Екатерина Спирина.

Непокорный торнадо



скачать книгу бесплатно

5

У Франческо был небольшой офис на Мирафьори. В основном он снимал его для своего старшего брата Федерико, который решал там рабочие вопросы и проводил совещания. Франческо лишь иногда пользовался им для собственных деловых встреч.

Немного взволнованная Джессика, показав на входе удостоверение личности, вошла в офис c искренней улыбкой. В ее поведении не было ни намека на безропотное преклонение перед кумиром, но читалась неподдельная радость от всего происходящего.

– Чао, Франческо!

– Чао, Джессика! Располагайся. Как дела?

– Все нормально. У тебя небольшой отдых?

– Да, неделя, – ответил Франческо, подметив про себя, что раз она в курсе о перерыве в чемпионате, значит, действительно является фанатом «Пьемонтезе». – Хотя ежедневные тренировки никто не отменял, – добавил он, улыбнувшись. – Но я решил воспользоваться им, чтобы поработать над книгой. Хотелось бы сделать небольшой подарок моим неиталоязычным болельщикам к концу сезона.

– Понимаю, – сказала Джессика. Поскольку Франческо молчал, ожидая, по всей видимости, ее вопросы и с любопытством разглядывая ее, она спросила: – Очевидно, мы должны интенсивно поработать? Конец сезона не за горами…

– Я уже почти написал две главы. Послушай… – несмотря на свою известность и всеобщее поклонение, он сумел сохранить природную скромность, потому аккуратно поинтересовался: – Ты никогда не читала мою книгу в оригинале, на итальянском?

– Конечно читала! – пылко возразила Джессика. – Ведь ты мой любимый игрок, как я могла не читать?!

– И давно ты мой персофан? – засмеялся он, вспоминая определение, которое дал ей Дэйв.

– С детства. Ты мой кумир с детства, и у меня даже есть твой автограф пятнадцатилетней давности.

– О… – смущенно проговорил Франческо. Он привык к таким словам, но почему-то сейчас он смутился. А еще почувствовал какое-то приятное тепло, разлившееся где-то в глубине души. Он не смог бы объяснить причину этих ощущений, но ему были чертовски приятны ее слова, сказанные с такой простотой и искренностью. – Отлично! Следовательно, общую линию ты знаешь… Но прежде чем начать, нам нужно подписать два контракта. Первый – это договор о конфиденциальности. Я не хочу, чтобы мои тексты использовались где-либо и кем-либо без моего согласия. Надеюсь, ты понимаешь, что редактор не является соавтором и не обладает никакими правами на текст?

– Да, конечно. Я немного занималась редактурой, когда работала в издательстве, и прекрасно знаю об авторском праве.

– Хорошо. Второй контракт – это договор на оказание услуг. Сколько ты хочешь за свои услуги?

Джессика в замешательстве посмотрела на него. Она с самого начала восприняла эту просьбу Дэйва, как просьбу об оказании дружеской любезности. Работая в издательстве, она действительно нередко редактировала тексты, но всегда делала это на общественных началах. У нее был хороший стиль речи, и коллеги часто обращались к ней за помощью, а она каждый раз с удовольствием помогала им.

Просто так.

– Франческо, я редактировала тексты в издательстве, но всегда просто так… – сбивчиво начала она. – Редактура никогда не воспринималась мной, как оплачиваемый вид деятельности. Я люблю писать, и мне часто говорили, что у меня хороший слог, поэтому я могу помочь тебе написать текст, который должен понравиться читателю. Просто так помочь.

– Что ты хочешь этим сказать? – непонимающе спросил он.

Джессика начала судорожно перестраивать фразу в голове. Она хорошо осознавала, что ее итальянский еще далек от совершенства даже после трех лет жизни в Италии.

– Я хочу сказать, что не понимаю, зачем нужен контракт на оказание услуг. Я помогу тебе написать красивый текст просто так. Gratis33
  Бесплатно (it.)


[Закрыть]
.

Он в изумлении воззрился на нее. Он привык не только к всеобщему поклонению, но и к тому, что люди всегда пытались получить от встречи или сотрудничества с ним какую-нибудь выгоду: от выгоды в виде кофе за его счет до немного завышенных цен на свои услуги. Или хотя бы помощь в чем-либо. Ведь все прекрасно понимали, что он достаточно богат и имеет массу связей почти во всех сферах, а это для Италии весьма немаловажно. Добиться успеха в этой прекрасной стране куда проще, если в нужной области имеются знакомые, нежели самому обивать пороги различных достопочтенных организаций. Еще никто никогда не делал для него что-либо просто так. Даже друзья, которые занимали такое же положение в обществе и имели не меньшие доходы. Он отлично знал, что если они помогли ему в чем-либо, наступит час, когда он должен будет отблагодарить или тоже помочь. Это нормально, и он привык к этому. И еще не было ни одного случая, чтобы он просил назвать цену на услуги, а в ответ слышал слово «gratis».

Франческо в изумлении продолжал смотреть на Джессику. Он пытался понять, что бы это могло значить, но она смотрела на него открытым прямым взглядом.

– Но… – мысли путались в его голове. – Нет, подожди, так не правильно!

– Почему?

– Хотя бы потому, что это работа, и она должна оплачиваться.

Джессика в замешательстве смотрела на него. Ей не хотелось терять эту возможность сотрудничества с ним, и она боялась повести себя непрофессионально. Она опустила глаза, потом снова взглянула на него.

– Франческо, давай начнем работать, а когда твоя книга будет готова, ты оценишь мою роль в ее написании и если захочешь, после оплатишь мне эту работу. Правда, – поспешно сказала она, – я по-прежнему хотела бы, чтобы это была просто помощь… дружеская, – добавила она, засмеявшись.

Он не мог поверить своим ушам…

6

Франческо действительно не мог поверить своим ушам. Жизнь все время учила его, что, по крайней мере, с тех пор, как он богат и знаменит, бескорыстия в его отношении быть не может. И ему хотелось узнать, что же в итоге в качестве вознаграждения запросит Джессика или каким образом она попробует его использовать.

Он решил принять эту игру. Он пообщался с адвокатом на предмет защиты текста, полагая, что это единственное уязвимое место в их общении. У него опять мелькнула мысль отказаться от сотрудничества с Джессикой и обратиться в какое-нибудь агентство, сделать все официально и ни о чем не беспокоиться. Он в целом не понимал, почему поддался предложению Дэйва, который сказал, что у него есть «отличный человек, способный писать отличные тексты». Но дело было еще и в том, что нечто необъяснимое притягивало его к Джессике. Нет, она не являлась писаной красавицей, хотя ее вполне можно было назвать милой и симпатичной. Нет, он не чувствовал трепетание бабочек в животе. Нет, он не хотел закрутить с ней роман. Но что-то не позволяло ему отказаться от этой авантюры.

Он пообещал перезвонить ей спустя пару дней с конкретными предложениями по дальнейшей работе и законченными двумя главами. Правда, она не питала особых надежд. Ей казалось, что она повела с ним этот разговор непрофессионально, а посему она была уверена, что, по всей видимости, больше никогда не услышит его.

Но через два дня, в то время как она поливала цветы на клумбах около дома, а дети резвились на лужайке, ее смартфон стал наигрывать бодрящую мелодию. Все тот же неопределенный номер, как и в прошлый раз. Удивительно, но это был именно Франческо.

– Чао, Джессика! Как дела?

– Чао, Франческо! У меня все хорошо, как ты?

В тот момент он понял первое, что притягивало его к ней: искренняя радость, звучавшая в этом «чао». Оно было похоже на радостное «чао» старого друга или младшей сестренки, которым ничего от него не надо, они просто рады его слышать. Но он встряхнул головой. Едва ли это возможно, ведь они виделись всего два раза, и она ждала этого звонка, чтобы начать сотрудничество.

– Я закончил две главы и готов встретиться с тобой с конкретными предложениями по поводу совместной работы. Может, завтра, часов в 9—10 в том же офисе?

– Да, отлично!

– Тогда до завтра!

– До завтра, Франческо! И…. спасибо!

– Спасибо? За что? – удивился он.

– Спасибо, что снова слышу тебя, – засмеялась Джессика.

И опять это приятное тепло в глубине души от ее слов… Это второе, что притягивало его к ней.

7

Она вошла в его офис, опять слегка взволнованная, но все с той же искренней улыбкой на губах. За окном стояла солнечная итальянская весна, но почему-то с ее приходом создалось ощущение, что в офис ворвался еще один лучик солнца.

– Чао! – улыбнулась она.

– Чао, – улыбнулся он в ответ.

– Я готова к доведению до совершенства твоего несовершенного английского, – сказала Джессика.

Он засмеялся и отодвинул перед ней кресло, предлагая сесть.

– Я помню, что сначала должна подписать договор о конфиденциальности, – добавила она.

– Мой адвокат его еще не подготовил, – сказал Франческо. Но это было неправдой. Он решил не подписывать такой контракт, раз она готова работать без договора на оказание услуг. Он принял ее правила, чтобы узнать, что она затеяла. Тем более адвокат проконсультировал его, как обезопасить свой текст. – Но я бы хотел обсудить организационные моменты. Было бы здорово, если бы мы могли встречаться с тобой раз-два в неделю на пару часов и на месте редактировать текст. Это возможно?

Он ожидал увидеть замешательство, возражение, удивление. Ведь куда более рационально было бы передавать ей материал, чтобы она вносила правки, а встречаться значительно реже в случае острой необходимости. Но тогда у нее будет напечатанный текст, с которым она сможет делать то, что задумала. Ведь не будет же она, в самом деле, редактировать его gratis!

– Конечно возможно! – сказала Джессика. – Единственное, о чем я должна напомнить тебе, – это что я свободна в первой половине дня, а вот со второй уже сложнее.

Он с интересом на нее посмотрел. И все-таки как она собирается его использовать?

– Я помню. Думаю, я найду одно-два незанятых утра в неделю. Точные дни я определить не могу, но если тебя устроит, что мы будем договариваться за день-два до встречи…

– Устроит конечно! Утром я всегда свободна, за редким исключением.


Так началась их совместная работа над книгой. Раз или два в неделю, в зависимости от наличия свободного времени у Франческо, Джессика, как солнечный свет, озаряла его офис своим появлением. Интересно, что он посвящал написанию книги почти каждый вечер. Некий неведомый стимул заставлял его работать над книгой. Он это относил к желанию достичь цели и сделать к концу сезона подарок англоговорящим фанатам. Он привык ставить цели и достигать их, а процесс работы с Джессикой был очень конструктивным и четким, без лишних деталей, поэтому он ни разу не пожалел о принятом решении. Первые несколько глав английского текста, отредактированного Джессикой, он отправлял знакомому англоязычному писателю, мнению которого доверял. Но тот неизменно говорил, что написано очень хорошо. Поэтому через некоторое время Франческо полностью доверился Джессике, решив, что вышлет писателю на проверку всю книгу перед публикацией.

Но стимулом была не только поставленная цель. Стимулом была и сама Джессика. Ему определенно нравилась эта девушка. Нет, он по-прежнему не собирался заводить с ней роман, но она оказалась очень простой в общении, веселой и жизнерадостной. В ней удивительно сочетались молодость и мудрость, серьезность и чувство юмора, сдержанность и в то же время искреннее проявление чувств. При этом ни разу она не кокетничала с ним, и не было никакого намека, что она хотела бы перейти на другие отношения.

Такое поведение явилось чем-то новым для Франческо. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что любая другая девушка давно предприняла бы попытки сблизиться с ним. Они же работали уже около двух месяцев, а она, входя, произносила свое радостное «чао», сопровождаемое солнечной улыбкой, а уходя, беззаботно махала ему рукой и выскальзывала за дверь, унося с собой немного света.

Он часто думал о ней. Между ними завязалась дружба, хотя он не верил в дружбу между мужчиной и женщиной в целом и в дружбу его лично с какой-либо женщиной в частности и по-прежнему ждал развязки. И по мере этого ожидания они все больше сближались. Они работали, они шутили, они смеялись. Уточняя детали текста, она часто спрашивала у него немного больше того, о чем было написано в книге, и все чаще – о его эмоциях и ощущениях. А после воскресного тура она просила рассказать его о впечатлениях от сыгранного матча. И он вдруг поймал себя на мысли, что обсуждает с ней не сухие факты футбола или прошедшей игры, а говорит о своих чувствах и ощущениях. Он никогда этого не делал прежде, разве что в далеком детстве, когда эмоции выплескивались, как у любого нормального ребенка. Но в своей взрослой жизни он никогда не говорил ни с кем о своих переживаниях и мыслях. В этом он был совершенно не похож на типичного итальянца.

Типичные итальянцы очень эмоциональны и открыты и, не задумываясь, проявляют свои душевные порывы словами, жестами и красноречивым выражением лица. В итальянском языке огромнейшее количество вводных слов и аллегорических оборотов, которые позволяют им живописно описывать состояние своей души, даже если разговор идет, скажем, о сортах винограда. Старина Фрейд сбежал бы из Италии на второй день, потому что ему незачем было бы исследовать подсознание итальянцев. Они и сами все расскажут и даже больше, чем хотелось бы. Будучи очень чувствительными и экспрессивными и имея тонкую организацию души, они не стесняются в выражении чувств и эмоций, сопровождая свою красивую речь огромным количеством жестов. При этом они жестикулируют, даже разговаривая по телефону, когда собеседник их не видит. Часто они говорят одновременно с собеседником, не слушая друг друга, но при этом отлично понимая с помощью жестов.

Франческо же был совсем другой. Он отличался сдержанностью и закрытостью в собственном мире чувств. Внутри него, безусловно, бушевали все те же самые бури, ибо итальянской экспрессивности ему хватало. Но он был вынужден всегда прятать свои эмоции и носить маску. Началом этого послужил тот факт, что он рано оказался в окружении чужих ему людей, покинув в юном возрасте семью и переехав жить в Турин. Первые несколько лет он прожил у своих дальних родственников, но, по сути, они были ему чужими. Несмотря на то, что они радушно приняли его в свою семью и старались, чтобы он ощущал себя как дома, он всегда чувствовал себя одиноким. Вначале он пытался рассказывать о своих проблемах дяде или тете (так он называл родственников, у которых жил), но они чаще всего беззаботно махали рукой и говорили, что все это не стоит того, чтобы заострять внимание. С тех пор у него сложилось четкое мнение, что его проблемы никому не интересны, по крайней мере пока они касаются только его. Он мог поделиться своими переживаниями лишь с родителями или старшим братом в разговоре по телефону, когда возвращался в Тоскану или когда они приезжали к нему в Турин. А поскольку расстояние между Турином и его тосканской деревней составляет около 400 км, такие встречи происходили в лучшем случае только по выходным. Но по мере того, как он все больше погружался в футбол, эмоций становилось все больше, и к выходным многие из них уже были неактуальными. Так постепенно он привык все их держать в себе.

Были и другие эпизоды в жизни Франческо, способствующие его замкнутости: небольшие предательства со стороны друзей в школе и в команде, научившие не распахивать никому свою душу.

Конечно, темы их разговоров с Джессикой не были тайной, и он не опасался огласки, но тем не менее он постепенно открывал ей то, что не открывал еще никому, в том числе и себе: свои чувства, мысли, переживания и ощущения.

В какой-то момент Франческо понял, что они говорят только о нем, а о Джессике он ничего толком не знает. Вообще ничего. «Как странно, – подумал он, – обычно я слушаю истории о жизни и проблемах чужих мне людей, которые ждут, что я помогу их решить. А теперь я только и делаю, что рассказываю о себе и не знаю ни об одной ее проблеме. Я даже не знаю, сколько ей лет».

– Джесси, а твой муж тоже фанат «Пьемонтезе»? – решил он однажды начать заполнять пустоту в своих знаниях о ее жизни.

– Конечно да! – пылко воскликнула она, как будто иначе и быть не могло. – Это одна из страстей, которая с самого начала объединила меня с ним. Мы даже познакомились на стадионе во время матча Лиги Чемпионов.

– Хм, здорово! А дети? Тоже фанаты «Пьемонтезе»? – улыбнулся Франческо.

– Думаешь, у них был выбор? – засмеялась она. – Маловероятно, что дети, выросшие в доме, обклеенном твоими постерами, могли бы не быть фанатами «Пьемонтезе» и твоими заодно.

– В доме, обклеенном моими постерами?! Мадонна миа… – За радостной смущенной улыбкой он как всегда постарался скрыть волнение, которое вызвали в нем ее слова. У тысячи людей по всему миру висят его постеры – Франческо прекрасно это осознавал. Но факт, что и в ее доме висят его постеры, разлил то самое приятное тепло в его душе. А ведь Джессика всегда была такой сдержанной в проявлении своего фанатства. Она никогда не показывала, что является его страстной поклонницей, он уже даже начал думать, что она так говорит только из вежливости.

– Но они, наверное, еще маленькие? – но спросив, он вдруг осознал, что дети не могут быть маленькими, раз они ходят в школу.

– Нууууу…., – протянула Джессика, – если 8 и 6 лет – это маленькие… Хотя, конечно, маленькие! – засмеявшись, добавила она.

– 8 и 6?! – теперь он даже не скрывал удивления. – Извини за вопрос, но… сколько лет тебе?

– Почти 31.

– Неужели?! – ошеломленно приподнял он брови. – Никогда бы не дал.

– А ты сколько бы дал? 30? – усмехнулась она.

– Нет, – улыбнулся Франческо. – Я ни разу не задавался этим вопросом, но я бы дал меньше. – Он на мгновение задумался: в самом деле, сколько ей можно дать лет? Выглядит она лет на 25, но внутренне она была сформировавшейся, взрослой личностью; ее внутренняя зрелость удивительным образом контрастирует с внешней молодостью.

– Спасибо за комплимент, – проговорила она и устремила взгляд в текст. – «Понятное дело, – подумала она, – он никогда не задавался этим вопросом. Я всего лишь одна из тысячи его знакомых».

– В Англии все женятся так рано? – неожиданно для нее продолжил он расспросы. Это было впервые за два месяца их совместной работы, когда Франческо начал спрашивать Джессику о ее жизни.

– По-разному бывает, – пожала она плечами. – Но в общей массе, как и во всей Европе, англичане создают семьи достаточно поздно.

– Значит, вы исключение из правил? – ухмыльнулся он, подумав, что их к этому, как часто бывает с ранними браками, толкнула неожиданная беременность.

– Да, наверное. Мы уже пару лет жили вместе и хотели ребенка. Подумали, что ребенок должен родиться в созданной семье.

Она опять пошатнула его представления о жизни. Он снова не угадал. Она снова была исключением из правил. Потому что, по крайней мере, в Италии ранние браки по собственному желанию – явление весьма редкое. Прежде чем жениться, итальянцы должны, во-первых, хорошо нагуляться, во-вторых, быть способными обеспечить семью, в-третьих, найти правильного человека, чтобы потом не пришлось разводиться, поскольку развод в Италии – дело сложное, длящееся годами и предполагающее выплату алиментов не только на ребенка, но и на супругу. То есть после развода муж обязан содержать жену (именно жену, даже если у них никогда не было детей) до тех пор, пока она не вступит в новый брак, или ее доходы не станут превышать доходы супруга.

– А что твой муж? Он намного старше тебя? – попытался угадать он причину ее раннего замужества.

– Нет, старше меня на три года, – ответила Джессика. Он опять не угадал.

– И чем он занимается?

– Он руководитель инженерного отдела в одной международной компании. Как раз то, что в туринском офисе фирмы появилось подходящее место, а он оказался подходящим кандидатом, и позволило нам переехать сюда.

Франческо заметил, что глаза Джессики светились особым блеском и нежностью, когда она говорила о своем муже. В ее словах и взгляде сквозило не что иное, как любовь, и она не скрывала этого. Такое выражение глаз он видел у людей, только что влюбившихся. Они же были вместе уже около десяти лет. «Она какая-то невероятная…» – подумал он.

8

Развязки, которой Франческо ждал уже более двух месяцев, он так и не дождался. Текст был переведен и написан в превосходном стиле, и английская версия книги быстро раскупалась во всем мире. Но Джессика так и не попросила вознаграждения.

– И все-таки, сколько ты хочешь в качестве оплаты за проделанную работу? – вернулся однажды Франческо к этому разговору.

– Засчитаем в качестве оплаты удовольствие от совместного сотрудничества с тобой?

У Франческо перехватило дыхание от таких слов. Мало что могло взволновать его, жившего сильнейшими эмоциями, которые испытывает любой спортсмен, выигрывавший национальные и международные турниры. Но эти слова заставили его сердце сделать кувырок в груди.

– Я спрашиваю серьезно, – проговорил он, пытаясь скрыть волнение.

– Почему ты думаешь, что я шучу? Ведь это так удивительно и так здорово, что мне выпала потрясающая возможность поработать вместе с великим Франческо Лаговини. Немногие удостаиваются твоего выбора, я прекрасно это понимаю.

– Джессика, – совершенно сбитый с толку сказал Франческо, – я все-таки хотел бы, чтобы твой труд не остался неоплаченным.

– О'кей, – прервала она его. – Мой муж и дети мечтают однажды выпить с тобой чашечку кофе. Если ты согласишься на это, я приму в качестве оплаты моих услуг кофе для нас с Ричардом и мороженое для детей за твой счет, – взгляд ее искрился озорными искорками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное