Екатерина Полянская.

Вредность – не порок



скачать книгу бесплатно

Дальше я действовала по принципу «не съем, так хоть покусаю», хотя в данном случае правильнее было бы сказать «в грязи поваляю». Перекатившись, метнулась к Тине, схватила ее за ноги и со всей дури (этого добра у меня навалом) ка-а-ак дернула…

Пострадавшая конечность отозвалась нестерпимой болью, в глазах потемнело. Если бы я и так не валялась на земле, то всенепременно обзавелась бы еще одной шишкой на своей черепушке. Хоть где-то повезло. Ободренная этой мыслью, я провалилась в бархатную темноту.


– Какого лешего у нее оказался твой меч? – Голос Алекса периодически срывался на рык. Причем орал он явно на Габриэля. Ну да, кому же еще мог принадлежать черный меч, невесть как оказавшийся в руках обезумевшей Тины.

– А я почем знаю? – вяло огрызался ангел. – И вообще, какого упыря твоя девка вечно ухитряется во что-нибудь вляпаться?!

Некоторое время я лежала не шевелясь и вслушивалась в происходящее вокруг. Сознание упорно не желало возвращаться в реальность. Вот только чья-то рука, настойчиво трясущая меня за плечо, – к счастью, за здоровое, но все равно приятного мало – оказалась весомым аргументом.

Я с трудом разлепила веки и увидела склонившуюся надо мной Любу. Потом окинула взглядом окружающее пространство… Ни Тины, ни младенца в поле зрения не наблюдалось. Зато, кроме Любы, я обнаружила рядом с собой разъяренного Алекса, непривычно притихшего Габриэля и еще с десяток жителей долины, расхаживающих между деревьями.

Пока я была в отключке, меня успели переложить поудобнее, даже плащ подстелили. Гадать, кто это у нас такой заботливый, не приходилось. Властелин!

Ох и влетит же мне!

Плечо жутко болело. А вместе с ним – наверное, из солидарности – ныло и все остальное, что находилось справа выше пояса. А еще было мокро и липко. Я чуть скосила глаза: весь правый рукав из белого превратился в грязно-бурый.

Мое пробуждение не осталось незамеченным. Люба наконец перестала меня трясти и негромко окликнула спорящих мужчин:

– Она очнулась. Нашли время ругаться! Алекс, забирай свою хранительницу.

Властелин прекратил костерить ангела и склонился ко мне. Вид у него был более чем мрачный.

– Ты как? – обеспокоенно спросил он.

Гм… Гениальный вопрос. А что, по мне не видно?

– Просто замечательно, – зло прошипела я. – В меня всего лишь мечом немного потыкали. Подумаешь! Зато получила массу незабываемых ощущений.

Алекс что-то неразборчиво пробормотал себе под нос (причем это «что-то» явно не предназначалось для повторения в приличном обществе), подхватил меня на руки и понес подальше от злополучного места. Я жалобно пискнула, ощутив новую вспышку боли.

Шел он быстро, как будто нес не взрослую девицу, а какую-то не слишком большую зверюшку. Меня никогда раньше не носили на руках. Вернее, прошлого раза я не помню. Так что сейчас я с любопытством прислушивалась к своим ощущениям. А ничего, мне нравится! Я поболтала в воздухе ногами и невольно улыбнулась.

Если бы еще рука так не болела, было бы совсем хорошо.

Потом склонила головушку к груди Алекса и неожиданно для себя самой отметила, что мне очень приятно находиться в его руках. Горячих, крепких… Тепло, проникая через ткань, приятно успокаивало, и я уже почти собралась отключиться (я ж раненая, мне по определению положено), как вдруг вспомнила что-то важное:

– Где Тина? И ребенок? И как вы меня нашли?

– Ими занимается Дармир, – отозвался Алекс.

А, конечно, Дармир же у них лекарь. Интересно, а меня почему к нему не сплавили? Решили – само заживет? Или это такой изощренный способ избавиться от новоявленной хранительницы?

Алекс между тем продолжал:

– Тебя долго не было, и мы уже начали беспокоиться. Исходя из прошлого опыта, я решил, что тебя проще всего найти в конюшне, – он лукаво улыбнулся, – поэтому именно туда и пошел. Пока вы там воевали, Тина приложилась головой обо что-то твердое – это и поставило ей мозги на место. Оклемавшись, она увидела, что натворила, и стала на всю долину верещать, что убила хранительницу. Теперь она посыпает голову пеплом и требует применить к ней самые суровые меры наказания.

– А Дармир, стало быть, эти самые меры применяет?

Это нормально вообще?! У них тут я, можно сказать, умираю, а они и не шевелятся!

– Не совсем, – хмыкнул Алекс. – Он разбирается с гипнозом и его возможными последствиями. На ней мог остаться след, ведущий к автору всего этого безобразия.

За разговором я не сразу заметила, что мы подошли к дому. Опомнилась, только когда Алекс усадил меня на стул. Я тут же обессиленно откинулась на высокую спинку и прикрыла глаза. Тем временем властелин придвинул ко мне небольшой столик, на котором тут же выстроились баночки разной величины с содержимым явно лекарственного характера.

Вымыв руки и тщательно вытерев их полотенцем, он склонился над снадобьями.

– А-а-а… может, мы лучше подождем, пока Дармир освободится? Он все-таки лекарь, – жалобно пискнула я.

– Я предлагаю свои услуги только избранным пациентам. Не бойся.

Алекс навис надо мной и начал расстегивать пуговицы на моем платье.

– Ты что делаешь?! – возмутилась я.

Впрочем, мои возражения на деятельности мужчины никак не отразились. Он только обхватил меня поудобнее, чтобы не вертелась.

– Раздеваю тебя, – честно признался властелин. – Мне нужно осмотреть рану. Успокойся, интимные подробности твоего организма меня не интересуют. – И совсем уж тихо уточнил: – Во всяком случае, сейчас.

И дались им всем мои… подробности, тьфу ты, интимности… короче, мои многострадальные телеса?! И что значит его «во всяком случае, сейчас»?

– Ай! – Алекс осторожно отодрал присохшую ткань от раны и извлек мою руку из рукава.

Экзекутор! Боль была сильной, даже пальцами я могла пошевелить с трудом.

– Вот, выпей. – Он налил в кружку немного желтовато-коричневой жидкости с резким запахом и протянул мне. – Это должно притупить боль.

Вопреки ожиданиям, вкус у лекарства оказался довольно приятный, терпкий, травяной. Через несколько минут боль не то чтобы прошла, а скорее отодвинулась куда-то на задний план.

Я попыталась повернуть голову и рассмотреть свое плечо. Не тут-то было! Руку тут же обдало жаром. Даже голове досталось. Поэтому пришлось просто скосить глаза. М-да… Рана выглядела ужасно, все еще кровоточила, а по краям уже начала появляться отечность.

– Не вертись! – прикрикнул Алекс, осторожно ощупывая теплыми пальцами края раны.

Я пискнула, скорее для проформы.

– Значит, ты лекарь? – Может, хоть разговор поможет отвлечься от происходящего?

– Вроде того.

Алекс плеснул чего-то прозрачного и стал осторожно удалять засохшую кровь и грязь, попавшую в рану, пока я каталась по земле. Этот процесс длился долго. До тех пор, пока рана не приобрела идеально чистый вид. Я жалобно попискивала, вцепившись здоровой рукой в край рубахи своего мучителя. И это еще с анестезией! Представляю, каково бы мне пришлось без нее.

– Совсем чуть-чуть осталось… Потерпи еще немного, – приговаривал Алекс, обильно смазывая рану чем-то густым и зеленым. От плеча вниз по руке стал разливаться приятный холодок. – Сейчас должно стать легче.

И правда. Боль потихоньку утихала. Если не шевелить рукой, жить можно. Алекс тем временем достал еще одну баночку, на этот раз с чем-то прозрачным, повертел ее в руках, словно согревая, и тихо стал бормотать какое-то неизвестное мне… заклинание? Только теперь я заметила, что ни одно из лекарств, которыми он меня мазал, мне не знакомо. И это при том, что, проведя большую часть жизни в лесу, я неплохо разбираюсь в травах.

– Так ты маг?!

Алекс дочитал заклинание, смазал края раны мазью, аккуратно перебинтовал плечо и лишь потом ответил:

– Бывший.

Я изумленно уставилась на него. Как можно быть бывшим магом? Разве что…

– Тебя отлучили?

– Нет.

Ничего не понимаю. А объяснять что к чему он, похоже, не собирается. Пресекая дальнейшие расспросы, Алекс снова подхватил меня на руки, отнес в комнату и собрался было уйти, но у двери обернулся и неожиданно спросил:

– Зачем ты вообще туда полезла? Она же могла тебя убить! Чем ты думала?

– А я не думала, – честно призналась я.


Меня разбудил плеск воды. Нет, конечно же я знала, что ванная комната в доме одна, и, следовательно, догадывалась, что Алекс пользуется именно ею, но… В общем, сейчас мои догадки получили очень явное подтверждение.

Почему-то присутствие голого властелина за стенкой меня смутило. Я зарылась поглубже в одеяло и постаралась снова заснуть. Ага, как же! Последние остатки сна улетели в прекрасное далёко. Ну что за безобразие, а? Обычно я жуткая соня, а тут… Еще же только светать начинает!

Шум воды стих. Вскоре послышались шаги, а вслед за ними – звук открывающейся двери. Мое коварное любопытство потребовало восстановления справедливости. В конце концов он же меня вчера лечил!

Я чуть приоткрыла глаза. Нижняя часть властелина была одета в штаны, зато все остальное я вполне успела разглядеть. А посмотреть было на что. Гм… а он очень даже ничего… Это в одежде он таким худым кажется, а так – мышцы под кожей перекатываются. И на груди все еще осталось несколько прозрачных капелек. Ой, о чем это я?!

Кстати, почему это он здесь до сих пор стоит? Разве что… Вот теперь точно «ой»!

– Не притворяйся. Я знаю, ты не спишь.

Все мысли фривольного характера разом улетучились.

– Доброе утро. – Надеюсь, в полумраке комнаты не слишком заметно, как горят мои щеки.

– Надеюсь, ты довольна осмотром? – насмешливо спросил Алекс.

Вот нахал!

– Ну не знаю, – задумчиво протянула я. – Мне пока не с чем сравнивать. Вот когда будет…

Что, съел? Его прямо перекосило. Впрочем, властелин быстро взял себя в руки и перевел разговор на менее опасную тему.

– Как плечо?

Ну надо же! Я о нем со вчерашнего вечера и не вспоминала. Сейчас проверим. Осторожно пошевелив рукой и прислушавшись к своим ощущениям, я пришла к выводу, что лекарь из Алекса ничуть не менее даровитый, чем властелин. А он тем временем зажег свечу и стал осторожно, чтобы не причинить боли капризной пациентке, разматывать бинты. Результат лечения превзошел все мои ожидания. От глубокой раны остался лишь небольшой красноватый рубчик. Если так и дальше пойдет, то через пару дней от него не останется и следа.

– Даже лучше, чем я надеялась. Может, тебе из властелина переквалифицироваться в лекари?

– Я подумаю.

Оторвавшись наконец от созерцания заживающего ранения, я подняла глаза на Алекса, и мой взгляд тут же наткнулся на уродливый кривой шрам, пересекающий его плечо. И как я сразу не заметила? Мы теперь прямо как члены тайного братства. О боги, какие глупости лезут в голову!

И почему он себя не лечит? С моей раной справился в два счета, а собственное плечо выглядит так, словно властелин только и мечтает нажить гангрену. Вон какой шрам большущий, весь коркой кровавой покрыт, а по краям еще и зеленоватый. Тихий ужас!

Хотя я где-то слышала, что себя вылечить сложнее, чем другого, да и не все умеют это делать.

Наверное, мысли очень отчетливо отразились на моем лице. Потому что Алекс, проследив за моим взглядом, мгновенно сообразил, что меня так впечатлило.

– Что это? – выдавила я.

– Зарубка на память, – горько усмехнулся он.

Так и не заданные вопросы словно испарились. Толку мне с них? Все равно он отшутится или еще как-нибудь увильнет от ответа.

Я давно заметила, что властелина как будто окружает невидимая скорлупа. Невидимая, зато ощутимая. Вот он – спокойный, чуть насмешливый Алекс, с которым мне так уютно находиться рядом. Но стоит попытаться хоть немного приблизиться, как он тут же превращается в далекого скрытного незнакомца.

– Что будет дальше? – тихо спросила я.

– Хороший вопрос. – Алекс задумчиво смотрел куда-то сквозь меня. – Подозреваю, что ничего хорошего. Дармир не смог отследить, куда ведет след от гипноза. Думаю, мы действительно имеем дело с опасным противником, раз уж он способен на такое. Тина пока останется под присмотром Любы. Так безопаснее. А я намереваюсь обследовать окрестности – вдруг да найду что-нибудь интересное.

– А я…

– А ты, – резко перебил меня властелин, – остаешься здесь. И прошу тебя, – его взгляд сделался оч-чень выразительным, – пока меня не будет, постарайся не вляпаться в очередные неприятности.

Я обиженно фыркнула. Вот еще! Можно подумать, мне самой нравится постоянно по шее получать!

Когда утро окончательно вступило в свои права, я стояла на крылечке, провожая взглядом Алекса, до тех пор пока он совсем не скрылся из виду. Для полноты картины не хватало только платочком вслед помахать.

Честно говоря, я даже порадовалась тому, что он оставил меня дома. После бурных событий последнего дня на меня навалилась легкая апатия. Да и плечо еще не совсем зажило. Так что, думаю, есть все основания денек полентяйничать.

За Алекса я абсолютно не беспокоилась. А смысл, если в долине настолько же опасно, как и за ее пределами? Да и что с ним сделается, он же властелин (по крайней мере, хочется верить, что это ему чем-то поможет). К тому же он не один поехал – кузнеца для компании взял. А потом еще Габриэль навязал ему трех оборотней в сопровождение.

Вот это-то меня больше всего и удивило. Наблюдая за сборами Алекса, я почему-то была уверена, что ангел отправится с ним. Ну он же ему друг и вообще… кто больше всех об опасности кричал? Ан нет! Всучил своих сопровождающих, а сам остался. Причем с таким видом, мол, «не слушали умного меня – теперь сами и расхлебывайте»!

В этот момент почему-то припомнились подозрения Алекса насчет заведшегося в Боллате шпиона, и я предпочла скрыться в доме. По правде сказать, я давно уже пыталась в мыслях примерить роль этого пакостника почти на каждого обитателя долины, но потерпела сокрушительное поражение. Ну не могу я так! Не могу представить ни одного из тех, кому улыбаюсь при встрече и кто радостно улыбается мне в ответ, подлым предателем. Да и не хочу.

Добравшись до своей комнаты, я плюхнулась на кровать. Уф! Алекс не хотел оставлять меня одну и даже предложил пару дней пожить у Любы, но я не согласилась. Там же Тина! А соседство с женщиной, едва не убившей собственного ребенка, да и меня заодно, точно не подействует на меня исцеляюще. Еще чего не хватало! Кто их знает, этих гипнотизеров. Вон даже Дармир не разобрался. Да еще этот голос… Ой, я ж совсем забыла!!! То есть как раз наоборот, вспомнила. Только не вовремя…

Все, нормально побездельничать мне не дали! Причем мои же собственные нервы. Расшалившись, они никак не желали успокаиваться, все прыгали и прыгали, будто играли в чехарду. Я долго костерила свою дырявую память, но словарный запас закончился, а энергия все еще требовала выхода.

Ладно, придется направить ее в конструктивное русло. И я, кажется, даже знаю в какое. Я слезла с кровати и направилась к Любе. На днях я заметила у нее на подоконнике красивые цветы – раньше таких не видела. Каждый небольшой зеленый кустик украшала пара-тройка пышных алых бутонов, источающих тонкий аромат. Мне они безумно понравились, и Люба, заметив это, обещала подарить один. Кстати сказать, она все-таки задалась целью научить меня готовить, но пока это получалось у меня еще хуже, чем колдовство.

Я уже почти добралась до места назначения, когда мимо пронесся Габриэль с перекошенной физиономией. Он даже не взглянул на меня. Это же как надо было достать бедного ангела, чтобы он так взбесился! Я даже позавидовала неизвестному умельцу.

Дверь была заперта. И куда все подевались? Я разочарованно потопталась во дворе, пару раз окликнула хозяев, но никто не отозвался. Ладно, погуляю по долине, авось кого встречу. С этими мыслями я двинулась в сторону площади.

Там наблюдалось небольшое столпотворение. Люба, Дармир, Габриэль, двое оборотней и гном оживленно переговаривались. Интересно, что у них происходит? Желая остаться незамеченной, я решила подобраться поближе, используя для этой цели растущие с краю площади кусты. Так сказать, разведать обстановку.

Кусты уже были заняты – в них сидел Колин. Повозившись да попихавшись (каждый стремился отвоевать более удобное для подслушивания место), мы наконец притихли и обратили свои взоры на представление на площади.

Происходило нечто интересное.

Я заметила, что кроме обитателей долины там присутствуют два совершенно неизвестных мне персонажа. Перед боллатцами верхом на изящных лошадях восседали мужчина и женщина. Мужчина имел довольно приятный вид: молодой, голубоглазый блондин с изящными чертами лица и обаятельной улыбкой. Волосы пшеничного цвета коротко подстрижены. Может быть, слишком худой, но ему идет.

Я перевела взгляд на его спутницу. Девушка восседала на лошади, будто на троне. Черные блестящие волосы заплетены в две косы, опускающиеся ниже талии. Угольно-черные глаза смотрят так, словно весь мир принадлежит ей одной. На надменном лице незнакомки застыла холодная улыбка. «Стерва», – сделала я вывод.

– Кто это? – шепотом спросила я Колина.

– Правящая пара Ардрады, – скривился мальчик. – Наши большие друзья. Принесла их нелегкая!

Рискуя быть обнаруженной, я пробралась еще ближе. Очень уж хотелось узнать, о чем они там говорят. Впрочем, боялась я зря: собравшимся на площади сейчас точно не до меня.

– Алекс никогда на это не согласится! – Габриэль был очень зол, но все-таки пытался держать себя в руках.

– У него нет выбора, – торжествующе улыбнулась гостья. – Пока у него нет хранительницы, Совет долин не признает Боллату.

– Вряд ли он станет переживать по этому поводу.

– Это ты сейчас так говоришь. – Девушка посмотрела на Габриэля сверху вниз. Да, с ее стороны было разумно сохранить за собой такое преимущество. Я оценила ход. – А как только начнутся неприятности…

– Ты смеешь мне угрожать?! – прорычал ангел, испепеляя гостью взглядом.

– Да с чего вы вообще взяли, что эта девушка сможет стать хранительницей? – как всегда вовремя, вмешалась Люба. – Это очень редкий дар.

– Сможет, – усмехнулась хранительница Ардрады. – А если и нет… Какая разница? Все равно проверять никто не станет. – Она заговорщически подмигнула Габриэлю.

