Екатерина Богданова.

Пансион искусных фавориток. Борьба за любовь



скачать книгу бесплатно

Пролог

Где-то за гранью времени и пространства

«Она не знала покоя, без устали металась в бескрайней темноте и искала хоть что-то. Но вокруг было лишь бесконечное ничто.

«Нет, я не могла проиграть! Мой план был идеален!» – вопило воспаленное сознание безумной женщины. Да и что ей оставалось делать, ведь от нее и осталось одно лишь сознание, развеянное в бесконечной пустоте. В месте, где нет ни времени, ни пространства, мысли королевы Немии, королевы без королевства, словно капельки ртути, стекались в одну живую ядовитую кляксу. Когда же все ее ненависть и ярость объединились, их отрицательная энергия была столь велика, что свершилось величайшее из чудес – они обрели материальную форму!

Теперь Немия могла не только испытывать жажду мести, но и ощущать обжигающий холод мертвой мглы, что придавало ей еще больше сил и увеличивало энергетическую мощь.

Каковы были шансы встретиться в не имеющей ни начала, ни конца бездне двум скитающимся по ней душам? Этого вообще не должно было случиться! Но богиня решила иначе…

Они почувствовали друг друга. Она – жар его любви и тоски по любимой, он – стужу ее ненависти и желания отомстить. Они устремились друг к другу и схлестнулись в равном противостоянии. Две противоположные, как лед и пламя, души сплелись в тугой комок, сливаясь в попытке одолеть друг друга. Если бы в бездне можно было что-то услышать и было кому слушать, то звук взрыва оглушил бы любого. Вспышка же выжгла бы глаза за многие миллиарды километров.

А когда нестерпимо яркий свет чуть померк, бездна перестала быть бездной. В извечном противостоянии добра и зла, света и тьмы родился новый мир, отвоевав у пустой бесконечности маленький клочок пространства. Могли ли Карай и Немия предположить, что их борьба способна породить новую вселенную? Но именно это произошло.

Пройдут многие столетия, прежде чем первые, еще совсем слабые и не обладающие сознанием ростки жизни проклюнутся на благодатной почве. Века будут сменять друг друга, по зеленым лугам побегут стада, а за ними ступит нога человека. Однажды человеку приснится сон о борьбе двух душ, запертых в бездне. И наречет он свой мир Немрай, в честь имен тех, в чьем слиянии был рожден его дом.

Легенда о чистом зле и силе любви будет передаваться из уст в уста, а потом мудрецы увековечат ее в письменах, чтобы люди, населяющие Немрай, не повторяли ошибок Немии и Карая.

Но, как и любой другой мир, Немрай, будучи созданным из баланса добра и зла, продолжит начатую своими прародителями борьбу».

– И кто же победит? – Черноволосый сероглазый мальчуган лет пяти быстро сел на кровати.

– Спи, Карвин. Завтра я расскажу тебе другую сказку, – пообещала ему мать, стройная красивая шатенка с непреходящей тоской в глазах.

– И она тоже будет про папу? – с надеждой спросил малыш.

– Конечно, как и каждый вечер. Только завтра я постараюсь придумать более добрую и веселую сказку, – погладив сына по черным как смоль волосам, ответила она.

Женщина поцеловала малыша в щечку, поправила одеяло и вышла из детской.

– Ваше величество, ваше величество! – Крича на бегу, к королеве Саминкаре Возренийской на всех парах несся посыльный. – Там такое! Там донесение из Наминайской империи.

Вас ждут в зале совета!

– Ступай. Я скоро присоединюсь к уважаемому совету, – ответила королева. – И не шуми, дети спят.

– Прошу прощения, ваше величество, – поклонился посыльный и убежал прочь.

В минуты сильной печали все сторонились королевы. Такой болью и тоской веяло от нее, что людям становилось тоже больно и тоскливо.

Королева вошла в зал совета, ожидая увидеть мудрых советников, но ее встретили лишь Мордок и статс-дама. Перед ними на столе лежал светящийся свиток. Прочитать его будет возможно только после того, как ее величество Саминкара уничтожит магию, защищающую содержание послания.

– И что же случилось такое неординарное, что вы отвлекаете меня от детей? – спросила королева, строго глядя на тех, кто поддерживал и наставлял ее уже более шести лет после восхождения на престол.

– Личное послание от императора Анторина Намийского. Подписано «Срочно. Есть зацепка», – ответил сморщенный, но еще не потерявший хватку старик, до сих пор держащий тайную канцелярию в крепких не по годам руках.

– Так чего же вы тянете! – воскликнула королева.

Она подбежала к столу, схватила свиток и в мгновение выжгла всю защитную магию до капли. Развернула послание, вчиталась в строки и пошатнулась.

– Присядьте, ваше величество, – ласково проговорила статс-дама, подставляя стул.

– Ну что там? Не томите, – не выдержал обычно сдержанный маркизет Мордокий.

– Я завтра же отправляюсь в Наминайскую империю! – решительно ответила королева. – А оттуда в мир доминантов.

– О чем это вы? Какой мир? Вам нужно отдохнуть, – принялись уговаривать ее Мордок и статс-дама.

– Не важно! – резко перебила их королева. – Завтра же утром я отбываю. В мое отсутствие за детьми присмотрят моя первая фрейлина и леди Виколла. Текущие дела не требуют моего постоянного присутствия. Вы прекрасно справитесь с рутинной работой без меня. В случае непредвиденной ситуации придворный магистр свяжется с наминайским двором, а они, в свою очередь, со мной. Можете идти.

– Но ваше величество… Это, должно быть, очень опасное предприятие, – проскрежетал тайный советник.

– Ступайте! – повысила голос королева. – Мои решения не обсуждаются.

– Я понимаю вашу боль, но эгоистично рисковать своей жизнью, зная, что дома ждет несмышленое дитя, моя девочка, – тихо произнесла статс-дама, дождавшись, пока Мордок покинет зал.

– Я знаю, тетя. Но если не попытаюсь, то просто возненавижу себя, – ответила королева, вдруг ссутулившись и опершись руками о стол.

– Ты и так себя не любишь совсем, – сокрушенно покачала головой пожилая женщина. – Ну что с тобой поделать… Поезжай, я присмотрю тут за всем, – проворчала она, направляясь к выходу.

Утром королева инкогнито отбыла в Наминайскую империю с частным дружеским визитом.

Часть первая
Спасительный свет надежды

– И куда мы на этот раз? К очередному самозванцу шаману кочевников или будем опять на Рондая наседать, чтобы артефакт воссоздал? Я, конечно, не против поиздеваться над магом, но можно же сделать это чуть позже, – сонно щурясь, ворчала Дамон.

Касиян дремала, прислонившись боком к стене и не вступая в разговор.

– В этот раз все по-другому, – ответила я фрейлине.

– Ты и в предыдущие несколько раз так говорила, – не унималась Дамон. – Опять вытащила меня из постели в шесть часов утра, а ведь я уже почти довела до кондиции барона Мортона. Еще чуть-чуть, и он бы сделал мне предложение.

– Ты и в предыдущие несколько раз так говорила, – не открывая глаз, усмехнулась Касиян, копируя слова подруги.

– Язва, – обиженно проворчала Мона.

– Прекратите, – одернула я девушек. – Сейчас придет император Анторин Намийский, и я попросила бы вас при нем отставить фамильярный тон.

– Да как прикажете, ваше величество. Но наше присутствие при вашем разговоре по душам с бывшим, насколько я понимаю, совсем необязательно. Так, может, мы пока поспим немного где-нибудь? – проговорила Дамон, заглушив последнее слово протяжным зевком.

– И это я язва? – открыла один глаз Касиян.

– Не стоило брать вас с собой, – произнесла я раздраженно.

– Замолкаем, – покорно склонила голову Мона.

Дверь в зал перемещений отворилась, и вошел император Наминайской империи Анторин Намийский.

– Хотел бы сказать, что прекрасно выглядишь, но буду откровенным. Как же ты извела себя, Кари, нельзя так, – покачал головой совершенно не изменившийся за прошедшие годы Анторин.

– Ты знаешь, что я не властна над этим, – ответила, обнимая друга.

– Пойдем, размещу вас и накормлю. Наверняка ведь сорвалась, даже не позавтракав, – произнес император.

Дамон и Касиян заметно оживились, но стоило им услышать мои слова, как девушки вновь сникли.

– Не тяни время, рассказывай все как есть, – проговорила я, сверля Анторина нетерпеливым взглядом.

– Все так же горяча и нетерпелива, – усмехнулся император. – Идем, не здесь же нам разговаривать.

Анторин привел нас в кабинет, который раньше был обителью Карая.

– Присаживайтесь, – предложил он, указывая на диван и кресла.

Подруги тут же заняли удобный диванчик, устроившись явно не для того, чтобы вести беседы. Мы же с мужчиной расположились в креслах напротив друг друга.

– Я слишком взволнована, чтобы играть в любимую игру политиков. Хватит недосказанности и намеков, – произнесла раздраженно.

Анторин вздохнул, покосился на фрейлин и наконец-то заговорил:

– Два дня назад в Туманной долине была замечена повышенная активность магических импульсов. Я отправил туда парочку магистров для контроля. У нас появилось много недоброжелателей, и я опасался, что они попытаются полностью перекрыть источник тумана, – проговорил он, после чего вновь покосился на девушек, усмехнулся и продолжил более тихим голосом: – Магистры не вернулись.

Я тоже взглянула на своих спутниц и поняла причину облегчения, отразившегося на лице друга, – Дамон и Касиян уснули, положив головы на подлокотники дивана.

– И что же с ними произошло? – задала вопрос в стремлении подстегнуть Анторина.

– Они погибли, – ответил император. – Но не от рук недоброжелателей. Они задохнулись в тумане.

– Что? – воскликнула я, вскочив с кресла.

– Да, я не обманул тебя, написав, что они вернулись, – кивнул Анторин. – Вчера утром с нами связался представитель доминантов. Он искал Карая, чтобы предложить ему вновь стать посредником. Только теперь они понимают, что потеряли былое влияние и хотят взаимовыгодного сотрудничества.

– И что ты ответил? – спросила напряженно.

Доминанты – это та сила, которую мы не брали в расчет, строя новые, выгодные всем сторонам взаимоотношения между нашими империями. Теперь магия была доступна почти каждому, лишь немногие так и остались бездарями, но это уже было не зазорным, а скорее неким показателем чистоты крови. Неодаренные люди стали желанными гостями в любом доме. Их приглашали на политические посты в надежде избежать должностного злоупотребления посредством магического влияния, их оберегали, ими дорожили. Теперь же, с возвращением доминантов, появился риск возвращения и изжившего себя строя.

– Не переживай, мы усвоили урок и не повторим ошибок прошлого, – успокоил меня Анторин, видимо увидев отразившееся во взгляде беспокойство. – Да и доминанты не претендуют на былую власть. Выпущенную на волю магию уже не загнать обратно. Суть в другом.

– И в чем же? – спросила нетерпеливо.

– Я рассказал им о том, что произошло с Караем, и они сказали, что могут помочь, – торжественно объявил император.

– И зачем им это? – спросила недоверчиво, научившись за прошедшие годы не верить в бескорыстную помощь.

– Им нужен посредник, который смог бы чувствовать себя комфортно как в нашем мире, так и у них, – с готовностью предоставил достойное объяснение Анторин.

– И чего они хотят взамен? А главное, каким образом они помогут найти его? – продолжала расспрашивать я.

– Взамен им нужно наше доверие. А вот сам процесс поиска они пообещали объяснить тем, кто осмелится отправиться в рискованное путешествие, – без запинки ответил и на эти вопросы император.

– Когда я могу встретиться с представителем туманных, чтобы обсудить все детали? – спросила, снова встав.

– Не спеши, – возразил Анторин, – присядь. Для начала нам нужно определиться с составом команды.

– Вот моя команда, – указала я на спящих подруг.

По крайней мере, мужчина думал, что они спят. Я же догадывалась, что девушки, как бы они ни желали вздремнуть, ни за что не упустили бы возможность получить информацию о том, во что я их втянула.

– Я тоже иду, – уверенно произнес император.

– Не стоит оставлять Наминай. Достаточно и того, что я оставила королевство на двоих стариков, а в случае моей гибели на трон взойдет семилетняя девочка, – отрицательно покачала я головой.

– У Наминая есть сенат и Лелиан, к словам которой этот сенат прислушивается гораздо больше, чем к моим, – возразил Анторин. – К тому же после ухода Рани мне необходимо сменить обстановку, – неохотно признался он.

– Вы так и не помирились? – спросила с сочувствием.

– После того как ее магический полюс сменился, она совсем отгородилась от этого мира. Я не могу до нее достучаться. Да и найти ее теперь проблематично. Отправилась в очередное паломничество по источникам магии жизни. Говорят, уже достигла уровня магистра и может оживлять животных, – проговорил император, усиленно стараясь принять безразличный вид, но от меня не укрылось, с какой болью он вспоминал о любимой, которая предпочла ему и их ребенку высшую цель – нести жизнь всему миру.

– Хорошо. Твоя помощь не будет лишней, – пришлось согласиться мне.

– Есть еще одна проблема, – виновато произнес мужчина. – Думаю, тебе не понравится то, что я сейчас скажу.

– Говори. Все равно хуже уже быть не может, – отмахнулась я.

Я ошибалась. Но что может быть хуже того, что спасать Карая нас поведет Рафэ? Тот самый высокомерный и безжалостный доминант, который воспринимает людей как животных, пригодных лишь для опытов. Но было в этом кое-что, что заставило меня улыбнуться.

– Ты рада? – удивленно спросил Анторин.

– Возможно, все не так плохо складывается, – ответила, уже предвкушая, как опробую свои способности на ненавистном доминанте. После того как он объяснит, как спасти Карая, разумеется.

– Значит, решено. Осталось встретиться с Рафэ и обсудить все детали, – кивнул император. – Но не сейчас. Вам необходимо отдохнуть и набраться сил.

Я уже открыла рот, чтобы возразить, но Анторин опередил меня:

– Если о себе не заботишься, подумай хотя бы о своих спутницах. Они явно не выспались и голодны. Тем более что в Наминае уже поздний вечер и правила гостеприимства не позволяют мне выпроводить гостей на ночь глядя. Да и сам император, покинувший империю под покровом ночи, будет выглядеть как беглец.

– Хорошо, – неохотно согласилась я, подметив краем глаза, как дернулись в сдерживаемой улыбке уголки губ Касиян. Мона была более виртуозной актрисой, и ни одна черточка ее лица не дрогнула.

– Фрейлины, вы останетесь здесь или все же предпочтете отдыхать в кроватях? – поинтересовалась у девушек.

Подруги тут же вскочили и посмотрели на меня вполне ясными, не затуманенными сном глазами.

– Нам бы поесть, а поспать мы и на травке можем, – заверила Дамон.

– Ну-ну, на сушеной… сено называется, – прошептала Касиян, следуя за мной и Анторином. – У тебя большой опыт экстремального отдыха.

Дамон лишь шикнула на подругу, но по их настроению я поняла, что девушки насторожены и стараются заглушить наигранным весельем беспокойство по поводу предстоящего путешествия. Придется рассказать им все, что мне известно о доминантах, чтобы подготовить фрейлин к встрече с Рафэ – не лучшим представителем своей расы.


В последние минуты перед отправлением в Туманную долину наша команда пополнилась еще одним представителем Наминайской империи. Рони ворвался в зал переходов и категорическим, не терпящим возражений тоном заявил:

– Я с вами!

Следом за ним в помещение, словно разгневанная фурия, влетела принцесса Лелиан и воскликнула:

– Если ты сейчас уйдешь, то можешь не возвращаться! Оставайся у доминантов, целее будешь!

– По какому поводу шум? – невозмутимо поинтересовался Анторин.

– Этот негодяй собрался бросить меня! – направив указующий перст на втянувшего голову в плечи Рондая Нарсийского, патетически объявила Леля.

– Ложь, – пискнул Рони, покосившись на императора. – Я всего лишь хочу искупить свою вину за то, что позволил Караю пойти на такой риск.

– Благородное желание, – одобрительно кивнул Анторин.

– Не смей! – выкрикнула Лелиан. – Признайся, ты испугался ответственности и просто сбегаешь!

– Да никуда я не сбегаю, – возмутился Рондай. – Ты моя жена, и я очень рад предстоящему отцовству. – Мужчина жалобно посмотрел на нас в поисках поддержки и удрученно вздохнул: – Но эти твои перепады настроения, знаешь ли… Я ведь могу однажды и не успеть увернуться, и останется наш ребенок безотцовщиной.

– Все! С меня хватит. Уходи куда хочешь, – устало произнесла принцесса. – Но имей в виду, если ты не вернешься – я тебя убью!

Леля ушла, а мы все стояли и пытались понять глубокий смысл ее последней фразы.

– Ну что ж, в путь! – преувеличенно бодро проговорил Рони, натянуто улыбаясь.

Первым моим порывом было желание отказаться от подобного сопровождения. Рондай безусловно талантливый артефактор, но он слишком безответственен. И это именно по его вине Карай затерялся между временем и пространством, в созданной для королевы Немии тюрьме. Однако, взглянув на осунувшегося и, судя по серым теням под глазами, систематически не высыпающегося мужчину, я не осмелилась отказать ему в возможности немного отдохнуть от тяжкой доли супруга принцессы Лелиан.

– Все готовы? – спросил Анторин, тоже с сочувствием поглядывая на Рони. – Ну, тогда в путь.

Мы все взялись за руки, и император увлек нас в жерло перехода.

В долине нас уже ждали четверо высоких плечистых беловолосых мужчин с печатью глупости на лицах. Наверняка это были плоды экспериментов Рафэ, выведенные им гибриды, обладающие большой силой и прямо противоположными умственными способностями. Встречающие предложили нам проследовать в Туманное озеро. Я едва успела схватить Касиян за руку, чтобы удержать ее от вступления в туман.

– Позовите своего хозяина, – проговорила напряженно.

– Успокойся, Кари. Я уже послал ему зов, – произнес Анторин.

– Так зачем же тогда он этих истуканов здесь оставил? – раздраженно спросила я, ни на гран не доверяя доминантам. – Я ведь могу их в мгновение высушить.

– Тише, – прошептал император. – О твоих способностях я не посчитал нужным распространяться.

– Так они не знают, что это именно я закрыла проход между мирами и могу это сделать снова? – спросила у друга.

– Не знают. И пусть и дальше остаются в счастливом неведении, – прошептал Анторин.

Нам пришлось прекратить беседу, потому что из Туманного озера вынырнула беловолосая макушка Рафэ.

Доминант степенно вышел из тумана, приблизился к нам и одним взмахом руки отослал своих увальней. Лишь после того как они скрылись в серой дымке, Рафэ небрежно поздоровался с Анторином и повернулся ко мне.

– А вот и моя забавная зверушка, – довольно улыбаясь, произнес он.

Я шагнула вперед, но император схватил за руку и сжал ее, предостерегая. Пришлось проглотить оскорбление, иначе, если я убью одного из них, доминанты вряд ли согласятся помочь вызволить моего мужа. Но я буду собирать эти оскорбления по крупице, чтобы потом сполна воздать за каждое колкое слово.

– Времена, когда вы могли позиционировать себя как высшую расу, давно минули. Не стоит злоупотреблять нашим гостеприимством и испытывать терпение ее величества, королевы Саминкары Возренийской, – неожиданно вступился за мою честь Анторин.

Рафэ удивленно изогнул белую бровь, окинул меня еще более заинтересованным взглядом и позерски поклонился.

– Прошу извинить, не знал, что… забавная особь добилась таких высот среди себе подобных, – произнес он, не вняв совету императора.

– А можно я ему в морду дам? – поинтересовалась Дамон. Довольно громко поинтересовалась.

– Пока не стоит, – вежливо улыбнувшись Рафэ, ответила я подруге.

– Жаль, – с непритворным сожалением вздохнула Мона.

– Чувствую, веселое нам предстоит путешествие, – проговорил Рондай, приобняв фрейлин за талии.

Обе девушки одновременно отступили в стороны, не понаслышке зная, какой вспыльчивой может быть жена Рони.

– Время идет. Мы здесь, и готовы выслушать твои соображения по поводу того, как нам найти Карая, – напомнил о собравшей нас здесь цели Анторин, обращаясь к доминанту.

– Для этого нам придется сначала отправиться в Доминанию – мой родной мир. Никто не возражает? – усмехнувшись, проговорил высокомерный доминант.

– И как вы себе это представляете? – язвительно поинтересовалась я. – Мы дружной шеренгой войдем в туман и погибнем вам на потеху?

– А я с собой масочку прихватил, – гордо изрек Рондай, надевая на лицо свою несуразную дыхательную маску. – Могу и вам дать, если надо, – глухо проговорил он в похожее на свиное рыло устройство.

– Я могу адаптироваться к туману, на это потребуется время, но я, пожалуй, лучше потерплю, – произнес Анторин, сдерживая смех.

Рафэ вопросительно посмотрел на меня и моих подруг.

– Неси свои маски, – раздраженно проговорила я.

Мне было достаточно выпустить из-под контроля свой голод, и я обезвредила бы весь туман в мире доминантов. Но, во-первых, это могло их убить, а во-вторых, не хотелось раскрывать свои способности, нейтрализуя туман даже на небольшом участке вокруг себя.

Анторин положил руку на плечо Рони, и они оба исчезли, оставив нас наедине с доминантом.

– Прогуляемся? – предложил Рафэ, учтиво предлагая мне руку.

– А почему бы и нет. В конце концов, нам предстоит терпеть присутствие друг друга какое-то время, и было бы целесообразно поддерживать хотя бы видимость нейтралитета, – едва прикрытым вежливостью неприязненным тоном ответила я и положила руку на локоть доминанта.

Мы медленно прогуливались вдоль кромки туманного озера, а фрейлины следовали за мной по пятам, настороженно наблюдая за иномирцем, не внушающим доверия. Девушки мой рассказ о доминантах восприняли весьма скептически, но спорить не стали, привыкнув за последние годы доверять моему мнению. Сейчас же я спиной ощущала их недоверие к Рафэ и напряжение. Мне же было откровенно противно вот так, под руку, прохаживаться с ним, но я должна была понять, какова будет его дальнейшая линия поведения. Язвительные замечания ранили самолюбие, но не более. Важно то, что он намеревается делать, а не говорить. Но за те минуты, пока ждали возвращения Анторина и Рондая, мы несколько раз приближались вплотную к туману, и Рафэ удержался от соблазна столкнуть меня в смертоносную субстанцию просто для того, чтобы посмотреть, что со мной произойдет. А это давало надежду на его искреннюю заинтересованность в успехе операции.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное