Екатерина Спирина.

Стереть прошлое



скачать книгу бесплатно

– Увидеть Венецию – это банально, – засмеялась девушка.

– Неужели? – нахмурился Роберто. Гондольеры – это самые преданные почитатели Венеции, которые способны даже дать волю рукам, только услышав плохое слово о своем светлейшем городе. Конечно, если нелицеприятное мнение выражает женщина, им ничего не остается, как мысленно руки себе связать. Но лучистые глаза этой представительницы прекрасного пола, которые словно посмеивались над ним, не позволили ему даже повернуть обратно к причалу и высадить эту не слишком-то вежливую туристку.

– На самом деле, я приехала сюда, чтобы прокатиться по настоящей Италии, по ее небанальным средневековым городам, а не по тем, куда едут все, кому не лень.

– Типа? – смерил он ее насмешливым взглядом.

– Ну, хотя бы Падуя, Виченца или Верона, где я и остановилась.

– О да! Верона, конечно, небанальный город, – с издевкой произнес Роберто. – Никто туда не стремится, чтобы посмотреть на балкон Джульетты (на который она, возможно, и не выходила никогда).

Девушка звонко рассмеялась, забавляясь от того, как задели ее слова этого симпатичного гондольера.

– Хозяин отеля, – продолжила она, решив оставить без комментариев его слова, – сказал, что побывать в Венето1010
  Венето – один из двадцати регионов Италии, столицей которого как раз является Венеция.


[Закрыть]
и не увидеть Венецию – это также неприлично, как побывать в Неаполе и не поесть пиццу1111
  Самую первую пиццу придумали именно в Неаполе. Это была самая простая пицца «Маргарита»: тесто, помидоры, сыр «mozzarella» и, конечно, базилик.


[Закрыть]
. И даже если это банально, следует съездить в этот город и сделать все то банальное, что делает каждый уважающий себя турист. Сегодня этот любезный пожилой синьор отправился сюда по делам и уговорил меня поехать с ним.

– И что банального Вы уже сделали здесь?

– Например, голубей покормила на Пьяцца Сан-Марко, – снова рассмеялась девушка, – а теперь вот плыву в гондоле.

– Понятно, – послышались саркастические нотки в голосе Роберто. – Кстати, голубей кормить на Пьяцца Сан-Марко как раз и нельзя, а штраф за следование банальным традициям может достигнуть 500 евро.

– Да, но все-то кормят. Или о том, что голубей нельзя кормить, знаете только Вы? – насмешливо улыбнувшись, не поверила ему девушка.

– Кормите. Может, встреча с полицией внесет в вашу банальную прогулку немного небанальности, – пожал плечами Роберто.

– Послушайте, Вы говорите серьезно? Почему же все пишут, что покормить голубей надо непременно?

– О том, что можно и что нельзя делать, надо спрашивать у венецианцев, а не у банальных туристов.

– И почему же вдруг нельзя их кормить? – с издевкой и все с той же ноткой недоверия спросила девушка.

– Один голубь в год производит 10—12 килограмм помета, мочевая кислота которого способна разъедать камни и даже металл, – снисходительно начал объяснять Роберто. – Таким образом, балконы и фасады зданий оказываются покрытыми этим пометом, что наносит не только экономический ущерб, но элементарно портит весь внешний облик постройки.

Сюда следует также добавить неприятный запах, особенно в летнюю жару, а еще вредных микробов, которые попадают на продукты, продающиеся на рынках, на столы ресторанов на площадях… Это банальный вопрос гигиены города. Потому совсем недавно правительство было вынуждено выпустить декрет о запрете кормления голубей на венецианских площадях.

Меж тем первые крупные капли дождя упали на ее лицо, и девушка поспешно накинула капюшон. Легкие тревожные волны начали покачивать гондолу в разные стороны. Казалось, волны сами не знали, куда им плыть в этот вечер и стоит ли вообще плыть куда-либо, и поэтому хотели также сбить с пути лодку. Но Роберто уверенными движениями весла вел гондолу в нужном ему направлении, и она не смела ослушаться своего хозяина. Недовольные волны стали сердиться еще больше.