Тот скривился, будто целый лимон проглотил.

– Так мы ни до чего не договоримся, – протянул Дармир. – Вы устали с дороги, путь-то неблизкий. Идемте, я покажу, где можно отдохнуть и привести себя в порядок. А вечером устроим торжественный ужин, вот там-то все и обсудим.

Дармир двинулся куда-то в сторону, уводя за собой гостей. Через несколько мгновений площадь почти опустела. Остался лишь Габриэль. Оказавшись в одиночестве, он разразился длинной, витиеватой тирадой, по большей части нецензурной, потом мрачно сплюнул под ноги и наконец ушел.

Только тогда я осмелилась покинуть свое укрытие. Внутри все клокотало. Нет, ну вы это слышали? Хранительницу они нам всучить пытаются! А я тогда кто, интересно? И вообще, почему никто ничего не сказал этим так называемым друзьям о моем существовании? Как же не вовремя уехал Алекс!

Безобразие. Все приходится делать самой.

– Пойдем! – Я ухватила Колина за руку и потащила к дому.

– Ты что творишь? – попытался воспротивиться он.

– Увидишь.

Мы шли очень быстро, почти бежали. Пока добрались до дома, я уже успела запыхаться. Нет, все-таки не создана я для подобной жизни! Хотя с такими темпами, глядишь, скоро и привыкну.

Награждая всеми известными мне эпитетами, причем отнюдь не положительными, этих так некстати нагрянувших «друзей», я рылась в своих вещах: не то, опять не то… о, вот же оно!

Я вытащила на свет божий одно из платьев, сшитых для меня Рудиком. Пурпурное, расшитое черным жемчугом, оно выглядело просто роскошно. Помню, я долго не хотела его брать. Мол, куда я смогу надеть такую красоту? Что ж, вот и представился подходящий случай.

От долгого лежания в сундуке платье немного помялось. Пришлось потратить почти час, чтобы привести его в порядок, но результат того стоил. Я удовлетворенно оглядела свое отражение. То, что лекарь прописал! Ага, в качестве пилюли от наглости одной заносчивой девице! Сегодня меня не смутил даже чересчур откровенный вырез. Правильно, пусть завидует, у нее-то там мало что есть. А волосы мы распустим…

В таком виде я и предстала перед Колином.

– И с чего ты так вырядилась? – не оценил моих стараний мальчишка.

– С того, – передразнила я, – что сейчас ты проводишь хранительницу на торжественный ужин по случаю приезда наших дорогих гостей.

Доходило до него долго. А когда наконец дошло, некоторое время он не мог произнести ни слова, то открывая, то закрывая рот.

– Совсем из ума выжила, – выдавил Колин, ошалело таращась на меня.

– Можно подумать, этот ум у нее когда-то был, – хмыкнул Лап и тут же во избежание возмездия скрылся за дверью.

– Ну так я никогда и не говорила, что вменяема. Идем! А то мне уже не терпится увидеть, как вытянется рожа этой гадины.

На крыльце ратуши стоял Габриэль. Вот леший! Только его для полного счастья не хватало! Но ждать, пока он уберется с дороги, времени нет – я должна успеть к началу ужина. Не оставалось ничего другого, кроме как взять себя в руки и уверенным шагом подойти к ангелу.

Сердце бешено колотилось. Я сама уже была не рада, что затеяла эту авантюру. Но отступать поздно.

Он окинул меня оценивающим взглядом и… протянул руку. Я вложила свою трясущуюся лапку в прохладную ладонь ангела, и мы, не произнеся ни слова, вошли в ратушу. Я чувствовала себя мышонком, приглашенным на обед к коту. Эх, раньше надо было бояться!

В зале, где Алекс обычно принимал посетителей, поставили большой стол. Все уже были в сборе. Единственный пустующий стул, по-видимому, предназначался для Габриэля. При нашем появлении голоса притихли, и на меня уставились несколько пар удивленных глаз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

сообщить о нарушении