Екатерина Романова.

Жениться за 30 дней, или Замуж по-быстрому



скачать книгу бесплатно

Пролог

– Итак, Клод. У нас осталось еще тридцать дней, – оптимистично заметил Райан, перебирая струны гитары.

– Вы хотели сказать, всего тридцать дней, сэр, – поправил высокий мужчина в годах.

– Твой вечный пессимизм раздражает. Как там Сандра и Белль?

– Сандра отказалась ехать в турне. Графики не совпадают. А Белль явно не наш случай.

– Это почему? – мужчина оторвался от игры и задумался. – Она подходит. К тому же, без ума от меня.

– Сегодня она вам изменила.

– Изменила? – удивленно фыркнул блондин, снова тронув упругие струны. – И кто он?

– Ванесса. Одна из ваших манекенщиц, сэр.

– Мане… – мужчина запнулся и от удивления даже не смог закончить фразу. – Что за мир? Что за нравы?! Я в ужасе. Но не теряю надежды. У нас все получится!

– Я бы на это не рассчитывал. За одиннадцать месяцев вы не смогли найти ту самую, почему думаете, что получится за один?

– Чувствую, – в очередной раз, уже уверенно ударив по струнам, заверил он. – Сейчас, Клод, я чувствую, что все получится. К тому же, я великолепно разбираюсь в девушках. Мы прокатимся по свету и найдем всех, устойчивых к магии певца. Одна из них рано или поздно упадет к моим ногам.

– Прошел почти год, но ни одна из ваших пассий не согласилась на замужество.

– Я слишком хорош для них, и девочки это понимали.

– Если позволите, сэр, вы делаете все неправильно.

– Да что ты? И как много в твоей жизни было женщин?

– Одна, – с гордостью отчеканил мужчина и получил насмешку в ответ.

– Одна. И кто эта несчастная? – блондин, развалившись на кожаном диване, даже от игры оторвался.

– Моя жена, – пауза, во время которой Райан скривился, а Клод с легкой грустью улыбнулся, окунувшись в воспоминания. – А как много жен было у вас, сэр?

– Дерзишь?

– Скорее, намекаю.

– Хорошо. Давай так. Тридцать дней и две попытки… Если за первые две недели я не справлюсь, то за дело возьмешься ты.

– Как вам будет угодно, сэр, – Клод покорно склонил голову, заложив руки за спину.

– Вот и договорились, – радостно подмигнул Райан и переключился на игру. За время разговора у него родилась мелодия, слова к которой пришли сами собой. Очередная песня, что покорит сердца девушек, станет платиновым хитом и неизменно принесет звезде очередные пару миллионов.

* * *

– Таким образом, факты доказывают, что мэр нашей любимой Дирлии не только жулик и вор, но и латентный педофил. Стоит проверить и причастность заместителя мэра, но это уже дело правоохранительных органов, – главный редактор газеты «Время для новостей» отложила очки и, скрестив руки в замок, уставилась на меня. – Лира, дорогая. Скажи мне, чем это пахнет?

– Скандалом и очень, очень высокими рейтингами! – мои глаза сияли как два натранганских золотых, хоть те и вышли из оборота.

– Это пахнет многомиллионными исками! – грубо отчеканила женщина. – Клевета, вмешательство в частную жизнь, публичные оскорбления в средствах массовой информации…

– Клевета? Вы видели фотографии? А выписки со счетов? Я достала неопровержимые доказательства, сложила их воедино…

– Ли-ра! – пропела дородная невысокая дама с мужской стрижкой. – Откуда вся эта информация? Мэр лично вручил тебе выписки?

– Нет, но у меня очень надежные источники!

– Настолько надежные, что ты готова рискнуть карьерой?

Улыбка сползла с моего лица.

Я устроилась во «Время для новостей», поскольку это единственная дирлийская газета, свободная от цензуры. Линдси не стеснялась брать скользкие, сложные и опасные темы в печать, рассказывать о фактах, о которых молчали другие издательства, но сейчас что-то явно произошло, потому я спросила напрямую:

– Линдси, я не понимаю. Раньше нас поощряли разрабатывать подобные темы.

– Семь исков за два месяца, – она откинулась на спинку кожаного кресла и посмотрела за окно, скрестив руки в замок. Солнце уже садилось и разливало по округе рыжую медь, от чего загорелое лицо женщины казалось почти красным. – По пяти из них мы уже выплатили четыре миллиона натранганских.

– Но вы же понимаете, судье дали взятку. Кстати, следующая моя статья как раз об этом…

– Достаточно, – она ударила ладошкой по столу и внимательно посмотрела на меня. – Все, Лира, хватит. Мы и так на грани разорения и мэр недвусмысленно намекнул, что в том случае, если некая стройная блондинка вновь появится на пороге ратуши с диктофоном и блокнотиком, наши дни на поприще издательского дела сочтены.

– Да как он смеет?! – гневно вскочила я и навалилась на стол. – Я вела это расследование три месяца! Предлагаете взять и выкинуть все материалы? Он же преступник и должен сидеть в тюрьме!

– Тогда передай все, что нашла, в полицию.

– Вы шутите? Линдси, вы, правда сказали то, что сказали? Полиция сплошь коррумпирована, никто не рискнет тягаться с мэром!

– А вот тебе глупости хватает. Сядь. У меня есть для тебя задание. Если справишься и сможешь перепрофилироваться – останешься. Если нет – прости. Ты слишком дорого нам обходишься.

– Вот как? – я поджала губы и скрестила руки на груди. Не думала, что через три года успешной работы и баснословных рейтингов каждой публикации услышу подобные слова. – И что это за задание?

– Райан Макнамара.

– Линдси, – обомлела я. – Не издевайтесь надо мной!

– Он решил устроить мировое турне со своей последней коллекцией и новым альбомом. Откроет это турне шоу в Дирлии. Состоится завтра вечером, в отеле «Ричардсон».

– Я пишу о политике. Светской хроникой занимается Алиша. Отдайте эту статью ей. Я… я подумаю над информационными поводами, накидаю к завтрашнему утру темы…

– Значит, этот вызов Лире Элиссон не по зубам? Если так, то я в тебе ошибалась и не желаю больше тратить свое время…

– Линдси!

– Я все сказала. Ты в списке приглашенных журналистов. На завтра освобождена от работы. Подумай, как лучше построить сюжет и подать информацию, какие вопросы задать. Народ любит читать про богатых красавчиков.

– Это… это… издательская проституция! – гневно выкрикнула я.

– Называй как хочешь. Деньги не пахнут. А, благодаря твоим стараниям, их у нас нет, а понюхать бы хотелось. Либо исправляешь ситуацию, либо уволена. Все, Лира. Не усложняй. Доброго вечера.

Я громко хлопнула дверью, выходя из кабинета главного редактора. Шла мимо уже пустых кабинок журналистов. Ребята, по обыкновению, засиживались допоздна, но, поскольку сегодня суббота, ушли домой пораньше. Все жили своей жизнью, у всех семьи, дети, друзья, родители, домашние животные, наконец, планы… Родители у меня, конечно, тоже были, и пара друзей имелась, но работа всегда стояла на первом месте и была моим главным счастьем, моим ребенком и моим супругом. А теперь я могу потерять все, что имею, лишь потому, что богатые мира сего считают, что все покупается за деньги.

Вот и сейчас, мое задание – Райан Макнамара. Миллионер, плейбой, глава модного дома, певец, первосортный проходимец и невыносимый повеса. За последний год, судя по публикациям Алиши, он сменил четырнадцать подружек. Ни одна не задерживалась дольше месяца и, разумеется, все были моделями, певицами или актрисами! Что общего может быть у меня с таким ограниченным человеком? Писать о бикини, голых задницах и силиконовых грудях мне претило.

– Издательская проституция! – выплюнула я в очередной раз, заводя мотор своей старенькой машинки. Я ласково звала ее ласточкой. Старенькой ласточкой, поскольку, свое она уже давно отлетала и теперь лишь едва ползала. Алиша уверяла, что рано или поздно моя ласточка доставит меня прямиком на тот свет. Но мне было все равно. Машина досталась от отца, он собрал ее на мое восемнадцатилетие, а десять лет для ручной работы не срок!

Райан Макнамара… Развалившись на диване, я жевала гречневую лапшу с курицей и овощами из любимого ресторанчика китайской кухни. Готовила я плохо, это дело не любила и вообще на подобную ерунду времени не имела.

Стерла с экрана монитора капельку соевого соуса и задумывалась, разглядывая довольную жизнью физиономию Макнамары. Было у этого мерзавца одно единственное достоинство: внешность. Впрочем, это заслуга хорошей наследственности, а не его. Почти все фото с голым торсом. Учитывая, что по законам психологии люди пытаются произвести хорошее впечатление на других, демонстрируя свои самые сильные стороны, кроме мышц и смазливого личика блондину показать было нечего. Пшеничные волосы от природы вились кольцами, но почти на всех фото мужчина был в модных шапках. На лице – шальная улыбка, в янтарных глазах – лукавый блеск. Казалось, со всех фото он смотрел на меня, как на свою собственность. Хрен тебе, понял?

Весь интернет забит статьями «какой тип девушек предпочитает Макнамара», «как стать избранницей Макнамары» и т. д. и т.п. Ради интереса щелкнула по первой попавшейся ссылке.

«Если вы кареглазая блондинка…»

Внутри недобро екнуло. На мероприятие пойду в парике и с голубыми линзами. Без вариантов.

«Рост от метра семидесяти пяти и выше…»

Без каблуков…

«Ваши параметры девяносто шестьдесят девяносто…»

Надену безразмерный балахон, у меня после весеннего разбора гардероба осталась пара таких.

«Хорошие зубы, зрение, кожа, вам не больше тридцати – вы обязательно привлечете внимание известного плейбоя».

Скука смертная. Но вот ведь незадача, я как раз почти полностью соответствовала требованиям Райана к женской красоте. Волосы – цвета светлой карамели, глаза – мамины, как гречишный мед, параметры тоже от родительницы – пышная грудь, тонкая талия, ноги от ушей. Она прямо-таки заставляла меня идти в модельный бизнес, мол, если Господь послал такие формы, грех прятать их в офисе. Но послушание никогда не было моей сильной стороной. Возможно, я поступила на журналиста просто вопреки родительской воле, из вредности, ведь мою мечту стать певицей они финансировать отказались, а на оплату учебы у меня не было денег.

Рост достался от папы: у него метр восемьдесят пять, я же всего на десять сантиметров ниже. Кожа чистая, зубы ровные исключительно благодаря материнскому упорству. В начальных классах школы я носила брекеты и являлась предметом насмешек. Меня тогда называли терминатор Лира… Зато теперь могу улыбаться во весь рот. Возраст… и даже этот параметр вписывается в требования тридцатипятилетнего миллионера. Мне скоро исполнится двадцать девять. Детей нет, мужа нет, серьезных отношений – тоже нет, а все, что были, все какие-то… несерьезные. Ни один мужчина не мог выдержать моего характера, длинного носа и неумного энтузиазма. А жить с девушкой только потому, что она хороша собой и выглядит как модель еще ни один мужик не отважился. Да дело даже не в них. Мне не нужна диванная грелка. А сейчас мало кто способен оторвать задницу от сиденья и заниматься делом с таким же энтузиазмом, с каким им занимаюсь я. Да будь мужик хоть сантехником, лишь бы ему это нравилось, приносило удовольствие и позволяло прокормить себя без женского кошелька. А с запахом, так уж и быть, я бы смирилась…

Я захлопнула крышку ноутбука и перебралась в кровать. Экскурс в прошлое не принес ничего, кроме головной боли. Настоящее не радовало, а ближайшие перспективы откровенно пугали. Райан Макнамара. Что ж. Хочет Линдси статью, она ее получит. И пусть потом не говорит ничего…

* * *

Весь день я потратила на тщательное изучение образа девушки, способной покорить сердце Райана Макнамары. Зачем? А из вредности! И от противного. Поскольку мой типаж с огромной вероятностью привлечет внимание, я должна стать для мужчины невидимкой. Серой мышкой. Только такие могут юркнуть в самые узкие норки и нарыть эксклюзивный и скандальный материал. А другой меня не интересует!

Я выбрала белоснежное платье свободного кроя до колен. Рукав – три четверти. Такое надежно скрывало мои формы и оставляло простор для фантазии. Что же там под тканью: пять килограммов жира или мускулистый животик? На шею надела длинную золотистую цепочку с крупным кулоном из синего агата. На ноги – белые балетки, чтобы рост не выделял меня из толпы низкорослых журналисток, как обычно. Волосы заколола в низкую култышку и нацепила поверх парик каре с челкой. Цвет вороного крыла вряд ли привлечет внимание звезды. Голубые линзы замаскировали натуральный янтарный цвет глаз, на нос нацепила очки без диоптрий в широкой белой оправе. Такие, как Макнамара, точно не любят ботаников. Дай бог, если мазнет по мне взглядом, а так я была уверена, что даже и не заметит! Глянула в зеркало и похихикала. Если Райан обратит внимание на такую, как я, это будет невероятно. Макияж накладывать не стала. Идеально! Я походила на моль, но модную и стильную моль, как раз соответствовала месту, в которое шла. В черный клатч бросила ключи от машины, диктофон, несколько карандашей, блокнот и сотовый телефон.

Алиша названивала весь день и консультировала насчет знаменитости. О Райане она знала все и страстно хотела освещать это событие, но, увы, сомнительная честь выпала мне. Просто столкнулись лбами два вредных характера: мой и Линдси. Редактор знала, что я приду в ярость от светской хроники, но специально отправила на такое задание, чтобы проучить и осадить. Но за что проучивать? Подумаешь какие-то иски! Я всегда считала, что на первом месте должна стоять правда! Ведь правда – показатель репутации. Продажный журналист – это не журналист. А писать светскую хронику – это кривая дорожка заигрывания с читателями. Да, их вечно интересует, с кем и в каких позах переспала та или иная знаменитость, что она ест на завтрак и какую марку трусов предпочитает. Но это – не журналистика, а… Даже слова приличного подобрать не могу!

Телефон завибрировал. Дюк – мой фотограф – уже ждал внизу. Мы с ним сделали огромное количество эксклюзивных и скандальных снимков. Молодой, инициативный, высокий и очень красивый брюнет. Его часто принимают за актера или модель, а потому позволяют беспрепятственно проходить во многие, даже закрытые места, чем он нагло пользуется, чтобы сделать редкие кадры.

– Э-э, – только и смог протянуть он, заметив меня.

– Без комментариев. Садись.

Мы сели в мою ласточку и отправились к отелю «Ричардсон». Безмерно шикарному, неоправданно дорогому, вульгарно золотому и пошло современному. В нем было все: и бесшумные стеклянные лифты с прозрачным полом, и комнаты с аквариумными стенами и потолки, с которых свисали живые растения, и парящие в воздухе светильники в форме грозовых облаков. Руководство не скупилось закупать последние новинки техники и дизайнерской мысли, хотя, как по мне, так некоторые мысли дизайнерам явно стоило держать при себе.

Мы с Дюком показали бейджи и беспрепятственно прошли в общий зал, где еще велись приготовления к представлению.

Помещение впечатлило своими размерами и обилием свободного места. С высоких потолков свисали длинные ленты мягких светильников, по залу в хаотичном порядке были расставлены светящиеся столбы со стеклянными стенками, внутри которых бурлили пузыри, в некоторых столбах плавали диковинные рыбы. Позади этого великолепия – внушительных размеров сцена и подиум метров на пятнадцать. Над сценой и подиумом сооружены конструкции с разными приборами для спецэффектов, софитами и дымовыми пушками. Макнамара явно на деньги не скупился. Достаточно сказать, что установленные вокруг подиума сиденья явно отделаны кожей. Но больше впечатлило другое. Стеклянный подиум мало того, что переливался разными огнями, так внутри него еще и плавали…

– Акулы? – мои брови прилипли к линии челки.

– Эм, – только и смог ответить Дюк, которого подобная роскошь тоже впечатлила.

Наше удивление отразилось удовольствием на лице высокой ухоженной блондинки с длинными худыми руками и силиконовыми губами. Она посмотрела с улыбкой на Дюка, без улыбки на меня и отрапортовала:

– Следуйте за мной, я покажу места для журналистов, – взгляд фотографа моментально опустился на задницу женщины, затянутую в узкую красную юбку. – Здесь, прямо перед вами подиум, вот здесь расположится Райан, справа и слева от него помощницы и фаворитки, здесь будут сидеть знаменитости города, вот здесь зона журналистов. После показа состоится пресс-конференция, на которой вы сможете задать вопросы.

Она остановилась и повернулась к нам лицом. Дюк поспешно поднял взгляд, но блондинка успела заметить его направленность и надменно задрала бровь.

– А сейчас? – хихикнула я.

Наглости мне было не занимать. Женщина снисходительно улыбнулась и, окинув меня с ног до головы неприветливым взглядом, пожала плечами:

– Если вам удастся заинтересовать Макнамару, в чем лично я сомневаюсь, то, пожалуйста. Напитки и фуршетный стол в правом конце зала, туалетные комнаты за той дверью, по коридору и налево. Список вопросов для Райана выдаст моя помощница.

– Список вопросов? – изумилась второй раз за день. Что это еще за новости?

– Вы что, новенькая? Первый раз на подобном мероприятии? – недовольно прыснула женщина, положив одну руку поперек живота, а вторую изящно прислонив к плечику. Поза, несомненно, изящная, но какая-то противоестественная. Как и все здесь…

– Возможно, вы слышали о Лире Элиссон? – на губах заиграла победная улыбка, которая лишь росла по мере того, как расширялись глаза собеседницы. Мою последнюю статью о мэре не прочитал разве что слепой. Впрочем, слепой, может, и не прочитал, так ему наверняка содержание пересказали.

– Будут вопросы, обращайтесь ко мне, – надменно ответила женщина, но Дюк, мой личный дипломат, поспешил сгладить остроту общения.

– Но вы не представились, – промурлыкал он.

– Можете называть меня Луна.

– Очень приятно, Луна, – мужчина поцеловал пальчики блондинки и проводил ее горящим взглядом.

– Мда, Дюк, уровень твоих притязаний упал гораздо ниже плинтуса. А плинтусов тут, к слову, даже и нет…

– А что, она хороша собой, а я мужчина без обязательств, – снимая крышку с объектива фотоаппарата, заявил он. – Чем займемся?

– Спрашиваешь? Разумеется, сбором компромата!

– Линдси отправила тебя за этим? Или осветить событие? Можешь написать, например, что акул в подиуме кормят манекенщицами, которые не оправдали надежды, – парень лукаво улыбнулся, не хуже, чем проплывшая мимо акула-нянька и сделал пару снимков.

– Если бы Линдси хотела осветить событие, она бы отправила Алишу, а не меня. Не думаешь?

Интерьер резко утратил привлекательность, поскольку включился режим журналиста. Парень пожал плечами и, повинуясь зову приключений, последовал за мной. За сцену. А где же еще мог находиться виновник торжества, как не в святая святых – за кулисами?

Мой расчет с нарядом оказался верным: на бледную моль никто не обращал внимания, словно меня вообще не было. За сценой носились манекенщицы, помощники и помощницы бог знает кого, несколько раз проплывал, кажется, ведущий, администратор давала указания, швеи спешно заканчивали костюмы прямо на моделях. Все кричали, толкались, стоял такой гам, что мы с Дюком общались исключительно жестами. Творился тот еще бедлам и все это под грохот клубной музыки, которую я терпеть не могла и под периодическое отключение света – световики проводили последнюю проверку всех систем.

Нет. Будь я миллионером и плейбоем, сейчас находилась бы не здесь. Чернухой занимаются наемные люди. А Райан, судя по внешнему виду и анализу его недалекой личности, наверняка сейчас нежится в объятиях нескольких блондинок. Этого таракана следовало поискать в укромном местечке.

Дюк, не переставая, щелкал фотоаппаратом. Моделей роллами не корми, дай попозировать. Они с охотой виляли задницами и строили глазки, а некоторые даже успели сунуть фотографу визитки. Насилу оттащила мартовского кота от сливок, и он нехотя нырнул следом за мной в пустой коридор.

– И ты, правда, думаешь, что эксклюзив ждет нас где-то здесь? В пустых стерильных коридорах белого цвета? Давай напишем о том, что Макнамара предпочитает моделей с объемным бюстом. Там явно не девяносто, а все сто двад …

– Тсс! – я приложила палец к губам, услышав голоса.

Щебетание Дюка меня не волновало, а вот аромат тайны манил! Я прямо видела, как удача махнула хвостом где-то здесь, поблизости. Осталось уцепиться за этот хвост и вытащить нахалку! В тишине определила, откуда доносятся голоса, и на цыпочках подкралась ближе. Хорошо, что надела балетки, иначе стук каблуков по мраморной плитке выдал бы наше присутствие! Дверь, ведущая в заинтересовавшую комнату, не была заперта. Я, стойко игнорируя протесты Дюка, немного ее приоткрыла и заглянула в щель. Увиденное стоило миллионов! Резко дернула фотографа на себя и заставила снимать.

На белом кожаном диване боком к нам сидел Райан, а перед ним стоял мужчина, на вид лет под пятьдесят. На висках легкая седина, одежда опрятная, хотя и немного старомодная, костюмы тройки с галстуком-бабочкой давно вышли из моды, а весь вид мужчины демонстрирует… некую покорность и даже услужливость. Непривычно, в наше-то время. В руках мужчина держал шприц двадцатку с синей жидкостью.

– Клод, ты уверен, что это необходимо? – работая кулаком, поинтересовался блондин. – Не люблю иглы…

– Вы же хотите петь, а не волком выть, сэр. Красота и талант требуют жертв, – извинился мужчина и быстро поставил инъекцию, почти залпом. Райан, стиснув зубы, откинул голову на спинку дивана и едва слышно простонал от боли.

– Ты же зельевар. Неужели нельзя придумать… о, черти, больно-то как! – он выгнулся дугой и тяжело дышал.

Клод убрал инструменты, заложил руки за спину и терпеливо стоял рядом с блондином, ожидая, когда тот придет в себя. Удивительное сострадание, ничего не скажешь! Я даже не дышала, чтобы ничего не пропустить. Через несколько минут Райан шевельнулся и открыл глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7