Екатерина Оленева.

Невеста Чёрного Змея



скачать книгу бесплатно

Глава 1.Пламя

– Да ты издеваешься! Серьёзно? Вот так и пойдёшь? – Джин страдальчески закатила густо подведенные чёрным карандашом глаза.

Лейла пренебрежительно фыркнула – вот тоже жюри выискалось! Да на себя бы лучше поглядела!

Тяжёлый вечерний макияж, по мнению Лейлы, совершенно не красил пухленькое личико подруги. По характеру Джин была человеком мягким, зависимым, что честно отражала её внешность – круглые, наивные глазки, пухленькие губки-бантики, тугие щёчки-персики. Выбранный Джин тяжёлый макияж немилосердно убивал всё щедро данное матерью-природой.

Кожаные штаны на худенькой девочке смотрелись бы неплохо, но Джин была девушка фигуристая. Не толстушка, нигде ничего не свисало, но и модной худобой не отличалась. Формы Джин были чуть пышнее, чем того требовала мода, породившая на свет узкие брюки с заниженной талией – фасон для тех, кто без попы. А у Джин попа была. Тесные брюки выталкивали все её округлые прелести наружу, подчеркивая их жизнерадостную соблазнительность самым не готическим образом.

Лейла тяжело вздохнула. Высказать подобные мысли вслух означало нарваться на ссору без шанса что-либо изменить. К тому же, каждый имеет право одеваться так, как посчитает нужным, как ему нравится. Разве нет? У нас сейчас толерантное общество. Оставалось лишь сожалеть, что огрехи в собственном стиле не мешают Джин критиковать Лейлу.

Главным же аргументом в споре стало то, что выбранный Лейлой костюм не соответствует готическим стандартам.

Увлечение Джин готикой сделалось для её друзей неожиданностью.

Черный цвет Джин катастрофически не шел. Ну, не шёл, и всё тут! Но печально было не это. Печально было то, что Лейла каким-то чудом согласилась пойти сегодня с подругой на их готическую тусовку. Отыскав в гардеробе чёрные колготки, чёрные туфли на платформе, чёрное же коктейльное платье она справедливо посчитала образ завершённым, а долг перед подругой – выполненным.

Однако у Джин, оказывается, имелось по этому поводу иное мнение. Вердикт оказался краток, но суров:

– Это не готический прикид.

– Даже так? Ну, ладно!

Лейла раздраженно швырнула сумочку на диван:

– Отлично! Тогда я остаюсь. Всё равно альтернативы этому, – она провела руками вдоль тела, демонстрируя наряд, – нет.

– Ладно. Чёрт с тобой, – сдалась любительница сатанизма, но не переставая при этом тяжело и сокрушенно вздыхать.

Подвезти до клуба их должен был парень Лейлы Чарли. На дорогах машин скопилось столько, что стоять приходилось дольше, чем ехать. То и дело светофоры зловеще подмигивали алым глазом.

– Вы в курсе, кто будет выступать сегодня в клубе? – поинтересовался Чарли у Лейлы, в нетерпении барабаня пальцами по рулю, когда они вынужденно притормозили у очередного перехода.

– Классная группа! – с энтузиазмом проинформировала Джин. – Ангелы ночи.

– Байкеры, что ли?

– Почему байкеры? – удивилась Джин.

– Ну, это их привычные фишки с такими названиями: Ночные волки, Ангелы Ада, Ангелы Ночи, – пояснил Чарли.

Прежде чем припарковаться, место пришлось поискать.

К клубу шагали пешим драпом чуть ли не с четверть квартала.

– Странное местечко, – протянул Чарли, оглядываясь по сторонам. – Больше на спальный район похоже. Трущобы какие-то, – скривился он. – Неуютно тут как-то.

– Ну, так ведь на сатанинский шабаш идём! – посмеиваясь, Лейла взяла его под руку. – Мрак, чёрная метка, жадный блеск в глазах, кровавые алтари. Неуютно и страшно? Всё так и должно быть!

Клуб разместился в подвале помещения, подозрительно напоминающий заброшенный склад. Вход в него был узкий как кошачий лаз. Музыка гремела, свет бил по глазам, когда разноцветные пучки прожекторов скользили туда и сюда, от всего этого в крови бурлил адреналин, опьяняя без допинга.

– Возьмём выпивку? – предложил Чарли своим дамам.

Лейла кивнула:

– Было бы неплохо. Здесь это реально, если ты несовершеннолетний?

– Мне двадцать один.

– Рада за тебя.

– В тебе вполне сгодится содовая со льдом, – подмигнул ей Чарли.

На что в ответ Лейла показала ему средний палец, прилетевший воздушный поцелуй заставил её сменить наигранный гнев на милость и рассмеяться.

Пока Чарли скрылся в тумане где-то между баром и диско-полом, Джин потащила Лейлу к столику, за которым сидел смазливый парень в потертой косухе. Глаза у него были подведены даже гуще, чем у новоявленной готки. К удивлению Лейлы, подруга неожиданно закатилась к парню на колени и обменялась с ним французским поцелуем с языками и в засос.

Заулюлюкав, она им зааплодировала:

– Здорово! Вы лучше всех! – смеясь, она села напротив, по другую сторону стола. – Красиво у вас получается. Можно повторить?

– Познакомьтесь, – прервав на секунду страстные лобзания, проворковала Джин. – Мефисто, это моя лучшая подруга Лейла. Лейла, это Мефисто.

– Будем знакомы, – приветствовал его Лейла.

– Курнуть не хочешь? – поинтересовался Мефисто, демонстрируя косяки с марихуаной во внутреннем кармане косухи.

– Не-а, – покачала головой Лейла. – Такое не употребляю.

– Да чё так? Не ссы. Они же лёгкие? – насмешливо фыркнул Мефисто. – Ну, не хочешь, как хочешь. Передумаешь, дай знать. Поделюсь. Ради такой красотки ничего не жалко.

Заметив, как изменилось лицо Джин после последнего комплемента, Лейла постаралась по-быстрому ретироваться:

– Ладно, ребята, вы тут оставайтесь, а я пойду. Мне надо найти своего парня. Что-то Чарли куда-то запропастился?

Протискиваться через дергающихся в неистовой пляске людей явно под кайфом было нелегко. Жёсткий, чёткий, быстрый ритм пульсировал в венах, заставляя кружиться голову не хуже алкоголя, хоть Лейла его в рот и капли не брала.

Когда сухие, обжигающе-горячие пальцы неожиданно обернулись вокруг её кисти, Лейла визгнула от неожиданности и испуга. Обернувшись, наткнулась на безумный взгляд удивительно красивых глаз. Растрепанные пряди волос вились вокруг лица незнакомца подобно змеям. Он казался куда взрослее Мефисто, Гарри и других завсегдатаев клуба.

– Потанцуем, красавица?

Отказаться не получилось. Ответа никто не ждал. Властным движением мужчина подтянул Лейлу к себе, обвивая тонкую талию уверенно и жёстко. Он так залихватски закрутил её в танце, что оставалось лишь переступать с ноги на ногу в попытках удержать равновесие, чтобы нелепо не растянуться по полу. Балансируя на высоких каблуках это было сделать не так-то просто.

– А ты проворней, чем кажешься, – выдохнул незнакомец, хищно раздувая ноздри.

– Отпустите меня немедленно! – возмущённо фыркнула Лейла. – Что вы себе позволяете! Я позову полицейского…

– Фу! Не будем тратить лишних слов. У меня на тебя планы поинтересней.

Подхватив девушку на руки, незнакомец направился к выходу из зала в коридор, ведущий в уборные комнаты. Он разрезал толпу уверенно, как нож масло. Несмотря на её протестующие выкрики, никто не обращал на них внимания.

Да что же это такое?!

Причём, люди вели себя так, будто не просто игнорировали их пару – будто не видели их вообще! Как если бы Лейла и её невесть откуда взявшийся кавалер вдруг стали невидимками.

Ей стало страшно. Судя по тому, как стремительно мужчина двигался вперед, со звериным напором и грацией, надежды выбраться без приключений у Лейлы оставалось мало.

– Пустите меня!

