Эль Бланк.

Атрион. Влюблён и опасен



скачать книгу бесплатно

Я вернула носитель атриону, незаметно сняв копию с документа и сбросив ее в голонакопитель секретного дела. Пригодится.

– Понимаю. Но вы сказали, что причин, по которым вы ограничиваетесь столь малым числом помощников, три. Какова третья? – сопроводила действие вопросом, чтобы отвлечь внимание.

Вместо ответа гайд поднялся и подошел к карте. Спокойно провел рукой, словно отдернул штору, и изображение исчезло. За ним открылась темная ниша, вернее, еще одна маленькая комната, в центре которой на небольшом возвышении был установлен саркофаг.

Не дожидаясь приглашения, я тоже покинула свое место, чтобы взглянуть поближе. А увидев, кто именно лежит, прикрытый прозрачным куполом, ощутимо растерялась.

Красивая молодая девушка. Бледная кожа, закрытые глаза с длинными ресницами, аккуратный носик и капризный изгиб губ. Темно-русые волосы сплетены в косу, аккуратно уложенную вдоль тела. Черно-белая военная форма, плотно облегающая прекрасную фигуру: крутая линия бедра, тонкая талия, высокая грудь и изящные пальцы рук, сплетающиеся в замок на плоском животе.

– Она – единственная, кого нам удалось захватить, – прокомментировал Ис-Лаш.

– Живой? – невольно вырвалось у меня.

Может, незнакомка и не мертва вовсе, а просто в анабиозе?

– Целой. – Атрион на корню обрубил мои надежды. – От остальных нам доставались только отдельные фрагменты тел. Я же говорил, что они уничтожают себя, когда оказываются в окружении.

– А она почему-то не успела себя взорвать?

– Не знаю. Возможно, нам повезло.

Я наклонилась, всматриваясь в лицо. Ничего инопланетного. Обычная земная девушка лет двадцати пяти, не более. Но ведь Конфедерация не ведет военных действий! Ох…

До меня дошло, какова же третья причина. Атрионы опасаются, что с ними именно мы и воюем. Возможно, даже запрос с просьбой помочь отправили в большей степени для того, чтобы это проверить. Потому как, получив отказ, убедились бы в своей правоте.

Впрочем, согласие предоставить агента – это ведь тоже не показатель непричастности. Атрионы вполне могут считать, что подобный шаг навстречу сделан нами для отвода глаз.

– Так чего же вы хотите от меня, гайд? – Я выпрямилась, разворачиваясь к своему контрагенту.

Посмотрела на него прямо, открыто, потому как в этом смысле мне скрывать нечего, – уверена, жители Конфедерации ни при чем. В противном случае на занятиях в школе непременно фигурировали бы хоть какие-то намеки на наличие подобной информации.

– Нужно выяснить, кто именно ведет с нами войну, – словно не замечая моей резкости, мягко озвучил атрион. – Ты можешь в этом помочь.

– Вам кажется, что эта девушка – землянка? – уже не таясь, принялась задавать я вопросы, раз карты раскрываются.

– Вероятность этого наиболее высока. – Атрион, отступив на шаг, коснулся ладонью стены, и между нами повисло дрожащее синее марево. Видя мое недоумение, он начал пояснять: – В настоящее время нам известно четыре цивилизации, фенотипически близких к облику этой особи.

Но отличия между ними есть. – Новое короткое движение, и на призрачном фоне проявилось изображение очень знакомой мне внешне личности.

Эту синеволосую женщину со смеющимся лазурным взором нам не раз показывали на занятиях по внешней политике. Иникалита. Жена посла холиан. Ее муж весьма ловко и хитро ведет политику взаимодействия наших цивилизаций, и до сих пор у нас сомнения, что окончательные решения принимает он, а не она.

– У холиан иной тип волос, коричневого пигмента у них не бывает. – ВерДер подтвердил то, что я и так прекрасно знала. Он стер изображение, вывел новое и продолжил говорить: – Рарки имеют заостренные ушные раковины.

Теперь на своеобразном экране появилась представительница этой космической расы. Решительное выражение лица, гордая посадка головы, темные волосы. О да!

Именно с ними правительство Конфедерации общалось крайне осторожно, даже не афишировало населению существование этой цивилизации. Очень уж агрессивно ее представители воспринимали любые поступки и слова в свой адрес. Возможно, девушка-воин в саркофаге – тоже рарк?

Я присмотрелась к незнакомке. Увы. Ушки у нее скругленные.

– Чисто теоретически эта особь могла бы быть империанкой. Они населяют около сотни планет, и среди них есть те, кто обладает идентичным фенотипом, – продолжил Ис-Лаш, выводя очередное изображение.

На этот раз я увидела больше десятка девушек самой разной внешности. И для меня это стало настоящим открытием. Об этой цивилизации вообще ничего не известно.

Ис-Лаш увеличил изображение, и стало понятно, насколько он прав. Я бы их от землянок точно не отличила. Один в один. Так, может, они?

– Не они, – в очередной раз разочаровал меня атрион. – Генетически она с ними не совпадает по очень многим параметрам. Следовательно, нападают на нас не империанцы. Как видишь, кроме вас, никого не остается, – подвел он весьма неутешительный итог.

– То есть с нами ее ДНК совпадает? – вздохнула я, понимая, что меня загоняют в угол. Потому как очень быстро круг подозреваемых сузился до неприлично малых размеров.

– Мы не знаем. У нас нет образцов вашего генома, чтобы проверить…

Договорить я ему не дала.

– Тогда, если вы не возражаете, давайте именно этим и займемся в первую очередь! – решительно заявила.

Очень уж мне хотелось, чтобы он убедился, что воюем с ними не мы.

– Прямо сейчас? – Ис-Лаш стер рукой изображение и убрал экран.

– Не понимаю, чего ждать? – Я пожала плечами. – Зачем нам неясности? Верно?

– Верно, – неожиданно быстро согласился гайд. То ли ждал от меня подобного предложения, то ли сам предложить хотел.

Как бы там ни было, а через пять минут я уже сидела и терпеливо ждала, когда местное чудо техники сличит мои клетки, которые я соскребла со щеки, и те, что взяты у девушки.

Между прочим, уже не в кабинете своего нового начальника ждала, а в лаборатории, расположенной за соседней стенкой. И еще один атрион в снежно-белом комбинезоне – Ли-Рас, как мне представили этого желтоволосого повелителя лаборатории, – деловито занимался настройками, плавно скользя ладонями по складкам прибора, совершенно дикого по своему внешнему виду.

Его и прибором-то назвать можно было с большой натяжкой! Потому как не имел он ни жестких деталей, ни ровных поверхностей, а только мягкий, рельефный корпус, из которого то и дело что-то выпячивается и втягивается обратно.

Смотрела я на все это и собственным глазам не верила. Похоже, у атрионов совсем иной принцип создания техники, оборудования и даже бытовых вещей, основанный на способных к трансформации органических материалах, а не на статичных конструкциях и механике. Потому-то Ис-Лаш и удивлялся моему нагоботику.

Пожалуй, мои технические знания будут бесполезны для понимания принципа работы этих инопланетных ноу-хау. А жаль. Было бы неплохо что-нибудь перенять. В смысле стащить.

А что? Я же им отдаю образец своей ДНК. И даже условий не ставлю, между прочим. Значит, и взамен имею право что-нибудь получить. Особенно в качестве компенсации, если окажется, что атрионы не правы и ошиблись, обвиняя…

– Совпадает, – не оставив мне морального права на подобное действие, словно приговор озвучил Ли-Рас, после того как вытащил из прибора очередную синюю пластину.

Ис-Лаш, шагнув ближе, забрал у него вещественное доказательство, несколько секунд потратил на изучение и передал мне.

Повернув информационный носитель под нужным углом, я всмотрелась в столбики параметров, характерных для подобных исследований. Мы в школе тоже такие анализировали, в профессии разведчика умение сопоставлять факты – это один из важнейших навыков.

– Не понимаю… – Я с изумлением взирала на совершенно сокрушительные факты. – Этого не может быть. У нас нет колоний за пределами Солнечной системы.

– Или ты об этом не знаешь, – припечатал Ис-Лаш.

«Или ваш прибор врет», – почему-то захотелось заявить ему в ответ.

Осадила я себя вовремя. Провоцировать конфликт нет никакого смысла, а что касается доказательств… Не зря же я наклонялась девушку поближе рассмотреть, когда они колпак приподняли, чтобы Ли-Рас у нее новый образец кожи взял.

А я в это время волос стащила. Так что доберусь до своей техники и все перепроверю. Уверена, в моем арсенале найдется нужное оборудование. Было бы неплохо еще и частичку чего-нибудь с атриона добыть, для полноты картины. Но не лезть же к нему обниматься?

– Допустим. – Я проявила максимум дипломатичности. – И каким же способом, по вашему мнению, я должна выяснять правду о наличии агрессивной колонии землян, если единственная возможность это сделать – провести расследование в самой Конфедерации? А мы, как я понимаю, улетаем. Причем вообще неизвестно куда.

– Это не совсем так, – неожиданно заявил, присев рядом, Ис-Лаш. Его взгляд метнулся к мертвой девушке и вернулся ко мне. – Вместе с ней к нам попали некоторые данные. Отрывочные. Частичные записи переговоров и фрагмент курсового маршрута корабля. Она на нем летела до того, как мы его подбили, а ее взрывом выбросило в открытый космос. Я не уверен, но вполне возможно, что этот курс был завязан на координаты их базы. Так что летим мы во вполне определенном направлении. Как будем действовать дальше, пока не знаем. Все будет зависеть от обстоятельств.

А вот это уже интереснее.

– Если координаты действительно приведут на базу, вы позволите мне на нее проникнуть? Вы ведь для этого искали агента? – Я постаралась спрятать от него свое воодушевление.

– Да, для этого. Но нет, внедрять тебя мы не будем, – категорично заявил Ис-Лаш, основательно меня расстраивая. – Теперь это слишком рискованно, Таис. Мы, как ты сама понимаешь, обязаны сохранить тебе жизнь и здоровье. Нас к этому обязывает заключенный с Конфедерацией договор. Поэтому сами постараемся обеспечить тебя нужными источниками информации, а ты будешь работать с ними здесь, на корабле. В любом случае ты намного лучше интерпретируешь все то, что мы сможем получить от них. – И снова ВерДер поднялся, чтобы подойти к саркофагу. Взгляд серых глаз впился в неподвижное тело.

Никакой практики в экстремальных условиях? Обидно. Ну да ладно, лиха беда начало. Закончится полет, и я придумаю, как попасть на загадочную базу-планету. Намного проще прямо на месте узнать, кто же они такие, эти столь похожие на землян девушки, чем делать выводы на основе скупых данных.

– Можно вопрос?

Я воспользовалась наступившей тишиной, чтобы прояснить то, что осталось непонятным.

– Разумеется. – Ис-Лаш развернулся ко мне.

– Когда вы выбирали агента, почему не взяли девушку-шатенку? Я ведь брюнетка, у меня волосы намного темнее, чем у этой бедняжки. А вы на это даже не обратили внимания. Вы полагаете, что у ваших врагов есть другие тона?

– Есть, – подтвердил гайд.

– У тех, кто нас атакует, такая же палитра оттенков волос, как и у землян, – вмешался в разговор Ли-Рас. – С фрагментами тел нам попадались и светлые и темные вариации. Так что не было смысла ставить это условием выбора.

– А вы сравнивали геном девушки с теми частями, которые находили в обломках? Вдруг у нее он все же иной? Или эти фрагменты вообще принадлежат мужчинам, – я продолжила расспросы.

И снова мне ответил Ли-Рас. Видимо, он в большей степени занимался этим делом.

– Сравнивали. Это только женские особи, и все они относятся к одному биологическому виду. Правда, есть небольшой нюанс.

– Какой? – Моя сущность разведчика тут же приняла боевую стойку, готовясь ухватить ценную информацию.

– Некоторые собранные нами фрагменты были абсолютно идентичны. Не в том смысле, что принадлежали одному телу, а в том, что несколько разных тел имели одинаковый геном.

– Клоны? – быстро сделала я логичный вывод.

– Возможно. – Биолог убрал прибор в одну из складок стены. – Моя лаборатория вам больше не нужна? – поинтересовался у гайда.

Тот немедленно сместился к раскрывающемуся проему и остановился, дожидаясь, когда я к нему присоединюсь.

– Мы закончили, Ли-Рас. Идем, Таис.

Оглядываясь на желтоволосого атриона, я шагнула следом. Наверняка именно поэтому на пороге весьма неудачно обо что-то споткнулась и потеряла равновесие.

– Осторожнее. – Гайд подхватил меня под руку, помогая подняться.

Я физическим контактом брезговать не стала и уцепилась за оказавшуюся рядом ладонь.

Ух! Почему-то мне представлялось, что кожа у атриона должна быть прохладной, сухой и грубой. А она на удивление теплая, мягкая и очень приятная на ощупь.

– Скажи, когда тебе потребуется очередной прием пищи? – проявил любопытство Ис-Лаш, убедившись, что я стою ровно и поддержка мне больше не нужна. Видимо, очень уж волновал его этот вопрос.

– Часов через шесть-восемь, – автоматически ответила я и уточнила, потому что вспомнила о наших различиях: – Земных часов. Наверное, нам с вами нужно как-то синхронизировать режимы суточной активности, – внесла рацпредложение.

– Это было бы удобно.

Гайд пошел по коридору в свой кабинет, и мне ничего не осталось, кроме как последовать за ним. Зато следующие полчаса я провела весьма продуктивно в плане получения новых данных о физиологии атрионов.

Оказалось, сутки у них длятся чуть больше наших двенадцати часов и делятся на десять интервалов. В принципе мой земной час очень близок к часу атрионскому. Пятнадцать минут разницы не в счет.

Выяснила я и то, что спят эти странные субъекты раз в трое суток. Своих, естественно. То есть примерно двадцать пять земных часов бодрствуют, а потом на двенадцать часов засыпают. А едят они один раз в атрионские сутки, когда активны. Но могут и чаще, если есть необходимость.

В общем, я поняла, что мне придется под них подстраиваться. Внесла все, что узнала, в свой вильют, смоделировала примерное расписание, уточнила, в какой фазе суточной активности находится Ис-Лаш, и деликатно уползла в свою каюту. Потому как ему уже часа два как спать положено. И ведь тактичный какой, даже не намекнул, пока напрямую не спросила.

Оказавшись в каюте, я первым делом направилась к контейнеру, чтобы отыскать в нем нужное оборудование. Я же не просто так имитировала неуклюжесть и на атриона «вешалась». Не знаю уж, как много получилось снять, но кожу я все же ноготками поскребла, значит, теперь ее частички нужно достать.

Разложив на столе инструменты, я аккуратно вычистила из-под ногтей биологический материал. Стряхнув тонкие, едва заметные зеленоватые пленочки в пробирку, убрала ее в портативный диагност. Туда же отправилась вторая, с длинной волосинкой. А потом и третья, с моим эпителием.

Закрыв крышку, я запустила сразу два режима: секвенирования и цитологического анализа. Пусть прибор все сравнивает на всякий случай.

Убедившись, что моего контроля не требуется, я спрятала в контейнер инструменты и отправилась исследовать кровать. То есть то, что ее тут заменяет. Спать мне, конечно, еще рано, но с учетом того, что потом придется бодрствовать круглые сутки, лучше уж подремать. Тем более что разбудили меня сегодня ни свет ни заря.

Я опустилась на корточки и уперлась ладонью в упругую массу, примеряясь, как бы половчей в центре этого своеобразного матраса оказаться. Рывком? Или медленно ползти?

– Использовать релаксирующий гель в одежде не рекомендуется, – раздался над головой приятный мужской голос.

Чтоб тебя! Я оперативно отшатнулась, непроизвольно оглядываясь. Забыла я про местный дух по имени два-восемь.

– Спасибо за предупреждение, – поблагодарила его я и поднялась на ноги, начиная прикидывать, как содрать с себя эластичную органическую материю, ласково прилипшую к коже. Чисто теоретически как-то сниматься она должна, но застежек на ней нет, а на разрыв ткань очень даже прочная. Разве что растянуть?

– Вам следует воспользоваться второй левой складкой-модулем, – услужливо подсказал два-восемь, видимо, налюбовавшись на то, как я безуспешно пытаюсь вытащить руку через широкую горловину.

Вот!.. Сказала бы я ему сейчас пару ласковых на великом и могучем… вайли. Такое ощущение, что он нарочно издевается. Надо будет выяснить у Ис-Лаша, как тут у системы жизнеобеспечения с интеллектом.

Второй раз за день вдоволь нахохотавшись, я наконец-то добралась до спального бассейна. Теперь уже не раздумывая поползла на корточках к центру и вытянулась горизонтально.

Ну что сказать? Вроде удобно. Жаль только, одеяла нет. Хотя температура здесь комфортная, да и не стесняюсь я. Даже если за мной наблюдают, что с того? Фигурка у меня хорошая, а атрионам до нее, то есть до моей раздетости, никакого дела быть не должно. Мы же разные виды.

Я опустила веки, намереваясь подремать, но разве два-восемь на этом успокоился?

– Сколько времени планируете отдыхать? – поинтересовался медовым голоском.

– Как положено. Двенадцать часов, – фыркнула я в ответ, точно зная, что и половины этого времени не просплю.

– Настройки приняты, – елейно известила система.

Какие еще настройки?

Я распахнула глаза и осознала, что вовсе не на поверхности лежу. Только голова торчит из вязкой массы, а тело полностью в нее погружено. Дернулась, чтобы выбраться, и услышала:

– Длительность сна выдержана в соответствии с заказанной.

Что-то неведомое давлением в спину вытолкнуло меня наружу, а масса стала намного плотнее, удерживая тело на себе.

Ох… Вау… Не поняла!

Я перевернулась на живот и поползла на твердую «землю». Посмотрела на хронометр вильюта и, чертыхаясь, бросилась в складку за одеждой. Как именно коварная атрионская система жизнеобеспечения ухитрилась вырубить меня на полсуток, осталось только догадываться. Притом что виновны в этом точно не запахи!

Я поспешно выключила диагност и сбросила полученные им данные на накопитель. Законсервировала образцы, вернее, то, что от них осталось, потому что не решила, можно ли их утилизировать. Убрала технику в контейнер и, несмотря на то что торопилась, все же не удержалась. Открыла созданный аналитической программой файл, читая.

ПРОТОКОЛ
ЭКСПЕРТИЗЫ БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБРАЗЦОВ

Дата забора материала: 15.02.2770 г., 18:17

Биологический материал 1 (БМ1) – человек, пол женский.

Биологический материал 2 (БМ2) – цивилизационная принадлежность подлежит идентификации, пол женский.

Биологический материал 3 (БМ3) – атрион, пол мужской.

Анализ сличения

Хромосомный набор: 2n = 46 во всех трех образцах.

Маркеры митохондриальной ДНК: в образцах БМ1 и БМ2 процент точечных нуклеотидных изменений менее 4, в образце БМ3 – 93.

Аутосомные маркеры: все аллели образцов БМ1 и БМ2 типичные, характерные для популяций вида Homo sapiens; 76 % аллелей образца БМ3 нетипичные, в информационной базе отсутствуют, сличение невозможно.

Y-хромосома: присутствует только в образце БМ3, 32 % аллелей маркерных генов нетипичные, в информационной базе отсутствуют, сличение невозможно.

Заключение

Образцы БМ1 и БМ2 на 100 % взяты у членов одной этнической популяции, вероятность принадлежности к одной национальности 83 %, степень родственной удаленности внутри своей родословной группы 67 %. Образец БМ3 принадлежит неродственному образцам БМ1 и БМ2 виду, степень идентичности клеточного цикла 99,9 %.

Далее следовало приложение, в котором все указанные в протоколе данные были обоснованы точными цифровыми показателями, графиками, диаграммами, но я в это даже вникать не стала. Сложно. Да и достаточно мне заключения, подтверждающего, что не ошиблась техника атрионов. Реально девушка – землянка.

Я свернула файл и перебросила в папку секретного дела. Там ему самое место.

Впечатала ладонь в стену, чтобы открыть проем. Вышла в коридор, осмотрелась, но никого не обнаружила. Пусто. Тихо. Только стены мягко переливаются, то увеличивая, то снижая интенсивность окраски, и едва заметно пульсируют. И от этого смутное подозрение, что корабль живой, а не просто органический, в моем сознании начало приобретать все более устойчивые формы.

В быстром темпе я дошла до кабинета своего нового начальника, уверенная в том, что он ждет не дождется сонливого сотрудника. Приложила руку к желтому спиральному завитку.

– Доступ запрещен. Гайд Ис-Лаш ВерДер отсутствует, – мягко сообщила система-хранитель кабинета.

Не знаю уж, какой у нее номерной код, но голос почему-то женский.

Ну, запрещен так запрещен, я же не настаиваю. Хотя это и неприятно. Получается, я зря торопилась?

Постояв в нерешительности и прислушавшись к жалобно заурчавшему желудку, я стремительно направилась в столовую. На входе столкнулась с синеволосым капитаном.

– Приветствую, Таис. – Он быстрым взглядом окинул окружающее пространство, убедился, что я одна, и поинтересовался: – Мое общество во время приема пищи тебя не смутит?

– Здравствуйте, нет, не смутит, буду рада. – Я постаралась быть последовательно-вежливой. К тому же не видела смысла отказываться. Нужно налаживать устойчивые контакты. Мне с атрионами целый год общаться. – А где гайд ВерДер?

– Отдыхает, – ответил Ош-Кар, дожидаясь, пока я определюсь с местом дислокации. – Он почти десять суток этого не делал, пока вел переговоры и заключал соглашения с Конфедерацией.

«Атрионских суток», – уточнила я для себя. То есть… Пять дней не спать и внешне ничем не демонстрировать утомления? Неплохо.

– Это возможно, – совершенно правильно понял мое молчание капитан и опустился на сиденье напротив. – Но потом приходится дефицит сна восполнять. Так что Ис-Лаш еще несколько часов будет вне доступа. Ты найдешь себе занятие?

– Да, без проблем, – на автомате ответила я, распаковывая появившийся рядом со мной и дошедший до состояния готовности сублимат.

Открепила напиток, почти не глядя скользнула ногтем по маркеру, встряхнула и вскрыла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6