– Кстати, должен Вам заметить, что путешествие в гондоле в тумане под проливным дождем – не такая уж банальная вещь. Хотите сойти?

– Нет, – рассмеялась девушка. – Дождь еще не такой уж и проливной, а мы плывем всего лишь минут десять. Я же намерена использовать весь час и к тому же услышать от Вас что-нибудь интересное о Венеции. Или, может, Вы боитесь плавать в таких погодных условиях? – невинно приподняла бровь девушка.

– Я плаваю в любых погодных условиях, – скептически заметил Роберто. – Бояться должны Вы, потому что именно Вы промокнете до нитки, а Вам еще возвращаться в Вашу небанальную Верону.

– У меня непромокаемая куртка, – улыбнулась девушка. – Кстати, говорят, что гондольеры еще и петь умеют. Вы споете мне что-нибудь?

– Гондола становится музыкой, только когда у гондольера поет душа, – ухмыльнулся Роберто.

– И она у Вас сейчас не поет? – насмешливо спросила девушка.

– Отнюдь… Сейчас, пожалуй, только квакает.

Девушка не знала смеяться ей или обижаться, и пока она мучительно боролась с двойственным чувством, неожиданно послышался страшный удар об их гондолу. Лодка необъяснимо подпрыгнула и сильно накренилась на бок. В один миг они оба оказались в ледяных водах венецианской лагуны.

Роберто, падая в воду, инстинктивно попытался ухватить девушку за руку. Но ему это не удалось, и, всплыв на поверхность, он судорожно стал оглядываться по сторонам. Рядом с ним под водой происходило какое-то движение, и он, не раздумывая, нырнул вниз с открытыми глазами, которые уже нещадно щипали от морской соли. Он увидел ее, барахтающуюся под водой, и сильными руками схватил ее сзади под грудь, резким рывком всплывая к поверхности. Девушка, отплевываясь и тяжело дыша, наконец, перестала совершать панические движения. Тогда он позволил ей повернуться к нему лицом, и теперь она обнимала его за плечи, выравнивая дыхание. Он же держался за гондолу и с тревогой смотрел на свою пассажирку. Ее лучистые глаза засветились благодарностью.

– Ты в порядке? – не заметив как, перешел он на «ты».

– Будем считать, что да, – усмехнулась девушка.

– Эй! – послышался из тумана крик. – Все нормально? Вам нужна помощь?

– Ты что?! Глаза дома забыл, кто ты там?! – крикнул в ответ Роберто.

Из тумана к ним подплыл молодой парень.

– Привет! Извините, – отплевываясь, сказал он. – Такая пелена, ничего не видно.

– Болван! – сквозь зубы процедил Роберто. – Теперь будем общаться с твоей страховой компанией. Помоги мне посадить девушку обратно в гондолу.

– Да не так мощно я зацепил тебя, – расстроенным тоном сказал парень, помогая Роберто подсадить незнакомку. Потом они стали осматривать бок гондолы, который пришелся на удар. Там была только содрана краска, да виднелась небольшая вмятина. – Ждать морскую полицию долго придется. Ее еще вызвать надо, у тебя телефон-то есть? Мой канул в воду…

– Ах, так ты на него отвлекся, – скептически сказал Роберто, залезая в гондолу. Потом он посмотрел на мокрую и дрожащую девушку. Действительно, ждать тут морскую полицию – не самая лучшая идея. Тем более дождь усиливался, затопляя гондолу. – Ладно, проваливай! – крикнул ему Роберто и, схватившись за весло, быстро направил свою лодку к берегу.

– Спасибо, спаситель, – усмехнулась девушка. – Моя поездка в Венецию перестает быть банальной.

Роберто ничего не ответил и лишь обеспокоенно улыбнулся ей. Буквально через несколько минут он осторожно остановил гондолу у причала, выбрался из лодки и протянул руку своей мокрой пассажирке. Потом быстро привязал лодку к колышку и, взяв девушку под локоть, направился с ней на сушу.

– Ты вся дрожишь!

– Еще бы! Однако не июльская жара, и вода страшно холодная.

– Может, просушишься немного прежде, чем поедешь на вокзал?

– В Венеции для таких случаев предусмотрены сушильные станции? – насмешливо спросила она.

– Ну, – нерешительно протянул Роберто, – допустим, у меня дома есть небольшая сушильная станция. Я живу совсем недалеко отсюда.

Девушка с сомнением посмотрела на гондольера, но стучащие от холода зубы заставили ее согласиться.

– Скажи мне хотя бы, как тебя зовут, – усмехнулась она сквозь дрожь.

– Банально: Роберто. А тебя?

– Энрикетта.

– Так что, Энрикетта, идем сушиться?

– Да, идем, – стуча зубами, ответила девушка.

Буквально через пять минут они уже входили в старый венецианский дом. Энрикетта с любопытством оглядела просторную гостиную, обставленную в старинном стиле. Мебель в темно-зеленых тонах, явно принадлежащая к прошлому веку, гармонично сочеталась со светлыми стенами, окрашенными под венецианскую штукатурку. Интерьер дополняли картины в изящных рамах, а одну из стен полностью занимала внушительных размеров библиотека с несметным количеством книг. Вокруг низенького стеклянного столика в центре гостиной расположился темно-зеленый уютный диван, а совсем недалеко от него стоял красивый старинный камин. Энрикетта никак не ожидала попасть в настоящий венецианский быт, и эта атмосфера приятно поразила ее.

Роберто принес ей свою сухую футболку и самые маленькие шорты, какие только смог найти, а также мягкий и уютный плед. Он затопил камин и приставил к нему сушилку, чтобы развесить мокрую одежду. После этого он вышел из гостиной, давая Энрикетте возможность переодеться, и отправился готовить для своей гостьи горячий чай. Гостья была молчаливая, замерзшая и уставшая.

– Oddio! – воскликнула завернутая в плед Энрикетта спустя некоторое время, сидя у потрескивающего камина и делая последний глоток чая. – Кажется, я опоздала на поезд. Ты не знаешь, могу ли я поехать другим?

– Если хочешь, оставайся здесь на ночь. В доме есть свободная комната. А завтра у меня выходной, я могу с утра подбросить тебя в Верону.

Энрикетта все с тем же сомнением, как и на причале, посмотрела на своего спасителя. Он был молодой и красивый. И глаза у него были добрые, а взгляд – заботливый. Да и мысль о том, что предстоит в еще не совсем просушенной одежде выйти в венецианский проливной дождь, идти по затопленным улицам до станции, а потом полтора часа трястись в поезде, а там еще минут 20 топать пешком до отеля, заставила ее принять предложение.

Глава 3

Рим


Было привычное творческое утро самой обыкновенной пятницы. Более того, это был период deadline, и все в студии сосредоточенно работали над завершением очередного рекламного проекта, не забывая при этом переговариваться и подшучивать друг над другом. Илария уже покинула свое рабочее место пару дней назад, потому сейчас оно пустовало в ожидании нового генератора идей.

Фьоренцо задумчиво посматривал на это пустующее свободное место. Где-то в глубине души подавало признаки жизни какое-то дурацкое чувство. Чувство какого-то страха что ли… Только чего ему стоило опасаться? Прихода нового коллеги в их сплоченную дружную команду, где все понимают друг друга с полувзгляда? Но ведь он отличный руководитель! Неужели не справится?

«Может, ты боишься встречи с незнакомкой? – спросил некий внутренний голос, у которого было сегодня откровенно язвительное настроение. – Расслабься, ты ведь знаешь, что все женщины одинаковы и что ты не собираешься заводить никакие серьезные отношения ни с одной из них. Тогда какое тебе дело до новой женщины в твоей команде? Она всего лишь коллега, а с коллегами ты даже до постели не доходишь…»

С шумом распахнувшаяся дверь заставила замолкнуть этот язвительный голос. В студию вошел Алессио с девушкой лет тридцати. На щеках ее заиграл смущенный румянец, а на губах – открытая искренняя улыбка. Ярко-синие глаза блестели, словно морская гладь в лучах солнца, а вьющиеся волосы были разбросаны по плечам.