– Ага. Сейчас.

Оказавшись у стены, незнакомец, наконец, осторожно поставил свою ношу на пол:

– Как скажешь, красавица, – усмехнулся он ей в лицо.

В его голосе Лейла уловила явственный акцент. Может, он никакой не опасный тип, а просто иностранец, который плохо разбирается в местных правилах? Возможно, это всё объясняет? Поэтому он так странно себя ведёт?

– Я уже сказал – не нужно вопросов. Слишком мало времени.

– Мало – для чего? – всё ещё недоумевала она.

Мужчина, сжав пальцы на её подбородке, заставил Лейлу запрокинуть голову. Его словно опаленные глаза, подведенные густыми тенями, заглянули прямо в душу.

– Вот для этого!

Он поцеловал её. Яростно, больно, жёстко впиваясь требовательным ртом в её губы. Его запах, смесь чего-то горького и холодного, запах полыни и хвои, ударил в лицо, дурманя и парализуя, как яд.

Потом незнакомец отстранился. Ровно настолько, чтобы скользнуть по фигуре Лейлы пристальным взглядом.

– В чём дело? Неужели ты никогда ещё ни с кем не целовалась? Или я тебе не нравлюсь?

Было в его взгляде нечто такое, от чего непроизвольно хотелось сжаться в маленький комочек и отползти подальше.

– Может быть, ты ещё девственница? – продолжал издеваться он. – Невинная и сладкая маленькая девственница? Мр-р! Какой лакомый кусочек!

Казалось, сам воздух сгустился. Лейла кожей чувствовала голодное возбужденное, прерывистое дыхание незнакомца. По спине бегали мурашки, тело будто плавилось от ужаса и чего-то ещё, непонятного, странного, томящего.

Незнакомец подался ближе, сокращая и без того минимальное расстояние, разделявшее их.

– Боишься меня? – насмешливо прохрипел он. – Правильно. Ты и должна бояться.

Его поведение пугало. Оно было отвратительным!

Но… но в тоже время странно волновало. Ничего подобного в жизни Лейла никогда не испытывала.

– Не волнуйся, детка, – голос его упал почти до шепота. – Для тебя всё очень скоро кончится.

Вращательное движение, словно па в танце, и за спиной Лейлы уже не стена, а мужское тело. Она остро чувствовала его тепло и его твердость – незнакомец крепко прижал её к себе. В правой руке его Лейла увидела нечто весьма странное, похожее на отполированную палочку, по которой шла вязь символов. Мужчина что-то произнёс на незнакомом, напевном языке и из палочки вырвались серебряные брызги, сверкающие, как лёд в лунном свете.

Лейла заворожено наблюдала как блёстки тают в темноте.

– Красиво, правда? Считай, это мой тебе подарок перед смертью.

Он резко и неожиданно вогнал зубы ей в шею, а потом, зашипев, схватившись за горло, отшвырнул Лейлу от себя.

Она попятилась, стараясь удержать равновесие, держась рукой за кровоточащую шею, в ужасе чувствуя, как пальцы окрашиваются кровью.

– Какого чёрта?!.

Он оскалился и, не веря собственным глазам, Лейла увидела тонкие, острые, как у змеи, клыки, блеснувшие между губами. Шипение, исходящее из его глотки, вызвало в ней удушающую панику, и она попятилась.

Но в следующее мгновение морок прошёл.

«Господи, неужели всё это мне только привиделось? – пронеслось в голове. – Я, вроде, ничего не пила? Может, подмешал кто, а я не заметила?».

Незнакомец продолжал стоять, чуть покачиваясь с пятки на носок. По его лицу блуждала кривая, чуть болезненная улыбка, а в глазах сверкало завораживающее безумие. Взгляд Лейлы невольно отмечал второстепенные детали его облика: слишком тесные брюки, заправленные в тяжёлые армированные ботинки, женственный шейный платок, пиджак с широкими лацканами.

Что за странный клоун?!

Губы незнакомца растянулись в очередной жуткой ухмылке перед тем, как он, вскинув руку с зажатой в ней палочкой и то ли пропел, то ли прокричал:

– Не знаю, кто ты и что тебя охраняет, но от меня ты так просто не уйдёшь! Адеско Файр!

Струя пламени с кончика его палочки ударила в потолок, распускаясь над комнатой жутким цветком. Вмиг задымился пластик, распространяя вокруг ядовитый запах гари и чёрные клубы дыма.

Запершило в горле, и Лейла закашлялась.

В где-то совсем рядом люди продолжали беззаботно смеяться, веселиться и танцевать.

– Беги, маленькая змейка, – насмешливо прошептал незнакомец и (Лейла вновь не поверила собственным глазам!) исчез. Вот только что был, стоял, говорил и – словно бы испарился.

– Дамы и господа, – раздался веселый голос диджея. – Мы горим. Просьба немедленно покинуть зал.

В ответ раздался нестройный пьяный хохот.

Лейла заметалась между людьми, столиками, колоннами, в попытках отыскать Джин и Чарли. Вращающиеся пучки света делали пламя незаметным, но запах гари усиливался с каждой секундой.

В какой-то момент музыка оборвалась и по ушам ударил истошный крик – сверху лился раскаленный пластик, налипая на человеческие тела, обжигая, сжигая. Люди падали, спотыкались, давили друг друга в попытках добраться до выхода. Вокруг всё выше, всё неистовее танцевало пламя.

Горло разрывалось от боли. Нещадно саднило место укуса, а чёрный смог становился всё гуще – не продохнуть. Жар распространялся вокруг причиняя нестерпимую боль.

Лейла вдруг с ужасом осознала, что до выхода ей ни за что не добраться. Ни ей, ни многим другим.

Кто-то кричал, кто-то звал на помощь отчаянно и безнадёжно. Возможно, даже, что это была она сама?

Потом прямо в пламени возникла Чёрная фигура. Змея, огненная саламандра, она склонилась к Лейле.

Глаза на белом лице казались бездонными провалами.

«Так это и есть Смерть? – пронеслось в голове, перед тем, как сознание вслед за комнатой, заволокло чёрным дымом. – Умирать, оказывается, не так уж и страшно».

Глава 2. Ведьма из Змеиного Дома

Сознание, возвращаясь, рыбкой метнулось вверх. Взгляд уперся в балочный потолок.

Огня не было. Было тихо и прохладно.

Лейла порывисто села. Мир завертелся, закачался, заходил ходуном – организм, как мог, бунтовал против резких движений, не желая двигаться, но спустя несколько секунд стало легче.

Она обнаружила, что находится в комнате мансардного типа, с узким, зарешеченным, окошком – в него протиснулась бы, разве что, тощая кошка? Споткнувшись о прикроватный столик, на котором стояли графин с водой и миска с фруктами, Лейла жадно осушила половину бутыли. С куда меньшей охотой она заставила проглотить себя пару ломтиков горького грейпфрута. И только после этого, наконец, отважилась, подойдя к двери, потянуть за ручку.

К удивлению дверь легко поддалась, даже не скрипнув, открывая выход на узкую, винтовую лестницу.

– Эй! – крикнула она, перегнувшись через перила.

Ответом послужило гулкое эхо.

– Есть кто-нибудь?

Снова эхо. И потом – тишина.

Шаг за шагом, преодолевая страх, Лейла спустилась по лестнице. За последней ступенькой обнаружилась новая дверь, ведущая в просторный, темный зал с зачехленной мебелью. На длинном узком столе таяли свечи в заплывших парафином, потемневших от времени, жирандолях. Танцующие на фитилях узкие огненные языки вычерчивали вокруг них дрожащие ореолы света.

Дуновение, пройдясь по комнате, заставило занавеси, чехлы и пламя зашевелиться.

– Не бойся, – прозвучал в темноте низкий, с мягкой хрипотцой, женский голос.

– Кто здесь? – испуганно пискнула Лейла.

Обычно после того, как убеждают не бояться, всё самое страшное как раз и происходит.

Лейла озиралась, вертя головой во всё стороны, надеясь разглядеть невидимого собеседника. В ответ донеслось насмешливое фырканье.

