Екатерина Романова.

Как отделаться от жениха и не влюбиться



скачать книгу бесплатно

– Мы все это понимаем, но то, что вы предлагаете… Это третья магистерская ступень. Не выше. Вам есть, что добавить?

Сейчас или никогда!

Я выскочила из-за стеллажей и быстрым шагом направилась к мужчинам, сделав вид, что запыхалась и вообще жутко торопилась:

– Прошу прощения, дорогой, надеюсь, я не опоздала? – подошла к герцогу со спины и, положив ладошки ему на плечи, улыбнулась комиссии. Мужчины сурово сдвинули брови и с непониманием посмотрели на меня. – Ты им не рассказал?

– Баронесса, сейчас не время для…

– Сейчас самое время! – перебила, не дав мужчине подняться. Затем обошла кресло и улыбнулась, снизив голос. – Для начала было бы неплохо меня представить.

– Господа, это баронесса Ассанж.

– Невеста герцога, – вновь добавила для весомости существенную деталь, которую все сегодня решили упускать.

– Поздравляем вас, но как это связано с темой нашего собрания?

– Еще раз прошу простить за опоздание. Мы, дети Дома ветра такие ветреные, – я мило закатила глазки и перешла к сути. – Наверняка Андреас постеснялся рассказать о своей задумке по поводу темы магистерской работы. Если позволите, я сделаю это за него.

– Пожалуйста. Мы вас слушаем, – недовольство в голосе пропустила мимо ушей.

– Марго, сейчас, правда, не время, – склонившись ближе, гневно прошептал жених.

– Андреас придумал, как установить поджигателя.

– О чем это вы? – заинтересовался седовласый мужчина с длинным носом и перевел взгляд на Андреаса, который, впрочем, был растерян не меньше остальных.

– Правда? – переспросил Андреас, но, заметив изумление на лицах комиссии, изменил тон: – правда. Да.

– И почему молчали?

Взгляд на меня, как на спасательный круг. Разумеется, топить я не собиралась.

– Как вы смотрите на комплексный характер работы, господа? Насколько мне известно, соискатели редко берутся сотрудничать домами, концентрируясь только на собственном. Но ведь мы имеем дело с преступлением и вопросы политики должны остаться за рамками, разве не так? – мужчины заинтересовались. Все мужчины! – Так вот мой замечательный жених предположил, что при сотрудничестве с Домом ветра можно существенно повысить эффективность расследования. Обращение к памяти воздуха при воссоздании обстановки пожара даст значимую информацию о личности преступника.

Присутствующие перевели взгляд на Андреаса, который с изумлением и даже восхищением смотрел на меня.

– Вы правда это придумали? – переспросил носатый. Ответ герцога меня поразил.

– Нет.

– Нет? – удивились все, включая меня.

– Это придумала моя невеста. А я всего лишь поддержал идею.

Значит, мой будущий муж – рыцарь на белом коне, не привыкший забирать все лавры себе? Приятно…

В библиотеке воцарилась тишина. Затем мужчины о чем-то пошептались, не дав, впрочем, нам с герцогом времени выяснить отношения и вынесли вердикт:

– Что ж. Это, конечно, замечательно, но без диплома ваша невеста не может ассистировать вам.

Если вы найдете дипломированного мага, то…

– У меня есть диплом, – второй раз огорошила присутствующих. – Правда, всего седьмая ступень, но ведь речь не о моем образовании, разве не так?

– В таком случае, – носатый посмотрел на остальных, чтобы еще раз убедиться в принятом решении, – через месяц мы ждем от вас первых результатов и черновик работы. Если все получится так, как сказала ваша невеста, первая ступень будет вашей.

– Первая? – изумился герцог, я же в тихом восхищении замолчала. По телу пробежали мурашки, словно мне присваивали квалификацию, а не Андреасу.

– Вы нас слышали. Работайте. А нам пора.