– А вот и ваш новый генератор идей – Фьямметта! – смеясь и обнимая девушку за плечи, представил ее Алессио. – Прошу отнестись к ней бережно, ибо она для меня как младшая сестра.

«Это всего лишь твоя новая подчиненная!» – прошептал язвительный голос.

Фьоренцо изучающе рассматривал Фьямметту, а на губах его играла едва уловимая скептическая улыбка.

– Cara1212
  Cara (it.) – дорогая.


[Закрыть]
, прежде всего, я должен познакомить тебя с твоим непосредственным capo1313
  Capo (it.) – так часто называют руководителя, начальника отдела, используя это слово в качестве обращения.


[Закрыть]
. Именно с ним тебе предстоит провести кучу времени в погоне за лучшими идеями…

«Это всего лишь твоя новая подчиненная, – возобновил свой монолог язвительный голос, – с которой тебе придется много работать. Она рекомендована Алессио и потому должна быть отличным специалистом, и это единственное, что может являться ценным в ней для тебя лично».

– Фьоренцо, это твой новый идейный вдохновитель, – представил Алессио свою давнюю подругу.

Фьоренцо поднялся и протянул ей руку для пожатия, стараясь свести к минимальной продолжительности это соприкосновение рук. Теплый взгляд ее ярко-синих глаз на мгновение наполнил его душу приятным трепетом, но язвительный голос тут же охладил его: «Во всем прочем она, как и все женщины…»

Дальше настала очередь всей остальной команды познакомиться с новой коллегой. Они радушно поприветствовали ее, а один из них, Освальдо, являющийся типичным представителем южного эмоционального итальянца, способного с первого взгляда влюбиться в симпатичную девушку, галантно поцеловал ей руку, даже не пытаясь скрыть своего восхищенного взора. В глазах же Марио промелькнуло чувство некоего сожаления: он хотел бы проявить больше внимания в отношении Фьямметты, если бы не Илария… Ванесса, которая с уходом Иларии осталась единственным безбородым лицом коллектива, взяла на себя роль истинной хозяйки: она показала Фьямметте рабочее место и что где лежит в кабинете, а потом пригласила ее на экскурсию по рекламной студии.

Как только Ванесса вместе с Алессио увели Фьямметту знакомить с местностью, Освальдо воскликнул:

– Вот это gnocca da paura1414
  Gnocca da paura (it.) – сленговое выражение, примерно означающее «очень классная/сексапильная женщина».


[Закрыть]
!

– У тебя все представительницы женского пола такие, – усмехнулся Марио.

– Не будь занудой! Что плохого в том, что мне нравятся женщины?

– Да нет, ничего, – пожал плечами Марио. – Просто ты их меняешь, как шарфики.

– Зато в этот короткий период я превращаю их жизнь в незабываемую сказку! И, кстати, я люблю все свои шарфики!

– Хм, любовь – понятие многогранное, конечно, только эта не похожа на тех, кому нравятся такие сказки, – возразил Марио, не отрывая взгляд от монитора.

– Нет таких женщин, которым не нравятся такие сказки, – засмеялся Освальдо и вышел из студии.

Повисла тишина, и Фьоренцо с любопытством посмотрел на Марио.

– Почему это ты думаешь, что ей не нравятся такие сказки? – спросил он.

Марио поднял глаза и удивленно взглянул на своего друга.

– Не знаю, – пожал он плечами. – Она кажется девушкой с другими принципами, – он продолжал изучающе смотреть на Фьоренцо, который лишь скептически усмехнулся в ответ на его реплику. – Знаю, знаю, – сказал Марио, – у тебя свои теории, но я их не разделяю.

– На каком основании ты за полчаса сделал умозаключение насчет ее принципов жизни? – пропустил Фьоренцо мимо ушей его замечание.