– Кто вы? – чтобы хоть как-то унять нервную дрожь, Лейла обхватила себя руками – Что вам от меня нужно?

Из темноты стал различим стройный и высокий силуэт женщины в длинном платье.

– Я уже сказала – не нужно бояться. Вряд ли тот, кто хочет дурного, станет спасать тебе жизнь?

Волшебный, бархатистый густой альт наверняка свёл с ума не одного мужчину?

Он действовал успокаивающе:

– Как твоя шея? Больше не болит?

– Кто вы? – в очередной раз повторила Лейла заветную мантру.

– Я Василиса. Но что скажет тебе это имя?

– Я…

– Давай присядем, – предложила радушная хозяйка. – Предстоит длинный и нелёгкий, но, смею предположить, интересный разговор. Прежде, чем начнем, пожалуй, уладим ещё одну маленькую деталь, – женщина взмахнула рукой и Лейла, не удержавшись, отпрянула – в одно мгновение её ночная рубашка превратилась в платье с широкими рукавами и длинной юбкой.

– Ой! – сдавленно охнула она от удивления.

– Неплохо, – усмехнулась хозяйка. – Только короткое содержательное: «Ой!». Действительно, к чему лишние слова?

Лейла до боли закусила губу:

– Я сплю? Это сон? Может быть я сошла с ума? Почему я вижу все эти невозможные вещи?! Тот мужчина в клубе, вы… почему я здесь?

– Ты здесь, потому что ты моя правнучка и в тебе течёт моя кровь. Малая доля, конечно, но и её достаточно. Твоя бабка Лейла была моей дочерью. И ты потомственная ведьма, Лейла, принадлежащая Змеиному Клану по праву рождения, со всеми вытекающими обязанностями и привилегиями.

Василиса вздохнула, закинув ногу на ногу:

– Моя неразумная дочь, взбунтовавшись, сбежала от Магического сообщества теперь уже, без малого, добрую сотню лет. Ей хватило умения наложить укрывающие чары, через которые мне никак не удавалось пробиться всё это время. Но вот вчера вечером что-то изменилось, поисковые силки сработали, хоть я уже на это давно потеряла надежду. И вот – ты моя гостья, – развела она руками.

Застыв столбом, Лейла какое-то время раздумывала над тем, что услышала.

Вернее, пыталась это сделать, но в голове не укладывалось.

– Я – ведьма? Из змеиного клана? Это, твою мать, вообще, как? – потрясённо выдохнула она. – Да быть не может! Скажите правду, я умерла? Я попала в чистилище?

– Можно сказать и так, если тебе будет от этого легче.

– Нет!

– На самом деле вокруг всё тот же привычный физический мир. И всё та же жизнь. Лишь для тебя кое-что существенно изменится – кое-что важное.

– Нет, – покачала головой Лейла. – Не могу поверить. Это всё бред! Вы меня разыгрываете?

– И зачем бы мне это делать? Эй! Ты куда? Не делай глупости!

Попятившись, Лейла рванулась туда, где, как она воображала, находилась дверь. Наткнувшись на стену, словно слепая, на ощупь, она принялась искать выход. Металась, будто затравленный зверек, туда и сюда, но проемов не было – всюду ладони встречали лишь камень.

В отчаянии Лейла замолотила кулаками по кирпичам, не обращая внимания на боль:

– Выпустите! Выпустите меня! Слышите?! Я больше не буду! Выпустите! – у неё начиналась самая настоящая истерика.

– Не будешь – что?.. – с равнодушным любопытством спокойно поинтересовалась Василиса.

– Ходить в проклятые клубы!

Лейла, рыдая, сползла по стене на пол и, как страус, спрятала голову, закрыв их руками, словно пытаясь такими нехитрым способом убежать от действительности.

Господи, как же ей было в этот момент страшно!

Стол, стулья, зачехленная мебель запрыгали, застучали, забились по полу и стенам. Вазы с треском разлетались на осколки. Языки пламени удлинились, разрастаясь, точно тени от экрана, поставленного перед прожектором.

– Прекратите! – заорала Лейла, зажимая руками уши. – Прекрати это! Я хочу домой. Отпустите меня! Я этого не вынесу! Да что не так с вашей мебелью?!

– Ты сама её двигаешь.

– Это не я! Хватит! С меня этого хватит! Я… я не сумасшедшая!

– Конечно, не сумасшедшая, – певуче прозвучало из темноты. – Пока нет, но, если немедленно не возьмешь себя в руки, можешь стать ею.

Лейла крепко зажмурилась.

Когда она открыла глаза, всё стихло. Мебель перестала танцевать.

– Вот так-то лучше, – улыбнулась Василиса.

***

Приблизившись, она протянула Лейла руку:

– Вставай.

Сомкнув пальцы на протянутой ладони, девушка послушно поднялась. Как оказалась в уютном кресле, с теплой чашкой в руках, не очень хорошо понимала.

– Выпей, – велела Василиса. – А пока станешь пить – слушай.

Лейла без возражений пригубила предложенное горячее питье.

– Мир, в котором ты существуешь, – в котором все мы существуем, – поправилась она, – не так прост, как твои современники представляют. В нём магия, колдуны и демоны такая же реальность, как электричество, магнитные поля и телекоммуникационные сети. Откровенно говоря, вся ваша наука это адаптированная под обычного смертного магия.

– Глупости! – возразила Лейла. – Наука – это наука. Она базируется на законах природы и мироздания.

Между бровями Василисы залегла морщинка, а губы сложились в улыбку:

– Точно! А законы природы и мироздания есть законы трансформируемой энергии, иными словами – магии. Это мы, маги, открыли смертным их науку и, признаюсь, сделали это не из благих побуждений – так проще контролировать человеческое стадо с минимальными усилиями.

– Вот как, значит? Всё правда? Заговор иллюминатов? Орден масонов? Все сказки – это реальность, – насмешливо протянула Лейла.

Василиса пропустила её слова мимо ушей, не обратив на них внимание:

– Когда-то люди знали в лицо своих богов, тех, что управляли ими. Но позже забыли – их заставили забыть колдуны. Так было надо. Лучший способ обезопасить что-то, внушить всем вокруг, что этого не существует. С приходом христианства люди стали бояться нас, всё чаще предпринимая попытки истребить, и мы были вынуждены вести войну. Мы были сильнее, но истребить род человеческий было не вариант. Не гуманно, да и пустая трата ресурсов.

– Ресурсов?! Это ты так о человеческих жизнях отзываешься?

– Я стара и цинична. Не вижу смысла заворачивать истину в блестящую фольгу лицемерия. Да, люди для таких как мы это ресурс. Так было со дня творения. Так будет дальше. Их создали с этой целью.

– Уже не колдуны ли? – язвительно протянула Лейла, зло щурясь.

– Высшие силы. Колдуны появились на свет позже, от союза людей со змеями. Так что мы с тобой, дорогая, наполовину люди, наполовину – ангелы или демоны, – тут как повезёт. Именно от предков-Змеев нам передались наши сверхъестественные способности. Часть магов выполняли Древний Завет, сражаясь за людей, охраняя их от вторжения инфернальных тварей – таких магов стали считать Белыми. Другая часть посчитала, что слишком жирно будет этим тупицам-человечкам иметь в слугах того, кто по силам и по разуму превосходит их в разы, и попытались нарушить установленный правопорядок, подчиняя себе людей, используя их, заставляя служить себе, как богам. Таких обозначили Тёмными.

– А в каком качестве можно использовать людей?

– В качестве жертвы, подношения демоническим силам. В качестве доноров. И, совсем банально, в качестве слуг или средств для обогащения. Естественно, стоя на столь принципиально разных позициях, Белые и Тёмные не могли избежать вековой вражды. Войны ведутся столько, сколько свет себя помнит. Есть ещё Священная Инквизиция, гоняющаяся за колдунами по всему свету, истребляющая без разбору и Белых, и Чёрных – всех, до кого дотянется, кто под руку подвернётся. Как говорится, во избежание – если правый глаз тебя искушает, коли и левый, за компанию, кабы чего дурного не вышло. Слепой-то ты точно ничем искуситься не сможешь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8