Екатерина Соллъх.

Пробуждение Башни. Том 1



скачать книгу бесплатно

– Штандартенфюрер Рейденберг? – голос звучал на удивление бесцветно среди дорогих украшений и тканей.

– Добрый вечер, бригаденфюрер, – Харальд повернулся к Рейнеру. За спиной начальника Отдела по связям с Башней, стоял мужчина в военной форме. Бледное, несколько вытянутое лицо, пепельно-серые волосы и холодный, изучающий взгляд. Как скальпель хирурга. Ни скрытой угрозы, как в глазах Шварца, предыдущего заместителя Рейнера, ни спокойного внимания, как у самого Гедерберга. Опасный человек.

– Познакомьтесь, это мой новый заместитель оберштурмбанфюрер Нейхардт фон Кальтштейн, – Рейнер невозмутимо смотрел Харальду в глаза, – а это штандартенфюрер Харальд фон Рейденберг, глава Третьего Отдела Седьмого Управления.

– Рад видеть, что вы смогли так быстро найти достойного заместителя, – Харальд вежливо улыбнулся. Он был абсолютно уверен, что Нейхардт прекрасно знает, кто он такой. В Отделе Рейнера всё ещё шли чистки, личные дела сотрудников пересматривались, собиралась информация, устанавливалась прослушка. Сотрудники, не совершившие серьёзных преступлений и не имевшие доступ к каким-либо тайнам, переводились в другие Отделы или даже Управления, некоторые, совершившие более серьёзные проступки, увольнялись. Кое-кто отправлялся к Вальтеру, главе Последнего Управления. Аресты, подозрения, кадровые перестановки, если этот человек смог не только удержаться, но подняться почти на самый верх, он заслуживает внимания. Рейнер взял его именно поэтому, интересно стало? Что ж, рисковать – его право. Кальтштейн… Харальд перебирал в памяти фамилии аристократов. Да, точно. Небогатое семейство, глава рода, скорее всего, отец Нейхардта, мать, кузен с дочерью. Всё, пять человек. Родовое поместье расположено у самых Пустошей, поля приносят неплохой урожай, достаточный, чтобы они могли содержать себя. Родословная чиста, но сомнения остаются из-за расположения их дома. Пустоши никого не жалеют. Даже городские окраины считаются опасными не только из-за обитателей, но и из-за близости к ним. Заражённая земля, наследие Последней Войны, там до сих пор нет ничего, кроме серого пепла. Интересно, герр Кальтштейн их слышит? Слышит Теней, обитающих в Пустошах?

– Благодарю за высокую оценку, – Нейхардт склонил голову, выражая уважение.

– Не думал, что увижу вас здесь, – Рейнер провёл рукой по волосам, – насколько мне известно, вы стараетесь избегать подобных мероприятий, штандартенфюрер.

– Всего лишь любезность, – Харальд вежливо улыбнулся. Значит, знаешь о наших с Принцем отношениях? Ну что ж… – вы тоже не похожи на человека, ищущего светских удовольствий, бригаденфюрер.

– Значит, версия, что я просто развлекаюсь, вас не устраивает? – Рейнер кивнул, – меня пригласили на этот приём, и я счёл полезным его посетить.

– Собираете слухи? – Харальд откинул со лба прядь волос, – они весьма интересны. Конечно, мы предполагали, что так и будет. Но так скоро и в таких кругах…. Если честно, я удивлён.

– Меня тоже настораживает скорость и направление, – Рейнер вздохнул – все полагающиеся слова сказаны, можно перейти к действительно важным вещам. – Хотя на окраинах тоже неспокойно.

И что ещё неприятней, работы там больше для Четвёртого Управления, чем для Третьего.

– Вот как? Наверное, этого тоже стоило ожидать, – Харальд скользнул взглядом по толпе. Четвёртое Управление занималось религиозными сектами, неблагонадёжными гражданами и лицами с сомнительным происхождением. Совсем плохо. Террористов редко кто слушает, они бунтари, несущие только хаос, а секты могли предложить намного больше. Некоторым из них даже покровительствовали военные и аристократы. Большинство из них привлекали ритуалы, ощущение причастности, очень немногие верили искренне. Некоторые секты были безобидны, их не трогали. Другие же были очень опасны, их находили и обезвреживали, вырезая без всякой жалости. Идеи – отрава пострашнее мутации, они как вирус расползаются и заражают людей. Именно такими чистками и занималось Четвёртое Управление – религия, бунт, предательство, преступления против чистоты крови, всё это требовалось уничтожить на корню. Идея смешанных браков губительна для Империи, и как всякая подобная идея, должна быть устранена.

– Пока Башня предпочитает не вмешиваться в происходящее, – Рейнер внимательно посмотрел на Харальда. – Кажется, ситуация на фронте – это единственное, что их беспокоит.

– Они начали эту войну, уговорили Канцлера. Я даже догадываюсь, какие аргументы они использовали. Республика уже давно готовилась к вторжению. – Харальд скрестил руки на груди, – про генетически усовершенствованных солдат вы, я думаю, знаете. Но это не означает, что Индиго не преследовали какие-то свои цели. С другой стороны, все эти слухи больше всего похожи на провокацию.

– Вот только, чью? – Рейнер прикусил нижнюю губу, – вы ведь помните о том человеке, который стоял за Детьми?

– Вы думаете, он ведёт свою игру? – Харальд нахмурился, – это вполне вероятно. Мы ничего о нём не знаем, кроме того, что мне рассказал Эдерик. Не хотелось бы мне снова лезть в канализацию.

Эдерик был духовным лидером Детей Мёртвых Богов, секты, скрывавшейся в старой канализационной системе города. В заброшенных коллекторах располагалось два поселения, полностью автономных и жизнеспособных. Сейчас Дети считались уничтоженными, но Харальд не исключал возможности существования ещё одного или нескольких поселений.

– Думаю, ему придётся рано или поздно вылезти на поверхность, – Рейнер поморщился, – когда он решит перейти к более активным действиям.

– Одними слухами или даже восстанием он ничего не добьётся, – Харальд покачал головой, – если он хочет сместить Индиго, он должен предложить кого-то вместо них.

– Вместо? По-вашему, он не собирается отдавать власть людям? – Рейнер усмехнулся, – что ж, логично. Почему бы не сменить синие глаза на зелёные?

Харальд замер. Нэль. Нет, конечно же, нет. Жажда крови, невероятная скорость, потрясающая регенерация, хорошие аналитические способности, зелёные глаза, связь с Детьми. Охотник, Эдерик назвал его Охотником. Он видел его раньше, значит, Нэль пришёл из-под земли. Мог ли он быть связан с Пророком? Он ничего не помнит. Ответ, лежащий у ног. Ответ, способный спасти Империю. Но если задать вопрос, можешь потерять всё: его, себя, нас.

– Почему бы нет? – Харальд расслабил плечи, – мне кажется, Пророк из тех людей, которые считают, что они лучше всех остальных знают, что нужно Империи и её гражданам. Если он, конечно, человек.

– Химера или генетически усовершенствованный человеческий организм? – Рейнер изучающее посмотрел на Харальда, – или вы имели в виду кого-то ещё, штандартенфюрер?

– Возможно, – Харальд выдержал взгляд, не выдав волнения, – некоторые трубы тянутся за пределы города. Куда именно, я не знаю.

– Ясно, – Рейнер нахмурился, – это пока что только идеи, но я благодарен вам за то, что поделились мыслями. Не буду больше мешать вам наслаждаться приёмом.

Харальд проводил взглядом Рейнера. Это всё его не касается, так почему он не перестаёт думать об этом? Неразгаданная загадка как брошенный вызов. Я не собираюсь его принимать. Это не ты ищешь ответ, это ответ находит тебя. Меня это не касается. Это касается всех, кто живёт в Империи. Нет войн, к которым мы не имеем отношения. Долг каждого человека, каждого поколения – помнить и не повторять ошибки, учиться, идти вперёд. Как же наивно! История движется по кругу, веками люди совершают одни и те же ошибки только разными способами. Харальд покачал головой. Коснётся или нет, сам в это он лезть не собирался.

– Весьма интересный разговор, – голос Принца вывел Харальда из задумчивости, – ты отчаянно пытаешься остаться в стороне, но никак не можешь удержаться. Ты просто неподражаем, Раэль. А вот Рейни, похоже, проникся к тебе уважением.

– Мог бы хотя бы сделать вид, что не подслушиваешь, Дитрих, – Харальд поднял глаза на Принца. Безупречно красивое лицо, высокие скулы, голубые глаза, золотистые локоны до плеч, он казался совершенно нереальным. Принц когда-то учился в Военной Академии на два курса старше Харальда. Он заметил, выделил и приблизил к себе мрачного и замкнутого юношу. Настоящий негласный правитель, попасть в его окружение мечтали, наверное, все, но выбирал он лишь тех, кто по той или иной причине смог его заинтересовал. Он сдирает с лиц кожу, оставляя оголённые нервы, и выпивает людей досуха. Харальд нашёл в себе силы покинуть его по собственной воле, и не собирался возвращаться.

– Зачем? Не ворчи так, Раэль. Я никому не расскажу, – Принц изогнул губы в улыбке, – тебе стоит избегать таких разговоров, если ты не хочешь увязнуть в играх Индиго. Рейнер отчаянно цепляется за каждого, кто может дать ему подсказку, или на кого он сможет опереться. Ему страшно довериться кому-то одному.

– Дитрих, а какую игру ведёшь ты? – Харальд старался не пересекаться взглядом с Принцем, – разве ты сам не используешь меня так же, как и Гедерберг? Ищешь подсказки, детали, которые не заметил, выводы, которые отличаются от твоих собственных.

– Возможно, – Принц подошёл вплотную к Харальду, коснулся кончиками пальцев его щеки, – знаешь, я мог бы поднять тебя на самый верх. Ты можешь стать Канцлером. Вместе мы могли бы сделать Империю лучше, такой, какой ты хочешь.

– Я не вернусь, – Харальд заставил свой голос звучать твёрдо, – Дитрих, почему я? Уверен, есть люди, которые справятся лучше.

– Но только ты отвергаешь меня снова и снова, – Принц наклонился, прошептал, едва не касаясь губами уха Харальда, – ты так невинен и чист, твоё падение будет просто восхитительным.

– Обойдёшься, – Харальд улыбнулся, – я уже не так невинен и не собираюсь развлекать тебя.

– Посмотрим. Будь осторожен, Раэль. У тебя есть враги, о которых ты не знаешь, – Принц отстранился, – и союзники там, где ты не ждёшь. Фигуры расставлены, партия началась. Тебе выбирать, кто ты – игрок или пешка.

– Я не хочу играть, – Харальд покачал головой, – какой бы интересной ни была загадка, она не стоит таких жертв.

– Раэль, ты уже в игре, – Принц сделал шаг назад, – так что наслаждайся.

Харальд провёл рукой по лицу. Достаточно, он выплатил свой долг, можно возвращаться домой. Его уже тошнило от слишком яркого света, тихих разговоров за спиной, липкого страха, разлитого в воздухе. Вино горчило пролитой кровью, и имитации кустов в саду приторно пахли цветами. Высший свет жил предвкушением извращённого наслаждения грядущей катастрофой. Армия извивалась в агонии подозрительности и страха. Его Отдел не тронули, Управление почти осталось целым – маленький приятный сюрприз от Индиго.

Первые розовые комочки снега упали на асфальт, когда он начал спускаться по лестнице. Ветер, пронизывающий и влажный, раздул полы плаща, взъерошил волосы. Было уже очень поздно, свет фонарей тускло пробивался сквозь белесый туман, заполнивший улицы. Харальд поднял воротник плаща. Нет, сегодня ветер дует с северо-запада, он безопасен. На губах появилась противная горечь. Харальд достал тонкую бархатистую сигарету – эти могли гореть и под снегом и под дождём. Терпкий дым привычно заполнил лёгкие. Ветер поднял в воздух какую-то бумажку, перекатил через дорогу пустую банку. Сколько мусора, давно пора заняться этим всерьёз! Бумага лучше всего накапливала вредные вещества, падавшие на землю с дождём и снегом. Мусор необходимо было сразу утилизировать, ведь иногда ветер приносил тучи с Пустоши, и тогда город замирает, спрятавшись за запертыми дверями и окнами. У фонаря в конце улицы Харальд разглядел неуклюжую фигуру дворника. Он снял со спины и опустил на асфальт опустевший баллон с дезактиватором. Никто и никогда не видел их лиц, всегда скрытых защитными масками, не спрашивал имён. Их уважали и боялись. День, когда кто-нибудь поднимет руку на дворника, станет последним днём Империи. Харальд усмехнулся, он уже не помнил, кто и когда сказал ему это. Если не убирать мусор и не дезактивировать осадки, Пустоши поглотят город. Фигура в защитном костюме выпрямилась, махнула рукой направо. Харальд кивнул и свернул в узкий переулок. Здесь уже было чисто, стены влажно блестели, обработанные едко пахнущим дезактиватором. Количество мусора на улицах всегда отражало положение дел в стране, чем его больше, тем нестабильней шаткий баланс, тем больше недовольства у людей, тем больше ему предстоит работы.

Харальд вышел на широкую тихую улицу, вдоль которой тянулись невысокие старинные дома, магазинчики и мастерские. Спокойный район недалеко от центра. Туман отражал свет фонарей, мерцал странным, призрачным светом. Харальд прошёл вдоль кованой ограды, поднялся по ступенькам. Рука в чёрной кожаной перчатке коснулась медного молотка. Харальду повезло найти такой старый дом в прекрасном состоянии и недалеко от центра города. Тёмно-красное дерево, покрытое толстым слоем лака, отозвалось приятным гулом. Всего несколько секунд, и дверь открылась. На порог выплеснулся тёплый свет из прихожей. Перед Харальдом стоял невысокий худощавый юноша со светлыми до плеч волосами. Нэль, его Нэль. Харальд улыбнулся и посмотрел в зелёные глаза Дэнеля.

– С возращением, – юноша посторонился, пропуская мужчину в дом. Харальд закрыл за собой дверь. Прихожая была слишком узкой, деревянные панели потемнели от времени. Ну и пусть, так даже лучше. Харальд вплёл пальцы в волосы Дэнеля, притянул к себе и жадно поцеловал. Как же долго я хотел этого! Юноша ответил на поцелуй, прижался к мужчине. Как же не хочется отпускать! Дэнель разорвал поцелуй первым, нехотя и медленно.

– Харальд, ты голоден? – юноша помог мужчине снять плащ, – я приготовил ванну.

– Я не буду есть, – Харальд снял перчатки, – ты ещё не ложился?

– Нет, у меня послезавтра последний экзамен, – Дэнель улыбнулся, – если сдам его, получу, наконец, диплом Академии.

– Обязательно сдашь, – Харальд коснулся губами лба Дэнеля, – примешь ванну со мной?

Когда-то Харальд подобрал Нэля на улице, взял к себе как мальчика, безымянную и бесправную игрушку, которая должна исполнять все желания хозяина. Аристократы заводили себе иногда таких, если жёны или подруги – чистокровные и благородные – не могли удовлетворить их. Мужчины всегда выбирали мальчиков, это традиция, неписаный закон, основа выживания и сохранения чистоты генов. Существование полукровок недопустимо. Вот только выбрал своего мальчика Харальд не за красоту или привлекательное тело, он увидел в его глазах огонь. Войдя в его дом, Дэнель заставил этот огонь угаснуть, он отбросил и забыл своё прошлое, став частью жизни Харальда. До тех пор, пока он не дал ему имя. Дэнель. Непонятное, придуманное, оно стало его новой сутью. Харальд снова разбудил огонь и позволил Дэнелю занять место рядом с собой. Новые документы и прошлое стали платой Индиго за услугу, которую оказал им Харальд. Единственное, что ему осталось – это сдать экзамены Военной Академии и получить диплом.

Харальд коснулся губами шеи Дэнеля. Горячая вода едва ощутимо пахла химикатами, свет в ванной был тусклым, горела всего одна лампочка из трёх. Надо будет заменить. Дэнель перехватил руку Харальда и прижал пальцы к губам. Юноша полулежал, опершись спиной на грудь мужчины. Ему было невероятно тепло и спокойно.

– Я опять видел коридоры во сне, – Дэнель чуть пошевелился, – длинные и тёмные. Думаешь, ко мне возвращается память?

– Возможно, – Харальд обнял юношу и зарылся лицом в его волосы, – тебе страшно?

– Немного. И интересно, – Дэнель закусил нижнюю губу, – мне совсем не хочется знать, что это за тоннели.

– Даже если ты вспомнишь, ничего не случится, – Харальд опустил руку под воду, провёл пальцами по тонким белым шрамам на груди юноши – следу, оставленному когтями химеры. – Ничего плохого. Я всегда буду с тобой.

– Я знаю, – юноша развернулся, упёрся ладонями в ванну, посмотрел в глаза мужчине, – что ты рядом.

Харальд улыбнулся и поцеловал Дэнеля в кончик носа. Руки скользнули по талии, слегка надавили, заставляя прогнуться. Юноша наклонился, поцеловал мужчину, медленно, не торопясь. Вода плеснулась, залила выложенный плиткой пол. Харальд вплёл пальцы в светлые волосы Дэнеля, притянул, углубляя поцелуй. Так невыносимо хорошо чувствовать твоё сердце, бьющееся у самой груди. Пламя пульсирует в огромных зрачках, заполняет мир зелёным. Хочу прикоснуться к тебе, сильнее, до конца. Чувствовать, знать, видеть. Пальцы сплелись, распались, прикасаясь. Лампочка, раскалённая, яркая, хочется закрыть глаза. Нельзя, твои так близко. Ногти впиваются в кожу. Чувствовать тебя. Живым, тёплым. Сильнее, до конца. Ты мой, слышишь? Я твой, навсегда! Крепче, держи. Не отпускай. Мы. Одно. Навсегда. Нэль. Нэль. Нэль.

Харальд взял полотенце из рук Дэнеля. Весь пол в ванной был залит водой, а уборщица придёт только завтра. Она приходила каждые два дня, убиралась, заказывала продукты, готовила ужин, приносила корреспонденцию. Харальду не хотелось, чтобы в доме жил кто-то, кроме него и Нэля.

– Как прошёл вечер? – юноша наклонил голову к плечу, – ты оговорил, что будет скучно. От тебя пахло Принцем.

– Принцем? – Харальд пожал плечами, – мы побеседовали и разошлись. Я встретил сестру, Марго. Кажется, её муж, Готфрид, хочет стать моим союзником. Знаешь, там был ещё Рейнер, помнишь его?

– Конечно, – Дэнель повесил полотенце на сушилку, – я слышал, он нашёл себе заместителя. Его адъютант говорил, что он – жуткий тип.

– Ты, похоже, умеешь собирать слухи лучше меня, – Харальд усмехнулся, – я даже не слышал о нём. Но адъютант был прав, опасный человек и очень скрытный. Рейнер думает, что слухи подогревают специально. Да и религиозных сект последнее время стало больше.

– У него есть подозрения? – Дэнель вышел из ванной и выключил свет, – чай сделать?

– Да, давай, – Харальд пошёл на кухню вслед за юношей, – он думает, это дело рук Пророка.

– Возможно, – Дэнель поставил чайник на огонь, – но что Индиго может быть нужно в пустыне?

– Ты про войну? Земли, что отделяют империю от Республики, не всегда были пустыней, – Харальд достал кружки из шкафа, – если они действительно там что-то ищут, то это что-то было создано ещё до Войны.

– Думаешь, что-то могло там сохраниться так долго? – Дэнель засыпал заварку в заварочный чайник, – если слухи распространяет Пророк, то и про трудности на фронте тоже? Думаешь, он не хочет, чтобы они получили то, что им так нужно?

– Может быть, если, конечно, они действительно что-то ищут в пустыне. – Харальд взял кружку из рук Дэнеля. – И если действительно Пророк имеет ко всему этому хоть какое-то отношение. Вполне возможно, это никак не связано. Не имея данных, я не могу делать выводы.

– Что будешь делать? – Дэнель сел за стол напротив Харальда, – просто сделаешь вид, что ничего не знаешь и не понимаешь?

– Вряд ли у меня это получится, – Харальд улыбнулся, – там будет видно. Но ты защитишь меня, если что-то случится?

– Да, я буду защищать тебя, – Дэнель кивнул.

– Я и не сомневался, – Харальд рассмеялся и взъерошил Нэлю волосы. Мы будем сражаться друг за друга, не важно, с кем.


Часы мерно отсчитывали время, за плотно задёрнутыми штормами мерцала неоном реклама. Розовый влажный снег с тихим шуршанием падал на улицы и дома. Харальд провёл рукой по волосам спящего рядом с ним Дэнеля. Город затих перед грозой, готовясь, чувствуя перемены. Горьковатый привкус опасности оседал пеплом на губах, примешивался к еде. Осторожней. Тихо скользили снежинки, стекая по стенам. Харальд прижался губами к волосам Дэнеля. Пахнет мылом, водой и немного цветами. Юноша заворочался во сне, прижался сильнее. Я рядом, и всегда буду.


Рейнер открыл дверь ключом. Старый многоквартирный дом, совсем рядом с Управлением. Месяц назад съехали его соседи, пожилая пара, жившая через дверь от него. Теперь на площадке он был один. Рейнер запер дверь и включил свет в коридоре. Тишина, ставшая уже такой привычной. Сюда не приходил даже Вольфганг, он просто никогда его не приглашал. Наверное, это было неправильно. Когда он стал таким? Когда заперся в этом крошечном мирке, забыв о том, что он живой человек? После гибели младшего брата и всей его семьи при крушении флайера, после того, что случилось с сестрой? Слишком давно, чтобы вспомнить. Теперь у него была работа, не оставляющая времени на сожаления. Рейнер зашёл в спальню. А совсем недавно он совершил преступление, самое отвратительное из всех, о которых он слышал. Рейнер подошёл к кровати и протянул руку. Он так и не решился коснуться спящей девушки, только посмотрел на неё и вышел. Его грех, жрица Мёртвых Богов из разрушенного храма, девушка, Эная.


Ближе к утру снег сменился дождём. Тяжёлые, чёрные от переполнявшей их влаги тучи медленно ползли на восток. Последние гости покинул особняк несколько часов назад. Кое-где на стенах и крышах домов ещё переливалась ядовитыми красками неоновая реклама, на улицах появились первые машины. Принц провёл рукой по шелковистым волосам юноши, спавшего рядом с ним. Длинные ресницы слегка подрагивали, губы приоткрыты. Принц перевёл взгляд на свернувшуюся калачиком у его ног девушку. Её белая кожа, украшенная алыми цветами кровоподтёков, великолепно смотрелась на чёрном шёлке простыней. Брат и сестра, двойняшки, его вчерашняя добыча. Принц убрал руку из-под головы юноши и встал с кровати. Глухо звякнула цепь. Мальчик-подросток, ещё совсем ребёнок, выжидающе посмотрел на своего хозяина и провёл ладонью по ошейнику. Он был прикован к одной из ножек кровати и почти не покидал комнату. Принц улыбнулся мальчику и прижал палец к губам. Ребёнок кивнул, преданно глядя на мужчину. Его давнее приобретение, слишком ценное, чтобы просто выбросить. Принц подошёл к окну и раздёрнул шторы. Ливень бил в стекло, чёрный бархат туч время от времени окрашивался алым. Тусклый серый свет только начинал пробиваться, стирая черноту ночи. Принц налил себе вина и сел на подоконник. Мрамор приятно холодил обнажённую кожу. Ещё одно утро, ещё один рассвет. Как же давно он не видел рассвет… Принц улыбнулся раскату грома и поднял бокал. Алая струйка вина потекла по бледной коже. Хочу ещё раз его увидеть. Хотя бы раз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное