Екатерина Васина.

Ева для Инквизитора



скачать книгу бесплатно

© Васина Е. Ю., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Глава первая

– Мадам…

Незнакомый голос, ворвавшийся в сон, заставил меня вскинуться и открыть глаза. Сердце бешено забилось где-то в животе, а дыхание участилось.

Нет, это лишь стюардесса.

– Мадам, пристегните ремень, пожалуйста, мы заходим на посадку.

Кивнув, я торопливо пристегнулась и откинулась на спинку сиденья. Мысленно обозвала себя истеричкой. Не женских голосов мне надо бояться, ох не женских.

Пару раз глубоко вдохнула, приводя себя в чувство. Короткий сон не принес облегчения: голова была тяжелой и слегка гудела. Больше суток перелетов – это просто изощренная пытка.

Господи, ну за что мне все это?

«Сама влезла, – сообщил внутренний голос, – вот теперь и не жалуйся. Могла бы сидеть сейчас дома, клепать сайты, а по вечерам тусить с подругами в барах. И жаловаться на мужиков-козлов».

Отличная альтернатива тому, что происходит сейчас, да. Я посмотрела на пейзаж за окном. Самолет уже приземлился и все медленнее ехал в сторону одноэтажного и довольно длинного здания аэропорта. Кажется, самого маленького из всех, что я успела повидать. Кроме редких строений вокруг да желтой свалявшейся травы, ничего не было видно. Ну и, конечно, горы вокруг.

Соседи радостно болтали между собой. Я же продолжала смотреть в иллюминатор и чувствовала, как начинают холодеть пальцы. От волнения и страха. За год я так и не привыкла к этому состоянию.

Год… даже не верится, что прошел год с момента «знакомства» с первой вещью Дамаль. Одна из них сейчас была на мне. Изящная шляпка конца девятнадцатого века, темно-коричневого цвета, с круглыми полями и отделанная бежевым кружевом. С самым простым узором. Такая старомодная вещь довольно странно смотрелась с джинсами и обычной темно-красной курткой. Но самое странное: никто не обращал внимания. Серьезно. Я бы как минимум обернулась на подобное зрелище, несмотря на то, что привыкла к разным выкрутасам в одежде людей вокруг.

На самом деле, стоило шляпке оказаться на голове, как люди переставали видеть ее настоящий вид. Я не понимала, как это работает. Запомнила лишь одно: когда эта вещь на мне, ее облик и мой меняются. Я не знаю, какой меня видят люди. Они скользят взглядом и словно моментально забывают обо мне.

Катманду встретил резким холодным ветром и ярким солнцем. Повыше подняв воротник куртки, я поспешила вместе с остальными пассажирами в относительно теплое помещение аэропорта, где пахло непонятными специями, было тихо и немного душно. И понеслось. Таможенный осмотр, получение визы, паспортный контроль, получение багажа. К моему удивлению, все прошло довольно быстро, и вскоре я ехала на такси мимо невысоких домов, храмов и статуй. От усталости проносившийся мимо пейзаж запомнился крайне смутно. В отель на узкой туристической улочке с кучей магазинчиков, баров и дешевых хостелов я заселялась как в тумане.

Убедилась, что небольшой светлый номер с узкой кроватью чистый, разделась, приняла душ и уснула почти моментально.

Вечером мне предстояло встретиться с очередной владелицей вещей.

* * *

– Хан, не уходи, не оставляй меня! Пожалуйста! Не уходи!

–?Ева, не усложняй.

–?Не бросай меня!

Из глаз льются слезы, обжигают кожу так, что дыхание перехватывает от боли. Или от понимания, что он уходит. Навсегда.

–?Ты мне не нужна. – Злые, холодные слова бьют наотмашь. – Отстань!

И звук захлопнувшейся двери, как окончательная точка в этом сюжете жизни.

