Екатерина Романова.

Светлая в академии Растона: любовь или долг. Том 1



скачать книгу бесплатно

Острый кончик ножа сменился языком, который нежно и очень медленно провел от подбородка, по шее и до самой ключицы, где сменился губами. Сжав от бессилия и страха глаза, она едва дышала, моля богов, чтобы мужчина остановился. Чтобы прекратил касаться. Пусть лучше бьет ее, чем так. Она привыкла к грубости, но не к такому.

– Если не расскажешь, я повалю тебя на пол, и мы займемся страстным, грубым и очень глубоким сексом, от которого я, в отличие от тебя, получу удовольствие. Но и ты не останешься внакладе. Дар проснется, сможешь залечить себя, если будешь в сознании конечно.

Слеза все же сорвалась с ее ресниц и расчертила щеку острой болью от осознания собственного бессилия и ужаса положения, в котором она оказалась. Слова госпожи Триполи вспыхнули в памяти. Почему только она не послушала женщину? Лучше бы сбежала! А с Тором что-нибудь бы придумала! Но выбор сделан и обратного пути уже нет. Девушка не издала ни звука, лишь до боли закусила губу. Она не сломалась и не позволит ему это сделать с собой.

– Скажи, Леа. Даю тебе последний шанс, – едва касаясь губами ушка девушки, прошептал он.

– Хорошо. Хорошо, я… – чуть слышно начала она. – Я все расскажу. Только, пожалуйста, отойдите. Не надо.

Мужчина сразу же отстранился и, положив на ее плечо ладонь, предупредил:

– Сэкономь нам обоим время. Расскажи правду.

– Хорошо, – согласилась она и начала врать, манипулируя фактами, которые известны господину Блэквелу. – Мою историю вы знаете. Но не знаете, что шесть лет после побега я вынашивала план мести Грегу Салевану. Где, как не в академии Растона меня научат добиваться своих целей?

– Светлая мстительница? – с любопытством протянул мужчина. – И в чем ваша цель?

– Я собираюсь убить господина Салевана! Поступить в академию шансов почти не было. Я слышала, что за очень большие деньги это возможно, потому мы с другом хотели украсть и продать «Герцогиню». Но нас поймали. Точнее, поймали Тора, мне удалось сбежать. Его осудили на пожизненное заключение. Я украла другие драгоценности, продала их, внесла деньги на депозит и перечислила академии. Анонимно. Когда я ее закончу, то смогу не только отомстить приемному отцу, но и вытащить Тора.

Несмотря на то, что выдуманная история отлично собирала воедино паззл ее появления в академии, о мести Леа не думала. Светлые не мстят. Они прощают. Ведь обидчики обязательно получат по заслугам. За обиду светлых месть спускается свыше. Разумеется, боль несправедливой обиды терзает сердце, но она скоро проходит.

– Вы только что сознались в краже, приготовлении к убийству и подготовке побега из тюрьмы опасного преступника, – сухо констатировал он.

– А вы докажите это.

– Наглая, – усмехнулся мужчина. – Все еще хочешь учиться в академии?

– Нет. Но у меня нет другого выхода. Я должна.

Щелчок кабельной стяжки заставил Леа вздрогнуть. Она не ожидала, что Блэквел отпустит ее так просто. А еще девушка испытала странное чувство удовлетворения от того, что на ее ложь купились.

Или мужчина лишь сделал вид?

В любом случае, темный маг решил, что с девчонки на сегодня достаточно, хотя он мог продолжить и выбить из нее правду.

– И что теперь? – потирая затекшие запястья, на которых от стяжек остались кровоподтеки, она обратилась к куратору. Когда комната в очередной раз качнулась, мужчина едва удержался, чтобы не подхватить девчонку. Такую маленькую и хрупкую, такую беззащитную перед ним. Она полностью в его власти и впервые за долгие годы службы Блэквел почувствовал себя мразью.

– Поднимайтесь, Суарес, – он, против обыкновения, подал курсанту руку, но девушка, пролив на него жгучий взгляд, полный ненависти, поднялась сама. – Свободна. Можешь идти в академию.

– А как мне туда добраться? И где мы?

– Включи логику и примени чудеса ориентирования, – сухо произнес он и вытолкал девчонку за дверь. Блэквел с удивлением отметил, что светлая не сломалась. Более того. Она так и не сказала правды. Но если бы он хотел услышать ее прямо сейчас – не оставил бы ей ни шанса. Всему свое время. Эта девушка хранит немало тайн и, чтобы их извлечь, следовало действовать иными способами.

Опытный шпион знает, в каком случае следует демонстрировать силу и превосходство, а когда требуется применить тактическое отступление. Оно совершенно не значит признание собственного поражения. Гораздо эффективнее порой сделать один шаг назад, чтобы затем продвинуться вперед на целые мили. Более того, одна и та же тактика неприменима для разных людей. Таких, как светлая, он еще не раскалывал. Но тем интереснее задача, что перед ним стояла. В крови Тени зажегся азарт охотника.


Академия Растона


– Курсанты, – в аудитории перед огромным настенным монитором появился тот, чье имя в академии стараются не произносить. Он вышел из тьмы и быстрыми широкими шагами двинулся к кафедре, проговаривая на ходу: – Открываем тетради, записываем. Специфические методы допроса. На первом курсе вам худо-бедно втолковали, что дать противнику в морду – не самый лучший вариант. Не только при допросе, а вообще. Как минимум – вам могут дать в ответ, как максимум – разведданные вы не получите. А информация наше все. Запомните. Вы не копы и не следователи. Криминалистическая тактика допроса пусть остается в арсенале девчонок в форме. Ваше главное оружие вот здесь, – он указал на свою голову и внимательно посмотрел на курсантов.

Из тридцати первокурсников на второй курс перешли семнадцать и все они с одинаково пустыми глазами смотрели на преподавателя. Единственная девчонка не продержалась и недели. Сбежала, угрожая судами всей академии и ему в особенности. Что говорить, его методы обучения в первый же день рушат иллюзии на счет профессии шпиона. Шпион – это не балы, пистолеты и красивые девушки. Шпион – это необходимость каждый день прыгать выше головы, преодолевать себя, находить выход из ситуации, из которой, казалось бы, выхода нет, прогуливаться с улыбкой по краю пропасти и делать невозможное. Найдет ли она выход? Справится ли? Мужчина поймал себя на мысли, что думает о светлой.

– Вы расскажете о сыворотках правды?

– А заклинание правды, которым вы напугали Суарес, вы научите?

– Редингтон, Финли. Персонально для идиотов, повторяю. Ваше главное оружие – вы сами. Если есть возможность тщательно подготовиться, сыворотка и заклинание существенно упростят вам жизнь. Но в условиях тактического риска, при отсутствии магического резерва и специальных средств под рукой, на что вы сможете рассчитывать? К вам, Редингтон и Финли это, разумеется, не относится. Вам вообще рассчитывать не на что. А вот остальные, если включат мозги, смогут рассчитывать на себя и свои навыки. Наблюдайте. Слушайте. Анализируйте. И только собрав информацию о том, кого будете допрашивать – приступайте. Пытка отсутствием сна, изоляцией, громкими и монотонными звуками. В ход может идти все. Помните. Шпионы и полиция действуют разными способами. Теперь перейдем к практической части. Кто осмелится назвать методы, которые я применил к курсанту Суарес?

На его занятиях тянули руки все. Даже, если курсант не знал ответ, он поднимал руку. Даже, если был не уверен – тянул ее изо всех сил, просто потому, что шпион должен знать решение в любой ситуации. А если решения нет, то хотя бы иметь предположение. Иного не дано. Иное может означать смерть.

– Гинсби. Слушаю.

– Вы погрузили допрашиваемую в непривычные и пугающие обстоятельства, наблюдая, как она их принимает. Это физическое воздействие: ограничить движение, лишить света, деморализовать, направив яркий луч прямо в лицо. Контроль Леа был ослаблен, и она стала более податливой.

– Леа? – преподаватель изогнул бровь.

– Да. Девчонка выкрала мой пропуск, – признался Калеб, поскольку инцидент не остался незамеченным, и ему пришлось получить наказание за невнимательность.

Этан про себя еще раз отметил, что наглая не перестает удивлять. Он едва сдерживался, чтобы не переместиться к ней и не убедиться, что та справится. Нужно сконцентрироваться на текущем занятии и научить бездарей хоть чему-то.

– Это все понятно. Данные методы относятся к вспомогательным, и в качестве основных действуют только на впечатлительных новичков, коим и является Суарес. Что-то еще?

– Вы звенели ножичком в темноте, – негромко произнес один из курсантов.

– Как вы думаете, с какой целью?

– Напугать.

– Разумеется, не повеселить! Дорогие мои. Довожу до вашего сведения, что ожидание пытки всегда страшнее, чем сама пытка. Даже закаленного бойца можно сломить, демонстрируя огромный арсенал интересных предметов и рассказывая разные кровавые истории их применения. Если продемонстрируете на себе – решит, что вы псих и готовы на все. Такой способ тоже имеет место быть. Но что окончательно сломило волю курсантки?

– Она девственница, – выкрикнул нагловатый староста группы и, расхохотавшись, заразил смехом остальных присутствующих.

– Вас забавляет этот факт? – серьезно спросил преподаватель.

– Ну, у нее проблемы с перепихом, – еще раз ответил парень, развалившись на стуле. – Не переживайте, я ей покажу парочку приемчиков, чтоб не была такой зажатой.

– Мои дорогие курсанты. Пока Кеслер с особым усердием делает сто отжиманий от пола, вы попробуете как-то яснее донести до меня свою мысль.

Смех моментально прекратился, а Кеслер, с перекошенной от гнева физиономией, тут же спустился вниз, к преподавателю и, упав на пол, перед всем курсом принялся отжиматься на кулаках.

– Хорошо. Если кроме очевидного факта, что выбранная мною тактика оказалась действенной, вы ничего заметить не смогли, просмотрим фрагмент из допроса, – за его спиной во весь экран – она. Худенькая, бледная, с огромными перепуганными глазами. Как у оленя, увидевшего охотника с ружьем и понимающего, что его сейчас застрелят. Так и будет, если она не станет сильной.

В этот момент в кабинете, прямо из ниоткуда появилась личная помощница Этана и, не глядя на курсантов, тихо произнесла:

– Поступил сигнал о помощи. Как ты и предполагал.

– Спасибо, Рейна. Сейчас буду, – и снова повернулся к курсантам. – Обратите внимание сюда. Как напряглось ее тело, когда я оказался рядом. Плечи подняты, а колени рефлекторно сведены, чтобы защитить самое ценное от мужчины. Это и подсказало необходимое направление для нажима. А дальше – метод проб и ошибок. Копните глубже, и поймете, ошибались или нет. На сегодня это все. На следующем занятии мы разберем особенности использования фактов при допросе. Свободны. Все, кроме Кеслера, Редингтона и Финли. Первый – отжимается, остальные – считают. Вы же умеете считать до ста? Замечательно.

На этом он вновь шагнул в темноту тумана и растворился, прекрасно зная, что ни один из курсантов не посмеет ослушаться.

– Мне одному показалось, что Суарес так и не сказала правду? – обратился Калеб к своему другу, выходя из аудитории.

– Думаешь, Блэквел пожалел девчонку?

– Пожалел? Тень? Нет. Думаю, тут что-то другое. И мне очень интересно, что именно…


Тем временем в неизвестном месте


Ослепительно яркий свет ударил в глаза и после абсолютной темноты болью отдавался в глазах. Качать стало сильнее. В лицо ударил резкий влажный ветер с привкусом соли. И запах… Она не спутает этот запах ни с каким другим. Наконец, сумев открыть глаза и смахнув набежавшие слезы, она ахнула.

– Матушка пресвятая…

На самом деле, комнату не качало. Качало всю яхту, на которой она находилась. Более того, судно медленно, но с неизменным итогом уходило под воду. Сомнений нет – они терпели крушение, а вокруг – бескрайний океан. На горизонте ни точки чужих кораблей, ни полоски суши. Ничего. Только огромное количество воды, населенной недружелюбными тварями, из которых акулы – самые безобидные. Пытаясь подавить панику, девушка кинулась обратно в комнату. Господин Блэквел опытный оперативник. Он наверняка знает, как их вытащить из этой передряги. Даже несмотря на свой панический страх к наставнику, Леа понимала, сейчас он – ее единственный шанс выжить.

– Господин Блэквел мы… тонем, – предложение она закончила чисто механически.

В комнате, откуда ее только что вытолкнул мужчина, никого не оказалось. Более того, не было ни прожектора, ни стула, на котором она сидела. Только диван, холодильник, несколько тумбочек, большой телевизор и другая бытовая техника. Она растерянно хлопала глазами, пытаясь понять, не снится ли ей это. Яхту снова заметно качнуло – океан волновался. Едва удержавшись на ногах, девушка старательно подавляла панику, которая ураганной волной поднималась от желудка к горлу и больно скрутила шею. Леа совершенно одна посреди океана в огромной яхте, которая терпит бедствие! В какой стороне суша – неизвестно. Как вызвать спасателей – неизвестно! Кроме того, девушка прекрасно знала, что в Сумрачном Океане водятся пираты и, как правило, на зов тонущего корабля первыми приплывают именно они. За наживой, а не для помощи.

Леа вновь выскочила на палубу, пытаясь сообразить, как спастись. Обежала нижний этаж яхты в поисках спасательных шлюпок. Их не было. Точнее, когда-то были, но кто-то их отвязал. Единственная шлюпка сиротливо покачивалась на волнах в десятках метров от корабля и неизменно уплывала вдаль. Плыть к ней – самоубийство. Без весел, без координат, без питьевой воды посреди океана в резиновой лодке у нее вообще нет шансов.

Девушка забежала в рубку капитана. Радио, болтающееся на проводе, издавало хрипы.

– Меня кто-нибудь слышит? – крикнула она, пытаясь не срываться на визг.

Паника все же отвоевала свои позиции, и девушку лихорадило от страха. Она умрет. Сегодня. Здесь. Сейчас. Она погибнет! И виноват в этом Этан Блэквел. Монстр. Чудовище! Как можно было бросить ее одну?

– Кто-нибудь, ответьте!!!

Но рация продолжала, как назло, издавать предсмертные хрипы. Суарес бросилась перерывать шкафчики в рубке капитана, в надежде найти хоть что-нибудь, что могло помочь выбраться. Предметы сыпались из рук, ее трясло, качало судно, страх душил, вдобавок слезы совершенно лишили возможности видеть. Упав на пол, девушка разрыдалась. Солнце клонилось к горизонту – в океане темнеет рано и стремительно. Вдобавок, яхту кренило на бок, буквально через час, а может и меньше, она перевернется. Подумав об этом, Леа встрепенулась. Неужели так просто сдастся? Неужели, даже не попробует спасти себя? неужели сядет и будет ждать гибели? Она может сколько угодно долго лежать, дрыгать ногами и поливать палубу слезами. Это ничего не изменит. Лучше умрет, пытаясь себя спасти, чем безвольно отдастся на растерзание стихии.

Поднявшись и размазав по щекам едкие слезы, светлая постаралась привести мысли в порядок. Прыгать в океан и пытаться доплыть до берега – самоубийство. Судя по тому, что сейчас почти пять вечера, а, когда она потеряла сознание в столовой, не было и часа дня, она в трех, а то и четырех часах пути от берега. И это учитывая скорость движения судна. Такое расстояние ей не проплыть физически. Кроме того, в какую именно сторону плыть – также неизвестно. Этот вариант отпадает. Починить яхту и доплыть на ней до берега – тоже не вариант. Она не умеет ни чинить судна, ни управлять такими махинами, ни пользоваться навигатором, если таковой вообще имелся. У нее оставался один-единственный выход. Каким-то чудом все же пробиться к спасателям и дождаться помощи, молясь Богам, чтобы первыми прибыли спасатели, а не пираты. И чтобы корабль до тех пор не затонул. Впрочем, даже пираты стали бы лучшей участью, чем зубы акулы.

Внимательно осмотрев радио, девушка поняла, почему никто не отвечал на вызов. Для того, чтобы передать в эфир сообщение, необходимо нажать кнопку! Паника – первый враг в любой экстренной ситуации. Даже опытный человек творит глупости и не замечает очевидных фактов, когда ослеплен страхом. Суарес вдохнула, выдохнула, постаралась мыслить рационально.

Если удастся выйти в эфир, ей нужно будет сообщить информацию о корабле и его местоположении. Леа осмотрела капитанскую рубку уже внимательно и собранно, нашла бортовой журнал. «Санта Мария» и записи координат. Последняя запись сделана полчаса назад. Она может находиться где угодно!

Тем не менее, не поддаваясь панике, девушка нажала на кнопку и, отчаянно про себя молясь, произнесла:

– Судно Санта Мария запрашивает помощь. Судно Санта Мария запрашивает помощь. Терпим кораблекрушение. Кто-нибудь, отзовитесь.

Тишина. Это не может быть правдой. Слишком жестоко. Сдавливая слезы, она повторила, стараясь унять дрожь в голосе.

– Судно Санта Мария запрашивает помощь. Судно Санта Мария запрашивает помощь. Терпим кораблекрушение. Кто-нибудь… отзовитесь, – последнее слово вырвалось хрипом от слез.

Время словно расширилось, позволяя медленным, очень громким ударам сердца отсчитывать секунды. Наконец, через несколько минут, которые показались Леа долгими часами, донеслось едва слышное:

– Санта Мария это береговая охрана. Где вы находитесь?

Едва не задохнувшись от радости, девушка выпалила возможные координаты. Ей объяснили, где найти GPS навигатор, который укажет ее точное местоположение, но оказалось, что сигнал блокирован или датчик неисправен. Получив от береговой охраны инструкции по дальнейшим действиям, бросилась их выполнять.

Во-первых, чтобы выиграть время, необходимо было выровнять яхту, которая могла перевернуться. Судно кренило на один бок, и девушка попросту могла не дождаться спасателей, которые вылетели на вертолете. Вечером ни один корабль не выйдет в Сумрачный Океан, ведь просыпаются твари, знакомство с которыми не переживут даже опытные моряки. Учитывая, что точное местоположение судна неизвестно, девушку будут искать и это может занять время.

Во-вторых, необходимо подсветить корабль, чтобы его было видно издалека.

В-третьих, не поддаваться панике и надеть спасательный жилет, на тот случай, если все же судно затонет, а спасатели еще не прибудут. Леа изо всех сил заставляла себя верить, что последний вариант с ней не случится.

Все тяжелые предметы, которые удалось найти, она перетащила на левый борт яхты, который несколько выправился относительно горизонта. Но этого было явно недостаточно, ведь яхта все равно уходила под воду. Еще два метра и вода хлынет на палубу. Запретив себе паниковать, девушка задумалась над тем, как осветить судно. Чтобы согреться, бездомные часто разжигают костры. А чтобы подсветить свое жилище, она предпочитала факелы. Сейчас этот вариант мог помочь спасателям заметить ее с воздуха. Девушка разыскала деревянный стул и, приложив немало сил, чтобы разломать его, взяла ножки в качестве основы. На палубе валялись толстые мешки из грубой мешковины. Их она намотала на изголовье факела и прочно прикрепила проволокой. Очередь горючего. Машинный отсек практически затоплен, но ей удалось достать оттуда канистру бензина. Вымочив в ней приготовленные факелы, она подожгла их спичками, которые взяла из капитанской рубки – слава Богам, попался любитель покурить, и прочно закрепила проволокой и бечевкой в разных концах корабля. Оставалось ждать помощи.

Почти час Леа держалась молодцом. Подбадривала себя, уговаривала, что все будет хорошо и спасатели вот-вот прибудут. На второй час, когда вода уже плескалась у краев палубы, а темнота вокруг подбрасывала воображению разные страшные образы и звуки, паника вновь начинала подкрадываться к горлу. Она несколько раз связывалась с береговой охраной, но те лишь сообщали, что вертолет в пути и будет в заданном квадрате поиска через полчаса. Но квадрат поиска и место, где она находилась – не одно и то же. Факелы, которые девушка заменила новыми, отлично освещали корабль. Так его можно было заметить издалека. Но как только они утонут, найти ее на воде, пусть и в жилете с подсветкой, будет практически невозможно. GPS навигатор по-прежнему не работал. Шансы на спасение таяли с каждой минутой.

Еще через час пятнадцать минут затонуло, подарив Леа на прощание тяжелый гортанный звук, похожий траурный крик умирающего кита, оно медленно скрылось под водой, оставив ее одну, в спасательном жилете посреди успокоившегося океана с ракетницей и доживающим факелом, едва освещающим черноту вокруг. Покачиваясь на волнах в оранжевом жилете, словно поплавок, она ежилась от панического ужаса и холода. Темнота с каждой минутой становилась гуще. Холод пробирался под костюм и начинал кусать за ноги. К тому же, девушке несколько раз показалось, что кто-то коснулся ее под водой. Но она запретила себе об этом думать, иначе может сойти с ума. Темнота. Тишина, наполненная мягким журчанием воды. Безудержный, панический, всепоглощающий страх, от которого, возможно, она никогда не оправится.

Стук сердца в ушах…

Зашипев на прощанье, факел потух.

Слез не было, поскольку не было сил для них.

Она уже похоронила себя заживо и была готова смириться со своей участью, но через четверть часа раздался звук работающих лопастей и в небе показался вертолет. Не помня себя от радости, девушка крепко сжала ракетницу и, нажав на спусковой крючок, запустила в небо сигнальную ракету. В этот момент она страшно жалела, что не владеет магией. Пускать вверх бесчисленное количество пульсаров куда надежнее. Если ее единственный сигнал останется незамеченным – это означает смерть.

Девушка наблюдала за тем, как красный огонек взметнулся высоко в небо и, достигнув своего пика, по параболе падал вниз, пока с едва различимым шипением не утонул в океане. Вертолет включил прожектор. Заметили! Ее сигнал заметили! Щеки Леа обожгли слезы. Держаться. Она должна держаться, спасение уже совсем близко! По водной глади рыскал луч прожектора и, когда он, наконец, взял девушку в круг света, она закричала хриплым, простуженным голосом:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11