Словно по команде, профессора поднялись и, кивнув на прощание, покинули библиотеку, оставив нас с герцогом наедине. Мы оба молчали. Я переваривала услышанное, мужчина смотрел на меня, явно силясь подобрать слова:

– Первая ступень, можете себе представить?

– Нет, – честно созналась я, не придя в себя от восхищения. Увы, но смешенке с моим резервом такое не светит.

– Баронесса, я… Не знаю, что и сказать.

– Для начала – спасибо.

– Спасибо! – искренне улыбнулся он.

– Пожалуйста. Но не думайте, что я сделала это из большой любви к вам.

– Простите, что заподозрил в благородстве, – усмехнулся его светлость, подавая мне руку. Мужчина тут же двинулся к выходу, но я не дала себя увести и остановилась.

– Вы привыкли в своих покоях благодарить?

– А вы так стремитесь туда попасть? Моя дверь всегда открыта для вас, если это так.

– Я уже жалею, что помогла, – закатила глаза, но цель оправдывала средства. – Мне требуется ваша помощь. И я выручила вас исключительно для того, чтобы попросить о взаимном одолжении.

– А, если я откажу?

– Тогда ты и правда баран, Андреас.

– На «ты»? – это уже дипломатический шаг.

– На «ты», – согласилась сразу, чтобы упростить коммуникацию.

– Выкладывай. А там посмотрим. Но, если дело в деньгах…

– Дело в том, что мне нужно их уберечь.

Мужчина предложил присесть, понимая, что вопрос серьезный. Расположившись на кресле и собравшись с мыслями, я произнесла:

– Мне нужно оспорить договор. Точнее, одно положение договора, по которому одна сторона в случае невыполнения обязательств теряет все.

– Что именно?

– Имения, деньги, заводы… Все!

– Можешь показать сам договор?

Я развела руками. Почему-то даже не подумала потребовать у старого герцога весь договор для ознакомления.

– Тогда, хотя бы объяснить, в чем его предмет?

– Это не важно. Главное, как оспорить это положение?

– В том и дело, что предмет всегда важен. Без этой информации я при всем желании не смогу помочь.

– Что ж, – разочарованно выдохнула и поднялась. – В таком случае, придется действовать самой. От мужчин никакого проку…

– Договоримся так, – пропустив мою фразу мимо ушей, предложил собеседник. – Если вдруг у тебя появится копия этого договора или желание рассказать, о чем он – приходи.

– Думаешь, можно что-то сделать?

– Всегда можно что-то сделать. Как говорят наши профессора «закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло». А чтобы вышло, как надо, следует располагать всей информацией.

– Разве это правильно?

– Не мне судить.

Мы смотрели друг на друга и молчали. Впервые маски были сброшены и то, что я увидела, мне понравилось. Не хотелось сейчас забегать вперед и давать оценку будущему наших странных отношений, но оно могло быть вполне плодотворным. Это я в профессиональном, разумеется, плане…

– А ты полна сюрпризов.

– Ты тоже хорош.

– А по поводу работы. Ты, правда, можешь то, что предложила?

– Притворюсь, что не слышала, – довольная произведенным эффектом, я улыбнулась и, чуть склонив голову, покинула библиотеку. Итак, поддержка молодого герцога у меня есть, осталось раздобыть сам договор. Вот только как это сделать, не пробираясь в кабинет хозяина замка? Воровством я заниматься не стану даже ради столь высокой цели, как спасение родителей.

Или все же…

Нет! Решительно отвергла эту мысль. Уверена, есть иные способы достать нужные документы! Например, я могу их потребовать, как сторона заинтересованная.

Старого герцога в кабинете не оказалось! Пальчики так и зудели от желания всего одним простым заклинанием отпереть замок и затем порыться в ящиках. Тем более, я видела, куда герцог де Ген убрал договор…

Не желая искушать судьбу, вернулась к себе и немедленно написала еще одно письмо. На этот раз родителям. Я попросила у батюшки копию договора о моем замужестве, с заверениями и обещаниями не делать глупостей. Впрочем, не смогла удержаться и выразила негодование, что батюшка ради этого брака решил пожертвовать всем нажитым имуществом. Пришлось несколько раз переписывать второй лист письма, поскольку обида от моей продажи еще жгла душу и ложилась на бумагу совсем не литературными словами… Понимаю, не следует быть эгоисткой. Отец думал обо всей семье, я же – только о собственном благополучии. С другой стороны, родитель слишком хорошо знает меня и мой характер, наверняка предполагал, что я смогу найти выход даже из такой ситуации. А я обязательно смогу, тем более что жених на моей стороне, хоть и сам того не знает.

В это время в саду

Уизли, щурясь от жаркого летнего солнца, чистил рапиру. Он готовился к тренировочной схватке.

– Я был удивлен, получив от тебя письмо с вестью о женитьбе.

– Поверь, я был удивлен не меньше, – сознался герцог, бросая камзол на лавку и подворачивая рукава. – Тем более что тебе известны мои планы и желания.

– Что она думает по этому поводу?

– Мы не виделись, но сам представь, что она может подумать, – Андреас нервно рассек рапирой воздух, делая упражнения. – Отцу вечно что-нибудь взбредет в голову. Теперь ему, видишь ли, понадобился внук полностихиец! А Генриэтта – чистый огонь. У нас никогда не будет полностихийцев. Это попросту невозможно…

– Незадача, – согласился Уизли и встал в стойку, выразив готовность к сражению. – Но твоя невеста довольно миленькая.

Выпад, серия ударов, разворот. Герцог де Ген поднырнул под рукой друга и приставил кончик рапиры к его шее.

– Так и не научился защищаться, Дарби! Да, баронесса мила, – согласился он, возвращаясь на свое место и вновь принимая стойку. – Но с головой не ладит.

– Это как? – Уизли поменял тактику и перешел в активное наступление.

– В первый же день она взяла меня в оборот. Да так, что даже ночью мне чудились ее всхлипы в коридоре.

Блондин усмехнулся, нанес еще серию ударов и выбил рапиру из рук Андреаса:

– А ты так и не научился держать удар.

– Туше, – согласился он, поднимая оружие.

– Баронесса не показалась мне безумной.

– А на следующий день ее словно подменили. И вот, вместо глупой назойливой соплячки, вечно впадающей в слезы, я вижу умную образованную женщину с деловой хваткой…

– Герцог де Ген, да вы очарованы? – предположил друг, переходя в нападение.

– Я озадачен, Уизли. Еще какие-то девицы вечером явятся. Я к этой-то привыкнуть не могу. Пошел с жалобой к отцу и вместо одной проблемы у меня теперь целых три.

– Отдай мне парочку? – предложил герцог Дарби, проиграв в очередном раунде и присаживаясь на лавку, чтобы выпить освежающего лимонада.

– Да хоть всех забирай, – Андреас расстегнул рубашку и стер полотенцем капли пота со лба. – Я, правда, не знаю, как мне поступить. Отец пообещал одобрить мой брак с Генриэттой, если я смогу дать ему внука полностихийца в ближайший год.

– Так дай, в чем проблема-то? – задумался Уизли, сделав глоток. – Баронесса Ассанж, надо полагать, из Дома ветра и у нее нет огня? – Андреас кивнул. – Да ваш ребенок обречен стать полностихийцем!

– Отец решил подстраховаться и подсунуть еще пару смешенок. Сам посуди, что подумает Генриэтта, когда обо всем узнает? Она не простит мне такого предательства.

– Все мужики ходят налево, – не согласился блондин. – К тому же, знаю я твоего отца. Он все это непотребство афишировать не станет. Одну назовет невестой, других – кузинами. Кого первой обрюхатишь полностихийцем, та и получит… А, что, кстати, получит?

