Екатерина Риз.

Закон подлости



скачать книгу бесплатно

– Что отмечаем?

– Меня повысили, – сообщила Наташа, и хлопнула в ладоши. Сделала ещё одно танцевальное па, затем остановилась, уперев руки в бока.

– Куда тебя ещё повышать? – вроде как удивилась Маша. – Ты и так управляющая.

Наташа музыку выключила, подошла к зеркалу и собрала рыжие волосы в хвост, полюбовалась на себя. Рыжей она стала неделю назад, и, кажется, до сих пор насмотреться на себя не могла. А когда Маша вопрос задала, резко обернулась к ней, приняла соблазнительную позу.

– Я же красавица. И умница. Начальство московское приехало, на меня посмотрело, и решило со мной согласиться.

– В том, что ты красавица?

– И в этом тоже.

– Так ты три дня с московским начальством зависала?

– Машка, ты ничего не понимаешь. Мы инспектировали… новый объект.

– Ой, хоть мне-то не ври. То-то ты вернулась такая весёлая.

– А чего мне грустить? У меня всё отлично. Я с понедельника в «Клетке» работаю.

Маша искренне удивилась, и решила, что это и, правда, повод за подругу порадоваться. «Клетка», не смотря на название, клуб в городе популярный, прежнее Наташкино место работы по сравнению с этим, караоке-бар.

– А ты? Как дела? Сто лет не виделись.

– Три дня, Наташ.

– У меня за эти три дня жизнь, можно сказать, изменилась. Могло и у тебя что-то произойти.

– Не могу сказать, что кардинальное.

Наташка плюхнулась рядом с ней на диван, отхлебнула вина прямо из бутылки. А на Машу посмотрела с ожиданием. Та томить неизвестностью не стала, и сообщила:

– Это, наконец, случится. В субботу.

Наташа без всяких подсказок поняла, о чём речь и только протянула:

– О-о, сподобился всё-таки.

Маша легонько стукнула её по руке.

– Перестань. Я сама не была готова.

– Ты мне-то не рассказывай. Не готова она была. По-моему, ты со второго дня знакомства со Стасиком была готова ко всему. И сразу. И даже к его предкам. Это он тянул.

– Я платье купила. Хочешь, покажу?

– Конечно, хочу.

Решив замять тему «почему тянул Стас», так любимую Наташей и ненавидимую ею, Маша с дивана поднялась, схватила с пола пакет с покупкой и поспешила в свою комнату, переодеваться.

– Давай, показывай, чем ты будущих родственников покорять собираешься!

Наташа снова включила музыку, и всё поторапливала Машу. А когда та появилась в дверях её комнаты, жадно уставилась. Маша подняла волосы наверх, и, смеясь, прошлась по комнате, пританцовывая под музыку. Повернулась несколько раз, когда Наташа пальцем в воздухе покрутила. Особо довольной соседка не выглядела, а когда музыку убавила, сложила руки на груди, продолжая Машу разглядывать. Потом спросила:

– Сколько стоит? – Маша цену озвучила, Наташа моргнула. Кажется, даже протрезвела немного. И сказала: – Убиться.

Маша перестала изображать энтузиазм, остановилась перед зеркалом, посмотрела на себя. И сказала, наверное, своему отражению:

– Это очень важное платье.

– Надеюсь, Стас тебе компенсирует?

– С ума сошла? Я ему даже не скажу ничего.

Ему не нужно это знать.

– Дура ты, Машка. Я бы точно раскрутила. На подарочек.

Маша провела ладонями по своим бокам, разглаживая лёгкую ткань. Не отрывала глаз от зеркала, даже боком повернулась.

– Нет, я должна сама. Я замуж за него выхожу, а не в содержанки набиваюсь. А вдруг его родители узнают?

– Что он тебе платье купил?

– Всё равно это будет некрасиво.

– Значит, событие года в эту субботу?

– Я жутко волнуюсь. – Маша машинально покрутила на пальце обручальное кольцо.

– Тут главное себя с самого начала правильно поставить, – принялась поучать её Наташа. – Будь уверенной в себе, улыбайся широко, и ухо востро всегда держи. Главное до загса его довести.

– Натка, завязывай со своими советами. Я и без того нервничаю. – Маша даже рассердилась на подругу. Уж насколько сама была реалисткой по жизни, но у Наташки взгляд на жизнь был откровенно пессимистический. Она ни от кого ничего не ждала, и ради желаемого готова была лбом стены прошибать. Наверное, это похвально, но порой становилось грустно, просто слушать её. В Наташиной жизни места чуду не находилось, никогда. И Машу она всегда готовила к такому же сценарию: за своё надо драться. Не стесняясь.

Стас появился ближе к девяти вечера, довольный, и, видимо, не ожидал застать Наташку. Та открыла ему дверь, в халате и успевшая заснуть после нескольких дней беспрестанной работы и излишка потреблённого в эти дни алкоголя, и поэтому Стасу досталось за то, что разбудил её.

– Ходят тут всякие, – недовольно проговорила она, возвращаясь в свою комнату. – Отдохнуть не дают человеку.

– От чего отдыхаешь? – заинтересовался Стас, и деловито встряхнул букет цветов, чтобы тот распушился и принял по-особенному торжественный вид. А вот на Наташу Стас весело косился.

– От работы! Не видно?

– А, да, тебя же неделю не было. Не заработалась, красавица?

Наташа обернулась на него в дверях, бросила выразительный взгляд.

– Не пошёл бы ты, женишок. Учить он меня ещё будет.

– Кстати, о женихах и невестах. Где моя?

– Работает. Уши наушниками как всегда заткнула, а мне встречай гостей. Делайте, что хотите, – в конце концов, рассвирепела уставшая соседка, – только не мешайте мне спать. – Она дверь перед Стасом захлопнула, но тот даже головы не повернул. Подхватил пакет, что принёс с собой, ногой толкнул соседнюю дверь, так как руки заняты были, и вошёл в полутёмную спальню. Маша, на самом деле, не слышала ничего из того, что происходило за дверью её комнаты, в ушах звучал Стинг, была у неё привычка работать под музыку, ещё со времён учёбы осталась. И когда Стас приблизился к её письменному столу и наклонился, чтобы девушку поцеловать, она совершенно искренне схватилась за сердце.

– Бог мой, Стас!

Он рассмеялся, всё же клюнул её в щёку.

– Ну, если ты так считаешь, то да, это я – твой Бог!

Маша шутливо толкнула его в бок, потом заметила цветы и разулыбалась. Руки к букету протянула, правда, поинтересовалась:

– Что за повод?

– Не стану заигрывать и говорить, что повод мне совершенно не нужен, но сегодня он есть.

Маша положила букет на стол, на стуле развернулась, на Стаса посмотрела.

– Что случилось?

Стас присел на край дивана напротив неё, достал из пакета шампанское.

– Помнишь, я рассказывал тебе про большое помещение на Спасской? Так вот, его можно выкупить за сущие копейки. Оно повисло после судебной тяжбы, и город совершенно не знает, что с ним делать. Готовы продать.

– Но, Стас, это центр города. Там аренда безумно дорогая.

– Вот именно. Но мне готовы пойти на уступки. К тому же, фактически оно в данный момент никому не принадлежит.

Маша раздумывала. Стас выглядел довольным, ловко открыл шампанское, даже за бокалами сходил и их наполнил. Один протянул Маше, но та продолжала смотреть на него в сомнении.

– Ты уверен, что это законно? – спросила она, в конце концов.

Стас качнул головой, снова напротив неё присел. Взглянул снисходительно.

– Я и забыл, что ты у меня юрист.

– Ты всегда об этом забываешь, – проговорила она быстро, – но дело не в этом. Стас, могут быть проблемы.

– Не будет никаких проблем. – Он наклонился к ней, поцеловал в нос, а в глаза заглянул и подмигнул. – Тебе пора к этому привыкать.

– К чему?

– К тому, что у тебя больше никаких проблем в жизни не будет.

– Так я и не о себе.

– И у меня не будет. Маша, в самом деле! Я думал, мы с тобой отпразднуем, я так давно хотел выкупить это здание, а ты смотришь на меня так, будто я кого-то убил.

Маша заставила себя расслабиться, бокал в руке сжала, но уже в следующую секунду Стасу улыбнулась. Протянула к нему руку и потрепала за ухом, когда тот склонил к ней голову, совсем, как кот. Он любил, когда она так делала, его это смешило.

– Ты молодец, – похвалила она.

– Я знаю, – отозвался он. Шампанское залпом выпил. Крепко поцеловал Машу, прежде чем встать. – Ты ещё долго собираешься работать? Я есть хочу, я заказал столик на девять.

Это было одной из сторон повседневной жизни со Стасом Тихоновым. Каждодневные ужины в ресторанах, клубы, друзья, Стас жил полной жизнью и менять круг своих интересов не хотел. В начале их отношений Маша была обескуражена его энергией, энтузиазмом, столь бурной общественной жизнью, но опять же – это был Стас Тихонов. Его знали все, его любили все. Он был знаменитостью, совсем недавно о нём даже писали в популярном столичном журнале, в светской хронике. Стас уже несколько лет не жил и не тренировался в столице, а его помнили и уважали. И мало того, помнили наперечёт всех девушек, с которыми он в то время встречался. Оказывается, их было немало. Маша статью в том журнале раз пятнадцать перечитала, прежде чем решила, что ей стоит отставить в стороны все сомнения, и собой начать всерьёз гордиться. Потому что ни одной из столичных красавиц Стас предложения так и не сделал, хотя об этом не раз сплетничали и продолжения ждали. А вот у неё на пальце обручальное кольцо, впереди знакомство с его родителями, и, по всей видимости, свадьба. Поэтому и сейчас ей должно оставить недоделанную работу, выключить компьютер, переодеться и отправиться с любимым на поиски ночных приключений.

– Ты меня любишь?

Она переодевалась перед зеркалом, только успела резинку чулка расправить, как Стас подошёл, обхватил её руками и прижался губами к Машиной шее. Задышал жарко, сжимая тёплыми ладонями её бока, а губы продолжали щекотать шею. Маша засмеялась, сумела повернуться и обняла его, поцеловала в подбородок.

– Люблю. Я тебя люблю.

– И замуж выйдешь?

– И замуж выйду, – пропела она.

Стас улыбался ей в губы, потом под ягодицы подхватил и крепче прижал к себе. Попятился к дивану, а Маша на часы указала.

– Мы не торопимся в ресторан?

– Чёрт с ним, с рестораном. – Губы целовали её грудь, пальцы тянули кружево бюстгальтера, Маша на Стасе повисла, обхватила ногами, ответила на жадный поцелуй, и так они повалились на не разобранный диван. Тот не скрипнул, тот заскрежетал и натурально охнул под ними, всё-таки диван уже давно стоило заменить, а в стену тут же заколотили, и послышался возмущённый Наташкин голос:

– Да что же вы за сволочи такие шумные, а?

Влюблённые на диване замерли, Маша в некотором смущении и вине, а вот Стас расстроено вздохнул, руки в стороны раскинул. Взглянул мрачно.

– Поехали ужинать. А потом ко мне. У меня прибабахнутых соседей нет.

Маша тут же шикнула на него.

– Тише, она же услышит.

Стас оставил её на диване, поднялся и подтянул ремень на джинсах, а Машу поторопил:

– Поехали.

У подъезда был припаркован спортивный двухдверный «Chevrolet» синего цвета. Стас обожал эту машину, и за мощность, и за то, сколько внимания она к себе привлекает. Подобной машины в их городе больше не было. Вот и сейчас прошёл к водительскому месту, и рукой по капоту провёл. Вряд ли сам заметил это движение за собой, но оно показывало, насколько он своей машиной дорожит и гордится. Маша наблюдала за ним, улыбнулась, когда Стас рядом оказался. Он на эту улыбку отреагировал, наклонился к ней, чтобы поцеловать. Рука тут же нырнула под подол её платья, пальцы нащупали резинку чулка и погладили кожу над ней, дразня. Его руку Маша убрала. Напомнила:

– Мы опаздываем.

– Доедем за пять минут, – пообещал он, и стартовал практически с места. Если честно, Маша не слишком любила его манеру водить, в этом вопросе Стас её беспокоил, вот и сейчас она поспешила пристегнуть ремень безопасности. А любимому сказала:

– Я не настолько голодна.

– Малыш, перестань трусить.

Она вздохнула. За окном проносились яркие улочки центра города.

– Стас, ты читал статью? – спросила она неожиданно. И тут же себя за это отругала. Ведь не собиралась с ним заговаривать о том дурацком журнале. Решила, что просто промолчит, не покажет, что её статья задела или даже заинтересовала. Но вдруг вырвалось.

А Стас то ли решил изобразить непонимание, то ли на самом деле не понял, о чём она говорит. Кинул на Машу вопросительный взгляд, приподнял брови. Пришлось пояснять. Дёрнул же чёрт за язык.

– В «Star» о тебе статья вышла на прошлой неделе. Ты разве не читал?

– Мама что-то говорила. А ты читала?

– Иначе, зачем бы я спрашивала?

– И что писали? Как мне в жизни не повезло, как я по дурости своей едва без плечевого сустава не остался? Они любят детали посмаковать.

– Стас, это же «Star»! Зачем им твой сустав?

– А что тогда?

Маша на него посмотрела, изобразила милую улыбку.

– Писали, как им в Москве без тебя скучно. А в особенности, скучно девушкам, всяким певичкам и моделям. – Маша схватила любимого за плечо и слегка потрясла. – Скажи как на духу: много их было?

Стас захохотал.

– Машка, ты ревнуешь?

Она решила удивиться.

– Конечно, я ревную! Считаешь, что повода нет? Там целый список был. Из десяти имён…

– Из десяти? – Стас откровенно поразился. – Что-то они преуменьшили, наверное, места на странице не хватило.

Маша от души его стукнула.

– Как ты можешь? Я переживаю, я неделю молча страдала, а ты ещё и издеваешься.

– А чего страдала-то?

Она отвернулась от него, от возмущения в голове кипело, и снова созналась:

– Ревновала.

– Ох, Машка, ты дура.

– Так, ты сейчас договоришься, умник.

– Так ты сама подумай, их сколько было? А ты у меня одна.

Маша смотрела в окно, но невольно начала улыбаться. Довольно быстро простила ему всё, что надумала себе за прошедшую неделю, и взяла Стаса под руку, пользуясь тем, что его рука лежала на ручке переключения передач. Переспросила:

– Одна?

– Единственная. Люблю тебя со всем твоим трудоголизмом, небольшой придурью и красивой мордашкой.

– Если бы я была трудоголиком, осталась бы дома, работать над новыми делами, а я здесь, с тобой.

– И это правильно. Нельзя от людей такую красоту прятать, они должны видеть, знать… А вот и «Мартиника».

«Мартиника» – любимый ресторан Стаса. Заведение не отличалось официальностью, пафосом и даже статусом, здесь нельзя было встретить мужчин в дорогих костюмах, и здесь не назначали деловых встреч. Это было место, которое обожала «золотая молодёжь». Пьянок и скандалов здесь тоже не случалось, играла музыка, часто живая, здесь не устраивали пирушек и шумных вечеринок, сюда приезжали поужинать. Маша считала, что детки богатых родителей избрали себе этакую тихую гавань, чтобы походить на родителей, притворяясь серьёзными, успешными и разбирающимися в жизни. Разговоров и намёков на это никто бы из здешних завсегдатаев не потерпел, даже Стас, и Маша эти мысли не озвучивала, но так считала. За последние месяцы свела близкое знакомство со многими друзьями и приятелями Стаса, и уже могла позволить себе делать выводы. Вот только её выводы никого не интересовали, она всё ещё значилась подружкой Стаса Тихонова и не более того, про помолвку никто из его друзей не знал, а они не кричали об этом на каждом углу. Стас просил повременить, подождать, и Маша прекрасно понимала, чего они ждут. Предстоящей субботы. Пережив этот день, она станет официальной невестой единственного сына Тихоновых, и тогда уже никто не будет от неё отмахиваться и считать, что её мнение неважно. А до тех пор стоило держаться хладнокровно, а заодно перевернуть обручальное колечко на пальце бриллиантом вниз, а ещё лучше – снять, на время. Именно так Маша и поступила, без всяких напоминаний и просьб. Она ведь любит Стаса, и прекрасно понимает все его обстоятельства.

В зале они появились, держась за руки, счастливые и довольные друг другом. Стас махнул рукой знакомым, а Маше негромко предложил:

– Поужинаем вдвоём? Гришка отмечает окончание новой рекламной компании, подсчитывает прибыль, с ним сейчас совершенно невозможно общаться. Он от себя тащится.

– Только рада буду, – призналась Маша.

– Заодно поговорим.

– О чём поговорим? – Они присели за стол, Маша положила на колени льняную салфетку, официанту скупо улыбнулась, принимая от того папку с меню.

– Я вот тут подумал, может, нам стоит пригласить твоих родителей приехать? Конечно, не в субботу, но я уверен, что мои захотят с ними познакомиться. И будет странно, если выяснится, что и я-то с ними незнаком.

Маша долго раскладывала салфетку у себя на коленях, скрываясь от взгляда Стаса, но при этом не забывала ему улыбаться.

– Конечно. Это, на самом деле, странно.

– Ты ведь им сказала? – Стас всё же попытался поймать её взгляд, для этого ему даже пришлось голову наклонить. – Маша.

Она выдохнула.

– Нет, не сказала! Стас, я слишком переживаю, думая о встрече с твоими родственниками. Мне ещё не хватает бесконечных разговоров с мамой. Давай… я скажу им после субботы. Это будет самое правильное решение.

Стас выразительно поджал губы, к Маше приглядывался, но, в конце концов, усмехнулся. И переигрывая благодушие, проговорил:

– Давай после субботы. Но как же ты любишь обо всём переживать!

Маша растянула губы в старательной улыбке. Принесли салат, а она есть не могла, а всё оттого, что стало ясно: её вранью о родителях приходит конец. Интересно, как родители Стаса, состоятельные и успешные, посмотрят на то, что их сын собирается жениться на дочке автослесаря и заведующей заводской столовой?

2

У Стаса была отдельная квартира в новостройке на проспекте Мира. Престижный район, престижный жилой комплекс с огороженной территорией и подземным гаражом. Квартиры в этом доме стоили больших денег, и габаритами даже не радовали, а поражали. Двухкомнатная, что принадлежала Стасу, была вдвое просторнее, чем трёшка, в которой проживали Машины родители. Большая спальня с окнами полукругом, огромная кухня-гостиная, в которой запросто можно было устроить вечеринку человек на пятьдесят. А из окон потрясающий вид на центр города, с его высотками, ухоженными улочками и скверами. С семнадцатого этажа вид вроде бы привычного и изученного, завораживал. Маша любила стоять у окна и смотреть вниз.

А вот Стас не ценил. Ни то, что имел, ни свои перспективы и возможности. Он ко всему относился привычно, с толикой превосходства над жизненными обстоятельствами. Осуждать его за это было нельзя, он рос в обеспеченной семье, его холили и лелеяли, как единственного ребёнка, это дало ему уверенность в себе и в принимаемых решениях. Даже если в чём-то Стас оказывался не прав, переубедить его бывало сложно. Но Маше это не казалось недостатком. Ей хватает собственных сомнений, мужчина рядом должен быть другим, разве не так? А Стас по натуре победитель, он привык бросать вызов, соревноваться и побеждать, а это хороший задел на будущее. Не смотря на рухнувшую спортивную карьеру, он сумел справиться с разочарованием и начать новую жизнь. Маша его за это безмерно уважала. А сам Стас, порой посмеиваясь и над собой, и над обстоятельствами, говорил, что родителей время от времени нужно слушать. Вот заставила его мать в своё время окончить институт, а не зацикливаться на отборе в олимпийскую сборную, и вот он вне профессионального спорта, зато дипломированный специалист по антикризисному управлению. Бизнесом занимается, вполне успешно.

– Поэтому сразу в ступор не впадай при знакомстве с моей мамой, присмотрись к ней. Она неплохой человек.

– А кто говорит, что она плохая?

Стас весело хмыкнул.

– Мнения разные бытуют.

Они лежали, обнявшись, на диване, раскидав по полу подушки, разговаривали и смотрели в окна. Погода неожиданно испортилась, и этим утром по небу плыли плотные, свинцовые тучи. Собирался дождь. На часах девять утра, Маша собиралась на работу, но лишь к одиннадцати, и Стас решил провести утро с ней. Вместе проснулись, вместе позавтракали, а теперь обнимались на диване, что может быть лучше? Не смотря на мрак на улице, день начинается удачно. Но хорошего помаленьку, и решив дать Маше немного времени для того, чтобы обдумать его наставления по поводу отношений с его матерью, Стас поцеловал её в плечо, сдвинув ткань рубашки, и с дивана поднялся.

– Пойду в душ. Сваришь ещё кофе?

– Конечно, – пообещала она, продолжая задумчиво смотреть на небо за окном. Стас эту задумчивость отметил, усмехнулся и шутливо потрепал Машу по волосам. После чего наклонился, голову ей запрокинул и крепко поцеловал под подбородком, коснулся языком ямки, в которой бился пульс. Маша всё-таки засмеялась.

– Стас, щекотно.

– Я хочу тебя в жёны, – сообщил он, как любил делать. И ушёл из комнаты. А Маша всё никак не могла улыбку с лица убрать. Лежала, вытянувшись, на диване, руки за голову закинула, и улыбалась.

Отвлёк её мобильный Стаса, он валялся на полу рядом с диваном, и когда он зазвонил, Маша невольно опустила к нему взгляд. На экране высветилась не фотография, а картинка, яркая, но не слишком приличная. Мужская рука, демонстрирующая средний палец. А сверху имя. Возможно, если бы не это имя, Маша от звонка отмахнулась, но интуитивно решила, что делать этого не стоит. И поэтому крикнула в глубину квартиры:

– Стас, тебе звонят!

– Кто?

На мгновение замялась.

– Дмитрий Александрович.

– Кто? А… Скажи ему, что я перезвоню.

Она скажи? Телефон настойчиво тренькал, в душе послышался шум льющейся воды, и Маша, понимая, что делать нечего, протянула руку за телефоном.

– Спишь, что ли? – послышался в трубке нелюбезный голос, прежде чем Маша успела что-то сказать. И этот голос ударил по нервам, совершенно неожиданно, а Маша вдруг вспомнила его обладателя в зале суда. Судя по всему, Дмитрий Харламов редко бывал с кем-то любезен.

– Э… Здравствуйте, – проговорила она, расстроившись из-за того, что сбилась в самом начале. – Стас не может подойти, он в душе. Просил передать, что перезвонит вам.

Повисла секундная пауза, затем послышалось глубокомысленное хмыканье.

– Вот как.

Маша была уверена, что Харламов немедленно повесит трубку, так и не услышав племянника. И поэтому поторопилась предложить:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное