Екатерина Северная.

НЕнастоящие люди. Сборник психологических рассказов



скачать книгу бесплатно

«Трусость – самый страшный порок» (М.А.Булгаков)


© Екатерина Северная, 2017


ISBN 978-5-4485-3737-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Если вы любитель остросюжетных новелл, историй с головокружительными поворотами сюжета, резкими конфликтами, когда герои буквально оказываются между жизнью и смертью, то… рассказы Екатерины Северной не для вас. Они написаны для тех, кто готов остановиться на миг в суете жизни и задуматься над такими, казалось бы, совсем не обязательными вопросами: а той ли жизнью я живу, о которой мечтал? не предал ли я себя и свое истинное призвание? честен ли я с собой?


Рассказы про «ненастоящих людей» – прекрасный образец психологической прозы. Для них характерны размеренный ритм повествования и необычные для сегодняшней массовой литературы интонации неспешного разговора с читателем. Разговора душевного, вполголоса… Да и сами герои этих историй – живые, из реальной жизни. Таких вы встретите где угодно – на лестничной клетке, в офисе среди коллег, в метро или в маршрутке, в пробке за рулем соседней машины… Любой может оказаться прототипом того или иного персонажа, о котором рассказывает автор. Быть может, вы даже узнаете себя. Хоть я и надеюсь, что этого не случится. Потому что герои этих рассказов живые, но и правда ненастоящие. Они совсем не герои. Они – люди, потерявшие и себя, и мечту, и настоящую жизнь.


Отдельно хочется сказать о финальной истории – «Рассказе без кульминации».


Здесь автор пошел на риск и использовал прием, забытый большинством современных писателей. Автор дал слово рассказчику – «самому скучному литературному герою за всю историю», по его собственному признанию. И вся история – это прямой диалог героя с читателем. Диалог, в котором обычный и даже вполне успешный по стандартным меркам человек признается, как незаметно и буднично отказался от своего самого главного права – права на свершение, на созидание. А ведь это – наше право на бессмертие…


Книга «НЕнастоящие люди» – точно разговор с умным, тонко чувствующим человеком, которому интереснее общение один на один, чем шумные компании и вечеринки. Ибо только в таком общении люди раскрываются по-настоящему. И автор отлично сумела это показать.


Светлана Первая,

писатель, рецензент, литературный редактор,

руководитель проекта «Школа вдохновения»

От автора

Уважаемый читатель!


Хочу честно и прямо заявить – эта книга едва ли вызовет у вас положительные эмоции. Это не похоже на легкое и приятное чтиво перед сном. Скажу более – перед сном его лучше вообще не брать в руки.


Может статься, конечно, что я слишком восприимчива и уязвима перед своим же творчеством… но четыре рассказа из восьми вызывают у меня легкую внутреннюю дрожь и взвинчивают нервы.


Итак, вы не найдете здесь увлекательных приключений, сладостных любовных сцен или мотивации и вдохновения.

Это, скорее, некая антимотивация. На примере главных героев.


Рискну предположить, что после прочтения сборника у вас возникнет одна из двух реакций. Вы либо не узнаете в персонажах ни своих знакомых, ни, тем более, себя самого, а значит, лишь равнодушно пожмете плечами…


Либо узнаете. Найдете схожие черты. И, скептически усмехнувшись и закатив глаза, с раздражением отбросите книгу в сторону.


Я готова к тому, что моя проза никогда не станет коммерчески успешной. Ведь я не ставлю своей целью развлечь читателя. Как, впрочем, не берусь и давать наставления, учить жизни или к чему-то призывать.


Вашему вниманию предлагаются всего лишь зарисовки из жизни, хотя и несколько гиперболизированные. И я буду вполне счастлива, если они натолкнут вас на свежие мысли и идеи, которые помогут в поисках своих ответов на свои вопросы.


***

Все герои вымышлены. Однако некоторые совпадения не случайны. Чтобы максимально приблизить характеры, ситуации и диалоги к реальной жизни, я брала их из своего опыта и из своей памяти. Не целиком. По фрагментам. Заимствовала отдельные черты и качества людей, выбирала случаи и эпизоды из прошлого, перемешивала их с выдумкой.


Эти рассказы – горьковатый коктейль из фантазии и действительности.

– Однажды утром в метро —

«Поезд метро стоит на каждой станции в среднем 10 секунд» (прим. автора)


Иногда мы боимся активных действий. Иногда нам сложно сделать шаг из зоны комфорта. Иногда бываем слишком нерешительны. А жизнь идет своим чередом. Дни проходят мимо. Упущенные возможности входят в привычку. И могут иметь неожиданно страшные последствия.


***

Если вы когда-нибудь окажетесь в Петербурге в конце сентября – обязательно загляните в Михайловский сад. Прогуляйтесь по прямой аллее, присядьте на скамеечку, пролистайте томик стихов Бродского…

«…уже отцвела сирень,

и ты сидел на скамейке, издали напоминая

обычного гражданина, измученного государством;

температура твоя была тридцать шесть и шесть.

Пойдем, – произнес ты, тронув меня за локоть…»

А теперь – поднимите голову и посмотрите на прохожих. Видите вон того высокого мужчину в черном пальто? Нет, нет, не этого дедушку, а вон того, со светлой бородкой. Ему около тридцати лет. Знакомьтесь: Михаил.


Михаил идет довольный, улыбается. Еще бы – он только что пообедал. Скушал сочный говяжий стейк с тушеными овощами. И даже выпил целый бокал пива. Правда, безалкогольного (с алкоголем он уже месяца три как завязал). И решил немного прогуляться. Все-таки он это заслужил: сегодня утром заключил выгодную сделку по продаже трехкомнатной квартиры на Васильевском острове. Может позволить себе отдохнуть.


Давайте проследим за ним. Казалось бы, что в этом интересного? А дело в том, что буквально через пять минут Михаил найдет нечто очень любопытное. Он и сам пока об этом не подозревает.


***

Вот наш объект выходит из сада и направляется в сторону Марсова поля. Садится на лавку. Видимо, лавочки в Михайловском саду ему чем-то не угодили, зато здесь пришлись по вкусу. Достает сигареты с содержанием никотина 0,9 мг, закуривает.

«…Айсберг вплывает в тропики.

Выдохнув дым, верблюд рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду…»

– Она любила Бродского… Она любила, а я – нет. А теперь его строчки – всё что осталось мне… – проносится внезапно-отчаянная мысль где-то глубоко в сознании Михаила, вызывая легкую дрожь и мурашки по спине.


Вдруг его взгляд натыкается на вырванные из тетради листы бумаги. Смятые и слегка запачканные, они трепещут на другом конце скамейки. Трепещут, взмахивая крыльями, словно белые птицы, но все не решаясь улететь. Видимо, порыв осеннего ветра вытащил их из стоящей рядом урны.


Михаил и сам не понимает, зачем он это делает. Просто протягивает руку и хватает листы, исписанные ровным мелким почерком. На каждом из них указана дата.


Десять минут уходит на то, чтобы внимательно разложить страницы в хронологическом порядке, как рассыпанную мозаику. И только после этого ответственный и несколько педантичный Михаил с интересом принимается за чтение…

– 13 декабря 2004 года —


Приветик! Меня зовут Саша, мне 15 лет. Только что накрасила ногти синим лаком, налила себе яблочного сока и открыла мой новый дневник. С сегодняшнего дня я буду записывать самые яркие события из жизни. Чтобы потом, через 20 или даже через 40 лет, открыть эту тетрадочку и вспомнить веселые юные годы!


Сегодня на сайте знакомств мне написал очень романтичный молодой человек. Ему 16, Денис зовут. Обращается ко мне на «Вы», это так мило и трогательно!


«Прочитал ваши стихи. Какой же у вас богатый духовный мир! Так тонко и изящно рисовать нити невидимых воображений».


Мне еще никто такого не говорил. А стихи мои, если честно, я никому раньше не показывала, только сюда в анкету добавила. Все-таки Интернет – это круто!


– 8 января 2005 года —


Подруга смеется надо мной.

«Где это ты такого рыцаря откопала? Нормальные парни так общаться не станут! А вдруг он маньяк какой-нибудь?».

Ага. Под нормальными она подразумевает видимо тех, кто ходит пить пиво после школы. Как же!


«Ваши глаза наполняют меня смыслом видеть яркие краски. Каждый день я любуюсь на вашу фотографию. Саша, вы согласитесь пойти со мной на концерт?».


– 10 февраля 2005 года —


И вот мы идем по вечернему проспекту. Горят огни, мигают фары. На ресницы, на стекла и на тротуары падает снег. Уютный теплый февраль. Он берет меня за руку ледяными пальцами. Заглядывает в глаза, скрытые в тени шапки. Улыбается.


«Саша, подожди минутку, постой здесь, никуда не уходи, я сейчас!». Возвращается через 5 минут с тремя красными розами. Я сказала, что очень люблю розы, но мне еще никто никогда не дарил роз… Да, все происходило СО МНОЙ, как в какой-то романтической сказке. ЭТО ПРАВДА!


– 25 мая 2005 года —


Возвращаюсь домой с дачи. Весна, аромат сирени. Подхожу к подъезду и замираю на месте, глазам своим не верю!


«Саша, я тебя люблю! Твой Д.», – крупные белые буквы на асфальте, аккуратные и ровные, словно прочерченные через трафарет.


А на другой день в школе все восхищаются моим розовым колье. Девчонки передают его из рук в руки, завистливо разглядывая и любуясь изящными подвесками. Он подрабатывал почти целый месяц, чтобы подарить мне его!

***

– А, понятно всё! – морщится Михаил, отрываясь от чтения. – Обыкновенный дневник какой-то сентиментальной школьницы! Розовые сопли, одним словом.


Ему это неинтересно… Лучше уж Бродского читать, чем эти глупости, ахи и охи… Но тут его взгляд падает на следующий лист. Точнее, на дату – 2008 год. Хм, а ведь три года прошло, а дневник все тот же? И девочка эта, значит, подросла? Это уже любопытней!

– 10 июня 2008 года —


У меня случилась беда. Меня, Киру и Асю исключают из университета. А ведь мы только заканчиваем второй курс! Все из-за дурацкого, идиотского, несправедливого тестирования по английской грамматике. Не может быть! И такой сюрприз – почти накануне моего 19-летия!


Преподаватели качают головами и говорят, что ничего не могут для нас сделать. И вот сегодня мы решились… Решились обратиться к самому декану. Если это не поможет, то я не знаю, что еще предпринять. Мама меня убьет!


– 5 сентября 2008 года —


«Только вы можете нам помочь! Мы хотим учиться именно здесь, в нашем университете, на вашем факультете… Пожалуйста, дайте нам еще один шанс!». Теперь все это легко вспоминать! А как стыдно и страшно было тогда…


В общем, у нас все получилось! Декан умилился и разрешил пройти тест еще раз. Мы не спали ночами, готовились. И… каким-то чудом сдали! А потом все лето бегали за преподавателями, чтобы сдать экзамены летней сессии… Ведь на официальную сдачу нас не допустили из-за этого тестирования.


От отчаяния и стрессов мы совсем совесть потеряли. Например, был случай. Заваливаемся в чужой университет, находим нашего преподавателя по психологии развития, бесцеремонно протягиваем ему зачетки и сообщаем: «Вы нам пятерки обещали!». И это при том, что мы полгода прогуливали его лекции и не знали ни одного экзаменационного билета! Он усмехается себе в усы, подмигивает и рисует четверки.


Закончили только к сентябрю. Но это победа! Только сейчас нашла время, чтобы открыть дневник и написать… Теперь я ОБЯЗАТЕЛЬНО буду хорошо учиться и ВСЕ ИСПРАВЛЮ!

***

– Такое ощущение, что я забираюсь в чью-то личную жизнь! – бормочет про себя Михаил, резко поднимаясь со скамейки. – И чем я только занимаюсь? Я, взрослый человек, мало того, что гуляю посреди рабочего дня… Так еще и подбираю какие-то тетрадки, читаю дневники каких-то малолеток! Да уж, до чего дошел…


Глядя прямо перед собой, Михаил стремительными шагами возвращается на Невский. Заходит в кофейню. Заказывает «американо» и свежевыжатый апельсиновый сок.


Откидывается в кресле. Настроение испорчено – непонятно почему. И тут в голову вновь лезут болезненно-навязчивые картины прошлого.


Вот Она сидит напротив… Точнее, не Она – а Ее тень, Ее призрак… Уже полгода прошло… А он видит Ее так четко, будто это было пять минут назад. Он спрашивает:


– Ты всегда будешь рядом со мной?


А Она (о, как же Она любила эти многозначительные и бессмысленные фразочки!) усмехается и отвечает:


– Мы ничего не можем знать наперед…


И снова цитирует своего любимого лауреата Нобелевской премии по литературе 1987 года:


– В будущем нет никого…, – говорит.

«…Я многому научился

у тебя, но не этому. В определенном смысле,

в будущем нет никого; в определенном смысле,

в будущем нам никто не дорог.

Конечно, там кто-то движется: мамонты или

жуки-мутанты из алюминия, некоторые – на лыжах…»

Воспоминания прерывает официант. Он принес счет. Михаил открывает дипломат, тянется за кошельком… И тут только замечает, что найденный дневник незнакомки всё еще с ним. Лежит в дипломате между документами. Видимо, он машинально положил эти мятые листы в свою папку…


– Может быть, это все-таки поможет мне отвлечься? – решает мужчина, оплачивает счет и продолжает чтение, лишь бы не думать дальше о Ней и о Бродском (чью поэзию он, если честно, до сих пор считает сумасшедшим набором слов).

– 26 июля 2012 года —


Я самый счастливый человек на земле. Сегодня я раз и навсегда изменила свою жизнь. Я бросила ненавистную работу с 9 до 18. Я ушла из душного офиса. И пусть мне всего 23 года, я уже все успела для себя решить. Белые рубашки, навязчивые телефонные звонки, по 7 перерывов на кофе в день, странные документы, печати директора, бухгалтерские отчеты – все это так бессмысленно, так скучно… К черту! Это не стоит 30-ти тысяч в месяц и бесплатных обедов.


Да, я знаю, мне придется нелегко. Но я верю, что у меня все получится! Друзья говорят, у меня талант. Я знаю, что смогу заработать на жизнь фотографией. И пусть у меня пока почти нет клиентов… Я сделаю себе портфолио, создам репутацию… Постепенно меня узнают… Я выработаю свой персональный творческий стиль. Начну свадьбы снимать. Буду получать по 30—40 тысяч за день. А самое главное – буду заниматься любимым делом. Раскрою свой талант. Начну жить настоящей жизнью. ТЕПЕРЬ УЖЕ ТОЧНО!

***

– Почему это автор вечно выделяет некоторые фразы, как будто пытается убедить в чем-то саму себя?, – Михаил удивленно поднял голову, окинул блуждающим взглядом кафе и вновь погрузился в свои мысли…


А ведь Она тоже бросила работу незадолго до… Вырвалась из офисной рутины, как Она любила повторять… Михаил вдруг почувствовал симпатию к этой незнакомой девушке – автору дневника. И вновь нахлынули воспоминания…


Вот Она, небрежно накинув на голое тело белый шелковый халатик, сидит на подоконнике и выпускает дым в темноту. За окном – два часа ночи. Сладкий перерыв на кофе.


– Забыла тебе рассказать – я сегодня написала заявление об уходе. Еще две недели – и абсолютная свобода! Уехать бы отсюда поскорей. Кстати, я уже нашла варианты. Можно поехать волонтером в Западную Сибирь, в заповедник… Можно на Алтай. Но мне бы хотелось еще дальше. Куда-нибудь на Чукотку. Или на Сахалин…


Михаил тогда заявил, что никуда ее не отпустит. Ее странные подростковые мечты вызывали в нем раздражение. Хотя, если быть откровенным, именно за это он Ее и любил. За ее страсть к свободе, за ее неадекватность и… да что там говорить, она просто была не такая, как все. Для него – единственная.


Была.

– 18 декабря 2013 года —


Только что вернулась из путешествия по Латинской Америке. Чего я только не повидала! Прибрежный район Буэнос-Айреса Ла-Бока с его разноцветными домами… Легендарный затерянный город инков… Вулкан Майпо высотой 5 тысяч метров… Жили мы с подругой у удивительно веселых и гостеприимных местных жителей – путешествовали по каучсерфингу, то есть они нас приглашали к себе в гости бесплатно, в обмен на обещание нанести когда-нибудь и нам ответный визит!


Да, все это действительно БЫЛО В МОЕЙ ЖИЗНИ, так здорово…

***

Дальше следуют слишком уж яркие и эмоциональные описания красот Латинской Америки… Михаил не стал их читать. Он вдруг почувствовал, что начинает скучать.


– Пожалуй, домой пора… Просмотрю мельком оставшиеся листы, да и выкину их в ближайшую урну… – решает Михаил,


перебирает страницы

и вдруг…

роняет недопитую чашку кофе

на пол.

он превращается

в шедевр абстракциониста

и жить ему остается

не больше

десяти секунд…


Подбегает официант, начинает суетиться, собирать осколки и оттирать кофе… Но Михаил его не видит. Он видит только одно – эту дату. И те слова, что следуют за ней…

– 31 марта 2014 года —


Сегодня утром я спасла жизнь одной молодой девушке. В метро. На станции «Горьковская». Ей внезапно стало плохо, похоже, у нее закружилась голова, и она упала между вагонами поезда на рельсы, потеряв сознание…

Я поняла, что сейчас поезд тронется и раздавит ее, поэтому закричала пассажирам, чтобы они держали двери и не давали поезду уехать, что на рельсы упал человек! А сама протолкалась внутрь вагона, нажала на кнопку связи с машинистом и быстро сообщила ему о случившемся… Я СПАСЛА ЕЕ!

***

Волосы на голове Михаила буквально встают дыбом, а ладони сами собой сжимаются в кулаки. Не помня себя, он выходит из кофейни и как будто через мгновение оказывается вблизи своего дома на Московском проспекте. Он срывается. В который раз. К черту работу, к черту все завтрашние сделки! Заходит в знакомый супермаркет и берет бутылку водки…


***

Михаил сидит на кровати и курит. Его мятые джинсы в пятнах от водки. На столе расставлены пустые бутылки, вокруг валяются окурки сигарет и коробки из-под пиццы. Да-да, это все тот же успешный и с виду довольный жизнью мужчина, который три дня назад гулял по Михайловскому саду.


И вот, спустя эти три дня забытья, он наконец находит в себе силы вновь просмотреть найденные страницы, вырванные из чьей-то тетради… И неожиданно обнаруживает среди них конверт с неотправленным письмом.


Это письмо – наивное и излишне экзальтированное признание в любви некоему Борису. Но Михаила заинтересовало другое. А именно – адрес отправителя (Александра Н.), выведенный тем же аккуратным женским почерком, что и все записи из дневника…


***

Через два часа он уже звонит в дверь. Открывает молодая женщина. Михаил столбенеет – неужели это она? Да, так и есть, она. Тот же рост, те же длинные кудрявые темные волосы… Та самая девушка с видеозаписи. Конечно, в метро камеры дают картинку весьма низкого качества. Но он столько раз ее пересматривал… Столько раз…

«…В прошлом те, кого любишь, не умирают!

В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу…»

Вот эта самая темноволосая девушка молча наблюдает за Ней… Смотрит, как Она падает… Вот уходит с платформы… Вот пролетает десять секунд… Вот трогается поезд… Вот она возвращается, чтобы взглянуть на то, что осталось от…… после того как поезд…… – та видеозапись проносится перед глазами Михаила за мгновение.


– Кажется… это ваше, – бормочет Михаил и швыряет пачку листов на пол, ей под ноги.


Она вздрагивает, с испугом и недоумением глядя на него. Михаил пристально смотрит ей в глаза и все не может произнести ни слова. Вдруг на его лице появляется презрительная усмешка… и он с трудом выдавливает:


– Врать… Собственному дневнику… Это так… Низко… И подло… Вы все видели. Вы все видели и могли ей помочь. Но не помогли. Ее смерть – на вашей совести.


Затем резко разворачивается, захлопывает дверь и стремительно уходит прочь. Его шаги эхом разносятся по лестнице еще секунд десять… Бесконечные, самые длинные и самые короткие в жизни десять секунд, которые порой могут стать решающими…


***

Александра еще долго не могла сдвинуться с места. Полный презрения взгляд и страшные слова Михаила словно пригвоздили ее к косяку двери, к которому она изо всех сил прижималась лопатками, чтобы не упасть. Ее побелевшие губы беззвучно двигались и что-то шептали…


– Да-да, этот странный мужчина прав… Низко, подло. И зачем? Ничего этого не было. Ничего. Все – лишь в моем воображении. А в жизни я… я просто испугалась. Испугалась и не пошла на свидание с Денисом, когда мне было пятнадцать лет… подруга сказала, что знакомиться в интернете опасно. Испугалась и не стала бороться в институте, когда меня отчислили со второго курса… слишком уж все сложно было. И из офиса я уйти так и не решилась, и фотоаппарат свой давно продала… все равно бы у меня ничего не получилось. И ни в какой Латинской Америке я не была – денег нет, да и страшновато ехать в такую даль…


Девушка захлопнула дверь и принялась, как в бреду, бродить туда-сюда по коридору.


– Столько лет я боялась жить, обманывала саму себя, записывала свои мечты и фантазии о том, чего не было… Я много раз слышала, что мысли материализуются, если записывать их! Есть в них верить… Но ничего не менялось. Ничего. Какой же красивой была моя жизнь – но только на бумаге! – шепот Саши сорвался на крик. Она дрожала, словно в истерике, и, не отдавая себе в этом отчета, разговаривала с пустотой.


– Именно поэтому я и выкинула наконец этот чертов дневник! Порвала и выкинула! Потому что надоело! Кто ж знал, что его кто-то подберет! А вот в ее смерти я не виновата… Нет-нет… Да, я все видела. Но я не могла… не знала, что делать… Я как будто оцепенела… Я хотела закричать и не смогла… Я здесь не при чем… Я ее под поезд не толкала…


***

Наконец Саша взяла себя в руки, умыла лицо ледяной водой, налила в бокал сухого белого вина. Машинально взяла с полки первую попавшуюся книгу – девушку всегда успокаивало чтение. Вот и сейчас. Она села в кресло, сделала глоток вина и наугад раскрыла книжку где-то в середине.


«Трусость – самый страшный порок…», – прочитала она.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное