Екатерина Науменкова.

Власть и общество: избирательные реформы и их восприятие в Великобритании в последней трети XIX века



скачать книгу бесплатно

Председателем конференции был избран Чемберлен. Подготовка мероприятия была тщательной и продуманной. Организаторы выбрали довольно осторожный подход к реформе. Наблюдалось явное намерение объединить широкий диапазон отдельных интересов и добиться согласия по основным вопросам. Прежде всего акцент был сделан на неравенстве представительства. Расчет основывался на том, что вопрос о правах можно вносить в зависимости от настроения собрания[59]59
  Ibid.


[Закрыть]
. В результате взгляды присутствующих оказались более продвинутыми, чем ожидали организаторы. Проблема реформирования избирательной системы стала центром внимания, а на самой конференции периодически раздавались агрессивные возгласы в проведении новой агитационной кампании. Как прокомментировал Бихайв: «Предложение о распространении избирательных прав на графства было принято с энтузиазмом. Вскоре мы станем свидетелями вывода сельских работников из состояния политической и социальной деградации»[60]60
  Beehive. 1872. Nov. 16.


[Закрыть]
.

Встреча в Стейт Джеймс Холле была отмечена как «бесспорный успех» в объединении разномастной группы реформаторов. Эта конференция послужила толчком к движению за реформу 1870-х гг. Стоит обратить внимание, что народные митинги конца 1872 г. были успешными во многом благодаря участию в них сельскохозяйственных рабочих, чье движение на данном этапе начало приобретать четкий политический смысл. В первые годы объединения вся энергия направлялась на расширение количества участников движения и достижение основных экономических целей. Политические средства рассматривались как способ достижения материальных целей. Лидер сельскохозяйственных рабочих Джозеф Арч прокомментировал этот период следующими словами: «мы (сельскохозяйственные рабочие. – Е.Н.) еще не сделали требования билля о правах значимым пунктом платформы нашего союза, еще не пришло время». Тем не менее движение батраков оказывало влияние на реформу[61]61
  Arch /. The story of his life told by himself. P. 125.


[Закрыть]
.

Однако уже в 1874 г. реформа избирательной системы была включена в официальную программу объединения. Будучи принятой, программа, выполнялась с огромным рвением, порой доходящим до воинственности, временами даже пугала союзников движения – средний класс.

В течение последующего десятилетия батраки становились все более политизированными.

Отчасти справедливым представляется мнение В. Хейза, что сельскохозяйственные рабочие вернулись к прямой политической деятельности от отчаяния. Арч писал: «Я придерживаюсь мнения, что сельскохозяйственные рабочие в нашей стране не оказались бы в таком униженном положении, если бы их лучшим представителям были предоставлены избирательные права. Мы сейчас возрождаемся к осознанию нашей силы и полны решимости получить их»[62]62
  Hinton R. /. English Radical Leaders. P. 301–302; Cm.: Arch /. Op. cit.; Hayes W. Op. cit. P. 21–22.


[Закрыть]
. Надежда на окончательное решение всех социальных и экономических вопросов через получения права голоса была наивной. К политическому представительству стремились как к панацее, после того как стандартные технологии трейд-юнионизма начали обманывать ожидания.

Движение батраков быстро смогло установить контакт с городским рабочим классом и с либерал-радикалами, оказывавшими как консультативную, так и финансовую поддержку. Ряд городских «попечителей» из объединения осуществляли личный контакт между рабочими и авторитетными радикалами[63]63
  Cole G. D. H. The Common People. P. 401–402.


[Закрыть]
. Последние старались использовать сельскохозяйственных рабочих для подготовки организационного аппарата, для сбора подписей под массовыми петициями или мобилизации масс для митингов. Хотя уличные демонстрации в поддержку реформы стали обычным явлением в 1870-х гг., как либеральная партия в целом, так и ее радикальное крыло не очень охотно привлекали для участия сельских жителей.

Среди домовладельцев в графствах, лишенных избирательных прав вследствие билля 1867 г., определенную часть составляли горняки. Кроме того, их часто исключали из участия в голосовании в городах, поскольку они не оплачивали свои жилища. В ответ на эту несправедливость горняки в 1870-х годах становились все более политически ориентированными. Вскоре Союз горняков начал активную агитацию, продвигая требование билля о правах через Ассоциацию горняков за реформу, созданную в 1872[64]64
  Cole G. D. Н. The Common People. Р. 401.


[Закрыть]
. Ассоциация имела значительный успех, особенно на северо-востоке страны, где наблюдался все возрастающий интерес.

Вскоре все различные силы, заинтересованные в улучшении избирательной системы, образовали коалицию, которая начала успешно развиваться и привлекать все большее внимание общественности. Реформаторы стремились оказывать максимум давления на парламент. Однако сделать это было довольно сложно, поскольку эффективная координация различных интересов, связанных реформой, была невозможна на начальном этапе. Ни одна организация не предлагала общего руководства народным движением, как это делала Лига реформы до 1867 г. Однако в целом избранные методы были успешными, и развитие движения шло непрерывно.

Возникали новые организации за проведение реформы, возрождались старые на местном уровне; собирались подписи под петициями, проводились митинги и демонстрации, что отражает возрождающийся интерес общественности к данной проблеме. Таким образом, использовались все традиционные и испытанные на практике методы, чтобы убедить парламент серьезно рассмотреть вопрос расширения электората. Временами сотрудничать было трудно. Тактические требования передовых либералов не всегда совпадали с намерениями реформаторов из рабочего класса. Тем не менее общие цели движения были достигнуты. Была продемонстрирована широкая народная поддержка, и она дала желаемый эффект.

В течение 1872 и 1873 гг. были заложены основы общественной кампании, но активные наступательные действия начались лишь в 1874 г. Поскольку министерство Гладстона находилось в фазе заката, появилась отдаленная возможность немедленного проведения реформы или по крайней мере ее продвижения, поэтому атмосфера оставалась относительно мирной. Некоторые реформаторы из рабочей среды были склонны надеяться, что билль о правах вскоре будет принят. Однако к концу 1873 г. такие иллюзии исчезли, и появились признаки более агрессивной позиции[65]65
  Beehive. 1873. Nov. 1. Р. 9.


[Закрыть]
.

На Лондонской ноябрьской конференции по реформе в 1873 г., был создан комитет для более эффективной координации движения. Джордж Оджер, лидер объединения рабочих, заявил: он верит, «что лучшим способом для решения поставленных на конференции вопросов было бы сразу правдиво и бесхитростно перейти к вопросу избирательного права для мужчин»[66]66
  Ibid. 1873. Nov. 23. Р. 8.


[Закрыть]
. Противоположного мнения придерживался Дилк, выступавший в первую очередь за справедливое перераспределение избирательных округов. Так, стали очевидны противоречия между рабочим классом и парламентскими реформаторами. В следующие два года разрыв стал шире. Более передовые лидеры рабочих часто проявляли нетерпение по поводу относительно осторожной тактики, проводимой левым крылом либералов. Им не хватало уверенности в готовности радикалов решить вопрос о реформе. Эти стратегические разногласия внутри альянса реформаторов происходили из желания рабочих видеть практические результаты.

Всеобщие выборы 1874 г. и вступление во власть консервативного правительства Дизраэли усилили чувство разочарования и безвыходности в рядах реформаторов. «Бихайв» прокомментировал это так: «Вопрос о реформе избирательной системы один из самых значительных. Бесполезно ожидать разумных мер в развитии законодательства, пока палата общин не будет работать в согласии с народом»[67]67
  Beehive. 1875. Jan. 9. P. 1.


[Закрыть]
.

С одной стороны, усилился темп движения за реформу. Как было указано выше, возрос интерес среди сельскохозяйственных рабочих и горняков. На севере Англии вновь начал действовать Национальный союз реформы, добившийся значительного успеха.

В Лондоне усилила свою деятельность реорганизованная Ассоциация по реформированию избирательной системы[68]68
  Beehive. 1875. Dec. 25. Р. 8.


[Закрыть]
. Эти мероприятия способствовали успеху дела, поскольку повышали уровень активности и привлекали возросшее внимание общественности к вопросу реформы.

В течение первых двух лет пребывания у власти министерства Дизраэли реформаторы стремились сплотить все силы, выступающие в защиту реформы. Однако, с другой стороны, неудовлетворенность и разочарование приводили к тому, что лидеры рабочих становились все более нетерпеливыми и не раз предупреждали о возможности избрания независимого и агрессивного подхода. Председатель сельскохозяйственных рабочих Джордж Митчелл предупреждал, что «следующее правительство должно включать справедливое число политиков из рабочих, иначе появится другой вид правительства, название которого будет резать слух для принцев и лордов. Но я не хочу другой революции, кроме конституционной и политической…»[69]69
  Hayes W. Op. cit. P. 25.