– В большинстве случаев можно сразу понять, легкодоступна женщина или нет. А тебе какая печаль? Она тебе нравится? – вдруг неожиданно спросил Марио.

– Мне?! Мне нравится любая, с кем можно незаурядно провести ночь, а потом забыть навсегда, – засмеялся Фьоренцо. – А поскольку коллег на утро забыть невозможно, они не представляют для меня никакого интереса.


Ближе к вечеру Алессио собрал всех на совещание прямо в их студии, за низким столиком, окруженным стильными черными кожаными диванами. Встреча затянулось часа на два, и Алессио успел подробно рассказать о новом проекте и его задачах, а также дать Фьямметте представление о том, какая дружеская и непринужденная атмосфера царит в этой команде. Они с самым серьезным видом обсуждали проект и с самым беззаботным смехом отпускали шутки в адрес друг друга.

После окончания совещания Марио и Ванесса поспешили по своим вечерним делам. Фьямметта же, уставшая, но счастливая села за свое рабочее место.

– Ну и как тебе наша команда? Нравится? – выразительно глядя на нее, спросил Освальдо.

– Еще бы! У вас замечательная команда, я, честно говоря, никогда в такой не работала, – ответила Фьямметта, тепло улыбаясь Фьоренцо, направлявшемуся к своему рабочему месту в намерении продолжить работу, несмотря на поздний час.

– Могу я пригласить тебя провести этот прекрасный вечер в каком-нибудь уютном ресторанчике? – улыбаясь чарующей улыбкой, спросил Освальдо.

– Извини, – в замешательстве проговорила Фьямметта, – я не могу, мне надо домой.

– Только не говори, что ты замужем! Не разбивай мне сердце! – театрально скорчив страдальческую гримасу, воскликнул Освальдо.

– Нет, – рассмеялась смущенно Фьямметта, – но у меня есть ребенок и он ждет меня дома.

– Ах, ребенок, – рассеяно пробормотал Освальдо. – Он сейчас… с кем?

– С няней, – пожала плечами Фьямметта.

– Думаю, он не будет особо против, если его мама придет немного позже…

Фьямметта закусила губу и умоляющим взглядом посмотрела на Фьоренцо, который с любопытством наблюдал за этой сценой. Язвительный голос внутри него уже собирался отпустить колкость в ответ на этот взгляд, но какое-то другое, совершенно новое чувство оказалось проворнее.

– Освальдо, оставь девушку в покое, тем более мне нужно обсудить с ней некоторые вопросы, – вмешался Фьоренцо, подчинившись этому мгновенному порыву неведомого чувства, и получил в награду благодарный взгляд ярко-синих глаз. А еще досадливый взгляд Освальдо, которому ничего не осталось, как взять свои вещи, пожать руку Фьоренцо, помахать Фьямметте и выйти из студии.

– Спасибо, – смущенно сказала Фьямметта, когда они остались вдвоем.

– Не за что, – ответил Фьоренцо.

– Местный Дон Жуан? – полюбопытствовала она.

– Что-то вроде, – усмехнулся он. – Обычно девушки не могут устоять перед его обаятельностью и галантностью, – добавил со смехом Фьоренцо, слегка прищурив глаза и испытующе глядя на Фьямметту.

– Нуууу, они, наверно, и не имеют особых причин оставаться неприступными, – рассмеялась она.

– В каком смысле? – с любопытством спросил Фьоренцо.

– Устоять не может тот, кто не хочет. Если женщина любит другого мужчину, вопрос устойчивости даже не возникает.

Мрачная тень пробежала по лицу Фьоренцо, взгляд его стал колючим, словно куст шиповника.

– Не верю, что женщины способны устоять перед соблазном, да и любовь женщины так же быстротечна, как цветение вишни… – улыбнулся он, но в голосе его послышались стальные нотки. Он повернулся к компьютеру, напустив на себя вид неимоверно занятого человека.

Фьямметта в изумлении воззрилась на него, не зная что ответить. Плохо скрываемая категоричность и явно написанное на лице Фьоренцо нежелание продолжать тему повергли ее в замешательство. К счастью, дверь в студию распахнулась, и вошел Алессио, как всегда в прекрасном расположении духа.

– Фьоренцо, ты не идешь домой? Поздно же!

– Мне надо кое-что доделать, – улыбнулся Фьоренцо.

– Фьямметта? – вопросительно посмотрел на нее Алессио. – Я подвезу тебя до дома?

– Не знаю… Фьоренцо хотел что-то обсудить со мной…

– Я?! – удивился Фьоренцо. Потом он вдруг понял, что она имела в виду, и смущенно опустил глаза: – Потом обсудим, иди домой.

– Тогда чао, Фьо! – весело сказал Алессио. – И не забудь, что завтра Юве играет. Жду тебя в баре. У меня дети приболели, потому ни они, ни Анжела не пойдут с нами.

– Ок! – улыбнулся Фьоренцо. – Детям скорейшего выздоровления, Анжеле привет! Чао, Фьямметта!

– Чао, Фьоренцо! Хороших выходных! – с улыбкой ответила Фьямметта, обдав его теплом своих ярко-синих глаз.

Дверь за ними захлопнулась, и Фьоренцо откинулся на спинку своего кресла.

«Если женщина любит другого мужчину, вопрос устойчивости даже не возникает» – медленно и плавно проплыли слова Фьямметты в его голове.

– Да-да, конечно… – язвительно сказал он сам себе и остался работать в офисе до самого позднего вечера, пока глаза не начали болеть от усталости.


****


Фьямметта быстро влилась в ритм и стиль работы своей новой команды. Спустя несколько дней она даже начала, как и все остальные, подшучивать над своими коллегами, завоевав симпатию всех без исключения.

– Слушай, Фьо, – заговорщическим шепотом обратился к нему через пару дней Освальдо, – я знаю, что у тебя масса дел, тебе некогда… – начал он издалека.

– Что ты хочешь от меня? – засмеявшись, прервал его Фьоренцо.

– Я с удовольствием покажу Фьямметте Рим вместо тебя, – лучезарно улыбнулся Освальдо, которому так и не удалось пока уговорить Фьямметту провести с ним вечер.

Какое-то странное чувство шевельнулось внутри Фьоренцо. Улыбка осталась играть на его губах, но взгляд сделался жестким.

– Спасибо, я подумаю, – немного сухо произнес Фьоренцо.

Он смотрел в свой монитор, но едва ли видел, что на нем отображалось. Он размышлял над предложением Освальдо и, в конце концов, решил принять его. «Раз она ему так нравится, – подумал он, – я создам ему условия очаровать ее».

«И пусть потом рассказывает о том, что устоять не может только тот, кто не хочет» – довольно усмехнулся язвительный голос.

«Да, но у нее, возможно, и нет любимого мужчины, она ведь не замужем» – возразил разум.

«Откуда ты знаешь?» – спросил язвительный голос.

«В самом деле» – подумал Фьоренцо, и решение его укрепилось.

– Фьямметта, завтра и послезавтра у тебя будет увлекательное задание – изучить исторический центр Рима, – сказал Фьоренцо, когда вся команда расположилась на кожаных диванах вокруг низенького столика, на котором стояли чашки с кофе и выпечка. – Один день нужно посвятить античному Риму, а второй – более позднему. Твоя задача – своими глазами увидеть все те объекты, которые должны войти в рекламный ролик, и задать тому из нас, кто будет твоим гидом, все интересующие тебя вопросы. После этой экскурсии ты должна будешь предложить идею, как представить известные всему миру объекты в новом свете.

– Заманчиво… – улыбнулась Фьямметта.

– Ты наша единственная надежда, – усмехнулся Марио. – Я не представляю, как еще можно снять Колизей. Его уже сняли со всех ракурсов и углов тысячи раз. Если ты найдешь новый ракурс и новый угол, я признаю тебя гением.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное