Екатерина Селивёрстова.

Прямой курс на тонкую талию. История не только о еде



скачать книгу бесплатно

«Селедка под шубой, мне нельзя, оливье, тоже нельзя, мимозу нельзя, черт, везде картошка!»

– Ты чего какая-то грустная сегодня? – поинтересовалась хозяйка дома. – Давай махнем по бокальчику, пока мужики тут дожаривают. У меня бутылка красненького завалялась с прошлых выходных, хорошее вино, французское!

– Да нет, Том, спасибо, мы домой вечером поедем, я за рулем.

– А, ну понятно, чего ты невеселая такая, – по-своему истолковав Дашин тоскливый взгляд в сторону салатов, Тома ушла за бутылкой.

Даша съёжилась от холодного воздуха. Не первый раз они собирались в беседке в такую погоду, а в прошлом году они даже отмечали здесь все новогодние праздники. Но там было предвкушение вкусной еды, выпивка, а что сейчас? Даша отгоняла от себя печальные мысли, она ощущала себя изгоем на чужом празднике жизни.

– Ну, девчата, готовьте тарелку под горячее! – торжественно воскликнул Михаил.

Даша услужливо пододвинула ему огромное блюдо, которое тут же наполнилось сочными кусочками хорошо поджаренного, с хрустящей корочкой, шашлыка.

– Кушайте, ребята! Сосед только вчера забил поросенка, а я шеечки у него выпросил, парной. – Мишка любил готовить, а еще больше любил угощать гостей. Поэтому они с супругой редко сидели на даче одни.

Мужчины азартно чокнулись маленькими стопками, в которых плескалась мутная жидкость – самогонка собственного Мишкиного изготовления. Тома маленькими глоточками цедила вино. Даша с аппетитом налегала на мясо. Три куска проглотила, мужчины не успели выпить даже по паре стопок, все-таки от хлеба и от соуса она не удержалась. Почувствовав приятную сытость в животе, Даша поняла, что надо ретироваться. Иначе запахи еды только раззадорят ее, и она не выдержит, начнет напихивать в свой желудок пищу уже не от голода, а от жадности или от скуки.

– Тамар, ты будешь париться?

– Не, ты же знаешь, не люблю, когда жарко, я утречком, пока все спят, в тепленькой помоюсь, она еще не остынет.

– Ну я пойду тогда, погреюсь. Мужики все равно пока свою норму не выпьют, не остановятся.

– Иди, иди, конечно. Успеешь и намыться, и высушиться, и спать лечь, пока они тут пьют-едят.

Томка, пока трезвая, – душа-человек. Да, собственно, с самой Дашей ни ссор, ни споров у них никогда и не возникало. Весь гнев Тамара обрушивала на добродушного супруга. И чем он ей не угодил? Раньше Даша думала, что Тамара просто устала от бесконечных гостей. Но готовил почти всегда Мишка, да и Тома никогда не отказывалась от повода выпить лишний бокал.

Однажды Тома призналась, что жутко ревнует мужа. Из-за этого у нее самой нет ни одной подруги, ей все время казалось, что все особи женского пола хотят его, Мишку, увести. Друзья, конечно, никуда его уводить не собирались, но, видимо, Томе хотелось, чтобы все внимание супруга, все шутки-прибаутки, которыми он сыпал, как из рога изобилия, – принадлежали только ей, любимой жене.

В том, что жена любимая, сомнений ни у кого не возникало. Мишка и дня не мог прожить без Томы.

Однажды, когда ее увезли в больницу с приступом аппендицита, он на второй день выпросил у врачихи, чтобы его положили в соседнюю палату. Благо проблем со здоровьем в его возрасте и весе нашлось предостаточно. Так и лежали супруги Антоновы через стенку друг от друга. На Мишку все отделение приходило смотреть: где тот верный муж, который и дня без своей любимой прожить не может?

Даша неторопливо разделась и зашла в парную. Горячий пар нежно окутал промерзшее тело девушки.

– Хорошо-то как! – во весь голос воскликнула Даша и забралась на самую верхнюю полку. «Действительно, что мы все время напьемся, наедимся от пуза, уже в парной тяжело сидеть, да и голова от алкоголя пухнет». Даша со всей прозрачностью мыслей трезвого человека наслаждалась ароматом березового веника, что запаренный лежал в тазике. Пару раз она выходила в предбанник, немного остыть, пришло время и для процедур погорячее. Пару раз поддав на камни из деревянного ковшика, Даша взялась за веник. Девушка нещадно хлестала себя по бокам, по бедрам, по рукам, приговаривая при этом:

– Жир, жир уходи! Талия, попа, – становитесь тоньше!

Ей и в самом деле казалось, что ненавистный жир испаряется вместе с водой. Даша изгоняла своего дьявола до тех пор, пока не почувствовала, как закружилась голова.

«Похоже, я перегрелась, надо срочно подышать воздухом». Наскоро окатившись ледяной водой из кадушки, Даша завернулась в полотенце и открыла дверь на улицу. Не обуваясь, она вышла за порог.

Снега еще не было, но морозный ноябрьский воздух охладил землю до минусовой температуры. Разгоряченные ступни холода не чувствовали. Даша с наслаждением втянула в легкие ледяного воздуха и уставилась на звёздное небо. Странно, днем было пасмурно, а сейчас каждую звездочку видно. До ночи еще далеко, но в ноябре темнеет рано.

Вдруг она услышала голоса. Вовкин голос трудно было с кем-то перепутать, мужчина разговаривал мягко и слегка картавил:

– Ну, дальше-то что? Пошел ты с ней?

– Да с хрена ли! – узнала она родной голос мужа. – Чего я там не видел у нее дома? Коллекцию картин, которую она расхваливала? Ты знаешь, Вован, я ведь терпеть не могу таких напористых дамочек. Им все вынь и положь. Думает, раз худая, как щепка, и с ног до головы в фирменное шмотье оделась, все мужики к ее ногам должны падать?

– А лет-то ей сколько?

– Да молодая еще, стерва, несмотря на то, что замначальника Департамента, сорока еще нет. А может, и есть, кто ее знает? Сейчас не поймешь – к косметологу сходят, морщины сотрут, то ли сорок, то ли пятьдесят – и не догадаешься! И откуда только такие берутся? Слава богу, что я не в ее подчинении.

– Да, я тоже таких не уважаю, – откликнулся Володя. – Таким палец дай – всю руку откусят. Ни перед чем не остановятся. Да и неинтересно это, когда сама в постель прыгает. Помню, сколько ты Дашуню свою завоевывал.

– Да, – Саша сделала паузу, тяжело выдохнув. – Она совсем другая была, когда мы познакомились. Нежная, милая, хрупкая. Так и хотелось взять ее в охапку и спрятать от всего внешнего мира. А сейчас какая-то грубая стала, пьет наравне с мужиками, чуть что – огрызается, да и фигура – расплываться начала, сам, чай, видишь.

– Ну да, обабилась маленько твоя Дашуня, а чего ты хочешь – возраст. Ведь и ты не молодеешь?

– Да я не об этом, – вздохнул Александр. – Ушло что-то из ее облика. Вот это нежное, воздушное…

– Ладно, Даша у тебя хорошая! Я все время смотрю и думаю, где бы мне такую жену найти? Не знаешь, у нее случайно двойника нету?

– Ты давай, на чужих жен рот не разевай, свою ищи! Пошли уже назад, холодно!

Два тоненьких огонька описали дугу и исчезли в темноте почти у самой земли. Зашуршала трава под тяжелыми ботинками. Ушли.

Даша только сейчас почувствовала свои ступни. Попыталась пошевелить, сначала показалось, что они примерзли к земле. Она так заслушалась мужским разговором, что забыла, что стоит в одном полотенце, с мокрыми волосами на ледяном ветру.

Девушка буквально запрыгнула обратно в парную. Только сейчас до нее дошло, что она переохладилась. Надо срочно поддать, чтобы не схватить воспаление легких. И заодно обдумать всё, что она сейчас услышала. Значит, у Сашки какой-то флирт на работе. Но даже не это поразило ее в самое сердце, а его слова, что она – Даша, уже «не та!» Слезы капали на обнаженные колени: не та, не та, не нежная, не воздушная, обабилась, теткой стала…

Даша уже сама докручивала слова, как ей казалось, не сказанные во время короткого разговора. Захотелось смыть с себя захлестнувшую обиду. А для кого, для кого она жила все эти годы? Конечно, когда они с Сашей познакомились, ей было чуть больше двадцати пяти, бытовых забот – кот наплакал, маленький сын много не требовал. Это теперь она с работы мчит сразу домой, на свой сторожевой пост возле плиты. Когда она последний раз танцевала? Встречалась с подружками, просто, без мужей, чтобы посидеть без забот, как раньше? Не застолья ради, а ради легкого флирта, веселья, подвигаться в такт современной музыки?

Откуда же возьмется воздушность, если он сам засадил ее возле кухни и стиральной машины? Требовал идеального порядка в доме и обильных столов к приходу гостей. Его гостей. Даша и выпивать-то сверх меры начала, чтобы скрасить скуку. Ну не было у нее особого интереса слушать все эти разговоры, которые сводились в основном к обсуждению марок машин, стройке и деньгам. Она любила философские рассуждения, поговорить о смысле жизни, но среди друзей мужа любителей таких бесед не находилось. Она забыла себя, задавила свою сущность, загнала свои интересы в дальний угол. Она стала и внешне уже на себя непохожа. Да при чем тут Саня. Она сама себе стала противна, да не только из-за внешности. Даша сама чувствовала, что-то важное ускользнуло из ее жизни, из их отношений.

Она плеснула на печку целый ковш кипятка.

– Ух! – не сдержалась она от накатившего на нее пара. – Хорошо! Сейчас как выбью из себя все лишнее! Нет, все правильно, – продолжала она бормотать себе под нос. – Спасибо, мальчики, спасибо, дорогой муж, что дали возможность наконец-то посмотреть на себя со стороны. Когда и где бы я еще себя вот так увидела, как не в русской баньке? Обнаженной и без прикрас? Ух, ненавистный живот, все из-за тебя! – Даша изо всей силы хлестала себя по всем выпуклым местам, пока не устала не привыкшая к такой нагрузке рука.

«Пожалуй, на сегодня хватит. И так слишком много эмоций и перепадов температуры». Даша достала мобильник и взглянула на циферблат, светившийся в уголке экрана. Девятый час. Пора бы и закругляться, если еще и мужики пойдут в баню, то это часа на три, не меньше. Она оделась и подошла к беседке.

– Дорогой, – Даша наклонилась к мужу. – Тебе не кажется, что уже поздно? Если хочешь попариться, то иди сейчас.

– Дашуня, чего ты там шепчешь? – Мишка тяжело привстал со стула и приобнял Дашу за плечи. – Пока ты там мылась, мы тут все решили, что вы остаетесь, правда, Сань? – Мишка хитро подмигнул другу одним глазом. – Так что садись, я тебе стульчик нагрел. Давай после баньки по стопочке!

Даша бросила быстрый взгляд в сторону мужа, он лишь слегка пожал плечами, мол, как хочешь, я за тебя не договаривался, Мишка сам тут воду мутит.

– Нет, Мишаня, спасибо, мы поедем домой, как планировали.

– А чего это ты какая-то загадочная из бани вернулась? – Вовка выглядел самым трезвым и потому, видно, заметил перемены в выражении лица. – Ты как будто помолодела, что ли, или похудела, чего там с тобой сделали?

– Ничего особенного, – холодным тоном ответила Даша. – Просто в себя пришла. Я пойду в дом, не буду мерзнуть после бани. И через два часа мы едем домой. – Последние слова были явно обращены к мужу, но девушка даже не повернула в его сторону головы. Она была уверена – Саша ее услышал.

Тамара хлопотала на кухне, мыла посуду после ужина.

– Тебе помочь? – скорее ради приличия спросила Даша.

– Нет, что ты, я уж все почти. Ставь чайник, сейчас закончу, попьем вместе, в холодильнике пирожные лежат!

– Чай буду, а пирожные – уже поздно. – Даша улыбнулась. Как хорошо быть трезвой. Под алкогольными парами она бы точно не устояла от лакомства.

Женщины уютно расположились на диване, но разговор как-то не клеился. Даше показалось, что она помешала хозяйке дома. Обычно девушка до последнего сидела там, с мужиками, а тут со своим трезвым видом и скучающим взором она была везде лишней.

– Ну ты посиди, а я пойду посмотрю, может еще у них со стола чего помыть надо. – Тамара суетливо поднялась и направилась к выходу.

– Давай, сходи, заодно поторопи там моего, он в баню еще хотел.

Даша нажала на пульт, пощелкав каналами остановилась на ТНТ, шел субботний выпуск Камеди Клаб. «Хоть посмеюсь, может, настроение поднимется», – подумала девушка.

Тамара долго гремела посудой в прихожей, через несколько минут хлопнула дверь, значит, ушла. Мишка рассказывал, что жена его любит приложиться к бутылке в одиночестве. Со всеми когда сидит – цедит маленькими глоточками. Потом нырнет в дом – и там у нее целый арсенал припрятан, хлебает прямо из горла. Мишка только пустые бутылки потом находит – то в туалете, то в гардеробной. Видимо, Даша как раз помешала любимому занятию. Ну ничего, трезвее будет, или мужики в беседке ей нальют, свое вряд ли упустит.

И действительно, когда Тома вернулась, ее слегка пошатывало.

– Твой уже в бане, – женщина смотрела остекленелым взором мимо Даши, словно видела за ее спиной что-то такое, что заставляло ее взгляд замереть, как медузу Горгону.

– Ну и хорошо, – Даша растянула губы в деланой улыбке. – Значит, скоро домой поедем. Ты иди ложись спать, если хочешь, я и одна тут посижу. Телик погляжу.

– Ага. – Тамара громко икнула и ушла в спальню.

Даша допила наполовину остывший чай. Девушка не положила ни кусочка сахара и не дотронулась ни до одной конфетки. И не так уж это сложно оказалось. Главное – себя настроить. Телевизор что-то бормотал, незаметно для себя девушка задремала.

Ее разбудил странный звук. Даша открыла глаза и увидела, как в полутьме Тамара шарит под раковиной. Видимо она забыла, что на диване полулежит Даша, свет в кухне был выключен. Даша молча наблюдала. Точно, Тамара вытащила наполовину полную бутылку с вином, присела на колени, отхлебнула несколько крупных глотков прямо из горлышка, довольно крякнула, потом отхлебнула еще. И вдруг начала кричать на весь дом:

– Миша! Миша, ты где? Миша, так твою мать.

Ну все, начинается, сейчас пойдут семейные разборки, надо срочно рвать отсюда когти. Даша дождалась, пока Тамара не скрылась за дверью туалета, оделась и вышла на улицу. В беседке было пусто. На столе разбросаны остатки замерзшей еды, которая совсем не вызывала аппетита, скорее, отвращение.

Даша подошла к бане, из приоткрытой дверцы доносился мужской смех и громкие голоса, слишком громкие для обычных трезвых людей. Дарья прислушалась, мужики гоготали ни о чем, каждый пел свою симфонию. Вспоминали, как Вовка зимой чуть не утонул в сугробе, вот так же, голый после бани выбежал, нырнул в снег, а встать не смог. Снег был слишком рыхлый, и оттолкнуться было не обо что, Вовка смешно просовывал руки в сугроб, и они утопали еще глубже, до самого дна, виднелся лишь голый зад. Даша тоже прыснула, она припомнила эту картинку, дело было в новогодние каникулы. Да. Было весело. А вот сейчас ей совсем не весело. Не зря говорят – трезвый пьяному не товарищ!

Она три раза стукнула кулаком в дверь и громко крикнула:

– Мужчины, пора заканчивать, скажите Сане, что я уже засыпаю!

– Дашуня, иди, мы тебя попарим! – Мишка-озорник, не боялся даже ревнивого друга.

– Я тебя сам сейчас попарю, – раздался грозный голос Александра. – Сейчас, Даш, погоди минуточек восемь, отпыхнуть надо да одеться.

– Хорошо, я пойду тогда машину заводить!

– Миша! – с крыльца раздался истеричный вопль Тамары.

Даша ускорила шаг и через пару секунд сидела в машине, ей совсем не хотелось лишний раз становиться свидетелем семейных разборок.

Минут через десять на сиденье плюхнулся распаренный супруг. В машине сразу запотели стекла, в нос ударил отчётливый запах перегара.

– Фу, – скривилась Даша, не сдержавшись.

– А ты думаешь, от тебя по-другому пахнет, когда ты пьешь? – Сашка выглядел достаточно трезвым после парной.

– Наверное, ты прав, – согласилась женщина, и супруги тронулись в обратный путь.

ГЛАВА 4. Первые результаты

Баня и отказ от вечерних сладостей сделали свое доброе дело. На утро Дашины весы показали семьдесят семь и девять десятых килограмма. Минус триста граммов, неплохой результат для одного вечера. Даша воодушевилась. Внешне, конечно, перемен заметно не было. Хотя впервые за последние месяцы в воскресенье она проснулась без отечности на лице. Выглядела даже слегка посвежевшей.

День прошел без приключений, в обычных домашних делах. В воскресенье Даша старалась приготовить еды хотя бы на пару дней вперед, поэтому большую часть дня провела у плиты. Виталик весь день был дома и раз пять приходил на кухню в поисках вкусненького.

– Мам, почему у нас печенья нет?

– Печенье вредно, сынок. Поешь лучше фруктов.

– А чай с чем пить?

– В холодильнике шоколадка есть, возьми. Ладно, куплю завтра печенье, – Даша вздохнула, видимо, придется воспитывать в себе силу воли. Смотреть на вкусности, что лежат на полках, и не хотеть их. Хотя, чего было бы проще: с глаз долой – из сердца вон!

Даша в течение дня бегала несколько раз вставала на весы, но цифры вновь росли. В принципе, неудивительно, вода, еда, бесконечные чаепития, к вечеру Даша расстроилась и села перед телевизором рядом с мужем.

– Ты чего такая кислая? Эй? – Саша нежно потрепал ее по плечу.

– Да ничего. Тошно как-то. Хочется вкусненького, а нельзя.

– Кто сказал, что нельзя? И мне хочется. Давай в магазин сгоняю?

– Нет, нет, – испуганно замахала руками Даша. – Еще чего. Давай просто чайку попьем. Безо всего.

– Это как? Дашунь, мы же договорились: хочется тебе – мори себя голодом, а мы с Виталькой хотим питаться по—прежнему.

– Ладно, вообще-то я вычитала, что тем, кто сидит на диете, один раз в неделю можно питаться как хочешь, пускай для меня это будут выходные, тогда всем будет хорошо, и никто никому не будет завидовать!

– Ну так что, в магазин тогда?

– А, давай, – Даша махнула рукой. Сил сопротивляться самой себе уже не было.

Наевшись песочных орешков со сгущенкой, Даша со счастливо-блаженным лицом прижалась к мужу:

– Как мало надо для счастья! Денек поголодать, потом поесть!

– Да? – Саша покосился на жену и строго сдвинул брови. – Это тебе так мало надо? Вот мне бы твои проблемы! А я думаю, как денег заработать, весной на твою машину резину надо новую купить. В деревне крыша протекает, тысяч сто надо, чтобы залатать, да и вообще дом тамошний уже ремонта требует.

– Саш, кому нужен этот дом? Ни ты, ни мама твоя туда не ездят, он стоит пустой десять лет, ты уже в прошлом году туда вбухал весь наш отпуск, теперь опять? Зачем это нужно? Он не стоит этих денег!

– А что стоит? В отпуск съездили – и забыли через неделю. А тут целый дом стоит.

– Да какой этот дом? Хибара. И от города за тридевять земель, для кого он?

– Ну, вот сын у меня подрастет, может, ему надо будет.

– А, понятно. – Даша резко закрыла рот. Дети от разных браков – больная тема супругов. Конечно, Саша старался думать о будущем своего Женьки, а Даша – нет. Даша не сильно беспокоилась о Витальке, квартира для него стоит, в институт он поступит на бюджет, в этом женщина не сомневалась, но ей хотелось, чтобы деньги мужа шли в семью, а получалось – они шли в неизвестную сторону. Вернее, вполне известную, но Даше от этого ни тепло, ни холодно.

Она все понимала, это сын, Александр ушел из семьи, помогал растить ей Витальку, он должен сделать что-то и для своего сына. Машину, дом в деревне, наверняка, и тот дом, в котором они сейчас живут, он отпишет ему. А она? Что ей за эти годы? Она ничего своего не строила, все в общий котелок, все для дома, все для друзей, только не ее друзей, Сашиных.

– Эй, ты чего замолчала? – Супруг толкнул ее локтем.

– Да ну тебя, – недовольно пробурчала Даша. – Вечно ты всё испортишь!

– Я? – возмутился Саша. – Что я на этот раз испортил? Съездил, накормил, чего опять не так-то?

– Да ничего, – буркнула Даша. – Я спать пошла!

– Вот так всегда! Ничего не сделал – и всё испортил. – Александр взял в руки пульт и усердно защелкал кнопками, как будто искал что-то важное.

***

Утром весы показали ровно семьдесят восемь килограммов.

– Ну что ж, – вздохнула Дарья. – Конечно, Сашка виноват, соблазнил меня на пирожные, да еще настроение потом испортил. На буднях буду строго придерживаться диеты. Никаких углеводов!

Девчонки уже сидели на своих рабочих местах, когда Дарья вошла в кабинет.

– Всем привет! – весело помахала она подругам и плюхнулась за свой стол.

– Ну что, чайку попьем, а то мы только тебя ждали! – Маша вытащила из-под стола пакет и начала выкладывать продукты на стол: колбасу, сыр, нарезанный батон, пакет с конфетами, банку кофе.

– Маша! Я тебя умоляю! Зачем ты все это купила?

– А что, с утра можно и бутерброд с колбаской. Ты же знаешь, я дома не ужинаю. Мужики в пятницу сбросились деньгами, велели чего-нибудь вкусненького купить.

– Ты не ужинаешь, а мы – еще как ужинаем! Да, Юль? – Она обратилась за поддержкой к коллеге.

– Ну ладно, – неуверенно протянула Юлька. – С утра действительно можно. Тем более, ты ж сама говорила, что сыр и колбасу можно, там же нет углеводов, почти?

– Ну да. А конфеты водителям отдадим, пусть грызут в машине!

Девчонки уселись за общий стол, за которым у них проходили все трапезы, а также их небольшие сабантуйчики по поводу и без.

– Колбаску-то можно, – прошепелявила Даша, так как рот ее был набит едой. – А вот без булки-то ее не съешь! Придется лишние баллы есть, значит вечером совсем без хлеба!

– А я без булки ем. – Маша продемонстрировала свой бутерброд. С одной стороны сыр, с другой колбаска.

– Вот поэтому ты и худая, а я не могу без своих любимых углеводиков!

Юлька ела молча, пару раз она выразительно повращала глазами, Даша поняла, что та хочет сообщить ей что-то наедине.

– Юль, пойдем сразу посуду помоем! – Она потянула коллегу за локоть, как только трапеза была закончена.

Девчонки вышли в коридор.

– Ты чего-то сказать хотела? – Дарья вопросительно поглядела на помощницу.

– Ну да. Я про эти, таблетки. Ты их пьешь?

– Пью, – утвердительно кивнула Дарья.

– И я пью, только вот у меня проблемы.

– Что случилось? Тошнит?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4