Екатерина Риз.

Тебе назло. Серия «Город». Книга 3



скачать книгу бесплатно

Когда расходились, из кафе вышли, и я почувствовала, что Верка меня в спину толкает.

– Подойди к нему. Ну же.

Я сделала пару шагов. Лёшка мне улыбнулся, а потом набросил мне на плечи свой пиджак.

– Спасибо, – тихо поблагодарила я и осторожно одёрнула подол облегающего платья. – Я сегодня при полном параде, нельзя было ничего лишнего с собой брать.

– Как всё прошло? – всё-таки спросил он.

– Нормально. Одни толкали умные речи, а другие аплодировали.

– Твой отец тоже говорил?

– Папка? – Я даже удивилась. – Нет, конечно, речи он говорить не умеет. Только пинки раздавать, чтобы работали быстрее. – Я рассмеялась, потому что прекрасно знала, как Филин такое делать умеет, а вот Лёшка не рассмеялся, смотрел серьёзно, и мне неудобно стало. – Проводишь меня до стоянки такси?

Он кивнул, и мы, попрощавшись с друзьями, направились в другую сторону. Я на Лёшку поглядывала, и он в полумраке казался мне невероятно красивым. Задумчивый такой, профиль строгий, лицо одухотворённое, я была уверена, что думает он обязательно о чём-то возвышенном. Чего я могу не понять. Эта мысль всерьёз расстроила, и я от Прохорова отвернулась.

– Ты в Нижний с нами поедешь?

Я задумалась.

– Я не знаю.

– Да ладно, Василис, там здорово будет. Весело.

Вот за что я Лёшку люблю, так это за то, что он никогда не «васькает». Всегда называет меня Василисой. Я взяла его под руку.

– Я не уверена, что мне разрешат. Папа не отпускает меня за пределы города одну, только с охраной. А ехать на студенческий КВН в сопровождении телохранителей… – Я усмехнулась, стараясь разрядить обстановку.

– А тот, что тебя привёз, он тоже…

– Это начальник папкиной службы безопасности.

– Да? А он не слишком молод?

Вот тут я уже усмехнулась более презрительно.

– У него способности. Феерические.

– Ясно.

Я попыталась заглянуть ему в лицо.

– Для тебя всё это странно, да?

Он руки в карманы джинсов сунул и плечами пожал.

– Словно ты о кино рассказываешь.

Я облизала губы.

– У меня самый лучший отец на свете, это всё, что нужно знать. И никакой он не бандит. Что бы кто ни говорил. Просто… Он умеет зарабатывать деньги, а это накладывает много обязательств. Это папа так говорит. И заставляет быть внимательным и осторожным.

– Жалко, что ты не едешь.

Я глаза опустила, раздумывая, а потом пообещала:

– Я у него спрошу.

Дойдя до остановки общественного транспорта, Лёшка отвёл меня чуть в сторону от дороги, под липы, и там мы долго целовались, и у меня внутри бабочки порхали. Наконец-то дело сдвинулось с мёртвой точки. А я ведь знала, что так будет, знала! Потому что иначе никак.

Уже садясь в такси, я заметила неподалёку тёмную иномарку. Машина стояла на обочине, а как только я к такси подошла, у неё двигатель заработал. Я помедлила, приглядываясь к подозрительному автомобилю.

– Василиса, что-то не так?

Я на Лёшку посмотрела и улыбнулась, головой покачала.

– Всё в порядке.

До завтра?

– Да, до завтра. – Он наклонился и быстро поцеловал меня в губы. Закрыл за мной дверь такси, а я тут же глянула в окно. Если честно, боялась, что примеченный мной автомобиль останется на месте, но он отъехал следом за моим такси. Я на сидении откинулась. Ну, Генка, шпионов за мной отправил!

Но хорошо хоть за мной, а не за Лёшкой.

3

– КВН? – Филин казался искренне удивлённым. На меня посмотрел с сомнением, а я невинно улыбнулась и кивнула. – С каких это пор ты интересуешься КВНом?

– Пап, я не интересуюсь, я просто пытаюсь участвовать в общественной жизни. Все едут поддерживать нашу институтскую команду. Это всего два дня. В субботу утром мы уедем, а в воскресенье вечером вернёмся. Ну, пап, – я на стол облокотилась и наклонилась к нему. Позвала с определённой интонацией: – Папа.

Он сурово сдвинул брови.

– Вась, только не ной.

Я опустилась на стул.

– Я ещё и не начинала, – расстроено проговорила я и протянула руки к Ваньке, который у отца на коленях сидел и ложкой в тарелке с яблочным пюре водил. – Иди ко мне. Иди, я тебя покормлю.

Ванька ложку облизал, а потом ко мне потянулся. Я у папки ребёнка забрала, придвинула ближе тарелку с пюре.

– Ну, можно я поеду?

– Одна – нет. – Филин из-за стола поднялся и отдал мне полотенце, которым Ваньке рот вытирал.

Я посмотрела возмущённо.

– А с кем? С взводом охраны?

– А что, разве это не круто?

– Нет, папа, уже давно не круто!

– Кирилл, ты не понимаешь, что она не просто так туда едет? У неё там любовь.

Я кинула на Нику предостерегающий взгляд.

– Что? – удивилась та. – Я помочь хочу. Нельзя ей ехать с охраной.

– И без охраны тоже нельзя. Получается, что она вообще не едет.

Я откинулась на стуле и Ваньку к себе прижала.

– Отлично, – пробормотала я себе под нос.

Завьялов в комнату вошёл, огляделся, оценивая обстановку, к разговору вроде бы и не прислушивался, а я когда его заметила, почувствовала, что надежда во мне ещё жива и даже голову поднимает. Он к столу приблизился, кофе себе налил, я на него уставилась.

– Пап, а если со мной Гена поедет, можно ещё пятнадцать человек не брать?

Завьялов застыл, не донеся чашку до рта, глаза сразу забегали, на меня посмотрел подозрительно, потом на Филина, который явно задумался.

– Куда ещё? Никуда я не поеду с ней.

Я мило улыбнулась.

– Поедешь, – кивнула я.

– Кирилл, я что, нянька?

Филин потянул себя за ухо, обернулся на жену, а Ника согласно кивнула.

– Думаю, это отличная идея. Всего два дня, и с Генкой Вася будет в полной безопасности.

Завьялов поставил чашку на стол, так и не попробовав кофе.

– Если я сейчас уйду, можно будет считать, что этого разговора не было?

Филин покачал головой.

– Нет. Поедешь с Васькой. – По плечу его похлопал. – Всего два дня. Посмотришь КВН. Вспомнишь молодость.

Генка зло на меня уставился, а я довольная собой взялась Ваньку кормить. А позже, когда смогла поймать Завьялова одного, подошла и сразу попросила:

– Не злись на меня. Но это на самом деле лучший выход.

– Интересно, для кого?

– А что плохого? Прокатишься в Нижний, красивый город, между прочим. Погуляешь, в ресторан сходишь. Там, наверняка, тоже есть стрип-бары, – попыталась я его успокоить, но не удержалась и со смеха прыснула. – Тебе ведь не интересны студенческие вечеринки. И мы друг другу поможем. Ты папке одолжение сделаешь, а я проведу вечер в Нижнем. Без присмотра, – добавила я весомо. – Чтобы ты не подсылал за мной никого.

– И не мечтай, я с тебя глаз не спущу.

Мне захотелось его придушить, но всё равно:

– Ты один лучше, чем несколько незнакомых парней, с которыми я не смогу договориться, или вообще не поехать.

– Ты так хочешь поехать? – чуть позже спросила Ника.

Я удивилась.

– Конечно, хочу!

Она рассмеялась.

– Из-за того парня?

– Ника, он сам меня пригласил. И он мне очень нравится, он на самом деле классный.

– Это хорошо.

Я прижала к себе подушку, на Веронику посмотрела более серьёзно.

– А ты должна сделать так, чтобы папка не передумал за эти два дня. Я и так, на жертвы иду.

– Это ты о Генке?

– Ну да. Не понимаю, почему мне нельзя поехать одной. Все едут на автобусе, понимаешь, сколько людей будет? А я на машине да ещё с бугаём за спиной! И ведь папа не верит, когда я ему говорю, что Генка меня задирает.

– Он верит, но всерьёз не принимает. Даже когда я с Генкой ругаюсь, это считается нормой. Твой отец считает себя главой стаи, он старше нас всех, а мы, по его разумению, все в игрушки играем, так как молоды и неразумны.

Я откинулась на диванные подушки.

– И меня это злит, – сказала я.

– Не обращай на него внимания, – посоветовала Ника. Я не совсем представляла, как это можно сделать, попросту не замечать Генку с его въедливостью, габаритами и наглостью, но делать нечего, поехать-то хочется. И радовалась я этой поездке, как ребёнок. Два следующих дня словно на крыльях летала, уговорила Верку ехать со мной на машине, а не на автобусе со всеми, нужно же мне с кем-то говорить те несколько часов, что мы в дороге проведём? А с Завьяловым я разговаривать не собираюсь, он, видите ли, на меня обиделся за то, что я втянула его в свои амурные дела. Он, конечно, выразился не так, про любовь ни слова не сказал, но обозвал меня девчонкой, которая никак не вырастет.

– А что, по-твоему, я сделать должна? – заинтересовалась я тогда, а Генка противно усмехнулся.

– Вырасти. Пора бы уже. А не ездить за ним на всякую ерунду, которая тебя совершенно не интересует.

Я машину обошла, на открытую дверцу облокотилась и на Генку посмотрела. Он занимался тем, что по очереди вытаскивал из бардачка вещи, разглядывал и засовывал их обратно. Для чего он это делал – непонятно, но выглядел занятым и увлечённым.

– Вот с чего ты взял, что мне не интересно?

Он хмыкнул.

– Ты просто никогда себя со стороны не видела на всех этих студенческих сборищах. – Генка глаза на меня поднял. – В следующий раз бери с собой журнальчик. Или Фаю.

Я обиделась, и дверь с силой захлопнула.

– Много бы ты понимал!

Он лишь плечами пожал и вернулся к наведению порядка в бардачке. Я же направилась к подъезду, правда, оглянулась разок, так, для порядка. Не знаю, чего ждала, но Завьялов вслед мне не додумался посмотреть. А я, оказавшись в папкиной квартире, тут же к зеркалу бросилась, принялась себя разглядывать. То, что Генка упрямо повторяет, будто я девчонка и ещё не выросла, здорово раздражало. Я сама уже давно не считала себя подростком, и кроме Завьялова мне никто таких слов не говорил. А он насмешничал и издевался. Я тёмные волосы за ухо заправила, губы облизала и приняла эффектную позу. Кажется, придётся кое-кому доказать, что он ошибается.

За новым платьем я отправилась уже на следующий день, и не одна, позвала с собой Нику и Фаю. Уж они могут дать дельный совет и помогут мне избавиться от тех крох неуверенности, которые во мне зародились.

– Всё зависит от того, зачем ты туда едешь, – сказала Ника, разглядывая платья, которые я выбрала. Потом на меня взглянула вопросительно. – Зачем?

Я слегка покраснела, занервничала и попыталась придумать что-то достойное в ответ.

– А то ты сама не понимаешь, – вмешалась Фая. – Возьмём вот эти два.

– Вот эти? – Ника посмотрела в сомнении. – Это же студенческий вечер! Не знаю…

– Она же туда не ради пива и танцулек едет, а с определённой целью!

– Вот именно, – согласилась я. – Цель у меня есть. Только мне нужно одно платье, на вечер. А туфли под него я у Ники возьму. Ты последние купила, как раз подходят по цвету.

Ника едва заметно сдвинула брови, но возражать не стала, хотя и было заметно, что ей очень хотелось. И вот в субботу я проснулась в предчувствии чего-то невероятного, было понятно, что этот день принесёт много перемен, очень надеюсь, что приятных.

Верка приехала к моему дому на такси. Завьялов уже был здесь, расхаживал взад-вперёд перед машиной и с кем-то по телефону разговаривал, вот уже минут десять. Снова выглядел недовольным и на меня посматривал с явным укором. Ехать ему не хотелось, но меня это нисколько не волновало, поэтому и на взгляды его я никак не реагировала. А вот Верка, увидев его, кивнула в знак приветствия в некоторой прострации.

– Здрасьте.

Генка на неё оглянулся и телефон, наконец, выключил.

– Не здоровайся с ним, – сказала я подруге. – Садись в машину.

Сумку с её вещами Генка положил в багажник, а когда за руль сел, на нас с Веркой, устроившихся на заднем сидении даже не взглянул. Мы выехали на дорогу, и тогда я уже громко поинтересовалась у подруги:

– Ты журналы взяла?

Верка взглянула на меня в удивлении.

– А ты просила?

– Ладно, – махнула я рукой, на Генкин стриженный затылок посмотрела, и громко и выразительно проговорила: – Я взяла «[битая ссылка] Cosmopolitan», будем читать вслух. Я вчера листала и видела там отличный тест, про парней… Вот: «Что я о нём думаю?».

[битая ссылка] Верка ко мне приблизилась и, понизив голос, спросила:

[битая ссылка] – Ты про Лёшку будешьотвечать?

Я снова глянула на затылок Завьялова.

– Конечно.

Я достала ручку, и мы принялись за дело. Каждый вопрос я с выражением читала вслух, а потом принималась рассуждать. Вот только в голове был почему-то не любимый Лёшка, а негромко посмеивающийся с водительского сидения Завьялов. Наверное, поэтому и результат получился со знаком минус. Не очень-то хорошо я думала о человеке, чьё имя крутилось в моей голове, что и не удивительно, злилась я на Генку жутко. А вот Верка, которая этого не знала, сильно удивилась в итоге. Но спрашивать ни о чём не стала, в присутствии Завьялова она отчего-то смущалась и вспыхивала, если случалось с ним взглядом встретиться в зеркале заднего вида.

– А сколько ему лет? – спросила меня подружка, когда мы остановились на заправке, и Генка из машины вышел.

– Кому? – не сразу поняла я.

А Верка пальцем на водительское место ткнула.

– А, Завьялову… – Я потёрла кончик носа. – Двадцать девять, кажется. А что?

– Ничего. Просто он симпатичный.

Я посмотрела в изумлении.

– Ты серьёзно? Генка – симпатичный?

– А ты думаешь, нет?

Я растерялась немного от её вопроса. Что я думаю?

– Я думаю, что у него гадкий характер. А я ненавижу таких мужчин. Даже если они симпатичные, как ты говоришь.

– Про характер его я ничего не знаю.

– Вот именно!

Непонятно почему, но я разозлилась на подружку. С чего она вдруг решила, что Завьялов симпатичный? Да он ни слова ей ещё не сказал, кажется, вообще старается сделать вид, что нас с Веркой в машине нет. Я уже пару часов разглядываю его бетонный затылок и сильную шею, а ему хоть бы хны, не чувствует. Руль крутит и на дорогу смотрит, а если с его стороны и слышен какой-то звук, то это непременно смех. Меня на самом деле злит, что он считает меня девчонкой, да к тому же глупой. Ведь сам сказал, что я Лёшке не пара. Видите ли, не слишком умна для Прохорова, ведь тот, можно сказать, что отличник. Можно подумать, Генка шибко умный. Только и умеет, что зазнаваться.

Приехав в Нижний Новгород, мы немного поплутали по узким улицам, пытаясь отыскать общежитие местного технического ВУЗа, где должны были на ночь остановиться приехавшие с визитом студенты из нашего города. Нам нужно было высадить Верку, которая ночевать тоже останется тут. А мы с Генкой в гостиницу поедем, правда, я не знаю в какую, это Завьялов решит. Подъехали мы как раз следом за автобусом, Генка вышел из машины, чтобы достать из багажника сумку с вещами подружки, а я пыталась высмотреть в толпе студентов Лёшку, а когда увидела его, выглянула в окно и рукой ему замахала. Он разулыбался и к машине подошёл, правда, на Завьялова косился с опаской.

– Привет.

Я улыбнулась шире.

– Привет.

– Нормально доехали?

– Да, всё в порядке. А вы?

Он кивнул и снова на Генку посмотрел. Руки в карманы джинсов сунул и ко мне наклонился.

– После выступления здесь праздновать будем. Ты придёшь?

– Праздновать? Уверены в победе?

– Главное, не победа, – усмехнулся он.

– Наверное, ты прав, – сказала я и посмотрела на Завьялова, который стоял в нескольких шагах от нас и курил.

– Так ты придёшь?

Уверенно кивнула.

– Конечно. – А когда Завьялов в машину сел, и мы выехали на дорогу, я ему намекнула на то, что после окончания КВНа праздник не закончится.

– Об этом мы не договаривались! – тут же начал возникать Генка, а я бессильно откинулась на сидении.

– Разве? Кажется, я тебе говорила, почему я выбрала тебя в сопровождающие!

– А я не помню, что обрадовался!

– Ой, да ладно. – Я подалась вперёд и облокотилась на спинку его сидения. – Я ненадолго. Но ты же сам понимаешь, что мне нужно там быть. Для чего-то я сюда приехала.

Он явно хотел что-то ответить, но сдержался, я только заметила, как напряглись вены на его шее, так как сидела совсем рядом, и поэтому ещё раз поразилась тому, что некоторых Бог создаёт, давая им всего с лихвой. Генкину силищу можно на троих спокойно поделить, так же, как рост, ширину плеч и глубокий голос. Хотя, голос мне его нравится, глубокий такой, с налётом ленцы и насмешливости, он только иногда начинает басить, когда злится или кто-то испытывает его терпение.

– У тебя будет час, – наконец, сказал он. А я и этому обрадовалась.

– Хорошо. Я не буду создавать тебе проблем, обещаю.

– Очень на это надеюсь.

Номера в гостинице мы сняли быстро, уже через полчаса я зашла в однокомнатный люкс, огляделась, и порадовалась широкой кровати: не люблю узкие постели, наверное, во сне я верчусь и брыкаюсь, есть у меня такое подозрение, которое, правда, проверить я пока не смогла. До начала студенческого фестиваля оставалось чуть больше двух часов. Совсем мало для того, чтобы привести себя в порядок. Ведь надо разобрать вещи, принять ванну, наложить на лицо специальную тонизирующую маску, и за это время немного отдохнуть. А потом уже макияж, одеться, перед зеркалом покрутиться, удостовериться, что ничего не забыла и выгляжу прекрасно. Обычно, на все эти мероприятия у меня уходит не меньше четырёх часов, а тут два!

Когда я сидела в кресле с маской на лице и, можно сказать, медитировала, мечтая о сегодняшнем вечере, в дверь номера коротко постучали и почти тут же она открылась. И уже после этого я вспомнила, что её не заперла. Папка бы сейчас непременно пожурил меня: как дома, ей-богу!.. А в номер заглянул Генка, со скучающим видом, а как меня увидел, тут же рассмеялся.

– Боже ты мой. Ты так пойдёшь?

– Очень смешно, – медленно проговорила я, почти не шевеля губами, оттого, что кожу стянуло подсыхающей маской. Голову так и держала на подголовнике кресла, глаза снова закрыла, но поторопилась запахнуть полы халата, который распахнулся почти до бёдер.

– Зря. Очень, знаешь ли, выразительно.

– Господи, какие мы слова знаем. Ты чего пришёл?

– Вообще-то, обед. Мы в ресторан идём?

– Я – нет. Мне некогда.

– Будешь голодать? – Генка в номер прошёл, и дверь за собой захлопнул. Я услышала очередной смешок. – Представляю себе это свидание: он тебя целует, а у тебя от голода в животе урчит.

Я глаза открыла и поискала ими что-нибудь подходящее, чтобы в этого идиота кинуть.

– Завьялов, ты что такой злой?

– Нормальный я. Просто голодный. Пойдём в ресторан, Вась.

– Я же сказала, что не пойду. А ты иди.

Он в задумчивости хмыкнул.

– Ты тут будешь?

Я удивилась его вопросу, а после на своё лицо указала.

– А ты сам, как думаешь?

Он всё-таки улыбнулся.

– Ну ладно. Я верю.

Он к двери направился, а я в спину ему проговорила:

– Принеси мне бутерброд! И чай закажи! А лучше сок! Грейпфрутовый. Но скажи, чтобы обязательно свежевыжатый, а не из пакета! Из пакета я не пью.

Завьялов медленно повернулся ко мне, посмотрел серьёзно, размышлял о чём-то, а затем головой качнул, очень весомо так. Меня это впечатлило, и я непонимающе переспросила:

– Что?

– Да так, ничего, – проговорил он невыразительным тоном и из номера вышел.

Заказ мне принесли минут через двадцать, горничная, а не Генка, естественно, а вот когда Завьялов вновь появился в моём номере, выглядел он каким-то настороженным, словно уже морально готовил себя к неприятностям. А увидев меня, и вовсе скис, что мне совсем уж не понравилось. Я бросила на себя быстрый взгляд в зеркало, проверяя всё ли у меня на месте, на платье посмотрела, на макияж, на причёску, даже к туфлям Ники на своих ногах взгляд опустила, а когда поняла, что придраться не к чему, руку в бок упёрла.

– Что не так?

Я стерпела его взгляд. Завьялов осмотрел меня с ног до головы, но никакого проблеска удовольствия от моего внешнего вида в его глазах я не заметила. Но, в конце концов, головой качнул.

– Ничего. Пойдём? – Он открыл передо мной дверь. Я вышла, не спуская с Генки глаз, а у лифта не утерпела и всё-таки спросила:

– Как я выгляжу?

Он помедлил с ответом, но после его губы тронула улыбка.

– Ты же знаешь. Выглядишь отлично.

Завьялов был серьёзен и поэтому я его поблагодарила.

– Спасибо.

Я почувствовала душевный подъём после его слов, и когда мы шли по холлу гостиницы, заметила, что мужчины оборачиваются мне вслед, и разулыбалась. Генка дверь на улицу для меня придержал, и тихо поинтересовался:

– Тебе это нравится, да?

– Можно подумать, что кому-то не нравится.

Я на самом деле выглядела замечательно. Платье идеально подходило мне, не добавляло лет, оттеняло цвет глаз, и не кричало о том, сколько оно стоит. Всё было продумано, и к предстоящему вечеру я была готова, о Лёшке думала, так хотелось, чтобы он меня оценил, и бояться перестал. Ведь чувствовалось, что боится, хотя, наверное, я не совсем правильно выразилась, и боится он не меня, ко мне его тянет, а вот всё, что меня окружает, его настораживает. Поэтому мне так хотелось произвести на него впечатление, чтобы он понял, что я самая красивая, самая весёлая… Да вообще, очень хочется, чтобы кто-то сказал: «Ты самая-самая!..». Глупая мечта, наверное. Наивная и детская. Но и глупые мечты иногда тоже достойны того, чтобы их осуществляли.

Вот только, кажется, не в этот вечер. Не смотря на то, что Лёшка, конечно же, оценил мои старания и первая улыбка, которую он мне подарил, была достаточно глупая, какой и должна была быть, но во всём остальном мои ожидания не оправдались. Он не схватил меня за руку, чтобы показать, что я его девушка, не держался рядом, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что это именно ему так повезло, не представлял меня своим друзьям и знакомым из Нижнего Новгорода. Я, признаться, от такого малодушия растерялась. Никак не могла понять, что я не так сделала, почему он от меня сбежал. Села в кресло, до которого он меня проводил, натянуто улыбнулась, наблюдая за тем, как бегают его глаза, и вдруг почувствовала, что от обиды мне расплакаться хочется. Это странно, но я, при своём умении легко сходиться с людьми, общаться, со своими возможностями, в институте оказалась белой вороной, к которой все относились с настороженностью. Даже парни, самые отъявленные бабники, меня предпочитали стороной обходить. Нет, они с удовольствием болтали со мной, приглашали в кафе и в клуб, даже флиртовали помаленьку, но за целый год ни один не попытался сблизиться со мной или хотя бы на свидание пригласить. Когда в школе училась, я отбоя не знала от поклонников, и с одноклассниками встречалась, и с молодыми людьми постарше, все за мной ухаживали, и я уверена была, что в институте у меня никаких проблем не будет, а тут вдруг такое. Меня все обходили стороной, только Верка со мной дружила, да и то, ко мне домой она никогда не приходила, даже когда я её звала. И я бы не сказала, что я так сильно изменилась за последний год, но окружающие, явно, сошли с ума.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8