Екатерина Богданова.

Пансион искусных фавориток. Борьба за любовь



скачать книгу бесплатно


Фрейлины фыркали и недовольно сопели, но маски все же надели. Аппарат оказался намного удобнее, чем казался на вид. Он совершенно не мешал, а спустя несколько минут словно сросся с кожей, и я даже забыла о его присутствии. Да и как тут не забыть, когда мы вступили в долину, все глубже погружаясь в туман и спускаясь к ее центру. Когда туман сомкнулся над головой, я ожидала, что ничего не смогу рассмотреть и идти придется на ощупь. Но все оказалось совсем иначе, видимость была прекрасной, только все и всё вокруг было в черно-белых тонах. Даже ярко-алый камень в моем обручальном кольце здесь тускло мерцал различными оттенками серого.

При ближайшем рассмотрении огромный валун в центре долины оказался чем-то вроде входа в подземелье. Выдолбленный в породе ход вел глубоко вниз, крутые ступени были влажными и скользкими. Рони придерживал под локоть Касиян, Анторин помогал Дамон, мне же протянул руку Рафэ. Принимать от него помощь было неприятно, возможно, даже более неприятно, чем упасть. Но я не знала, какой длины лестница, и не желала так нелепо погибнуть из-за неуместной гордости.

– А все же ты увидишь мой мир, – довольно проговорил доминант, ведя меня по лестнице.

– Но войду в него свободной гостьей, а не рабой безумного ученого, – ответила ему с улыбкой.

Рафэ конечно же не увидел этого под маской, но по тону должен был понять.

– Не рабой – да. Но гостьей ты будешь тоже моей, – не унимался он.

– А гостей нужно беречь, – произнесла – и охнула, едва не упав.

Спуск неожиданно закончился, ступени теперь поднимались вверх.

– Почти пришли, тебе понравится Доминания, – прошептал мне на ухо Рафэ.

– Вряд ли, если он такой же серый и скучный, как ты, – не удержалась я от колкости.

– Серый? – усмехнулся доминант. – Доминания наполнена еще более яркими красками, чем ваш скудный мир. И то, что ты не в состоянии их разглядеть, лишний раз подтверждает, насколько вы, люди, отстаете в развитии от нас.

– Однако узость сознания не помешала мне разглядеть твою прогнившую сущность, – ответила я, сверля Рафэ полным ненависти взглядом.

– Осторожнее в высказываниях, я ведь могу и передумать сотрудничать с тобой, – высокомерно произнес доминант.

– Но вся ваша раса не передумает сотрудничать с нами, отстающими в развитии, жалкими людьми. Что же вам нужно от нас, таких слабых и никчемных, что ты даже решился на такой самоотверженный поступок, как совместная кампания с целью вернуть единственного, кто согласится стать посредником между нашими мирами? – не менее язвительно и высокомерно ответила на его угрозу.

– Пришли, – вместо ответа произнес доминант и толкнул покрытую узорами стеклянную дверь, к которой привела нас лестница.

Возможно, Рафэ был прав, и человеческое зрение просто не воспринимало весь спектр местных красок, но я видела только всевозможные оттенки серого. И, ступив за дверь, мы оказались не под открытым небом, как я ожидала, а в помещении. Это явно была обитель какого-то ученого или даже нескольких.

Понять назначение большинства находящихся здесь предметов мне было не под силу, но одно я поняла точно: доминанты приложили немалые усилия, чтобы вновь пробить путь в наш мир, а значит, мы им очень нужны.

Только под гнетом огромной необходимости такие высокомерные создания приложили бы столько усилий для связи с низшими, по их мнению, созданиями.

– Ничего не трогать. Идите за мной, – проговорил Рафэ, и повел нас к выходу из помещения.

– Куда мы идем? – спросил Анторин, с опаской озираясь.

Доминантам не доверял ни один из нас.

– Все объясню на месте. Хотя сомневаюсь, что вы что-то поймете, – неохотно ответил Рафэ.

За спиной послышался какой-то грохот и приглушенное шипение. Обернувшись, я заметила, как Рони, виновато опустив голову, отступил от уроненного им предмета, старательно делая вид, что он не причастен к этому.

– Я же просил ничего не трогать! – зло прошипел доминант и бросился к аппарату, из нескольких отверстий которого с шипением выходил ярко-красный пар. Это выглядело весьма странно на фоне окружающих серых красок.

Рафэ кашлял, ругался, ворчал и пытался перекрыть поток пара. К тому моменту, когда шипение стихло и из аппарата перестало вырываться яркое вещество, доминант уже хрипел, стоя на четвереньках, и сплевывал такую же алую, как и туман, кровь. А мы стояли по щиколотку в красном дыме и смотрели на него. Но, как бы я ни ненавидела этого высокомерного блондина, его помощь мне была необходима, и я подошла к нему, присела и спросила:

– Чем помочь?

– Выведи меня отсюда, – прохрипел доминант и упал.

– А может, оставим его здесь и вернемся? – жалобно спросил Рондай, покосившись на стеклянную дверь.

– Помогите мне! – повысила я голос. – Рони, хватит думать только о своей шкуре! Ничего он тебе не сделает, по крайней мере до тех пор, пока мы не найдем Карая. У нас договоренность.

Мы выволокли Рафэ из помещения в маленький коридорчик, в который тоже просочился красный дым. Но здесь его было гораздо меньше. Доминант впал в беспамятство и что-то бессвязно бормотал, продолжая пускать кровавые пузыри.

– Если он сейчас умрет, я тебя лично придушу, – пообещала Рондаю.

– Так давайте унесем его подальше, – тут же оживился горе-маг.

Но унести Рафэ у нас не получилось. Дверь, ведущая из коридора, оказалась наглухо запертой, и даже Анторин, используя магию тумана, не смог ее открыть.

– Здесь какая-то блокировка стоит. Видимо, сработала из-за красной ядовитой субстанции, – сказал император.

Я обвела взглядом присутствующих и поняла, что никто не знает, что делать.

– Анторин, ты как себя чувствуешь? – спросила у друга.

– Немного некомфортно, но это из-за переизбытка тумана, – ответил он. И тут же добавил, повысив голос: – Не вздумай! Ты раскроешь себя!

Но я не вняла его предостережению и сдернула с себя маску.

В нос ударил концентрированный удушающий запах сырости. Но я мгновенно очистила пространство вокруг себя от магической составляющей и вздохнула свободно. Маску же решительно надела на лицо Рафэ.

Ожидание, казалось, длилось вечность, в действительности же доминант пришел в себя довольно быстро.

Он с удивлением и опаской смотрел на меня, стоящую в центре раскрашенного в яркие цвета, лишенного туманной магии участка помещения, и жадно дышал через маску, очищающую воздух от смертоносного для него красного дыма.

Пока Рафэ восстанавливался, я подошла к подругам, чтобы успокоить их, но обнаружила, что девушки совершенно спокойны. А Дамон зачем-то вылила воду из притороченной к поясу фляжки и присела, опустив тару в сочащийся из-под двери в лабораторию красный дым.

– Пригодится, – уверенно ответила девушка.

– Время покажет, – не стала спорить с ней я.

Дамон всегда отличалась повышенной подозрительностью, что не раз выручало как ее саму, так и всех нас.

Прикрыв собой фрейлину, усердно загоняющую красный дым во фляжку, я наблюдала за тем, как Рафэ медленно встал, расправил плечи и вновь стал высокомерным представителем своего народа.

– Ты, недоразвитый идиот! Я тебя уничтожу, – прошипел доминант Рондаю, вперив в него ненавидящий взгляд.

– Ты и пальцем его не тронешь, – произнесла я спокойно. – Во-первых, у нас договоренность, а во-вторых, именно его изобретение спасло твою жизнь. И в том, что вы так халатно относитесь к опасным веществам, нет ничьей вины, кроме вашей собственной.

– А ты не устаешь удивлять меня, маленькая загадочная особь, – усмехнулся Рафэ. – Ничего не хочешь рассказать?

– Нет. Мы с тобой не настолько близки, чтобы у меня появилось желание откровенничать, – язвительно ответила я.

– Это недолго и изменить, – столь же язвительно ответил доминант.

– Размечтался, – вмешалась в разговор Дамон, привязывая туго закрученную фляжку к поясу. – Наша королева замужем и фаворитов не заводит. Будешь хорошо себя вести, может, перепадет парочка снисходительных взглядов от ее фрейлин. Но точно не от меня. Если от меня тебе что и перепадет, то мало не покажется.

– Мона, успокойся, – попросила я подругу.

– Только после того, как он прекратит вести себя, как ищущий неприятностей придурок. Я здесь не для того, чтобы терпеть оскорбления в адрес своей королевы, – с вызовом произнесла фрейлина.

– Прекратить! – слегка повысила я голос, и Дамон покорно склонила голову.

– Рвение и преданность твоих подданных достойны уважения, королева с веером загадок, – улыбнулся Рафэ. – Идемте, покажу вам нашу новую разработку и объясню, как она может помочь нам в поисках Карая Туманного.

Прежде чем открыть дверь, доминант проделал какую-то манипуляцию со стеной. Часть ее отъехала в сторону, и весь красный дым устремился в открывшееся зарешеченное пространство. Лишь когда весь дым вытянуло из коридора и лаборатории, Рафэ отпер дверь, и мы вышли в большой холл, в котором сходилось множество других коридоров.

– Нам сюда, – указал направление доминант, избавившись от маски и вернув ее мне. – Надень, не стоит лишний раз волновать моих сородичей. Они не любят, когда появляются новые, адаптированные к нашей атмосфере чужаки. Это, знаешь ли, раздражает.

– Боитесь, что отсталая раса потеснит вас на вашей же территории? – с усмешкой поинтересовалась я.

– Не провоцируй меня. Я и так с величайшим сожалением отказался от возможности исследовать тебя, – недовольно произнес Рафэ.

– Не обманывайся. У тебя никогда и не было этой возможности, – уведомила я его.

Дальнейшего препирательства не последовало, потому что навстречу нам шли двое доминантов, и при них Рафэ, видимо, посчитал ниже своего достоинства общаться с недоразвитой представительницей низшей расы на равных.

В конце коридора нас ждала еще одна магически заблокированная дверь, за которой находилась неожиданно огромная комната, в центре которой абсолютно без опоры клубился и матово переливался большой черный шар из неведомой субстанции.

– Что это? – настороженно спросил Анторин, остановившись у двери и не пуская меня дальше.

– О, это величайшее открытие нашего рода, после овладения туманом. Это антитуман, или кусочек небытия, если хотите, – гордо известил Рафэ.

Судя по тому, с какой любовью он говорил об этом сгустке подозрительной энергии, от которой исходили волны ледяной стужи и безысходного ужаса, Рафэ сам приложил руку к его созданию.

– И какая нам польза от этого антитумана? – спросила я, обходя сферу по кругу. – Как он поможет найти Карая?

– Нам еще не до конца известны его свойства, но при желании мы сможем с его помощью проложить путь сквозь бездну и без опасения потеряться отправиться на поиски твоего мужа, – ответил Рафэ. – Нужно лишь произвести несколько манипуляций, и эта субстанция будет сохранять наше материальное состояние вне пространства и времени.

– Понятно. Так чего же мы ждем? – воодушевленно спросил Рондай.

– Лично мне пока ничего не понятно, – усмехнулся Анторин.

– И безопасность применения этой штуки кажется весьма сомнительной, – протянула Касиян, ежась от исходящей от шара стужи.

– Что конкретно вы хотите сделать? – спросила я, подумав, что взять с собой подруг было неосмотрительным решением. Не стоило подвергать их такой опасности.

– Мы запустим антитуман в свою кровь, – словно о сущей безделице объявил доминант.

– А опыты уже проводили? – настороженно спросил Рони.

– Да, и неоднократно, – кивнул Рафэ.

– Какой процент смертности? – продолжил расспросы Рондай.

– На первом этапе было восемьдесят процентов, а сейчас всего два, – равнодушно поведал доминант.

– Вы проводили опыты на людях? – не узнавая своего голоса, спросила я.

– А ты согласилась бы принять участие в поисках без предварительных испытаний? – усмехнулся Рафэ.

– И вы еще утверждаете, что готовы к сотрудничеству! – возмущенно воскликнул Анторин.

– Испытуемые были из ранее отчужденных, – спокойно произнес доминант. – У нас есть несколько ферм по выведению человеческих особей. Но! Если нам удастся достичь договоренностей, они будут отпущены. Все. А для того, чтобы достигнуть этих договоренностей, нам нужен посредник. Вот его-то мы и отправляемся искать. Все логично и оправданно.

– Какие же вы ущербные. Мне вас даже жалко, – покачала я головой.

– А мне не жалко, – вставила Дамон.

– Идемте, с вами хотят поговорить доминарии первого круга, – недовольно проговорил Рафэ, указав на дверь.

Из здания мы не выходили. Но, судя по тому, как долго Рафэ вел нас по петляющим коридорам, переходам и сквозным залам, это было огромное, многоярусное сооружение.

– Доминарии первого круга считают, что между нашими расами возможно равное сотрудничество, – рассказывал Рафэ по дороге. – Второй круг раскололся, многие против признания вас равной расой, но большинство не посмели выступить против первых доминариев. Третий круг вообще не сочли нужным посвящать в подробности. Если вы сейчас неосторожным словом или взглядом разочаруете одного из праймдоминариев, последнее слово будет за мной. Я конечно же не отказался бы от роли вершителя ваших маленьких судеб, но практический опыт применения антитумана интересует меня гораздо больше. Так что, королева, держите под контролем своих дрессированных зверушек, чтобы они не показывали зубки кому не следует.

Дамон демонстративно оскалилась и протяжно рыкнула.

– Не трать на него время. Такие и с десятого раза не понимают, – поддержала ее Касиян.

– Девочки, не шумите, – одернула я фрейлин. – При доминариях будете молчать, что бы ни случилось.

– Как скажете, ваше величество, – недовольно пробурчала Мона.

Мы остановились у высокой двустворчатой двери. Высокомерный сопровождающий окинул нашу компанию придирчивым взглядом, брезгливо скривился, но двери распахнул, впуская нас в большое помещение, где стояли три высоких кресла, два из которых были заняты уже знакомыми мне по суду над Лелиан доминариями.

Старший из них медленно встал, но не сделал ни шага. Он тоже осмотрел нас и остановил взгляд на мне. Его мертвенно-серые глаза, казалось, заглядывают мне прямо в душу.

– Так вот кого выбрал мой отсталый сын… Скучная, как и весь ваш мир, – меланхолически произнес он. – Подойди.

Сомнений в том, что обращаются именно ко мне, не было, и я шагнула к доминарию, рассматривая его со скрытой ненавистью. Так вот кто является отцом Карая, вот кто преследовал и привел к смерти его мать лишь за то, что она посмела не избавиться от ребенка. И теперь этот бессердечный эгоистичный лицемер хочет, чтобы его недоразвитый сын вернулся и продолжил служить на благо их расы, возомнившей себя высшей. Желание плюнуть в его высокомерное лицо было столь велико, что мне пришлось отвести взгляд, чтобы сдержаться. Что вызвало удовлетворенный кивок доминария, принявшего мой жест за капитуляцию. Неужели они действительно все еще верят в свою власть над нами?

– Ты готова рисковать своей никчемной жизнью ради спасения Карая Туманного? – бесцветным, как и весь их мир, голосом спросил доминарий, медленно опустившись в кресло.

Я обернулась, чтобы посмотреть на реакцию Анторина, и увидела в его взгляде еще не изжитый страх перед туманным народом. Император едва заметно покачал головой, словно говоря мне «не перечь». Но у меня было другое мнение о взаимоотношениях с доминантами.

– А вы на что готовы? – спросила с вызовом. – И не слишком ли неосмотрительно оскорблять королеву одного из величайших королевств мира, в помощи которого вы нуждаетесь?

На лице доминария не отразилось ни единой эмоции, но взгляд стал настороженным.

– Ты смеешь бросать мне вызов? – спросил он.

– Нет, я позволяю вам осознать, что мы больше не находимся под вашим влиянием, – снисходительно улыбнувшись, ответила я.

Стойкость доминария поколебалась, о чем свидетельствовало изменившееся выражение словно окаменевшего до этого лица.

– Не забывайся, дочь низшего рода. Ты на нашей территории, – проговорил он, чуть повысив голос.

– Я здесь почетный гость, а не пленница. Не стоит демонстрировать пренебрежение к тем, в благосклонности кого вы нуждаетесь, – сделав еще один шаг к доминарию, произнесла я чуть тише. – Мы готовы к сотрудничеству. Но договоренности еще не достигнуты.

Намек достиг цели, но самолюбие отца Карая было уязвлено, и инициативу взял на себя второй властелин мира доминантов.

Он был более лоялен и воздержался от оскорблений, произнося короткую, но информативную речь о пользе взаимовыгодных отношений между нашими расами.

– Это все, конечно, очень интересно, и мы обязательно обсудим все аспекты взаимных соглашений, но сейчас речь идет о другом, – вступил в разговор Анторин. – Мы готовы участвовать в спасательной кампании, но не понимаем вашей заинтересованности в ее успехе. Почему вы не согласились принять в качестве посредника меня или же мою сестру, которая тоже является полукровкой?

– Это вам объяснит Карай Туманный, если вы, конечно, сможете вернуть его из небытия, – ответил второй доминарий.

– Предлагаю не тратить время на словесные дуэли и приступить к делу, – произнесла я, сверля взглядом мерзавца, являющегося дедом моего сына. – Дальнейшие переговоры о взаимодействии будет проводить мой муж. По всей видимости, у него уже выработался иммунитет к некоторым неотъемлемым чертам представителей вашей расы.

– Ступайте. Мы делаем все возможное, чтобы спасти посредника. Вас будет сопровождать третий доминарий первого круга. Один из тех, кто еще верит в эволюцию вашего вида, – подвел итог пожилой доминарий.

Я развернулась и первой пошла к выходу, не желая находиться в столь неприятном обществе еще хоть минуту.

Покинув зал, мы все вздохнули с облегчением, даже Рафэ.

– Я же просил быть сдержаннее, – только и произнес доминант, одарив меня недовольным взглядом.

– А ты, оказывается, возлагаешь надежды на нашу отсталую расу, – с усмешкой ответила я.

– Не стоит обольщаться, – язвительно ответил доминант. – Идите за мной. Отведу вас в резервацию. Там отфильтрованный воздух, и вы сможете поесть перед первым этапом внедрения.

– Ты собираешься отправить нас в загон, как домашних животных? – враждебно поинтересовалась Дамон.

– Как раз тебе не помешает немного дрессировки! – явно сорвавшись, воскликнул Рафэ, но тут же опомнился и принял величественный вид.

– А ты здесь кто-то вроде младшего правителя? – заинтересованно спросила Мона.

– Я не младший, а один из трех, – гордо заявил Рафэ.

– Мона, не смей, – прошептала я, дернув фрейлину за рукав, но мои опасения подтвердились, когда я увидела охотничий блеск в глазах подруги. Она почуяла добычу, и теперь заносчивому доминанту несдобровать. – Не совершай ошибок, за которые можешь поплатиться жизнью, – предостерегла я подругу, вспомнив о судьбе матери мужа.

– Только если его, – коварно улыбнувшись, прошептала Дамон.

Мы наконец-то покинули здание и увидели Доминанию во всей ее серой бесцветной красе.

Небо казалось низким и словно падающим на голову, повсюду виднелись клочки густого тумана, словно обволакивающего скудную бесцветную растительность. Строения тоже не отличались яркостью и архитектурными изысками. Весь мир доминантов выглядел серым и плоским. Здесь не было места плавным линиям. Даже дорога, по которой мы шли, не петляла, а отличалась резкими, геометрически выверенными углами.

– Как же вы здесь живете? – прошептала я, взирая на лишенный радостей жизни мир. – Здесь вообще кто-нибудь думает, чувствует, творит? Или все просто существуют по заранее написанному сценарию?

– Пожалуй, стремление к переменам – это единственное, что связывает меня с вашим видом, – произнес Рафэ, ведя нас по ровной как струна дороге.

– Да ты не безнадежен! – воскликнула Дамон.

Касиян дернула ее за рукав, но Мона только плотоядно улыбнулась.

Пожалуй, эта кампания будет не лишена определенного очарования. Мне доставит истинное удовольствие наблюдать за тем, как моя дерзкая, воспитанная фавориткой фрейлина будет ломать мировоззрение доминанта Рафэ. И ей удастся перевернуть его устоявшийся мир. А если ему это не понравится, я не позволю доминанту обидеть свою подругу.

Шли мы не больше пятнадцати минут, но этого времени мне хватило, чтобы понять, что мир доминантов везде одинаково сер и однообразен. Здание лаборатории находилось на окраине, и резервация, где они держали взаперти наших сородичей, была поблизости. Она представляла собой изолированную площадь, накрытую овальным куполом, под которым располагалось несколько длинных бараков, небольшая площадка для прогулок и высокое здание в центре, упирающееся крышей в центр купола.

– Можете снять маски, – сказал доминант, как только мы прошли сквозь стену прозрачного магического купола. – Не контактируйте с выращенными здесь особями. Они не знают языка и даже не подозревают о существовании других миров, – инструктировал нас Рафэ.

– Урод, – коротко ответила Мона на его реплику.

– Держи в узде свою помощницу, – злобно прошипел доминант.

– Она равноправный член команды. Сам попроси ее о лояльности, – вежливо улыбнувшись, ответила я.

– Издеваешься? – резко обернувшись, спросил Рафэ.

– Нисколько. А ты боишься? – задала я встречный провокационный вопрос.

– Что? – вопросил Рафэ, брезгливо поморщившись.

– Все вы, мужчины, одинаковые, – авторитетно заявила Мона. – И иное происхождение тебе не поможет, блондинчик.

– Дамон, умерь пыл, – улыбнувшись проговорила я. – Рафэ нам еще понадобится в здравом уме, по крайней мере, до того момента, как мы найдем Карая.

– А потом? Ты дашь мне полную свободу? – с надеждой в голосе спросила фрейлина.

– Конечно, – заверила я ее, поглядывая на насупившегося доминанта. – По окончании кампании можешь делать с ним все, что захочешь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6