еду! – громко сказала она, глядя в потолок. – И пусть кто-нибудь попробует меня остановить!

На кухне поблёскивали белые осколки в луже красного чая.


Разделавшись с работой, я позволил себе немного отдохнуть.

Я летел над землёй, нырял в облака и выныривал, мокрый насквозь. Пойманный порыв ветра тут же сушил мои чёрные одежды и парусом надувал плащ. Волосы сбились в колтун. О, как она любила запускать пальцы в мои длинные волосы, гладить их и распутывать…

Я мягко приземлился на берегу спокойного озера и только тут заметил, что все руки у меня в крови. Пришлось оттирать их травой и песком, мыть в ледяной воде. Споласкивая руки, я поймал себя на том, что с тревогой смотрю в озёрную гладь.

Узнает ли она меня? Вдруг я слишком изменился за эти годы?

Хотя, чему тут меняться? Та же белая кожа, те же глаза со светлыми зрачками, внутри которых носятся искры. Чёрные прямые волосы, чёрная униформа, чёрная грязь под ногтями…

Ну вот, руки вымыты, можно взяться и за оружие.

Люблю свой меч. Почти как её люблю…

Двуручный, со сверкающим клинком, с простой чёрной рукоятью. Удобная гарда – не выскользнет, хоть по локоть в кровь погрузи. Ножны тоже простые, особая пропитка надёжно защищает от ржавчины.

Сегодня мы славно потрудились – думал я, счищая подсыхающую кровь. Десять человек, один к одному, точно по графику.

Тронул пальцем лезвие. Заточка тоньше волоса – ни один уважающий себя Ангел Смерти не станет наносить больше одного удара.


Света легла в постель далеко за полночь, хотя собиралась хорошо выспаться перед дорогой. Зуб болел, палец жгло, сердце колотилось, дурацкие мысли всплывали в голове. В итоге, она выпила успокоительного – впервые за много лет – и изо всех сил пыталась уснуть.

Странная полудрёма навалилась на неё – ближе ко сну, нежели к яви. И вдруг она услышала протяжный скрип открывающейся двери.

Девушка вскочила, резко откинув одеяло. В доме никого, кроме неё, не было.

Послышались шаги. В комнату вошёл юноша в потёртых джинсах и белой рубашке, распахнутой на груди. Он был босиком. Рыжие волосы стояли вихрами, смешно вздёрнутый нос окружали густые веснушки. Его фигуру окутывало лёгкое светлое сияние.

«Всё-таки сон» – с неожиданным облегчением подумала Света.

Юноша подошёл и сел рядом с ней на кровать. Света взглянула на сползшую ночную рубашку и быстро прижала к груди одеяло.

– Светочка, – укоризненно сказал странный гость. – Ну что же ты? Я ведь из кожи вон лезу, все дела забросил, меня с работы выгонят скоро.

– Кто ты? Я тебя не знаю.

Ярко-зелёные глаза юноши стали печальными.

– Жаль слышать. Я тебя ползающей под столом помню, а ты меня и знать не хочешь.

– Что тебе нужно?

– Послушай меня, Светочка, – юноша взял её руку в свои. Ладони у него оказались тёплыми и шершавыми. Глаза светились изумрудной добротой. – Я ведь только добра желаю. Прислушайся и пойми меня. Больше сказать не могу. Спи, солнышко моё.

Юноша склонился и дотронулся тёплыми губами до лба Светы. Её мгновенно охватила дремота и абсолютное спокойствие.

– Побудь со мной… – пробормотала она, проваливаясь в мягкую подушку. – Не уходи…

– Побуду. Всю жизнь буду. Ты только слушай меня…

Облик юноши расплывался перед глазами, но в полудрёме Свете почудилось, будто за его плечами, удивительно гармонирующие с рыжими волосами, развернулись два ослепительно-белых крыла.


Дзззззы-ы-ы-ынь!!!

Света, не разлепляя глаз, нащупала телефон и вырубила будильник.

Дзззззы-ы-ыы-ы-ы-ынь!!!

Надо вставать. В десять автобус. Надо вставать. Надо…

Почему так плохо? Голова трещит, во рту будто коты…

Света вскочила с постели и кинулась в уборную, зажимая рот. Освободив желудок и кое-как умывшись, она глянула на часы.

Половина девятого!

Чтобы успеть на автовокзал, нужно уже сейчас собираться бегом. Позавтракать она не успеет. Да и при одной мысли о еде живот снова перекручивало.

Что она такого съела? И как в таком состоянии тащить на себе рюкзак в двадцать пять килограмм?!

Ничего. Сейчас в автобусе отдохнёт и всё будет в порядке. Наверное, переволновалась из-за похода.

Света быстро одевалась и боролась со слабостью. Потом горстью выпила несколько таблеток, позвонила в службу такси и приволокла рюкзак в прихожую.

Обуваясь, Света слишком сильно дёрнула шнурок на кедах, и в её руке остался обрывок. Она быстро метнулась в комнату, нашла иголку с ниткой.

Зазвонил телефон.

– Да, мама! – Света прижала трубку плечом, наспех сшивая шнурок.

– Как дела доченька, собралась? Ничего не забыла?

– Да не забыла я ничего, мам! – с раздражением ответила девушка, нитка путалась в руках.

– Как настрой?

– А, чёрт! – она уколола палец.

– Света?

– Мам, нормально всё! Давай перезвоню!

– Что-то голос у тебя расстроенный. Всё в порядке?

– Да нормально, сказала же! – чуть ли не рявкнула Света в трубку. – В автобус сяду, позвоню. Всё, пока!

Она отключила вызов, и тут же пришлось отвечать на звонок из службы такси. Машина стояла у подъезда.

Такси едва-едва пробиралось по утренним пробкам. Погода испортилась, дул сильный ветер, на город надвигались тучи. Света нервничала и ёрзала на заднем сиденье. За грубость с мамой было стыдно, то и дело снова накатывала тошнота. Она не могла сосредоточиться ни на одной мысли.

Без пяти десять машина остановилась у автовокзала. Света расплатилась с таксистом, схватила рюкзак и бегом кинулась на посадку.

Ярко-красный высокий автобус с грязным лобовым стеклом стоял у платформы. Водитель курил, пожилая женщина проверяла билеты. Пассажиры садились в салон, в багажном отделении грудой лежали вещи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное