Эльвира Дель'Искандер.

Тайная одержимость



скачать книгу бесплатно

Наблюдая за стоявшим перед ним Александром, обычно «свежим» и всегда энергичным, Кассиэль не мог не заметить того, что находился тот сейчас не в лучшей форме. Если бы Александр был человеком, Кассиэль сказал бы, что он подсдал и накинул сверху несколько годков: на лице отразились следы усталости, местами залегли морщины. Разве что взгляд остался тем же, полным кипучей, давящей силы.

Зная Александра, он был уверен, что лидер ferus мало спал. И он догадывался, с чем это связано: Александр не прекращал искать. Искать «своих», представителей ferus, искать потерянный немалочисленный народ. Видимо, не прекращал с тех самых пор, как решил за всех, что и тому нечастому общению между ними больше не быть. И в то время, как другие маялись бездельем, браня Александра за его императив, Александр нес свой тяжкий крест: бремя большой, незавидной ответственности.

Тем временем взгляд Александра расфокусировался: он смотрел в направлении мужчин, но не на них, а куда-то между. Взгляд рассеян – Александр размышлял. Наверняка, вспоминал, как они расстались – Кассиэлю хотелось, чтобы было так. Только присутствовали при этом все: вся обособленная компания ferus, а не горстка стоящих здесь мужчин. То был один из редких моментов, когда они все собрались.

– Я никогда не верил в предопределенность, но мне хочется верить, что без нее не обошлось. – Глубокий взгляд вернул себе резкость. – Поскольку это даст мне мнимую надежду на то, что собрались мы здесь не просто так.

А затем последовали действия.

Александр решительно засучил рукав и протянул свою руку ладонью вверх, чтобы показать запястье с выведенным знаком. И этот поступок все объяснял. Хорошо, возможно, не все, но, определенно, давал ответ на вопрос, который волновал сейчас каждого из присутствующих: потеряются ли ferus, исчезнут ли друг для друга снова?

И ответ был получен заблаговременно – «Нет».


Александр оглядел собравшихся, как бы спрашивая: «Вы-то готовы?». Очевидно, что сам он был готов: был готов пойти на сближение.

Первым откликнулся Кассиэль, как и Александр, протянув запястье с небольшим филигранным узором. Кассиэль снова его поддержал, как и тридцать лет назад, когда другие его осудили: ferus возмущались, спорили, негодовали, не одобряя принятого им решения. Что же, выкроит время и стребует награду позже.

Взгляд Александра скользнул по рисунку, выведенному на его руке – загадочном знаке belua ferus, который сам выбирал своего обладателя. Древний символ таинственным образом появлялся на запястьях ferus в переходном, трансформационном возрасте и после уже не исчезал.

Рисунок был выразителен, и представлял собой переплетения линий, напоминавших завитки волнообразных растений, которые образовывали хаотичный узор. Из центра хаотичного узора, темного и будто бы туманного, выглядывал красный агрессивный глаз, с хищным удлиненным зрачком. Взгляд выражал напряжение.

Этот символ был изображен на запястье каждого присутствующего здесь ferus.

В том числе и Ролана, что спустя минуту повторил действия мужчин: вытянул правую руку, при этом, не спуская с Александра глаз, будто бы спрашивая: «Надеюсь, я не пожалею».

Да, Кассиэль тоже на это надеялся.

Все посмотрели на Дея.

Дей стоял немного в отдалении и отрешенно наблюдал за происходящим, что со стороны, наверно, выглядело странно: трое мощных, рослых мужчин стоят с протянутыми к центру руками, словно сектанты, просящие милостыню.

Дей перевел взгляд на Александра: взгляд прямолинейный и своенравный, полный невысказанных, но готовых сорваться слов. Помнится, Дей возмущался громче многих: выражал несогласие, рычал, матерился…. Кассиэль только надеялся, что былая обида не проснется в мужчине вновь.

Не проснулась, а вполне возможно, Дей поумнел и, наконец, научился реагировать на происходящее куда менее бурно, чем прежде.

– У меня есть выбор? – произнес Дей желчно и подошел к остальным. А затем, засучив свой кожаный рукав, раскрыл красно-черное запястье.

Выбор, возможно, и был – физический. Он мог развернуться и уйти, и Александр в сложившейся ситуации, вероятно, меры принимать бы не стал. А вот психологического – выбора не было. Как жить в согласии с собой, зная, что не помог в нужный час «своим»?

