Екатерина Смолина.

Одинокий фонарь



скачать книгу бесплатно

– Ты замечательно выглядишь, – искренне похвалил. – Уже начал забывать, какие красивые у тебя глаза и улыбка!..

У меня – красивые глаза?.. Это новость! Наверное, очень хороший тональный крем, раз скрыл круги вокруг них!.. А я устала. И домой хочу. И вообще мне сегодня надо было Дамика к ветеринару везти. Но я молчала обо всем этом.

– Это все очень неожиданно. Я немного не готова.

Макс стиснул руль, щурясь. Я еще в прошлый раз заметила, что так он сердится или сдерживает эмоции.

– У тебя кто-то есть? – спросил он прямо.

– Есть. Дамьен. И он ждет меня дома.

Сощуренный взгляд был обращен в мою сторону. Главное, сразу не смеяться.

– Дамьен? Это собака? – пытливо наклонил голову вбок.

– Кот, – улыбнулась, не выдержав.

Просто он так мило нервничал, что удержаться было невозможно!

– Ах, ко-от… – улыбнулся Макс, качнув головой с легкой укоризной. – Кот это важно. Братьев наших меньших нужно любить и оберегать. Катюш, давай я тебя хотя бы до дома подвезу, если ты пешком. Погода-то не самая теплая…

Мы поехали. Тонкий аромат роз, летнего дождя и терпкого одеколона обаятельного человека смешались в один уютный прекрасный вечер, и шуршание упаковки букета, смешанное с шелестом покрышек об асфальт, придавало ему очарование романтизма. Оказалось, что у Макса тоже есть кот, только самый обычный, дворовой породы. Он его подобрал семимесячным котенком, когда тот сбежал из квартиры умершей соседки.

Мы разговорились о корме, и я вспомнила, что у Дамьена совсем не осталось еды. Пришлось проситься в магазин, находящийся совсем не по пути. Но я решила, что раз уж Макс хочет поухаживать, то ему ничего не стоит заехать за едой для кота. Возле полок специализированного магазина для животных (обычный супермаркет Макса почему-то не устроил) мы поспорили, какой корм лучше: «Канин» или «Пурина». Оба были дорогими, но на Дамьене экономить не хотелось. Отъедался он медленно, да и сухарики кошачьи ел исключительно для разнообразия. Все остальное питание мы делили с котом пополам.

Я была за «Канин», Макс нахваливал «Пурину» и еще один неизвестный мне продукт, и дело попахивало ссорой, когда парень с тележкой едва не наехал на меня! Макс сориентировался быстрее, – дернул меня за локоть к себе.

– Поосторожнее надо, парень! – грозно рыкнул на тележечника.

Но тот, казалось, даже и не заметил ни замечания, ни покупателей… Макс нахмурился и двинулся было разбираться, но я остановила.

– Не надо. Ну сами же виноваты, не заметили вовремя.

К моему подъезду мы приехали с внушительным пакетом для Дамьена. После длительных споров Макс уговорил меня купить самый большой, раз коту нравится этот корм, и добавил денег. Я отбивалась, как могла, но отговорить его оказалось невозможно. Даже неудобно стало теперь просто попрощаться, выходя из машины.

– Вот и мой дом… – констатировала я.

Макс кивнул, ничего не ответив. Только посмотрел на меня внимательно. Пауза затягивалась.

Я шуршала цветами и не знала, как реагировать. Ну не на чай же приглашать случайного знакомца?

– На завтра планы есть? – решился он. – Суббота, мы могли бы сходить куда-нибудь.

На душе потеплело. Мне хотелось еще раз встретиться, и не в таком виде! Но мои планы на субботу оказались изматывающими физически, так что сама расстроилась, подводя печальный итог.

– Утром мы поедем к ветеринару, потом мне нужно убрать квартиру…

– А в воскресенье?

– Воскресенье… – задумалась я.

– Ты любишь Театр сатиры?

Театр!!!

Я с любопытством кошки воззрилась на ухажера. Очень уж мне нравилось, как он себя ведет. Оставалось неясным лишь, почему он неделю пропадал.

– Люблю, но билеты уже, скорее всего, раскуплены…

– Что-нибудь придумаем. Скучно нам не будет, – многообещающе улыбнулся. – Кстати, может, дашь мне свой номер телефона? Тебя на работе не достать, просто безобразие!

На работе?..

В голове неожиданно сложились некоторые детали, и я ощутила, как жар окатил с макушки до пят. Максим теперь представал в совершенно новом свете, а я – дурочка!.. Ну как же не поняла, что он не простой посыльный? И командировка… Точно – неделя!

– Ты… Вы генеральный директор «Эллады»?..

– Временно исполняющий его обязанности, – нахмурился Максим Станиславович, разглядывая мое лицо и на мгновение остановившись на моих губах. – Я замещаю Чигракова по необходимости. Это что-то меняет?

– Неудобно же, – ответила, растерянно оглаживая упругий контур одного из розовых бутонов. – Получается, что у меня наметился роман с клиентом…

– Можно подумать, что все вокруг святые, – хмыкнул он и придвинулся ближе. – Катерина, ну какая разница, кто кем работает? Неужели у офисных работников любого ранга не бывает после работы личной жизни?

– Бывает, наверное, – ответила эхом, попавшись в ловушку внимательного взгляда.

Откинувшись на подголовник и прямо глядя в глаза, Макс словно обнажал мою суть. Мне некуда было спрятаться от его откровенности, и дело было вовсе не в его словах. Он умудрялся походя каждый раз задеть в душе что-то очень личное. Поступком, взглядом, жестом. Люди, с которыми можно помолчать, не испытывая неловкости, называются близкими. Только становятся они таковыми лишь спустя время. Макс же просочился в мою душу едва ли не с первых часов знакомства, не оставляя и повода для настоящей неловкости. Такими бывают только очень близкие друзья. Только они могут честно поддержать в любой тяжелый момент, и только с ними приятно разделить ошеломляющую радость.

Так мы и смотрели друг на друга, молча выдерживая паузу доверия двух взрослых людей.

– Ты такая красивая… – тихо заметил он. – Редкое сочетание скромности и женственности.

– Ты мне тоже нравишься, – улыбнулась, дрогнув уголками губ.

Максим склонился над моим лицом, невольно вновь погрузив в важный мне мир запахов. Теплые, терпкие нотки парфюма щекотали ноздри, а в сочетании с запахом его тела побуждали с волнением ожидать прикосновений. Такой вот у меня фетиш, – запахи, – что поделать…

Замер, заглядывая в глаза, несмело оглаживая мои скулы, а я напитывалась его теплом сквозь кожу и окончательно таяла от его обаяния, быстро опустив взгляд к мягкому изгибу чувственных губ. Они оказались теплыми и мягкими, приятно обволакивая своей лаской. Предательский букет громко шуршал на коленях от малейшего движения и здорово отвлекал от зарождающейся страсти, и глаза невольно распахнулись от смутного беспокойного ощущения.

Лучше бы я этого не делала. В паре метров от машины, с подоконника моей квартиры, широко распахнув глаза и встопорщив усы, на нас уставился Дамьен. На морде кота было описано такое удивление, словно он никогда не видел целующихся людей!

На меня непонимающе воззрились сверху, а затем Макс догадался обернуться, проследив мой взгляд. Дамьен тут же отвернулся, делая вид, что совершенно тут ни при чем.

– Твой? – спросил Макс.

– Мой. Так сейчас смотрел… – осеклась под немного расстроенным взглядом кавалера. – Прости, я, наверное, устала. Но мне понравилось!

Я быстро потянулась к его губам, чтобы извиниться за свою рассеянность. Первый поцелуй, романтика, а я тут… С котом переглядываюсь!..

– Может, это твой заколдованный муж, а ты ведьма? – расслабился после старательных извинений Макс. – Заманишь к себе, превратишь в кота…

– Это тонкий намек? – рассмеялась облегченно.

– Нну-у-у… – уставился в потолок, увлеченно его рассматривая и обаятельно скрывая улыбку.

– Давай я тебя в другой раз заманю?

Максим вздохнул, состроив бровки домиком и взглянув с укоризненной улыбкой на меня. Но потом сменил гнев на милость, обнял мое лицо ладонями и поцеловал так, что я тут же пожалела о своей независимости! Как бы там ни было, а мужчин в моей жизни уже давно не случалось, самоудовлетворение не в счет. Только и оставалось стиснуть замерзшие коленки и поджать от удовольствия пальчики на ногах, – насколько это позволяли туфли!

Божечки, да за что же мне это все? А если позову сейчас к себе, он повстречается со мной и бросит? Или нет? А может, и сложится?..

Низ живота потихоньку начинал ныть, а по телу быстро разливалась приятная слабость.

– Иди, – нехотя оторвался, целомудренно приложившись к разгоряченным губам напоследок. – Мне вообще-то самому надо на еще один объект заехать, – отпустил он меня милостиво.

Расставаться совсем не хотелось, но и поддаваться низменным желаниям было просто опасно. Юрка, когда ухаживал до свадьбы, тоже был само очарование. Но что из этого вышло?..

– Ааа… Ну, тогда до воскресенья! – вежливо улыбнулась, грациозно покидая машину.

На улице закончился дождь, свежий влажный ветерок всколыхивал капли с мокрой листвы, и те с тихим шорохом срывались на землю. Я шагнула в подъезд, точно зная, что мне вслед смотрит водитель черной «мицубиси», и не упустила возможности продемонстрировать изящную походку, на ходу вдыхая с мечтательной улыбкой действительно яркий аромат роз.

Воскресенье! Надо просто дождаться воскресенья!.. А еще обязательно сделать маникюр, педикюр, маску для волос, перетряхнуть гардероб…

В квартире было подозрительно тихо, но не поэтому я замерла в темноте с охапкой цветов на пороге. Всколыхнулась от сквозняка и снова угомонилась дорожка из свечей, когда я закрыла за собой дверь с тихим щелчком. Словно посадочная площадка для самолета, они образовывали две линии, уходящие вглубь темной квартиры. Но идти по ним совсем не хотелось.

Однажды Юра устроил для меня такой вот романтический вечер после того, как пропал на три дня, ничего не сказав. В этот раз его не было три месяца. Ни звонка, ни письма. Свекровь спрашивать было бесполезно, – я с самого начала была ее Юрочке не пара. А он каждый день напоминал, где у меня не помыто, где не так посолено, как я плохо выгляжу, и бока отрастила. Я терпела, обижалась, плакала в ванной. Он извинялся, раскаивался, и примирение неизбежно заканчивалось в постели. Вот только утром все начиналось заново.

Но я верила, что в нашей семье наконец воцарится мир. Все еще помнила, каким он был до свадьбы нежным и заботливым, как ухаживал красиво. Я любила его, несмотря на эти нападки, – ведь изредка бывали и светлые моменты! Но с каждым разом эта любовь будто загоняла меня в угол. С каждым годом становилось все хуже. Не было просвета в жизни никакого, но разводиться не хотела. Зачем тогда было замуж выходить, если не пытаться сохранить то, что было на протяжении трех лет? Жила же как-то…

В очередной раз я просто не выдержала этих едких претензий, да еще и свекровь явно постаралась, науськивая сына, как ему жену дрессировать. Наговорила вдруг мужу гадостей, словно меня накачали допингом правды. Но последней каплей стал Дамьен, подло испортив ему новые ботинки, – месть за веник накануне. «Это ты виновата, за котом не смотришь!» – бросил Юрка мне в лицо, перед тем как выкинуть кота за шкирку в форточку первого этажа. А когда, так и не отбив с криками любимого сиамца, я побежала в коротком халате во двор, вдруг оказалось, что я еще и шлюха!..

На долгих три месяца я осталась совершенно одна. Ходила бледной, запуганной тенью, утопала в работе, составлявшей теперь смысл моей жизни. Пыталась выглядеть прилично хотя бы для клиентов, – после замечания начальства. Но Юра на телефон не отвечал, в Интернете игнорировал, а на порог дома матери меня не пускали. За что он так со мной? Почему он меня не любит? Ведь я старалась быть ему хорошей женой, – все его друзья завидовали!..

Я пережила. И многое пересмотрела в своей жизни, едва ли не целуя Юркино фото в телефоне за такую науку. Ценить надо не только мужа, но и себя. Наверное, только так можно удержать мужчину, если он того стоит.

И вот теперь, дорожка из свечей и запахи еды из ресторана…

Захотелось развернуться и убежать, но… Некуда. Это была наша общая квартира.

Робко ступая по ковру, ведущему в комнату, шурша букетом роз, прижатых к груди, я придумывала варианты самого действенного отказа. И, заглянув в комнату, встретилась с хмурым взглядом мужа, одетого в белоснежную рубашку и модные джинсы. Он и раньше пленял взгляды прохожих женщин, да и теперь не изменился ни капельки. Красивые черты лица, подчеркнутые стильной стрижкой, переходящей в ухоженную бородку. Широкие плечи, развитое тело…. Юрка как всегда секси. Только отчего-то воспоминания о днях и ночах, проведенных с ним, были с горьким привкусом обид и разочарований.

– Кто это был? – в голосе мужа прорезались ревностные нотки.

В комнате был накрыт стол на двоих с фруктами и шампанским. Вкусно пахло креветками, кои тортом возвышались на специальном блюде, увенчанном на самой верхушке тарелочкой для соуса. Я молчала, подперев косяк и задумчиво разглядывая свою трехмесячную пропажу. Кажется, он начал еще больше нервничать, не видя никакой реакции с моей стороны.

А я смотрела, и пыталась найти в этом человеке хоть что-то цепляющее душу. Может, атлетичная фигура и высокий рост? Цепляет, но точно не душу.

Или то, как он смотрит? Да нет, так смотрят на собственность, – а я давно другая.

А может, меня хотя бы любимые королевские креветки из «Паоло» порадуют? Возможно, и порадовали бы, да только аппетит пропал.

И я так же молча развернулась на каблуках, чтобы отправиться в ванную. Цветы стоило обрезать и поставить в вазу. Или хотя бы в банку, потому как ваза осталась в комнате на праздничном столе, занятая букетом Юрки.

– Кать!.. Ты что, даже не поздороваешься?.. – донесся растерянный, возмущенный голос мужа вслед.

Я не ответила. Все, что я хотела, уместилось три месяца назад в несколько гневных фраз, прорвавшихся из-за терпеливой стены смирения и обид. С тех пор добавить оказалось нечего.

Бежевый плащ лег на стиральную машину. Туфли я так и не сняла, ругая себя за грязь. Впрочем, завтра все равно собиралась убираться… И, стоя перед раковиной и вооружившись ножницами, я немного укорачивала ножки ароматных алых роз, нежными лепестками касающихся локтя правой руки.

Юра оперся широкой спиной о стенку в коридоре напротив приоткрытой двери в ванную и сложил мощные руки на груди, наблюдая за мной. Дамьен, наконец, вылез встречать хозяйку и теперь мурчал и терся у ног, цепляясь хвостом за коленки. Даже смешно стало, сколько мне сегодня мужского внимания досталось после трех месяцев одиночества. Как поколдовал кто…

– Кать, давай начнем сначала? – тихо донеслось из коридора.

– Зачем? – обрезала предпоследнюю розу.

Он замешкался на секунду с ответом.

– Потому что ты мне нужна.

– Зачем? – встретилась взглядом с ним, изогнув изумленно бровь.

Юрка в растерянности и смятении нравился мне куда больше, чем в привычном самоуверенном состоянии. Даже любопытно стало.

Холодное такое любопытство.

– А ты изменилась…

Вздохнув, я отметила про себя, что изменения чужды некоторым людям. Ему не нравится, что я не прыгаю вокруг него? Но сам ведь он нисколько не изменился! Стоит тут, мрачно сверля меня взглядом свысока.

Розы кончились. Банка нашлась под ванной. До завтра постоят тут, отмокнут. Потом в вазу переставлю. Попыталась молча проскользнуть на кухню мимо мужа, – надо же кота покормить! Но неожиданно взмыла вверх, тонко взвизгнув от испуга.

– Юра!!! Отпусти меня!..

Когда-то мне нравилась наша разница в росте, нравилось, что муж носит меня на руках, как куколку. Но теперь это оказалось настоящей проблемой!

– Ты серьезно считаешь, что этот ужин что-то решит?! – рванулась снова. – Юра, отпусти!!!

Он отпустил, когда мы оказались уже рядом со столом в комнате. Усадил на стул, сел рядом и поправил рубашку, съехавшую воротом назад.

– Давай просто поужинаем. Не хочешь разговаривать – дело твое, но разве ты не заслужила красивый стол и любимые креветки?

С громким хлопком Юра открыл бутылку шампанского. Белесый дымок на мгновение вырвался из ее темно-зеленых недр, как джинн. Заискрились, зашипели пузырьки в наполняемых бокалах до краев с белоснежной шапкой из пены.

– За встречу, – с глухим звоном муж коснулся моего нетронутого бокала.

И снова тишина и молчание. Только характерный хруст кошачьих сухариков доносился с кухни. Дамьен подачек ждать не будет, и правильно делает. Что ему пакет вскрыть? Пусть ест. Хоть кому-то хорошо в этот вечер.

– Юр, а Юр… А зачем тебе я, а? – тихо начала, обняв себя за плечи. – Ты же жил как-то без меня эти три месяца, и вполне неплохо жил, судя по тому, как ты выглядишь.

– Спасибо за комплимент, – польщенно улыбнулся.

Я вздохнула, мученически возведя очи к небу.

Первая креветка из пирамиды пошла в ход вслед за вкусным глотком шампанского. Они все чищенные, разве что хвост остался, так что пачкаться особенно не пришлось.

– Нормально жил. С женщиной.

И замолк.

– И что тебе мешает к этой женщине вернуться? – спросила с надеждой.

– То есть ты совсем не рада, что мы можем начать нашу жизнь сначала? – нахмурился он.

– С какого начала, Юр? Это тебе не компьютерная стратегия, где можно один раз сохраниться и потом все время перезагружаться с удачного места! Хватит, наигралась. У меня другая жизнь, и я не хочу в ней снова встретить тебя.

– Что, такой мужик классный? – ехидно сощурился муж. – Этот твой Дон Жуан на черных «жигулях»?..

– Тебя это не касается. И, кстати, не «жигули», а «мицубиси»!

– Ах, извини. Как-то не обратил внимания на марку, было куда интереснее зрелище! Да и хрен редьки не слаще: что одно, что другое – ведро с гайками.

Я медленно встала, буравя взглядом насмешливые глаза мужа.

– Пошел. Отсюда. Вон.

– Тихо, тихо, зайчонок! – рассмеялся. – Остынь. Нашла, кого защищать. Он, конечно, мужик видный, но кто ты будешь рядом с ним? Такие секретарш пачками… увольняют. За неисполнение прямых служебных обязанностей. Ну, покатает, свозит куда-нибудь в Турцию. А потом – что будешь делать? Ко мне прибежишь?

– Да уж не прибегу, не волнуйся, – прошипела сквозь зубы.

А после этого меня словно окатило волной безразличия. Ну перед кем, перед кем я тут коброй вздымаюсь?

– Если ты сейчас не уйдешь, то я вызову полицию!

– И что ты им скажешь? Я тут прописан, имею полное право здесь находиться. Ты моя жена. Могу паспорт показать. Весь подъезд подтвердит, как ты с любовником целовалась у подъезда, как последняя проститутка, и никто тебя не поддержит!

Вот ведь скотина! Знает, что идти мне некуда, комнату я свою продала, еще когда мы поженились, подкопили денег и купили эту квартиру. Юрка тогда неплохо зарабатывал, так что кредит брали минимальный. И теперь… Теперь я металась по комнате, плюнув на устроенную мужем романтику, и собирала документы.

– Кать, что ты делаешь?

Душили злые слезы.

– Прекрати! Ну что ты, как маленькая!.. – поймал и тут же получил по лицу пакетом документов.

Удалось вырваться, прежде чем он подхватил меня на руки. Убегала я так быстро, как только могла. Офисное светлое платье, плащ и туфли – вот и весь нехитрый скарб беглянки.

– Ну и беги к своему любовничку, тварь! Все равно ко мне вернешься, когда он наиграется тобой!.. – услышала я вслед.

И, судя по тому, что щелкнули замки нескольких квартир выше, слышала не я одна.

Сумка с несколькими важными документами болталась на плече. Гулкий стук каблуков эхом отражался от дома. На улице заметно похолодало. Ледяной предгрозовой ветер путался в волосах, запуская противные лапы за пазуху. Я не знала, куда мне идти в такой поздний час. В половине двенадцатого ночи можно было только Аришке позвонить, но она жила в двух часах езды отсюда и совсем не обязательно была дома. Так и оказалось после звонка подруге. Ариша уехала на Черное море и ничем помочь мне не могла.

Замерзшими пальцами я пролистывала телефонную книгу в надежде найти хоть кого-нибудь, кто сможет меня приютить в эту ночь. Несколько звонков ничего не дали: кто-то спал и не брал трубку, кто-то отрывался в клубе, где ничего не слышно. Злое небо хохотало надо мной, посверкивая молниями в грозовом небосводе. С тяжелых туч сорвались первые капли дождя, оставив пару клякс на экране почти разрядившегося смартфона, когда я дошла до имени Макса с собственноручно вбитым им в базу телефоном.

Но что я ему скажу? «Привет, можно я у тебя переночую?» И это при том, что мы едва знакомы и у нас едва начались романтические отношения… Хороша же я буду, прыгнув к нему в постель!..

Телефон пропиликал короткую мелодию, и я замерла, сжавшись. Ведь я же ничего не нажимала, и не звонила ему!..

«Катюш, ты спишь? Я все время думаю о тебе».

То ли капли дождя по щеке, то ли слезы текли из глаз. Я запрокинула голову в темное небо, готовая зарычать, словно раненый зверь. Было больно. Из-за всего, что произошло с Юрой, из-за страха начинать новые отношения… Подъехавший автобус оказался весьма кстати, и я села в него, как в спасательный экипаж.

Если едешь, значит, все уже не так страшно. Значит, можно двигаться, убегать, прятаться. И с каждой остановкой в мыслях прояснялось все больше. В конце концов, я могу прямо сейчас доехать до автовокзала и купить билет домой, к родителям. Это будет не лучшая новость для них, но зато уже завтра я буду дома. Эта мысль хоть немного успокоила, но взгляд зацепился за светящуюся вывеску кафе, в котором мы с Максом весело провели время. Автоматически перевела взгляд на дом через дорогу… И сама не заметила, как оказалась на улице, идущей через переход, в сторону многоэтажки напротив кафе.

Я не знала, что ему скажу. Но уехать, даже не попрощавшись, будет просто непростительно. Да и вдруг у него окажутся знакомые адвокаты по делам о разводах?..

В двух шагах от дома я замерла, осознавая, что не знаю ни номера подъезда, ни квартиры. Дождь нещадно поливал как из ведра, и уже не имело никакого смысла бежать или прятаться. Моя одежда промокла насквозь, волосы сосульками налипли на лицо, и я была сейчас ничем не лучше бездомной приблудной кошки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6