[Закрыть]
.

В марте 1874 г. на митинге в Манчестере, рабочие из различных регионов откровенно поддерживали всеобщее избирательное право для мужчин. Спустя полгода, в ноябре 1874 г., проходило заседание ежегодной конференции Ассоциации реформы избирательной системы в Лондоне. Внезапно заседание вышло из-под контроля радикалов. Организаторы намеревались сделать ударение на перераспределении парламентских округов. Неожиданно одним из ораторов была внесена поправка: «…признание права любого здравомыслящего человека на равную долю избирательной власти»[70]70
  Beehive. 1874. Nov. 21. P. 7.


[Закрыть]
.

Эта резолюция воплощала в себе доказательство естественного права и не только означала избирательное право для мужчин на основе «один человек – один голос», но также подразумевала избирательное право для женщин. Правда, комитет впоследствии дезавуировал ее, заявив, что он не «признает право конференции уничтожить программу Ассоциации реформы избирательной системы и заменять ее иной программой» [71]71
  Ibid. 1874. Dec. 5. P. 9.


[Закрыть]
.

Радикалы во главе с Дилком опасались прямо выступать против идеи всеобщего избирательного права перед лицом явно сильных настроений в его пользу. Этот разрыв единства в рядах реформистов, который произошел в конце 1874 г., хорошо иллюстрирует щекотливое положение передовых либералов. Контролировать реформистские порывы рабочего класса было не просто. Радикалы не могли манипулировать давлением народных масс на парламент по своему усмотрению. Рабочие желали быть уверенными в действенности курса, выбранного передовой группой. Однако он оказался слишком медленным и не имеющим никаких гарантий на успех.

Выступившие против официального курса называли себя «Лигой избирательного права взрослых граждан и равного представительства». Ее основными деятелями являлись в основном лидеры движения сельскохозяйственных рабочих Джозеф Арч и Джозеф Митчелл. Свое мнение они выразили следующим образом: «Единственный способ получить более прогрессивную палату общин – создать национальную партию с простыми и ясными принципами, поставленными перед страной, чтобы преодолеть ретроградную тенденцию либеральной партии, и объединить в один орган убежденных радикалов в Великобритании и провести настоящую реформу нашего представительства только для того, чтобы оказаться в числе взрослых избирателей и иметь равные возможности для голосования»[72]72
  Beehive. 1875. Feb. 20. Р. 6.


[Закрыть]
. Эта независимая акция была чисто символической, поскольку цели Лиги, а именно независимая партия рабочих и всеобщее избирательное право, были неосуществимы на данном этапе.

В течение последующих месяцев разногласия внутри движения радикалов были частично преодолены, и постепенно был восстановлен единый фронт. Этому послужили два тесно связанных события. Радикальное крыло чувствовало себя все более уверенно внутри либеральной партии, что вызывало рост доверия среди рабочих. Более того, в это время радикалы избрали агрессивный подход к вопросу о реформе на общественном поприще. Первый шаг в этом направлении был сделан Джоном Морли. На встрече Национального союза реформы в Манчестере он ясно выразился о намерении радикалов бросить прямой вызов вигам во главе с Хартингтоном по вопросу о дальнейшем расширении электората[73]73
  Ibid. 1875. Dec. 25. Р. 9.


[Закрыть]
. Это наступление соответствовало требованиям лидеров рабочего движения. После воссоединения общая кампания продвигалась быстрее, и к началу 1877 г. реформа стала одним из первостепенных вопросов общественности. «Индастриал Ревю» (приемник «Бихайва») заявила, что реформа избирательной системы вкупе со справедливым перераспределением округов достигла статуса «решенного вопроса»[74]74
  Industrial Review. 1877. May. 26. P. 9.


[Закрыть]
.

Важный шаг вперед был сделан в июне 1876 г. в Лондоне, когда была проведена конференция, сопровождавшаяся массовой демонстрацией в поддержку билля Тревельяна в парламенте. За это нес ответственность «Парламентский комитет реформы», временный орган, выполнявший только координационную роль. На конференции были представлены интересы самых различных групп, включая батраков. В итоге «Парламентский комитет реформы» смог без трений объединить широкий диапазон мнений. Передовые либералы поняли, что любая попытка навязать жесткую программу через официальную организацию, такую как «Ассоциация реформы избирательной системы», неизменно приведет к губительным разногласиям внутри движения.

На следующий год вновь началась подготовка к еще более масштабной конференции. Ее цель состояла в расширении количества участников и, что самое важное, в вовлечении всего радикального крыла либеральной партии. Предварительное извещение участников указывало на широкую сплоченность, к которой стремились организаторы. Принять участие в конференции были приглашены все либеральные ассоциации и все промышленные организации[75]75
  Industrial Review. 1877. March. 31. P. 11.


[Закрыть]
.

Организационный комитет блестяще справился со своей работой. Конференцию в Экзетер Холле 16 мая 1877 г. можно считать кульминацией кампании за реформу в 1870-х гг. В ней приняли участие вся радикальная группа в полном составе, а также свыше 20 либералов – членов парламента. Присутствие последних значительно повысило престиж встречи. Число делегатов впечатляло: 26 000, 1 200 из них – сельскохозяйственные рабочие, прибывшие из разных уголков Великобритании. Во вступительном слове Брайт высокопарно произнес: «Вы (собравшиеся. – Е.Н.) являете собой армию, идущую на великое завоевание, армию, которую, я в этом совершенно уверен, будет твердо идти к скорой и уверенной победе»[76]76
  The Times. 1877. May. 17. Р. 7.


[Закрыть]
.

На этой конференции передовые радикалы смогли перехватить инициативу и вынудить либеральную партию сдвинуться заметно влево. Дилк и Чемберлен убедили свою партию в необходимости принятия пункта о реформе. Компромисс был достигнут. Либеральная партия согласилась включить билль о правах в предвыборную программу, а представителям рабочего движения пришлось умерить свои запросы[77]77
  Джефсон Г. Платформа, ее возникновение и развитие. С. 392.


[Закрыть]
.

Хотя либералы обещали заняться реформой при первой же возможности, лидеры рабочего движения не обольщались. В 1879 г. Джордж Митчелл жаловался Брайту на партнерство с либеральной партией: «Я не верю, будто бы аристократы-виги или капиталисты-либералы будут больше беспокоиться о рабочих, когда получат политическую власть, чем землевладельцы-тори или консерваторы-банкиры. Вы великие люди, одним миром мазаны в своем желании не пустить представителей от рабочих в парламент».

Таким образом, в течение 1870-х гг. движение за дальнейшее расширение электората вновь стало набирать силу. В то же время преувеличенным представляется мнение историка В. Хейза, утверждавшего, что включение билля о правах в предвыборную программу партии происходило исключительно из-за широкого общественного движения как городских рабочих, так и батраков. На наш взгляд, основная заслуга в продвижении дела реформы принадлежала радикальному крылу партии, стремящемуся к усилению позиции внутри либеральной партии. О том, как продвигался билль о правах в палате общин в 1870-х гг., читатель узнает из следующего раздела.

1.3. Политические партии о парламентской реформе
1872–1880 гг.

В 1870-х гг. обе партии открыто говорили, что реформу расширения электората следует рассматривать как внепартийный вопрос. Однако она все же занимала важное место. Несомненно, парламентарии задумывались, выиграют они или проиграют после реформирования парламентской системы. Хотя либерал-радикалы также заявляли о внепартийном подходе, в их интересах было превратить реформу в один из основных вопросов либеральной партии. Поскольку в течение десятилетий большинство парламентариев сходились в своей неприязни к реформе, основной задачей сторонников демократии было преодоление атмосферы равнодушия внутри парламента и принуждение депутатов к серьезному рассмотрению вопроса о реформе. Однако уже к середине 1870-х гг. предложение о реформе встречало лишь незначительное противодействие. Категорично настроенных высокопоставленных членов тори поддерживали лишь несколько вигов, среди них Лове и Гошен. Их позиция была настолько изолированной, что большинство парламентариев называли ее «причудой».

Сторонникам расширения избирательных прав пришлось представить доказательства необходимости дальнейшей демократизации. Ими служили как требования радикалов – представителей парламента, так и требования лидеров рабочего движения. Радикалы стремились убедить своих соратников включить билль о правах в программу партии. Была избрана следующая тактика: как можно чаще поднимать вопрос о реформе в парламенте, приводить доводы и аргументы, привлекать внимание коммонеров и общественности, устраивать митинги и демонстрации и, конечно же, привлечь на свою сторону умеренный центр партии во главе с Гладстоном, поскольку шансы билля во многом зависели от его позиции. Данная тактика полностью оправдала себя. Впоследствии представитель правого крыла либеральной партии лорд Хартингтон, отвечая на обвинения тори об уступчивости по вопросу реформы, признался, что, когда обнаружил, что за реформирование избирательной системы выступает большинство избирательных округов в графствах и небольших городов, он почувствовал необходимость принять ответственное решение[78]78
  Annual Register. 1879. Р. 38.


[Закрыть]
.

Реформаторы, принимая во внимание опыт 1867 г., понимали, что Дизраэли в период нахождения во власти может внести вопрос о реформировании избирательной системы на рассмотрение парламента. Поскольку это не соответствовало интересам радикалов, главные усилия направлялись на то, чтобы убедить или, в крайнем случае, вынудить либеральную партию включить билль о правах в программу партии. Во многом благодаря упорной борьбе радикалов как внутри, так и за стенами парламента большинство вигов было вынуждено смириться с дальнейшим расширением электората. Однако пересмотр взглядов на реформу не проходил быстро и легко, потребовались значительные усилия со стороны передовых радикалов.

Что касается позиции консервативной партии, то, хотя находились депутаты, выступавшие за скорейшее проведение реформы, (поскольку они видели для себя преимущество в перераспределении избирательных округов. – Е.Н.) [79]79
  Smith Р. Disraelian conservatism and social reform. P. 270.


[Закрыть]
, в целом партия во главе с Дизраэли выступала против билля и преследовала политику спокойного, но непреклонного сопротивления. Причины подобной позиции тори заключались в следующем. Перераспределение избирательных округов 1867–1868 гг. давало консерваторам существенные преимущества, поскольку в графствах интересы землевладельцев по новому перераспределению не были затронуты[80]80
  Науменков О. А. Борьба партий… С. 37.


[Закрыть]
. Британский историк Ч. Сеймур утверждал, «любое преобразование неизбежно уничтожило бы это преимущество, а также ослабило бы позиции консерваторов и усилило – радикал-либералов[81]81
  Seymour Ch. Op. sit. P. 317.


[Закрыть]
». Именно по этой причине Дизраэли не желал расширения избирательных прав для сельскохозяйственных работников. Немного можно было выиграть, но многое проиграть. Существовало опасение, что реформа вызовет раздражение землевладельцев тори и фермеров.

Помимо вышеуказанных соображений, существовала общая тревога консерваторов по поводу излишней, как им казалось, установившейся в политической жизни демократической тенденции. В рядах тори реакционное направление распространялось приблизительно с 1867 г. В основе его лежали твердо укоренившиеся опасения, что сельскохозяйственные рабочие если дать им власть, попытаются использовать ее для преследования собственных социальных и экономических интересов, и в конце концов это разрушит установившуюся социальную структуру[82]82
  HPD. 3-d series. Vol. 229. С. 468.


[Закрыть]
.

Хотя официальное единство либеральной партии было достигнуто в конце 1870-х гг., оно мало помогло для примирения различных фракций внутри партии. Хартингтон, как лидер правого крыла, формально поддерживал расширение избирательных прав с 1877 г. Хотя подчиненные были вынуждены последовать за шефом, отдельные виги не скрывали свою неприязнь к биллю о правах. Как верно подметил один из консерваторов во время дебатов в 1877 г., «своим воплем достопочтенный джентльмен (Тревельян. – Е.Н.), несомненно, пытается выдвигать авангард продвинутых членов либеральной партии, с которой он связан, во власть в более или менее отдаленный период. Но он должен знать, что обсуждение данного вопроса неприятно в настоящее время для многих членов либеральной партии» [83]83
  HPD. 3-d series. Vol. 235. C. 509.


[Закрыть]
.

Данное заявление было прекрасно обосновано. Виги понимали, что принятие билля о реформе представляет прямую угрозу их избирательным интересам и прочности их позиции внутри либеральной партии. Любое серьезное перераспределение означало исчезновение небольших городков, на которые они полагались. Была вероятность исчезновения округов с двумя членами, где виги могли управлять вместе с радикалами или умеренным крылом. Более того, виги были солидарны с тори, что реформа сделает парламент слишком демократитичным[84]84
  Southgate D. The passing of the Whigs. P. 222.


[Закрыть]
. Однако виги не могли открыто сопротивляться расширению электората, и хотя, их враждебность была очевидной, большая часть из них предпочитала воздерживаться от обсуждения вопроса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6