Тем временем Александр посмотрел на каждого, удостоверяясь в готовности каждого к тому, что произойдет здесь в следующие мгновения. Александр закрыл глаза.

Он простоял так, погруженный в нирвану, порядка тридцати секунд, прежде чем изображение глаза на запястьях ferus стало разгораться слепящим светом. Желтый, белый, алый – постепенно зарождающийся свет становился ярче и менял свой цвет: с алого на красный, с красного на бордовый. Тогда как ferus, переплетаясь нитью – нитью тонкой энергетической связи – вбирали возрастающую мощь друг друга.

Они становились единым целым.

Точно такую же связующую инициализацию проходили родоначальники расы ferus, при встрече с первым лидером расы: они обменивались своей энергией, тем самым многократно ее увеличивая, и с этих пор становились обладателями уникальной сверхъестественной силы – силы темной, сложно управляемой, но во много раз превосходящей ту, которой обладали до этого дня. Если раньше ferus пользовались способностями, но, скорее, умеренно и не в полную мощность, то проведя обряд, их возможности возросли. В том числе они приобрели способность подкрепляться энергетикой друг друга.

С этих пор они обладали совершенно другим силовым потенциалом.

Вот и Александр проводил обряд, выступая связующим звеном, разве что преследовал другие цели. Он намеревался послать сигнал не присутствующим на встрече ferus. Сигнал с приказом явиться сюда, домой к Александру: в покинутый им когда-то Радлес.

Кассиэль связался не со всеми, а только с теми, с которыми смог. А смог он только с Роланом, поскольку тот решил себя не блокировать, и уже через него вышел на Дея.

Сейчас они должны были выйти на остальных. Александр мог сделать это и сам, однако чем больше участвующих ferus, тем мощнее задействована сила, а значит, быстрее и точнее результат. Во-вторых, так было убедительнее: количество ferus определяло значимость события. И было еще одно объянение: Александр всего-то вовлекал их в процесс, тем самым проверяя, с ним они или нет.

Другого способа связаться с ferus не было. Наверное, то была единственная неподвластная Александру вещь: он не мог «разблокировать» ferus и против их воли отыскать их убежища.

Между тем перед глазами предстала карта, которую раньше, при индивидуальных действиях, видел только Александр. То была плоская карта земли, темно-зеленого цвета, с черными дырами вместо озер и рек, которая устремленно двигалась вперед, демонстрируя все новые территории и земли. На темной карте тонкими линиями, подобно ветвистым кровяным сосудам, тянулись желтые и рыжие полосы. Полосы были динамичны, – Кассиэль следил за ними будто с высоты, – и на отдельных участках карты, достигая определенного, нужного положения, они загорались яркими точками – точками жизни искомых ferus. Эти точки не показывали конкретных мест дислокаций ferus, адресов и контактов не раскрывали: от точек голубыми пунктирными линиями уходили десятки путей и маршрутов, которыми собратья пользовались в прошлом. Подобным образом остановки только подтверждали, что ferus живы и получили отправленный сигнал.

Именно так поддерживала дружбу их так называемая «ментальная община» – на расстоянии. Они могли проживать и, как правило, проживали в разных уголках планеты, контактируя друг с другом посредством ментально-энергетической связи, но в случае необходимости, в случае возникновения опасности собирались вместе.

А ведь были еще и другие ferus, те самые, которые пропали. Они называли их «неотмеченные»: неотмеченные исключительной духовной связью, которая существовала между представителями «ментальной общины». Как результат: ferus обладали меньшим силовым потенциалом, что сказывалось на их возможностях.

Раньше ментальная карта показывала координаты и этих ferus. А затем они пропали с радаров, словно выключив себя из сети.

Александр остро ощущал моменты, когда до ferus доходил его зов. В ответ автоматом отправлялся отклик, подтверждавший, что сигнал его был получен. И с каждым откликом, полученным от ferus, все большей силой наполнялись они – Кассиэль, Ролан и Дей, поскольку в их связующую энергетическую нить подключались дополнительные ментальные потоки.

А сила была волшебна, беспокойна и умопомрачительна. Она проникала в них, наполняла, окутывала сетью и, словно вулкан, готовилась к яркому, бурному извержению.

Поднялся ветер, неожиданно резко. Прорвался, заждавшийся, из-за туч серых дождь.

И извержение в итоге произошло: напряжение вылилось во взрыв, который сильной ударной волной сумел затронуть их вплоть до нервных окончаний.

Александр выдохнул и открыл глаза. Резкой вспышкой они блеснули серебром, а затем затянулись красной поволокой. Спустя секунду не стало и ее – глаза возвратили свой прежний цвет. Точно так же потухло пламя, что излучалось «глазом» на каждой руке.

Успокоился ветер, притих летний дождь: теперь он слабо да навязчиво моросил, не желая лишаться полученной свободы.

Дело сделано. И уже другой вопрос, будет ли от этого прок. Александр мог ощутить «своих» и отправить им ментальный сигнал с определенным посылом. Однако заставить их вернуться он не мог. Разве что прибегнув к кардинальным мерам.

Ferus сами должны понимать всю серьезность сложившейся ситуации. Благополучие их расы всегда стояло на первом месте, поэтому, невзирая на прошлые разногласия, они должны выполнять свой долг: помогать Александру нести ответственность за своих норовистых сородичей. Однако ferus были своенравны, ferus были сумасбродны, таковой была их натура. Что они станут делать завтра – в том и заключался главный вопрос.

Александр сжимал и разжимал кулаки, пытаясь сохранить остатки энергии.

– И что будем делать? – спросил Александр, сосредотачивая все свое внимание на присутствующих.

– Что значит, «что будем делать»? Может, вы объясните нам, что происходит? – Дей смотрел совсем недружелюбно, охватывая взглядом то Александра, то Кассиэля.

– Ты им не сказал? – спросил Александр.

– Решил дождаться тебя. Значит, ты в курсе?

– Да, я в курсе. И мне совсем не нравится происходящее.

– Так в чем же дело? – спросил теперь Ролан. Информационный вакуум, в котором находились ferus, определенно, начинал их напрягать.

– Дело в том, – с ленцой начал Кассиэль, – что в Радлес пожаловали наши старые друзья. Вот только стали они приветливее прежнего. – Он запахнул полы серой куртки и отошел под каменный навес, дабы не стоять под моросящим дождем.

– И? – поторапливал Дей. – Дело ведь не могло ограничиться только этим. Иначе мы бы здесь не стояли. Да многие наши «друзья» давно облюбовали Радлес, потому, вероятно, и не уезжали отсюда.

– … и на каждом углу кричат о нашем существовании, – сухо заключил Александр.

– Не понимаю…

– Чего здесь не понять? – Кассиэль обернулся к Дею. – Прогресс коснулся и догмар, поэтому они не просто кричат, они печатают наши биографии в своих желтейших газетах и журналах.

Люди Догмар, если официально, по-простому же просто догмары были многовековыми врагами ferus. Являясь расой «сверхталантливых» людей, догмары на протяжении веков конфликтовали с ferus, преследуя свои честолюбивые цели, подспудно не забывая жениться на догмарках и дурно воспитывать своих очаровательных детей. Последнее серьезное столкновение между ними случилось тридцать лет назад, итогом которого и стал потерянный народ, а также оборванные дружеские связи. Александр не в почете с тех самых пор: некоторые ferus держали злобу, другие таили обиду. А значит, пора прекращать задаваться вопросом, почему их здесь только четверо.

– Чего? Печатают в журналах? – Эта новость поразила даже Ролана. – Что за нелепица? О чем ты говоришь? Зачем им это нужно?

– Затем, что они гадкие сволочи.

Ответ Ролана не впечатлил.

– Это глупо, – заметил ferus. – Своими необоснованными действиями они выдают и себя самих.

– Для них они вполне обоснованы.

– Они привлекают наше внимание, – вмешался в диалог Александр, казалось, не замечавший падающих капель. – Желают выманить нас из укрытий.

Кассиэль тоже об этом размышлял, однако уверенности в своих суждениях не испытывал. Но раз эти мысли посетили не его одного, в них, определенно, имелся смысл.

– Что неплохо у них получается. – Кассиэль облокотился о стену.

– Неплохо, – согласился Александр. – Потому как у нас нет другого выхода. Мы не можем оставлять все как есть. Если они решились на такой серьезный шаг, то могут решиться на что-то и похуже. Конечно, преподносится все это как некий миф, идея-фикс безумного исследователя. Но само упоминание нас в периодических изданиях, выпуски которых хранит история, беспокоит меня…. Да это же догмары, которым на протяжении веков не жилось в покое! – вдруг взорвался Александр. – Им всегда чего-то не доставало, всего было мало, хотелось большего, и в дело шли любые методы!

– Но не такие, – заметил Ролан.

– Теперь, очевидно, такие. Так что не удивляйтесь, если в ближайшее время о нас напишут ведущие издания.

– Весело, – прокомментировал Кассиэль, потряхивая облаченной в ботинок ногой, желая избавиться от прилипшего полиэтилена. И откуда он прилетел?

– Тебя это веселит? – спросил его Дей.

– Меня веселит этот пакет. Может, кто избавит меня от него? – Он тряхнул раздраженно ногой, что, наконец, полиэтилен, прилично обсосавшийся, отвалил, продолжив путешествие по безлюдным улицам Мертвой зоны. – И чего, скажи мне, переживать? Нужно действовать, и как можно скорее. Время причитаний давно прошло.

В качестве награды за недавние потуги он снова достал сигарету. Закурил. Именно так он сбрасывал напряжение, именно так приходил к успокоению. Как бы не вел себя и что бы не говорил, Кассиэль переживал, возможно, даже больше остальных.

Все же какой оборот приняла их жизнь. Догмары пошли во-банк, обнародовали тайну существования ferus, но тем самым сделали, казалось бы, невозможное – привели к началу сплочения расы ferus. Видимо, неудачи в их обнаружении все-таки вывели бедняг из себя и заставили пойти на крайние меры, ведь скрытый ferus – «мертвый» ferus.

– До сих пор не могу поверить. Они топят себя самих. – Если уж Ролана удалось удивить, этакую неприступную глыбу…. Однако Ролан молвил истину: догмары с ferus плыли в общей лодке, и обнаружься брешь в строении, потонут все, и белые, и черные. – Кто тот безумец, что все это придумал.

– Они все там немного того.

– Так что будем делать? – поинтересовался Дей, как ни странно, обратившись напрямую к Александру, с тем же вопросом, которым ранее начинал разговор оппонент.

– Действовать, – ответил Александр. – Мы будем действовать, послушаемся Каса.

Вот и конец их спокойной жизни, продлившейся всего ничего – каких-то жалких тридцать лет. Отпуск прошел незаметно. Хотя…

Неужели ferus действительно думали, что проживут остаток жизни без догмар?

Тогда безумными были они.

Глава 3

Третий день кряду Нелли исследовала город, в котором ей предстояло строить новую жизнь, по крайней мере, ближайшие несколько месяцев.

Уже на следующее утро после прибытия в Радлес она отправилась на «рабочую экскурсию» – так она назвала мероприятие по оценке городской обстановки. Что представлял из себя этот Радлес? И чем жили местные жители?

Как оказалось, гостиница, в которую привез ее таксист, обосновалась недалеко от центра, что слегка удивило Нелли: учитывая точку расположения, цены в ней действительно были низкими. Правда, Нелли не стала долго размышлять по этому поводу: для ее исхудалого кошелька так было только выгоднее. А потому она сосредоточилась на решении куда более насущных проблем.

Проходив по оживленным улицам с утра до вечера в первые два дня, – поговорив с прохожими, почитав газет, – Нелли сумела составить свое представление о Радлесе.

Приятный, привлекательный город. Он имел свой центр с прекрасной площадью, торговые комплексы, кинотеатры. А также бары, магазины, рестораны…Да еще много чего такого, что имелось и в селах, и в мегаполисах – город не хуже и не лучше остальных. Однако исследования, проведенные Нелли, ее не удовлетворили, поскольку ей не удалось осуществить того приоритетного, за чем и вышла на улицы Радлеса.

Ей не удалось найти работу. Никакую, даже самую непривлекательную. А именно с мыслями о необходимости заработков она и прогуливалась по городским просторам.

Куда бы ни заходила и не спрашивала о вакансиях, – либо никого не требовалось, либо требовались, но с должным образованием. Последнее означало то, что следовало представить необходимые документы, которых у Нелли, конечно же, не было.

А в одном из сомнительных заведений, куда по неосторожности посмела заглянуть, ей и вовсе недвусмысленно намекнули, что с моралью у них не дружат.

– Вы стройны и почти нам подходите. Правда, подкормить бы вас, нарастить мясца, – ее осмотрели критическим взглядом, – и будете вполне ничего. Лицом вашим мы, конечно же, займемся, подкрасим там…. Танцевать умеете?

Нелли оторопела. Она и так находилась в некоем ступоре, а после вопроса менеджера, весьма неожиданного, и вовсе языка лишилась.

– Видимо, не умеете, но ничего, научим. И улыбнитесь. Соблазнительно. Чего вы такая кислая? Вы должны привлекать клиентов, а не отпугивать, тогда будете вполне себе востребованы.

– Востребована?

– Да, востребованы. Правда, вот грудь маловата…

А? Ее грудь? Она вполне себе ничего!

Господи, о чем она думает и куда попала? Что это за место? О чем толкует этот человек?

– Востребована для чего? – все же вымолвила Нелли, заранее страшась ответа.

– Не для чего, милая, а для кого. Для любителей женского стриптиза. Вы что все с закрытыми глазами сюда заходите?

Нелли вылетела оттуда в ту же минуту. И уже оказавшись на улице, прочитала: клуб «Зажигалка» – настенная табличка, мелким шрифтом. Тогда как на фасаде висело объявление о новом наборе персонала, написанное куда более заметными буквами. На него-то она и повелась.

«Зажигалка». Какая пошлость. Теперь понятно, кто кого зажигал.

Нелли ушла искать счастья дальше. Зашла в кафе, в котором ее обнадежили, заверив, что да, помощница нужна. А затем попросили ненавистные документы. На вопрос «Обязательна ли такая формальность?», менеджер, на этот раз женщина, косо взглянула на нее и строго заявила: «С улицы мы никого не берем». Поэтому Нелли пришлось уйти. Она-то с улицы, а ведь когда-то у нее была совсем другая жизнь…

Расстроенно-озабоченной и совершенно разбитой Нелли вернулась в гостиничный номер. Она понимала, что будет непросто, однако не думала, что непросто настолько. Она же искала черновую работу, а, казалось, напрашивалась на должность финдиректора.

На следующий день ситуация повторилась. Нелли продолжила начатые поиски: купила «рабочую» газету, позвонила по нескольким номерам из еле сысканного уличного автомата, однако результата это не дало: где вакансия оказалась занята, где не дозвонилась, где попросили прийти, но захватив документы и рекомендации.

Какие рекомендации? Какие документы? Она даже паспортом не могла своим пользоваться в страхе навести преследователей на след. О чем они все говорят? О чем ее просят?

Поэтому оставив улицы центра, где удача ей улыбаться не желала, Нелли решила посетить район соседний, куда более тихий и спокойный.

Посещала вот уже второй день, и прямо сейчас выходила из почтового отделения, где, в случае удачи, планировала пристроиться: оператором на телефоне либо просто за стойкой посидеть. Вот только им понадобилась ее трудовая.

Время – около семи. Нелли снова проходила весь день, ломясь в закрытые, недружелюбные двери. И продолжала ломиться до сих пор, по дороге в гостиницу высматривая объявления.

«Хоть что-нибудь, пожалуйста, ну, хоть что-нибудь…»

Впереди замелькало что-то: ярко-алая светящаяся вывеска, на которой большими золотыми буквами было выведено некое слово.

– «Красная метка», – прочитала Нелли, когда оказалась значительно ближе. – Бар «Красная метка».

В отличие от других невысоких сооружений, образовывавших что-то вроде ленты вдоль компактной дороги, бар стоял особняком в некотором отдалении от остальных строений.

Она осмотрела приятный фасад, сотканный из разноцветного облицовочного кирпича: красного, коричневого, серого. Заглянула в витринные окна – уходящие вглубь столы, деревянные стулья и яркий свет, словно мотыльков собиравший людей.

Нелли резко захотелось войти, не ради работы, а просто так.

Она осмотрелась в поисках объявлений: мало ли, одно другому не мешает. Объявления редко вывешивали на зданиях, но Нелли знала по собственному опыту, что у некоторых организаций такое являлось достаточно распространенной практикой. Как видно, не у этой: Нелли ничего не обнаружила.

Она в любом случае зайдет, хотя бы из простого любопытства. Заодно поговорит с администрацией. А вдруг ей повезет? Ну а вдруг? В любом случае на сегодня то была последняя попытка.

«Пожалуйста, Господи, пожалуйста, пускай бар этот окажется приличным заведением, которому требуется рабочая сила. И пускай уж тогда ее возьмут. Да, без всяких там документов».

Нелли приблизилась к двустворчатым дверям из крепкого темного дерева и, схватившись за деревянную ручку, потянула дверцу на себя.

Стоило оказаться внутри, как Нелли поняла: она нашла свое место.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11