– Не знаю, Уизли. И знать не хочу, чем отец их удержит. Но у него всегда найдутся рычаги воздействия. Он словно рожден для интриг…

– А ты рожден для науки и любви, – герцог Дарби откинул со лба светлые волосы и, положив локти на спинку лавки, произнес: – значит, меня сами духи воды к тебе послали.

– Упаси стихия!

– Так вот упасет. Мои зелья тебе весьма пригодятся. Помимо серьезных исследований, я и популярным промышляю. Снотворные зелья, насылающие грезы и дурман, зелья забвения и отвращения. Представь себе, при помощи заговоренной воды, трав и магии можно практически все. А на невозможное требуется больше времени.

– А зелье, чтобы, скажем, девушка не зачинала?

Уизли рассмеялся:

– На этом зелье я и сделал себе состояние при живом отце! Не представляешь, сколько мужиков ко мне за ним бегает. Сбоев еще ни разу не давало. Боишься, что тебя-таки совратят?

– Нет. Боюсь, что отец со свечкой у покоев моих невест дежурить будет и, если я не предприму активных действий, то о браке с Генриэттой можно будет забыть. Другое дело, если он будет думать, что его сын не способен принести потомство, но усердно старается.

– А ты достойный сын своего отца, герцог де Интригано! – Уизли хлопнул друга по плечу и поднялся. – Будет тебе зелье. А знаешь, ты, все-таки, счастливый! Леди будут биться за твое внимание и, как минимум, одна из них очень даже хорошенькая.

У Андреаса от воспоминаний о первом дне с Марго дернулся глаз. Заметно побледнев, мужчина помотал головой и проводил друга взглядом.

* * *

Мысль о договоре не давала мне покоя, а потому, чтобы сосредоточиться и дождаться появления старого герцога, я занялась заданием Андреаса. На уровне идеи все казалось просто, разве что не гениально, на деле же я столкнулась с массой трудностей. Само заклинание обращения к памяти воздуха я знала, владела им и даже могла применять на практике, но как оно будет работать в связке с магией огня, учитывая, что во мне самой ни капли огненной стихии, не знала. Если в Андреасе нет ветра, то я даже не представляла, как решить такую задачку. Возможно, по этой причине никто и не брался сотрудничать Домами, а профессора, в случае успеха, пообещали герцогу первую ступень.

Сколько я ни ломала голову, а решения не находила. К тому же, полуденная духота не позволяла сосредоточиться и в поисках вдохновения, я направилась в сад, где, погруженная в свои мысли, столкнулась с хозяйским гостем:

– Баронесса Ассанж, если не ошибаюсь? – произнес герцог Дарби.

Я опустила листок, испещренный формулами и рисунками, и достала изо рта карандаш – дурная привычка. Все время, когда что-то меня сильно увлекает, я начинаю грызть кончик карандаша или пера.

– Герцог Дарби, – я улыбнулась и выразила почтение.

– Не нужно, можете обращаться ко мне Уизли. Я как раз прогуливался. Не составите мне компанию? Полюбуемся садом, выпьем лимонаду, познакомимся ближе…

– Простите, я…

Что-то в улыбке его светлости насторожило. Слишком уж дружелюбной она была. Мужчина, как само собой разумеющееся, подошел ближе и решил убрать с моего лица прядку, которую трепал ветер. Охранный контур сработал неожиданно даже для меня. Блеснул, словно молния. Герцог резко одернул руку и подарил непонимающий взгляд.

– Простите, это матушкин амулет, – спрятала страх за нервной улыбкой. Не помню, чтобы когда-то этот амулет срабатывал. Как-то давно матушка подарила мне его на день рождения, чтобы уберечь от касаний мужчин с дурными намерениями. Видимо намерения Уизли были отнюдь не благородными. Да это и по лицу видно! – Скажу откровенно. В компании незнакомцев я чувствую себя неуютно. К тому же, ваш друг мой жених.

– Андреас не жадный, – герцог, очевидно, хотел снова попытать счастье с моей прядкой, но предусмотрительно передумал, заметив мой гневный взгляд и вспомнив про контур. – Вижу, есть еще какая-то причина для отказа.

– Помимо того, что вы только что меня оскорбили? Да, имеется. Пить, что бы то ни было в компании зельевара не кажется мне хорошей идеей.

Мужчина добродушно рассмеялся:

– Леди, я очарован! Если Андреас упустит такой бриллиант, я обязательно должен быть поблизости.

– Приму за комплимент, – стиснув зубы, прорычала я, силясь найти причину, чтобы уйти, поскольку герцог не торопился сделать это первым. – Вы не видели Андреаса? Он мне очень нужен.

Ну вот. Баронесса Ассанж опустилась до наглой лжи!

– Разве?

– Нет. Прошу прощения за прямоту, но ваше общество мне неприятно.

– Жаль это слышать, – разглядывая меня слишком пристально и нырнув взглядом в мое декольте, протянул мужчина.

– Уизли, насчет этого твоего зелья, – из-за цветущей сирени вышел Андреас и, заметив нас, замер. Он снова с голым торсом! Что за испытание?

– А вот и он, – многозначительно заметил герцог Дарби. – Или общество жениха вам тоже неприятно?

Уизли мне категорически не понравился. Очень скользкий и подозрительный тип. Я решительно подняла голову и подошла к жениху. Удивительное дело, но рядом с Андреасом чувствовала себя под защитой, в безопасности. И разве может быть неприятно рядом с ним? Передо мной же наглядное пособие по анатомии! Уверена, будь в учебниках такие картинки, биология стала бы любимым предметом для многих леди…

– Что происходит? – герцог де Ген уловил витающее в воздухе напряжение и, видимо рефлекторно, приобнял меня за талию, притянув к себе. Сейчас я этому не противилась, было даже приятно чувствовать покровительство и сильное мужское плечо рядом. Голое мужское плечо… К тому же, барьер не сработал.

Блондин верно рассудил, что лучше ретироваться.

– Просто пообщался с твоей невестой. Ты был не прав. С головой у нее все в порядке.

Слова ударили, словно оплеуха. Дождавшись, пока его блондинистая светлость скроется из вида, я, не глядя на притихшего герцога, переспросила:

– Значит, по вашему, у меня не все в порядке с головой?

– Марго, это вырвано из контекста.

– И каков был контекст? – изо всех сил старалась не заводиться, но как-то не получалось.

– Я вспомнил, как ты вела себя в первый день и… – мужчина передернул плечами. – Нормальные леди так себя не ведут.

– А тебе не приходило в голову, что у «нормальных» леди могут быть причины вести себя подобным образом?

– Взрослые люди разговаривают, а не устраивают представления, словно маленькие дети.

– Теперь я еще и ребенок? – я не понимала, почему так остро реагировала на происходящее, но нестерпимо захотелось уйти.

– Перестань.

– Что ж. Очевидно, что ребенок, который еще и с головой не дружит, не сможет помочь с твоей магистерской диссертацией. Вот тебе детские бредни, – я сунула растерявшемуся мужчине листки и фыркнула: – постучи в Дом ветра, может, кто и откроет. А я умываю руки!

– Но ты их еще не испачкала, – Андреас решил отшутиться.

– Сейчас отряжу оплеуху одному надменному герцогу и вдоволь вымажусь!

– Марго, давай это обсудим.

– Нечего обсуждать! – бросила напоследок, стремительно покидая сад.

Сердце колотилось как у зайца, спасавшегося бегством от хищника. Если детские капризы первого дня были результатом четко спланированной тактической операции, то природу произошедшего я объяснить не могла. Точнее, попыталась убедить себя, что волнение из-за приезда других девушек, обида на отца, переживание за сестер, которые могут остаться без дома довели меня до отчаяния и слова герцога стали последней каплей. Посчитав объяснение убедительным, я несколько успокоилась, решив, что после ужина остыну и снизойду до извинений.

Ужина!

Оказавшись перед дверью в библиотеку, резко развернулась и направилась в покои. По обещанию старого герцога вечером прибудут мои, прости дух ветра, конкурентки, а это значит, что требуется как следует подготовиться! До тех пор, пока не найду, как опротестовать договор, я буду делать все, чтобы выйти замуж за Андреаса. А развод дело нехитрое. К тому же, уверена, именно так и можно обойти соглашение. Брак был? Был. Но что мешает супругам развестись? Вот и я думаю, что ничего. Не сошлись Домами, не поделили одеяло, чуть не поубивали друг друга… Мало ли причин? Я получу Роберто, отец сохранит благосостояние, а старый герцог… Герцог де Ген останется с носом. Заявлю, что не способна зачать детей. А, если Андреас станет приставать с попытками? К такому жизнь меня не подготовила…

Впрочем, буду решать проблемы по мере их поступления. Пока следует отделаться от соперниц. Я их еще не видела, но они мне уже не нравятся. Марго Ассанж своего не отдаст, даже, если оно ей и без надобности!

Перерывая гардероб, я злобно рычала, небрежно скидывая платья на кровать. Марьяна, которую я помиловала, скрестив руки и склонив голову, стояла и взирала на мое буйство с тихим смирением:

– Поверить не могу! Ничего! Ни единого подходящего платья нет!

– Но, ваша милость, вы сами просили собрать самые нелепые наряды, которые сидят на вас хуже всего.

– Просила. И ценю тебя за послушание! Но если бы ты не была столь исполнительной, ценила бы тебя больше.

– Госпожа не расстроилась бы, окажись здесь, скажем, ее любимое платье из кремового сатина с вышивкой на корсете?

Я остановилась, перевела на камеристку взгляд, полный надежды, и улыбнулась:

– Ты, все же, не столь исполнительна, не так ли?

Девушка смущенно улыбнулась и прошла в конец гардеробной комнаты, где выудила с последней вешалки то самое платье, о котором говорила. Мое любимое! Наряд всегда сидел идеально, подчеркивая мои достоинства в виде узкой талии, длинной шеи и объемной груди.

– Марьяна, ты официально прощена! Мы должны подготовиться к бою за моего жениха. Полная программа!

– Поняла, – улыбнулась девушка и побежала в ванну хлопотать.

Воодушевившись, я тщательно подготовилась к ужину. Так же, как готовилась к встречам с Роберто: расслабляющая ванна с душистыми травами, эликсир для завивки волос, румяна, розовая вода с ноткой жасмина. Из украшений – излюбленный набор с розовым жемчугом. Поправила браслет – на тонкой цепочке мамин амулет, символ духа воздуха и перевернутая подкова. Последнюю подвеску Роберто сделал сам, чтобы я никогда о нем не забывала, и чтобы удача сопутствовала мне во всем. Пока так и было. Уверена, после сегодняшнего ужина дамы поймут, что будет проще, если они сами развернутся и уедут в свои замки или откуда там они прибыли.

Пока отмокала в ванной, читала книгу про обольщение господ. Так уж повелось, что в деле отворота господ равных мне нет. А вот обратным процессом я не владела. С Роберто все случилось само собой. Это была любовь с первого взгляда. Мой конь потерял подкову, я отпросилась у родителей и отправилась к кузнецу сама. Так распорядились духи, что кузнец в тот день болел и подкову ставил Роберто… С тех пор у коня частенько случались проблемы с подковами. Когда батюшка разгадал мою хитрость, случился страшный скандал, и нам с любимым пришлось встречаться тайно. Но это ничуть не ослабило чувств, а напротив, укрепило их. Вот и сейчас наше расставание я воспринимала как испытание и только.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6