Екатерина Романова.

Светлая в академии Растона: любовь или долг. Том 1



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Екатерина Романова


© Екатерина Романова, 2017

© Екатерина Романова, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-7300-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Растон. Наши дни


Она застыла перед массивными деревянными дверьми Растонской национальной академии. Все полагали, что это третьесортное заведение в самом центре города обучает социологов, маркетологов и политологов. Попасть сюда считается позором, учиться – наказанием, а получить диплом – приговором. Откуда пошли слухи – неизвестно, но мнение в обществе сформировалось, а потому в конце лета и начале осени здесь было необычайно тихо. Толпы абитуриентов штурмовали двери иных учебных заведений.

Но Леа знала: официально, здесь готовят следователей, дознавателей, прозорливцев, дипломатов, переводчиц и оперативных работников. На деле, за стенами академии взращивают хладнокровных наемных убийц, профессиональных лжецов и манипуляторов, гениев дедукции и мастеров слова. Академия выпускает шпионов.

Леа Суарес шпионкой быть не хотела. Ее прижали к стенке, поймав на воровстве королевского колье «Герцогиня», выставленного на аукционе за баснословную сумму. Само колье ей без надобности, а вот деньги, вырученные с реализации камней, были весьма кстати. Теперь ни колье, ни денег, ни будущего. Она должна окончить Растонскую национальную академию, иначе – тюрьма. И неизвестно, что лучше. Быстрая смерть там или долгая и мучительная в стенах академии. Она не сомневалась, что подобного обучения не переживет.

– Владеете телекинезом? – раздалось из-за спины.

Девушка вздрогнула и обернулась. Мужчина стоял на пару ступенек ниже, но все равно возвышался над ней неприступной черной скалой. Невозмутимо серьезный. Карие, почти черные глаза просканировали незнакомку и не нашли в ней ничего, заслуживающего внимания, кроме дара целительницы. Русые волосы, чуть ниже лопаток, небрежно растрепаны и перетянуты грязным кожаным шнурком – из бедной семьи, либо уличная девка. Перепуганные серо-зеленые глаза, большие, как у раненого олененка, отражают небо. Слишком бледная, на щеках нездоровый румянец – простужена, значит, слабый иммунитет. Оробела, и слова сказать не может.

– Если нет, разворачивайтесь и уходите.

– Почему?

Мужчина усмехнулся. Он повидал множество абитуриентов, но настолько нелепый экземпляр, который в нерешительности замер перед дверьми, ему попался впервые.

– Вы и дня не протянете, – холодно отчеканил он.

Каждый год одно и то же. Сотни рахитичных девиц, дочери богатых родителей, начитавшись любовных романов, штурмуют стены академии в поисках «настоящих мужчин» и суперагентов. Некоторые проходят отбор, но первый год ломает всех. Абсолютно всех. За несколько десятилетий академия выпустила трех шпионок, из которых в живых осталась лишь одна. Одна…

– Почему? – на этот раз девушка гневно сощурила глазки.

Мужчина сразу увидел – светлая.

Светлых в академии Растона еще не было. Тем более с даром целительницы. Таких с руками отрывает Университет магических искусств, но она стояла именно здесь.

– Светлым в академии Растона не место. Вы не поступите.

Утратив к девушке интерес, он обогнул незнакомку и взялся за дверную ручку.

За годы жизни на улице, Леа усвоила несколько правил, которые позволили ей дожить до 17 лет. Одно из них гласило: если тебя загнали в угол, выжми из ситуации максимум.

– Хотите поспорить? – бойко спросила она.

Перед ней не завхоз и не офисный работник. Судя по манерам, разговору и исходящей от собеседника силе, он имел немалый вес.

Мужчина изумился. Обычные двери девчонку пугают, а пари с темными магами нет? Ради интереса, он развернулся и еще раз просканировал девушку. Тот же итог. Ошибки быть не могло. Человек. Целительница. Светлая.

– Светлая, наглая и глупая, – открыл дверь.

Воспользовавшись этим, незнакомка поднырнула под его руку и шмыгнула внутрь. Нахалка. Возможно, и есть шанс.

– Спорим на автомат по любому предмету на мой выбор, что поступлю на шпионский?

Каждый агент знает, не стоит ввязываться в спор, если ставки слишком высоки, а шансы на успех – нет. Но спор, когда ты уверен в собственном превосходстве, может проучить противника. Растянувшись в мрачной улыбке, мужчина задал главный вопрос:

– А мне какая с этого выгода?

– Все, что попросите. Абсолютно все.

– Бесплатный совет на будущее: не предлагайте, если не уверены, что сможете выполнить.

– Значит, по рукам?

Довольно усмехнувшись, мужчина широкими быстрыми шагами двинулся внутрь и прошел мимо охраны. От него прятали взгляды вооруженные люди, студенты спешно меняли траекторию движения, а преподаватели рассеянно кивали в знак приветствия. С кем же она заключила сделку? Видимо, с кем-то очень влиятельным. И не прогадала, ведь вопрос поступления – формальность. Соответствующий приказ уже лежит на столе ректора академии. А она сделала первый шаг, чтобы облегчить свое нахождение здесь. Леа была уверена, легко не будет. Будет крайне тяжело. Взять хотя бы незнакомца. Попадись такая скала мышц в темном переулке – раздавил бы и даже не заметил. Бегала она лучше, чем дралась. И это не раз спасало ей жизнь.

– Пропуск или паспорт, – окинув девушку скучающим взглядом, потребовал охранник. Паспорта у Леа не было. С 11 лет она жила на улице. Ни документов, ни кредиток. Никакого бумажного следа за душой. Отчасти, именно поэтому от шефа королевской разведки поступило столь щедрое предложение, вместо пожизненного заключения.

Перед ней стояла первая тактическая задача: как попасть на собеседование для поступления, если для этого требуется паспорт или пропуск, которых нет?

– Простите, я, кажется, ошиблась зданием, – улыбнулась она и отошла в сторону.

Вооруженная охрана может отпугнуть обычного посетителя, но не профессиональную воровку. Осмотрев холл наметанным взглядом, девушка обозначила жертву. Компания парней, на чьих пиджаках висели бирки с пропусками. Снять такой с лацкана незаметно практически невозможно. А вот если какой-нибудь пижон навесил его на крыло кармана, то он сам напросился. Остается только неудачно столкнуться.

– Не ушиблась? – парень поймал Леа и стиснул стальными руками.

Вот это хватка. Ловко сорвав пропуск, девушка незаметно подпихнула его в рукав куртки и робко улыбнулась. Воровать ей не нравилось, но ничто другое не давалось настолько хорошо. Для развития других навыков улица являлась неподходящим учителем.

– Такая неуклюжая. Поступаю. Волнуюсь.

– На переводчицу? Здесь отличная программа для девушек.

– Нет. На оперативника, – невесело протянула она.

А ведь могла бы сейчас со своим другом Тором продать колье и навсегда покинуть Растон. Забыть о Салеванах – приемных родителях, как о страшном сне и начать новую жизнь. Вместо этого впереди пять лет кошмара, мускулистых парней и, как пить дать, отбоя от постоянных приставаний. На факультете шпионов девушек практически не было, зато полно изголодавшихся парней, уставших от местного однообразия. От подобной перспективы даже плечиками передернула. Вопросы следует решать по мере их поступления.

– Оперативника? – расхохотался парень. – Ну-ну. Меня Калеб зовут. Второй курс. Если поступишь, тебе понадобятся сильные покровители. Найди меня, договоримся.

В его словах не было эротического подтекста, как ей показалось, а потому Леа испытывала угрызение совести. Пропуск парня обжигал ее кисть. Наверняка Калебу влетит за утерю карточки. Дай бог, если не отчислят.

– Тогда, не в службу, а в дружбу. Когда скроюсь из виду, загляни под тумбу охранника. Я оставлю сюрприз для тебя.

Усмехнувшись, парень пожал плечами и отвернулся. Вот она – проблема сильных мужчин. Они не верят, что слабая и беззащитная девушка способна их одурачить. Если шпионы похожи на воров, то понимают: некоторые вещи делать необходимо, чтобы выжить. К примеру, чтобы выжить, она должна пробраться внутрь, даже если пострадает хороший парень.

Да, поступление в академию – формальность. Но лишь в том случае, если она явится. Ей пояснили, деньги в академии Растона не решающий аргумент. Они поставят галочку напротив ее фамилии при первоначальном отборе, но никакие суммы не заставят ректора допустить до основной программы обучения абитуриента, не имеющего перспектив. А потому придется доказывать свою профпригодность всеми силами и средствами.

В этот раз через охрану прошла быстро – приложила пропуск к турникету. После сделала вид, что развязался шнурок на ботинке, наклонилась и ловко подсунула карточку под тумбу охранников. Оглянулась на Калеба. Судя по взгляду, он уже заметил пропажу. Девушка помахала ему рукой и, указав на тумбу, бросилась из холла. Впрочем, за ней никто не гнался. Калеб лишь удивленно улыбнулся и подумал, что из девчонки может выйти неплохой шпион. Если продержится. В чем он сомневался.

Остановилась только возле карты здания и, обнаружив кабинет приемной комиссии, направилась туда. Среди дорого одетых и сияющих чистотой абитуриентов, Леа почувствовала себя Золушкой. Грязные волосы, лицо, покрытое неровными пятнами загара, пристающего к ней как банный лист в парной. К слову, в бане она не была, казалось, целую вечность. На улице не часто удавалось найти место, чтобы привести себя в порядок. Но в бывшей канализационной шахте, где девушка жила последние пять лет, она устроила себе нечто, вроде душа с резервуаром для сбора дождевой воды. Только вот лето в Растоне выдалось как назло жарким и сухим. Из одежды – старые джинсовые штаны, футболка с изображением королевы Ксаны и легкая ветровка. Настолько старая, что пятна на ней уже не отстирывались.

Будь Леа беспринципной, могла бы жить достойно и через год-другой купить себе квартиру и обеспечить безбедную жизнь. Но сама природа не дает светлым переступить через себя. Она крала ровно столько, чтобы не умереть с голода. Фрукты на базаре, овощи, иногда мясные обрезки. Возможно, их с Тором поймали на воровстве колье именно по этой причине. Средства, которые они могли выручить, многократно превышали нужды. Муки совести не позволили ей сконцентрироваться, в результате, сработала сигнализация, и полицейские материализовались незамедлительно. Если бы не Джефри Нолан – сам Шеф королевской разведки – сейчас Леа сидела бы в тюрьме, а светлые там долго не живут, тем более с даром целителя.

Она привыкла ловить на себе брезгливые и осуждающие взгляды, но сейчас было особенно неуютно. Абитуриенты – дети богатых родителей – привыкли к соответствующему окружению, а потому при виде Леа стихли и уставились на нее.

– Сегодня в Академию Растона пускают кого ни попадя. Наверняка наркоманка или проститутка! – брезгливо фыркнула блондинка своей подружке. Их не волновало, что слова, произнесенные в тишине, отчетливо услышали все. Все услышали, но никто не счел нужным вступиться за нее, сделав выводы исключительно по одежде.

– Увы, леди, – тихо произнесла девушка. – Вынуждена вас разочаровать. Ни первое. Ни второе. А вот у вас с такими злыми языками имеются все шансы.

Прикусив язык и выругав себя за несдержанность, Леа воспользовалась всеобщим замешательством и смело шагнула в кабинет приемной комиссии. Ей казалось, что сбежать из аквариума с пираньями лучше в бассейн с акулами. Во всяком случае, эти проглотят сразу, а не станут откусывать маленькими кусочками, позволяя жертве истекать кровью.

Вопреки ожиданиям, в кабинете находился лишь один человек. Тот самый, с которым она заключила пари. Он сидел за столом из темного дорогого дерева, отполированного до блеска, и неспешно водил ручкой.

– Комиссии еще нет, – констатировал он, даже не взглянув на вошедшую.

– Ничего, я подожду, – заверила Леа и, сложив ладошки на коленках, присела на краешек стула, расположенного возле двери. Просторный кабинет, с дорогим темно-вишневым паркетом, светлыми стенами, обклеенными шелковыми обоями, обставлен богатой мебелью. Стул, на который она уселась, обит бархатом. Девушка никогда не понимала необходимость столь больших трат на вещи, призванные служить человеку. Становится не ясно, предмет создан для человека или человек для предмета. Как бы то ни было, но ее задница сгорала от стыда, сидя разве что не на мешке с золотом. Но стоять казалось совершенно неуместным.

Мужчина поднял взгляд и немало удивился, заметив ту самую девчонку, с которой столкнулся на лестнице. Она не шутила и действительно пришла поступать.

– Наглая, – обратился мужчина.

– Меня зовут Леа Суарес.

– Наглая, – повторил он. – Потрудитесь закрыть дверь с той стороны.

– С той стороны она закрыта. И надежно охраняется. Можете поверить.

Несчастная улыбка девушки больше походила на начинающийся приступ инсульта. И это недоразумение считает себя достойной поступить на шпионский факультет? Леа Суарес. Имя показалось ему знакомым. Выудив из кипы бумаг ведомость абитуриентов, он быстро вырвал из текста ее данные. Все, как и думал, кроме одного. Ремарка от ректора – зачислить. Шпионский факультет. За все годы работы в академии, мужчина не сталкивался с протекцией подобного рода. Богатые родители зачастую пытались протащить своих недорослей и соплежуев на факультет, обещая щедрые пожертвования, как академии, так и преподавателям. Но чтобы кто-то просил за девушку, да еще светлую. Неслыханная наглость.

Он поднял трубку телефона, расположенного на столе, и набрал номер приемной ректора.

– Блэквел. Свяжите с Хендерсоном.

Ректор ответил незамедлительно. Чтобы светлая не поняла сути разговора, мужчина перешел на наречие темных магов, будучи уверенным, что она с ним незнакома. Но Леа прекрасно в нем разбиралась. Грег Салеван – один из приемных родителей девушки, был темным магом и многому успел ее научить за те два года.

– Хендерсон, у меня ведомость абитуриентов. Это что, шутка такая? Девчонка, да еще и светлая!

– Этан, это не обсуждается. За нее хорошо заплатили. Девушка зачислена.

– В академии что, настолько большие проблемы с финансированием?

– Теперь точно не будет. Это мой приказ.

– Меня не волнуют приказы, я подчиняюсь только королю и собственному чутью. Ты хоть видел ее? – под обжигающим взглядом мужчины Леа поерзала на стуле.

– Ты же лучший наставник во всем королевстве.

– А знаешь почему? Потому что способен отличить работоспособный материал от мусора.

Она стиснула зубы, но стерпела. На улице приходится выслушивать о себе немало неприятных высказываний. Но отчего-то из уст мужчины они звучали особенно обидно.

– Это не обсуждается. Не в этот раз, Этан! Девушка принята.

– Воля ваша. Через неделю она будет молить об отчислении.

Трубка со звоном легла на место. Да. Разговор явно не задался. Девушка вжалась в стул, стараясь слиться с шелковыми обоями. Но они слишком светлые и безупречно дорогие, лишь подчеркивали ее неуместный внешний вид.

Блэквел сверлил взглядом недоразумение, сидящее перед ним на стуле, словно на пороховой бочке. И это должно стать шпионкой? Он, конечно, хорош и даже волшебник. Но не до такой же степени. У любой магии есть свои пределы. А светлой даже магические вливания не помогут.

Его раздумья прервало появление коллег, которых немало удивило присутствие Леа. Заняв места за столами, они внимательно изучали взглядом сидевшую на стуле девушку.

– Господа. Перед вами Леа Суарес. 17 лет, – мужчина провел ладонью по легкой небритости на подбородке и ухмыльнулся.

– Светлая? – коротко стриженый мужчина кидал недоуменные взгляды то на девушку, то в ведомость.

– Под номером 13. Если кто-то не успел ознакомиться с ремаркой – самое время.

– И как это называется? – рыжеволосая женщина со шрамом на правой щеке возмутилась.

– Полагаю, – не сводя задумчивого взгляда с девушки, произнес Блэквел, – саботаж и диверсионная деятельность. Кто ваш покровитель, Леа?

– Боюсь, мы в неравном положении, – ей запретили распространяться о подробностях и причинах поступления в академию. Действительных причинах. – Вы знаете мое имя, а я не знаю вашего.

Она не переставала его удивлять. Такая светлая и такая наглая.

– Этан Блэквел. Председатель приемной комиссии. Это все, что вам требуется знать на данном этапе.

– Этан, как мы должны поступить? – рыжеволосая женщина наклонилась к мужчине, чтобы понять план дальнейших действий.

– Также, как и всегда, – вопреки приказу, он решил не оставлять девушке ни малейшего шанса. Она должна сразу понять, что ее ждет в академии и не тешить иллюзий на счет учебы. Проплачен кандидат или нет – они обязаны испытать его пределы и оценить способности.

– Хорошо. Леа. Справа от вас находится дверь. Задание простое. Зайдите в комнату, оглядитесь и вернитесь обратно.

Удивившись подобной легкости задания, девушка заподозрила неладное. Тем не менее, поднялась и, не ожидая дополнительных пояснений, открыла двери и смело шагнула внутрь. Обычный рабочий кабинет в доме богатого господина. Справа – камин, возле него несколько кресел и пушистый белый ковер. В глубине комнаты – письменный стол с бумагами и настольной лампой со слишком ярким красным абажуром. Она прекрасно знала этот прием, распространенный в воровской среде. Для того чтобы отвлечь внимание жертвы, необходимо привлечь его к чему-то несущественному. Вроде этой нелепой лампы с красным абажуром, которая совершенно выбивалась из интерьера. Внимательно осмотрела стол и лежащие на нем предметы. Слева от стола – напольный глобус, вдоль левой стены – книжный шкаф от пола до потолка, заставленный разнообразными книжными изданиями. В кабинете не было ничего лишнего. Вещи дорогие, но качественные. У хозяина отменный вкус. Единственное, что бросилось в глаза – странное расположение вещей. Спички для розжига камина лежали на книжной полке, письменные принадлежности – на камине, ваза с цветами стояла на полу в центре кабинета, а кочерга для перемешивания углей спрятана за рабочим столом. Еще раз оглядев комнату, девушка вернулась.

– Уверены? – рыжеволосая вскинула брови. Обычно абитуриенты, которым достается это задание, проводят в комнате куда больше времени.

– Уверена. Что я должна сделать?

– Теперь вернитесь и принесите мне именную ручку господина Блэквела. И, Леа. Не уроните ничего.

Последнее замечание заставило девушку напрячься. Вот от чего задание казалось слишком простым. Когда она повторно вошла в кабинет, в нем царила абсолютная темнота. Отсутствие окон позволило сделать темноту непроницаемой. Но это ничуть не смутило девушку, которая привыкла полагаться не столько на зрение, сколько на интуицию. Это был тест на память и пространственно-логическое мышление. Не сильно внимательный абитуриент пойдет прямиком к столу. Разобьет вазу с цветами и не найдет там ручки, поскольку та лежит на каминной полке.

Мысленно представив себе расстановку мебели, девушка закрыла глаза, чтобы обострить другие чувства, и осторожными шажками двинулась в сторону камина. На секунду замерла. Показалось, что в комнате кто-то есть. Едва уловимое колебание воздуха рядом с ней. Прислушалась. Кажется, никого. Продолжила движение. Почувствовала под рукой мягкую спинку кресла. Дело сделано. Она у камина. Маленькая ладошка потянулась за ручкой, но… ее там не оказалось. Она могла поклясться, что когда заходила в кабинет, ручка лежала на этой полке! Поняв, что ее решили провести, девушка не растерялась. Если по чужим правилам играть не получается – установи собственные.

Осторожными шагами, чтобы случайно не уронить вазу, которая тоже может оказаться в неожиданном месте, она дошла до книжного шкафа. Спички для разжигания камина остались на месте, но в коробке всего лишь одна. Чиркнула серная головка и комнату озарил мягкий свет. Шестьдесят секунд, что горит такая спичка, вполне хватит, чтобы выполнить задание. Ваза действительно переставлена, даже удивительно, как ей удалось пройти мимо и не задеть.

Пламя колыхнулось. Девушке показалось, что по комнате промелькнула тень, более черная, чем сама темнота. Может ли быть такое? Поспешив, она подошла к столу и не прогадала. Ручка лежала поверх бумаг. Зажав искомый предмет, и аккуратно подсвечивая дорогу до выхода, Леа почти вышла из комнаты. За спиной раздался звук разбившейся вазы. Выбежав из кабинета, она гневно уставилась на председателя приемной комиссии. Его лукавый взгляд и довольная ухмылка не оставили сомнений – господин Блэквел все подстроил, чтобы сказать, будто Леа провалила испытание.

– Вот ваша ручка, господин Блэквел.

– По заданию, падение предметов недопустимо, – отчеканила женщина, тоже подарив ей лукавый взгляд. Вот они – шпионы в деле. Мастера интриг и обмана. Они могут спекулировать малыми фактами, совершенно исказив первоначальный смысл.

– Боюсь, вы не правы, госпожа. Вы сказали, чтобы я ничего не уронила. И я ничего не роняла. В кабинете присутствовал кто-то еще, я так полагаю, демон, который усложняет прохождение задания неугодными абитуриентами. Так вот. От моих рук ни один предмет в кабинете не упал. А ручку я господину Блэквелу вернула.

– Она права, Этан, – довольно улыбнулась женщина.

– Леа, – сдвинув прямые черные брови, Этан обратился к девушке. – Вы, несомненно, внимательны и находчивы. Но не обладаете чутьем. А для шпиона оно жизненно необходимо. Испытание вы не прошли.

Неужели мужчина ослушается приказа самого шефа королевской разведки? Кто он такой, чтобы нарушать распоряжения столь высоких чиновников? Если она по каким-то причинам не поступит, то окажется в тюрьме.

– Тем не менее, у вас высокопоставленные покровители, благодаря которым вы зачислены на учебу. Точнее, на испытание, – поправился он.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11