Сигнал будильника вырвал меня из кошмара, оставив со слезами на щеках и бешено стучавшим сердцем. Нет, вот зря я пренебрегала советами бабули по поводу всяких методик расслабления. Надо как-то брать себя в руки, а то вскоре стану похожа на изношенную машину. Которой прямой путь на свалку.

Кое-как села и оглядела комнату: небольшую, с простой мебелью и выкрашенными ярко-синим стенами. За окном, судя по хлопающей полуоторванной рекламе на соседнем доме, разыгрался настоящий ураган. В такую погоду следует залезть под одеяло и не высовываться без лишней необходимости. Ну и чаю побольше горячего. Или какао.

Вместо этого пришлось вставать и идти принимать душ в ванной комнате, где узкое длинное окно закрывалось пожелтевшими от времени жалюзи. Оттуда, завернувшись в полотенце, я вернулась обратно в комнату и открыла рюкзак.

Вещей с собой я всегда брала по минимуму. Во-первых, таскаться с огромным чемоданом банально неудобно, во-вторых, в случае чего убегать с рюкзаком проще. Да-да, я не считала себя мегакрутой супергероиней и понимала: моя безопасность крайне ненадежная вещь. Малейший просчет – и все полетит в тартарары.

На заправленную кровать я выложила все вещи Дамаль и замерла над ними, испытывая противоположные чувства: ненависть и притяжение. Порой казалось, что вещи обладали своеобразным интеллектом и отвечали мне взаимностью. Или же я просто уже начала сходить с ума.

Итак, сейчас у меня на руках были: лиф-чехол без рукавов и с круглым вырезом, узкие перчатки до локтей, шляпка и нижняя юбка из плотной бежевой ткани. На всех вещах красовались одинаковые кружева: простые и без изысков.

– Давайте, зайки, – пробормотала я, разматывая полотенце. – Нам придется сегодня сходить в гости к одной милой женщине и постараться выкупить вам друзей. Будем надеяться, что все пройдет как обычно – хорошо.

Всего, если верить записям, вещей было девять. Я планировала собрать их все. И уничтожить Орден. Ну или по крайней мере сильно ему нагадить. За то, что какая-то кучка шовинистических уродов возомнила, что вправе решать – кому жить, а кому умирать. За то, что они так хорошо промыли мозги своим адептам. За то… за то, что мое сердце до сих пор не желало склеиваться.

Но сейчас не об этом. Сейчас предстоит не рыдать над своей разбитой личной жизнью, а заниматься более важными проблемами. Порыдаю же я потом, сидя в дорогом ресторане и напиваясь коллекционным вином. Если, конечно, меня прежде не поймают.

Интересно, а Хан сможет меня допрашивать?

Тут я не выдержала и сама себе отвесила мысленный подзатыльник. Такие мысли были ни к чему перед встречей. Нет, я не суеверная, но… но лучше не вспоминать Орден, когда дело касается вещей.

Спустя полчаса я вышла из отеля и сразу же окунулась в бешеный водоворот туристов. Их в этом районе было просто немыслимое количество. Я едва не потерялась в суматохе, кое-как, по навигатору, выбралась в более тихое место и огляделась. Обычные узкие улочки, невысокие дома, куча рекламных плакатов, какие-то магазинчики. Я сверилась с навигатором и довольно присвистнула: идти предстояло не так далеко. Главное, в юбке не запутаться, вышагивая по довольно разбитой мостовой. Пришлось надеть длинную теплую юбку, чтобы спрятать под ней нижнюю. Плюс шляпка, надежно маскирующая внешность, перчатки. Лиф я надевать не стала, но взяла его с собой в крохотном рюкзачке. Не стоит оставлять вещи без присмотра.

Чертова юбка мешала сосредоточиться. Так что мне приходилось силой воли удерживать рабочий настрой.

Минут через десять я стояла перед входом в четырехэтажное длинное здание желто-красного цвета. Какие-то провода, листовки еще куча всего красовались на нем. Я еще раз сверилась с адресом и вошла в подъезд.

Владелицу корсажа звали Орджас, и она оказалась совсем молодой девушкой. Лет восемнадцать, не больше. Под длинным темно-зеленым платьем из тонкой шерсти отчетливо проступал живот. Месяц седьмой навскидку.

Мы чуть настороженно уставились друг на друга. Затем я торопливо сняла шляпку и молча продемонстрировала кружево на ней.

– Вы… – облегченно выдохнула девушка. – Заходите.

По-английски она говорила довольно чисто, с небольшим акцентом.

Квартира оказалась крошечной, но уютно обставленной. Мне лично напомнило гнездо яркой птички, которая украшает его всякими мелочами.

Орджас потащила меня в дальнюю комнату, заваленную какими-то тканями, нитками и лекалами.

– Шью на заказ, – объяснила чуть нервно. – У мужа с работой не очень, вот подрабатываю.

Она отыскала в пестрой куче бледно-розовый корсаж, отделанный кружевами. И сунула мне в руки.

– Заберите его. Он мне достался от бабушки, она говорила, что он придает смелость и стойкость, но мне такое ни к чему. Она мне сказала, что за все придется платить. Бабушка за пользование этой мерзостью заплатила больным позвоночником, ее парализовало десять лет назад. Не хочу портить здоровье, мне детей рожать и растить.

– Вы совершенно правы, Орджас, – с чувством проговорила я, забирая вещь. – И еще. Если вдруг, когда-нибудь, вам попадется одна из этих штучек, то выкидывайте ее, уничтожайте. Но не вывешивайте на продажу, как сделали с корсажем. Повезло, что вас нашла я, а не… другие люди.

Девушка побледнела и коснулась своего живота.

– Меня могли убить?

– Вряд ли, но все же больше так не рискуйте.

– Мне ведь звонили, – перепуганно забормотала Орджас. – Мужчина… Такой вежливый, хотел купить вещь, но я сказала, что за ней уже едут.

Холодок прошелся по спине, коснулся затылка. Словно кто-то невидимый дунул ледяным дыханием.

Пора было уезжать отсюда как можно скорее. Внутри тревожно звякнул звоночек…

И словно в ответ ему раздался стук в дверь. Громкий и резкий. Такой, что мы с Орджас вздрогнули и с ужасом посмотрели друг на друга.

– Вы кого-то ждете?

Девушка покачала головой и прошептала:

– Все, кто может прийти, на работе.

Стук повторился, потом голос, от которого у меня дернулось сердце, проговорил что-то на непонятном языке. Но, судя по круглым глазам Орджас, она все прекрасно поняла.

Господи, это Хан?!

Я машинально надела шляпу и приложила палец к губам. Мол, ни звука. Оставалась надежда, что незваный гость уберется подальше.

Да убирайся ты уже! В тартарары!..

Стук повторился… затем еще. А потом – тут уже сердце с воем рухнуло в пятки – послышался характерный щелчок открываемого замка. Отлично! Наш милый Инквизитор еще и не гнушается взломом дверей.

Пора было отступать. Орджас-то, скорее всего, ничего не угрожало, а вот мне…

Я огляделась. М-да, путь один: через окно третьего этажа. Которое оказалось наглухо закрыто. Причем еще и заедало.

А шаги в квартире между тем приближались к нашей комнате. В панике я так рванула створку, что она жалобно крякнула, стекло звякнуло, но окно наконец открылось.

И вот теперь я поняла, что чувствуют крутые шпионки из боевиков. Мне предстояло прыгать с третьего этажа. Кажется, Орджас это тоже поняла и взвизгнула:

– Вы разобьетесь!

И тут же в комнату вихрем ворвался Хан. Секундная пауза, в течение которой мы с ним уставились друг на друга. Я, замершая на подоконнике, в длинной нелепой юбке и толстой куртке, и он – такой же нереально харизматичный, одетый легко и удобно, с чуть растрепанными черными волосами. Машинально отметила, что они стали чуть длиннее.

А потом я сделала то, о чем мечтала почти год. Со вкусом продемонстрировала Хану выставленный средний палец, после чего спокойно шагнула за окно.

* * *

За десять лет работы «в поле» Хан Зегерс сталкивался со многими вещами. Но владелицы-самоубийцы ему еще не попадались. А эта стерва, мало того что показала ему оскорбительный жест, так еще и в окно сиганула. От неожиданности он замешкался, затем кинулся за ней, перегнулся через подоконник. Нет, слишком высокий третий этаж, а внизу асфальт. Он не супермен, чтобы так рисковать.

А стерва выжила. Хан сначала аж глазам не поверил, а потом дошло: без помощи «скверны» тут не обошлось. Он в сердцах выругался, глядя, как незнакомка поднимается и несется куда-то в паутину улиц. Судя по скорости, она вообще не пострадала.

Vae!

Вот дрянь! И унесла с собой еще одну вещь. Хан треснул кулаком по подоконнику и заставил себя успокоиться. Ничего, найдут мерзавку. От Ордена еще никто не уходил. Рано или поздно попадется. И лично ему ответит за оскорбление.

Он обернулся и уставился на хозяйку квартиры. Та явно находилась в полуобмороке и лишь моргала, забившись в угол дивана. Ну молодец, правильно рассудила: начнешь визжать – еще прикончат.

– Matrem tuam, – процедил сквозь зубы. – Леди, предлагаю нашу встречу забыть.

Девчонка закивала и посильнее ухватилась за выступающий живот. Ну вот только ему не хватало роды спровоцировать.

– Дыши глубже, – приказал более спокойным тоном, – я беременных не трогаю. Скажи просто: как зовут твою гостью? Откуда она?

– Она представилась как Джин. Не знаю откуда, мы по электронной почте списывались.

– Давай адрес, – приказал Хан. Он записал электронную почту, хотя подозревал, что это может быть напрасно. Если ему попалась опытная Хищница, то электронка одноразовая и оформлена так, что не выйти на хозяйку.

– Что еще она говорила?

Девчонка вроде немного успокоилась, поняв, что убивать ее не собираются. И уже не так сжималась.

– Ну… просила больше такие вещи, если попадутся, не выставлять на продажу, а уничтожать или выбрасывать.

Уничтожать? Хан решил, что ослышался. Чтобы кто-то из владелиц, да еще владеющих явно не одной «скверной», сказанул такое!

Пока что на его памяти только одна женщина была совсем не против уничтожить попавшую ей в руки «скверну». Но она осталась за тысячи километров. Хотя каждый день незримо присутствовала рядом. И это раздражало и выводило из привычного, чуть циничного равновесия.

– Не ошиблась? – переспросил он. – Именно выбросить или уничтожить?

– Да, – кивнула девчонка, – иначе ко мне кто-то придет и будет очень плохо.

– Верно подметила, – задумчиво протянул Хан, – «плохо» – это мягко сказано. А она не просила позвонить ей, если у тебя появится подобная вещь?

– Нет. Предупреждала никому не говорить и избавиться от нее. Это все, честно!

Хан ей верил. Девчонка не пыталась выгородить покупательницу, а всего лишь старалась поскорее избавиться от него. Явно чувствуя угрозу для ребенка и для нее самой. Не прощаясь, развернулся и быстро вышел, снедаемый сомнениями и вопросами.

А ведь он просто приехал сюда, чтобы поинтересоваться, не купили ли вещь, а если купили, то кто. Решил, что в квартире никого нет, и влез, чтобы обыскать. Обычная практика в Ордене. И вдруг такой нежданчик.

На улице резкий ветер то и дело врывался в узкие улицы, пытался сорвать рекламу и залезал под одежду. Застегнув куртку, Хан поймал такси и поспешил в аэропорт. Камеры, вот что ему надо, и как можно скорее. Вряд ли стерва прилетела сюда давно.

Но эти ее слова… Они все не давали Хану покоя. Он смотрел на улицы за окном автомобиля и хмурился все сильнее. Память вновь и вновь возвращала его к Еве. К ее явному отвращению, когда она рассказывала про платок. Хан знал, что некоторые владелицы слабее других подвержены влиянию «скверны», но такого вот еще не встречал. На Еву вещи словно вообще не влияли.

Хотя, возможно, просто она особо и не пользовалась платком.

В аэропорт Хан заходил уже переполненный подозрениями. И при этом старательно гнал их от себя.

Связи Ордена позволили ему беспрепятственно получить доступ к видеокамерам. Небольшая комната и двое помощников, которые явно не понимали, как он собирается искать человека, которого даже не знает в лицо.

«Зато, – мрачно подумал Хан, – я знаю шляпу. И хочу проверить еще кое-что».

Он едва ли не впервые в жизни надеялся, что ошибается. Господи, пожалуйста, пусть это будет ошибка.

Для начала решил просмотреть записи последних двух дней. Если это Хищница, то она не должна была тут задерживаться. Если не дура, конечно. Впрочем, дур инквизиция выявляла очень быстро.

Спустя три часа голова у Хана раскалывалась, а в глазах рябило от людей. Они его уже бесили. Шляпы пока не было видно, да и не факт, что стерва носила ее постоянно. Что же касается второго подозрения, то Хан все больше ощущал себя дураком. Не искал ли он среди пассажиров Еву лишь потому, что хотел найти? И одновременно желал, чтобы ее здесь не оказалось.

– Donnerwetter! – рявкнул вдруг так, что помощники вздрогнули. – Останови! Так, отмотай назад… стоп! Увеличь картинку.

Качество записи было так себе, если честно. Лица на пиксели не расплывались, но и четкими назвать сложно.

Но Хан увидел. И узнал. И почувствовал, как волосы на голове приподнимаются.

«Зачем? – тоскливо простонало что-то внутри. – Ева, зачем?!»

Да, он ее узнал. И дурацкую шляпу, абсолютно не идущую к остальному наряду, тоже. Не знали владелицы вещей, что на видеокамерах эффект этой «скверны» исчезает. И Ева не знала.

Он мысленно прикинул, сколько у нее может быть вещей. Шляпа, плюс корсаж, полученный от девчонки, плюс явно что-то еще. И это в лучшем случае.

Три вещи… Хан испытывал острое желание сначала постучаться лбом о стену, а потом долго ругаться. Как? И главное – зачем? Он же просил ее не приближаться к вещам, умолял практически. Да и Ева производила впечатление здравомыслящей женщины. Неужели он ошибся, и «скверна» все же захватила ее душу?

– Вы увидели что хотели? – вежливо спросил один из помощников.

– Да, – глухим голосом откликнулся Хан, – увидел. Благодарю.

Лучше бы не видел, честное слово.

Он как в тумане вышел из помещения, попал в шумный зал аэропорта и невидяще уставился на людей вокруг.

«Ева, никогда больше не имей дело с этими вещами. Иначе наша следующая встреча будет не самой радостной».

Хан потер лоб. Почему же Ева решилась на такое? И эти ее слова насчет уничтожения вещей. Обычная Хищница попросила бы связаться с ней, пообещала бы золотые горы. А такие слова… или это игра? Может, Ева сказала их специально, если вдруг девчонку стали бы расспрашивать о ней.

А если… Тут Хан вскинул голову, ошарашенный совершенно безумной догадкой. Если Ева специально начала собирать вещи, чтобы привлечь его внимание? Но это же глупо! Членов Ордена очень много, и ее действия могли привлечь кого угодно. Не обязательно, что его.

Хан с усилием потер лицо, тряхнул головой. Зачем гадать, если можно спросить напрямую. Ева сейчас побоится оставаться в Катманду, постарается уехать отсюда. А точнее – улететь.

Или уже улетела?

Снова пришлось возвращаться и проверять камеры. А вскоре Хан опять не удержался и выругался: Ева была замечена в аэропорту час назад. Птичка выпорхнула из клетки.

Хан бросился выяснять, в какой именно зоне она находилась. Но пока узнал, пока примчался, было уже поздно. Ева вылетела в Калькутту.

Глава вторая

Знаете, прыгать с третьего этажа – малоприятное занятие. Даже если вас страхует одна из вещей Дамаль. А именно – нижняя юбка. Она затормозила и смягчила падение, но все равно я ударилась локтем и коленями. Но боль сейчас показалась самой меньшей проблемой. Не оглядываясь, но буквально спиной чувствуя злой взгляд Хана, я вскочила и помчалась в сеть переулков. Организм, перенасыщенный адреналином, орал: «Скорее, скорее! Опасность!» – чем подгонял еще сильнее.

Попасться в руки члену Ордена, даже если он бывший любовник, – нет, такое в мои планы не входило.

Конечно, Хан следом прыгать не стал. Он тренированный мужчина, но не супергерой. Я бежала, пока окончательно не выбилась из сил, после чего прислонилась к каменной стене какого-то здания и попыталась отдышаться. Сердце бешено колотилось где-то в горле, а перед глазами все еще стояло лицо Хана: сосредоточенное и… чужое.

Очень хорошо, что он меня не узнал. Я сумела увидеть, как он выглядит, когда не притворяется влюбленным. Злой, сосредоточенный и холодный.

Настоящий Инквизитор…

Я выпрямилась и сделала глубокий вдох. Что-то в глазах вдруг защипало. Не вовремя. Почти год я старательно вытравливала образ Хана из сердца и мыслей, а вот теперь увидела на мгновение – и снова все внутри ноет.

«Ноет, да? Вот поймает он тебя, и тогда болеть будет не только душа. Ноги в руки – и мчись в аэропорт. У тебя пока есть фора».

После спонтанного быстрого бега ноги казались тяжелыми, хотелось сесть и посидеть, отдохнуть. Вместо этого я быстро поспешила, сверяясь с навигатором, в сторону оживленных улиц. Где можно взять такси.

Шляпа. Меня спасла шляпа. Пока Хан не знает, кого искать, так что надо поскорее уматывать из города. Я вспомнила, что в отеле остались зубная щетка, паста и расческа, но махнула рукой. Куплю новые.

Вот поэтому я путешествую налегке, а не с возом чемоданов.

В аэропорт я постаралась входить, не слишком явно оглядываясь. Вроде все тихо. То есть шумно, конечно, но никто не спешил на меня бросаться.

Удирать надо было первым ближайшим рейсом. Им оказался самолет в Калькутту. И вылетал он буквально через пару часов. Чудом удалось купить билет, пройти контроль, и вскоре я уже была в накопителе.

Но выдохнула, лишь когда самолет взлетел. Прижалась лбом к иллюминатору и до боли прикусила губу, глядя, как земля все быстрее уходит вниз. Все, теперь можно немного расслабиться и переварить случившееся.

Весь салон был забит пассажирами в традиционных индийских нарядах. Только я да еще несколько человек выделялись из общей массы. Лететь предстояло примерно полтора часа. Я откинулась на спинку сиденья и поняла, что с трудом сдерживаю нервный смех. Нет уж, лучше сдержаться. Не хотелось пугать соседей: пожилую индийскую пару.

Господи, какими путями мы вообще ухитрились пересечься с Ханом? Почему именно он? Я ведь год училась его ненавидеть. За то, что впервые в жизни тогда унизилась. Рыдала и умоляла не уходить. А меня просто отшвырнули, как использованную резиновую куклу.

Ненавижу!

Происшествие напомнило мне, насколько сейчас моя безопасность висит на нитке. Вот не надела бы я шляпу, и все – наверняка уже моя физиономия была у всех членов Ордена. И началась бы «охота на волков».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное