Екатерина Богданова.

Академия пяти стихий. Возрождение



скачать книгу бесплатно

– Я бы не хотела разлучаться с дочерью, – осмелилась противиться мама.

– Да как пожелаете! – воскликнула болотница и распахнула перед нами дверь напротив тех, которые предлагала до этого.

Это были поистине господские хоромы! Две высокие красивые кровати были покрыты белоснежными простынями, пол устилал настоящий ковер, какие мне приходилось видеть только в спальне и гостевых комнатах господина Прожирани, а стены и потолок были обиты настоящим набивным шелком! В центре комнаты располагался низкий стол, на котором стояла ваза, наполненная разнообразными диковинными фруктами.

– Чувствуйте себя как дома, – пожелала Ларминая и быстро удалилась, оставив нас одних в непривычно роскошных комнатах.

Здесь даже была отдельная комната для омовения с большой ванной и трубами, по которым текла вода. Водопровод – всплыло из памяти давно забытое слово. У мамы в глазах стояли слезы, когда она поворачивала вентили на кранах, чтобы набрать в ванну воды. Мы мылись по очереди, каждая в чистой воде, не экономя и не боясь быть наказанными за желание приблизиться к господам. Потом полночи разговаривали на родном языке. Мама рассказывала о водопроводе, электричестве и других достижениях нашего мира. Здесь, к слову, электричества не было, его заменяли подвешенные под потолком шары, которые давали яркий свет, если произнести нужные слова. Их сказала, а потом и записала на листке девушка, представившаяся горничной, когда для чего-то принесла нам еще четыре полотенца и газету.

Мама схватила несколько больших нескрепленных исписанных листов и не произнесла ни слова до тех пор, пока не прочитала все, что было на них написано.

– Невероятно! Они на несколько веков обгоняют в развитии Родинарию! – восторгалась мама, показывая мне оживающие по волшебству картинки на страницах газеты. Я смутно помнила жизнь до шести лет, но, по-моему, у нас картинки в газетах не шевелились.

– Мы попали в цивилизованный мир, где каким-то невероятным образом сочетаются магия и технологии, – произнесла мама, прижимая к груди газету. – Это поистине судьбоносный день. Вернее, судьбоносным был твой восемнадцатый день рождения.

Такой счастливой я маму еще никогда не видела. Возможно, и видела, но я этого не запомнила, потому что была еще совсем маленькой.


Утром вернулась энергичная, как назвала ее мама, болотница, Ларминая. Она принесла нам целый поднос господской еды и велела хорошенько подкрепиться.

– Не торопитесь, нар Марино придет за вами только к полудню. Мы даже успеем приодеть вас, – щебетала она, заботливо расставляя тарелки и чашечки на столе.

В этот момент мама заплетала мои волосы.

– Ну зачем же вы стягиваете в канат такую красоту? – всплеснула руками болотница, расплескав сливки и слегка позеленев, наверное, от возмущения. – Распустите их, перекиньте через плечо, и пусть парочка прядок падает на розовую щечку.

Ларминая подошла, потеснила маму и сама сделала так, как советовала.

– Ты невероятно экзотичная, в гимназии Мгновений у тебя отбоя от поклонников не будет! – радостно сообщила она, похлопав в ладоши. – А может быть, нар Марино даже выбьет для тебя местечко в академии Хроноса.

Я плохо чувствую потенциал, но если он обратил на вас внимание, то вы определенно одарены выше среднего.

– Нар Марино намеревается отправить мою дочь на обучение? – насторожилась мама.

– Конечно! И вас тоже. А как же иначе вы сможете стать полноправными членами общества! – объяснила Ларминая таким тоном, словно разговаривала с маленькими несмышлеными детьми. – Никто в Амнистании не остается без образования и работы. Как говорит наш всесильный и глубокоуважаемый нарай Амниос Хроно: «Только в неустанном труде мы познаем истинную ценность времени». А для того, чтобы плодотворно трудиться на благо Амнистании, вам необходимо получить образование.

Болотница так открыто и завораживающе улыбнулась, что мне сразу захотелось поскорее получить образование, чтобы быть полезной.

– Мы будем рады обучаться там, где нар Марино посчитает нужным, – произнесла мама, кивая.

– Вот и чудно! А сейчас завтрак, – пропела Ларминая и приглашающе указала рукой на стол. – Чтобы хорошо учиться, вы должны быть сильными.

Мы послушно сели за стол и принялись за еду. Лишь спустя несколько минут после ухода болотницы мама отставила в сторону стакан со сладким соком и удивленно спросила:

– Что это было?

Я лишь пожала плечами, продолжая есть самый вкусный за всю мою жизнь завтрак.

Ларминая вернулась, когда мы уже покончили с едой и во все глаза рассматривали столицу новой родины из окна.

– А сейчас мы подберем вам новый гардероб! – радостно объявила болотница. – Идемте за мной, дорогие мои.

На причудливом подъемнике мы спустились в холл первого этажа, а оттуда прошли вслед за проводницей по длинному коридору к огромной, заполненной множеством разнообразной одежды комнате.

– Выбирайте все, что понравится, – произнесла Ларминая, обводя помещение широким жестом.

– Но у нас нет денег, чтобы оплатить одежду, – призналась мама. – Да и за жилье тоже заплатить нечем.

– Не переживайте, рассчитаетесь, когда устроитесь на работу, – отмахнулась болотница.

Такого восторга от нарядов я еще никогда не испытывала. Здесь были и платья, и блузы, и юбки, и даже штаны для женщин, разнообразных расцветок и длины. Вся одежда была добротно сшита, из хороших тканей и могла бы поспорить по красоте с туалетами родинарских господ. Мы с мамой выбрали по два платья и по три комплекта из блуз и длинных юбок.

– Нет, так не пойдет! – помотала головой Ларминая. – Сейчас я подберу вам что-нибудь повеселее.

В результате из гардеробной мы уходили с двумя огромными узлами.

– Уже почти полдень! – воскликнула болотница, когда мы вернулись в свою комнату. – Я побегу встречать нара Марино, а вы сложите одежду в дорожные сумки, они должны быть в шкафу.

Женщина убежала, а мы занялись тем, что она приказала сделать.

– Не будь такой зажатой, Юна, – говорила мама, складывая одежду. – Вспомни, как ты капризничала в детстве, если что-то тебе не нравилось. Я, конечно, не имею в виду, что ты должна капризничать, но тогда ведь ты не боялась высказывать свое мнение. Здесь от нас ждут именно этого – смелости отстаивать свою точку зрения. И пообещай мне, что ни за что не согласишься на разлуку со мной.

– Как скажешь, мамочка, – согласилась я по привычке.

– Ты опять повинуешься, а не соглашаешься или отказываешься, – вздохнула мама. – Я понимаю, что ты так привыкла и тебе проще повиноваться, но теперь мы свободны. Не забывай об этом.

– Я помню, мама, – кивнула я уверенно. – Но мне и правда не хочется с тобой расставаться.

Мы как раз успели сложить все вещи к приходу нара Марино.

– Вы готовы? – спросил он, поздоровавшись.

– К чему? – спросила мама в ответ.

– К новой жизни, разумеется, – улыбнулся нар.

– Готовы! – ответили мы в один голос.

– Значит, сейчас запишем вас и пройдем комиссию, чтобы выяснить потенциал. Вперед! – воодушевленно произнес нар Марино, указывая на дверь.

По дороге в визионную контору, которая отвечала за статистику населения, как объяснил нар, мы с мамой неустанно крутили головами, рассматривая красивые, но более строгие, чем в Антироне здания. Улицы были необычайно пустынны, но как только по городу разнесся колокольный перезвон, люди хлынули изо всех зданий, спеша в лавки и чайные, чтобы пообедать и вернуться к работе.

– Все должно быть подчинено порядку, ни одна минута не тратится впустую, – рассказывал Марино, ведя нас по широкой улице. – Те, кто работает на государственных должностях, обедают и отдыхают по общему графику. У других структур более гибкие правила, но время у нас все ценят. Со временем вы во всем разберетесь.

Мама слушала и усмехалась, словно вспоминая о чем-то давно забытом, но знакомом с детства.

В конторе нас долго разглядывал высокий, смуглый, очень красивый мужчина с длинными молочно-белыми волосами и острыми ушами.

– Готово, – наконец-то произнес он. – Интересные ауры, слепки сделать будет легко, ни с кем не спутаешь.

– А теперь давайте решим с вашими именами.

– Я Юнила, – представилась я.

– А фамилия? – спросил нар.

– Яниссон, – ответила за меня мама. – Я Агуста Яниссон, а моя дочь Юнила, соответственно, тоже Яниссон.

– Имена довольно просты в произношении, но фамилия слишком разнится с местными. Может быть, немного поиграем с буквами, например Яниро или Нарисо? – предложил нар Марино.

– Яниро, – кивнула мама.

– А мне больше нравится Нарисо, – осмелилась я признаться.

– Решено, вы отныне нара Агуста Яниро, – проговорил нар Марино, – а ты, милая, – Юнила Нарисо. – После чего повернулся к сидящей за столом пожилой женщине со странными глазами, зрачки которых были словно затянуты бельмами, и распорядился: – Все запомнили? Подготовьте документы. Мы зайдем за ними через пару часов.

– Будет сделано! – бойко ответила слепая женщина.

– Ну а теперь на комиссию, там и определимся с вашим распределением. – Нар Марино отставил в стороны локти и произнес: – Нара, нари, прошу.

Мы с мамой взяли Марино под руки и отправились в свободное, манящее переменами будущее.

То, что нар назвал комиссией, оказалось чаепитием в причудливо обставленной гостиной пожилой госпожи, представившейся нарой Пифаро, – внештатным экспертом-бихевиористом нарая Амниоса Хроно.

Я честно попыталась понять, что это значит, но в результате беспомощно посмотрела на маму – в надежде, что она объяснит. Мама только плечами пожала.

– Они из Родинарии, нара Пифаро, – проговорил нар Марино, сидя за столом с чашкой чая в руках.

Мама тоже пила чай, а я так засмотрелась на причудливую мебель и заслушалась незнакомыми словами, что забыла об угощении.

– Сама вижу. Совсем девочки забитые, – проворчала нара. – Кабала никого не красит. Но по тебе, дорогая, – обратилась она к маме, – заметно, что ты долгое время была свободной. Дай-ка мне руку.

Мама протянула руку, и нара сразу же вцепилась в нее обеими руками.

– Хм, интересно, – пробурчала она, разминая пальцами ее ладонь. – Редкое ощущение… Наклонись поближе, дорогая.

Мама подалась вперед, женщина погладила ее по щеке и выдернула волосок у виска. Рассмотрела его, потерла между пальцами и даже на язык попробовала. Причмокнула, будто смакуя, покивала своим мыслям и проговорила:

– Есть небольшой дар, ведьминская кровь в роду была, но много поколений прошло. Развить, конечно, можно, но звезд с неба хватать не будет. Уровень ниже среднего. Другое направление ей ближе. Да – наука на первом месте, любит точность и порядок во всем. Думаю, гимназия Мгновений, направление – материи и часоведение.

– Я так и предполагал, – кивнул нар Марино. – Чутье подсказывает мне, что нас удивит юная Юнила.

– Сейчас посмотрим, – проворчала нара Пифаро, поманив меня рукой. – Не тушуйся, детка, я не обижу, – подбодрила она.

Помяв мою ладонь, так же как и мамину, женщина зажмурилась, как кошка на солнышке, улыбнулась и проворковала:

– Никак очередная нажитая к нам пожаловала.

– Вот и я почувствовал что-то особенное в этой девочке, – согласился нар.

– И что это значит? – спросила мама.

Ей никто не ответил. Нара Пифаро выдернула волосок и у меня из головы, попробовала его на вкус и уверенно объявила:

– Академия Хроноса, факультет контроля и управления.

– Уверены? – спросил нар Марино.

– Не спеши, – одернула его Пифаро, еще раз попробовала мой волосок и протянула:

– Ну, есть неплохие задатки для практических манипуляций, переплетения потянет. Возможно, даже в захватах и преображениях преуспеет. Пусть сама выбирает, обвыкнется и решит. Пока самовыражения никакого, но девочка сильная, еще заставит нас побегать.

Нара встала, потерла виски и ушла, не прощаясь, прошептав: «Устала я что-то, старею».

– Идемте, – произнес нар Марино, вставая. – Все, что нужно, мы узнали. Необходимо забрать ваши документы и успеть подать заявления на поступление. Учебный год уже месяц как начался, чем быстрее вас зачислят, тем легче вам будет догнать остальных.

– Я никуда не пойду, пока вы мне все не объясните, – заявила мама, сложив руки на груди и даже не думая вставать из-за стола.

От неожиданности я тоже опустилась обратно на стул.

– Нара Агуста, я бы с удовольствием все объяснил вам, но боюсь, это займет много времени. Сложно передать несколькими фразами уклад и законы такого большого и сложного государства, как Амнистания, – терпеливо проговорил нар Марино. – Сейчас вам нужно знать только одно: у вас и вашей дочери достаточно способностей, чтобы пройти обучение в ведущих учебных заведениях столицы и впоследствии занять достойное место в нашем обществе.

– Из бессвязных речей чудаковатой хозяйки этого дома я поняла, что нас с дочерью прочат в разные школы. А я на такое не согласна! – возмутилась мама.

– Давайте обсудим это чуть позже, – вполголоса попросил нар.

– А я все слы-ы-ышу, – донеслось из соседней комнаты. – Поживи с мое, деточка, и не такой чудаковатой станешь.

– Мам, пойдем, – попросила я, потянув маму за рукав новой блузы.

– Но с дочерью я не расстанусь! – уперлась мама, вставая.

Наши документы были уже готовы. Они представляли собой маленькие книжечки в кожаном переплете. Открыв протянутую мне наром, я обнаружила на первой странице свой портрет. Дальше были перечислены все мои данные, вплоть до роста и веса, которые мне, к слову, никто не измерял.

– Берегите эти метрики, они очень важны, – наставлял нас Марино, выводя из здания визионной конторы.

– Что такое документы, удостоверяющие личность, мне прекрасно известно, – ответила ему мама. – А вот моей дочери нет. Поэтому-то я и настаиваю, чтобы мы жили вместе. Юна слишком далека от самостоятельной жизни. Ей потребуется моя помощь, чтобы привыкнуть.

– Нара Агуста, я понимаю ваше беспокойство о дочери, но вы не правы, – улыбнувшись, покачал головой нар Марино. – Только избавившись от вашей опеки, Юнила научится жить своим умом. Вы должны отпустить ее. Тем более что ваши университеты находятся на одной улице, и вы сможете вместе проводить вечера, помогать друг другу с самостоятельными заданиями. А вот, собственно, мы и пришли.

Нар Марино остановился, указывая на высокое, уходящее прямо к облакам здание с красивой резной вывеской над входом.

– Гимназия Мгновений, – прочитала мама.

Я стыдливо отвела взгляд, ведь мне за это время удалось прочитать только первое слово, и то с трудом.

– Здесь будете обучаться и временно проживать вы, нара Агуста, – проговорил Марино. – Учитывая ваш возраст и уже имеющееся по моим сведениям образование в сфере точных наук, срок вашего обучения составит два года. Этого будет вполне достаточно, чтобы постичь азы манипуляций с короткими временными промежутками и развить ведьмовские способности на бытовом уровне.

– И кем же я стану по окончании обучения? – спросила мама.

– Специалистом широкого профиля, – улыбнулся нар. – Место работы сможете выбрать из списка вакансий.

– А мой возраст не будет помехой? – неуверенно поинтересовалась мама.

– Возраст – это всего лишь временной промежуток существования вашей телесной оболочки. Вам сейчас сложно это осознать, но со временем, как ни парадоксально это звучит, вы все поймете, – своеобразно успокоил ее нар Марино.

В здании нас встретил низкорослый мужчина среднего возраста в темно-зеленом причудливом костюме с большими пуговицами, шляпе такого же цвета и ботинках с огромными пряжками.

– А кто к нам пожаловал! – воскликнул он, подпрыгивая на месте. – Никак нар Марино вернулся из поездки с очередным уловом! Нашли что-то особенно ценное?

– Рад встрече, нар Монто, – поприветствовал его Марино. – Вот, привел вам новую ученицу. Познакомьтесь, нара Агуста Яниро. Прошу оказывать наре посильную помощь в адаптации. Она из Родинарии.

– А, понимаю, – протянул странный человечек, – прозорливые экономные родинарцы любят использовать человеческий труд задаром. Но я конечно же их осуждаю! – спохватился он.

– Все еще боретесь со своей натурой? – с усмешкой спросил нар Марино.

– Что ж тут поделать, уж такие мы, лепреконы, – пожал плечами человечек.

– Что не мешает вам быть одним из лучших директоров в образовательной структуре Амнистании, – произнес Марино. – А это дочь вашей новой студентки, нари Юнила Нарисо. Она будет обучаться в академии Хроноса. Позвольте наре Агусте проводить свободное от обучения время с дочерью, разумеется, до отбоя в общежитии. Это моя личная просьба.

– Для вас, разлюбезный нар, все что угодно! – раскланялся лепрекон. – Сочтемся.

– Как всегда, – улыбнулся Марино.

По зданию разнесся резкий громкий звук, наподобие трубного гудения, и отовсюду послышалась разноголосая речь.

– Идемте в мой кабинет, пока мои сорванцы нас не затоптали, – позвал лепрекон Монто. – Оформим все чин по чину и скрепим сделку сладким элем.

– Нар Монто, – укоризненно покачал головой Марино.

– Прошу прощения, – сдержанно произнес лепрекон.

Мама заполнила форму для поступления на второй курс, отделение «Материи и часоведение» гимназии Мгновений, с факультативными занятиями по развитию ведьминского дара. Директор Монто вызвал коменданта общежития, приветливую молодую ведьму, как пояснил он, прежде чем она пришла, и препоручил маму ее заботам.

Нар Марино пообещал, что сумку с мамиными вещами доставят в течение трех часов, тепло попрощался с лепреконом и повел меня к выходу. Я беспомощно оглядывалась на маму, будто нас разлучают навсегда.

– Постойте! – попросила я со слезами на глазах. – А можно я тоже буду учиться здесь?

– Ну что вы, Юнила, – сокрушенно покачал головой нар Марино. – Я понимаю ваш страх перед самостоятельной жизнью, но вам уже восемнадцать лет, пора вступать во взрослую жизнь. Тем более что ваша мама сама не будет рада, если вы потеряете шанс занять высокий пост, отказавшись от престижного образования. Так ведь, нара Агуста?

– Иди, милая. Я обязательно приду к тебе сегодня же вечером, – проговорила мама. – Ведь вы меня отпустите? – спросила она у нара Монто.

– Конечно-конечно! – пообещал лепрекон.

И меня вывели из кабинета, а потом и из гимназии. Я все время оборачивалась и примечала окружающие нас здания, чтобы запомнить дорогу к месту, где теперь будет жить моя мать.

Нар Марино не обманул: академия Хроноса действительно находилась дальше по улице, всего в паре десятков домов от гимназии Мгновений. Я специально посчитала здания, в основном какие-то конторы и две чайные, приютившиеся в промежутках между высокими строениями.

Академия Хроноса выглядела совсем не так, как гимназия. Это был большой, словно перенесшийся из сказки белый замок с островерхими башенками, соединенными между собой переходами, будто мостами, резными окнами, балконами и дивным садом, в густой зелени которого утопали нижние этажи.

– Добро пожаловать в академию Хроноса! – объявил привратник, распахивая перед нами большую решетчатую калитку.

– Благодарю, – сдержанно ответил Марино.

– Если вы пожаловали с добрыми намерениями, то ступайте и придете туда, куда следует, если же нет, то… – привратник монотонно читал по бумажке, и, наверное, еще долго бы это длилось, потому что листок был почти полностью исписан, но нар Марино его прервал.

– Должно быть, вы недавно здесь работаете, милейший. Позвольте представиться, министр торговли и вербовки нар Донато Марино. Я довольно часто бываю в стенах этого заведения и прекрасно знаком с местной системой безопасности, – проговорил он и повел меня по петляющей между деревьями дороге к замку.

Я следовала за ним, опасливо озираясь по сторонам.

Дорога, выложенная белым камнем, вилась меж высоких кряжистых дубов, удлиняя путь до замка вдвое, если не больше. Когда мы добрались до широкого крыльца, нар Марино остановился у первой ступени, снял с левой руки перчатку и положил ладонь на широкие, выщербленные временем каменные перила. Мне показалось, что из-под ладони нара вырывается легкое свечение, но моргнув, я уже не увидела ничего особенного.

– Милая, приложи руку к камню, чтобы академия проверила и приняла тебя, – проговорил Марино, ступив на лестницу и надевая перчатку.

Мне пришлось пересилить страх и прикоснуться к неожиданно теплому и приятному на ощупь камню. Но стоило моей ладони коснуться перил, как ее опалило нестерпимым жаром. Вскрикнув от боли, я отдернула руку и отскочила от ступеней, на которых вдруг появились свернувшиеся в клубки и изогнувшие свои длинные тела в причудливые узоры змеи. Их было не меньше дюжины, шипящих, расправивших цветастые капюшоны, поблескивающих бронзовыми бусинами глаз гадов.

– Что за несуразица! – всплеснул руками нар Марино. – Подожди меня здесь, дорогая. Сейчас мы разберемся с этой неприятностью.

То, что нар назвал неприятностью, сейчас недружелюбно взирало на меня дюжиной пар глаз, демонстрируя сверкающие капельками яда кривые клыки. А я стояла как вкопанная и боялась даже пальцем пошевелить.

– Парадокс какой-то, дорога пропустила, а лестница ни в какую, – ворчал Марино, поднимаясь по ступеням.

Когда нар скрылся из виду за большой резной двустворчатой дверью, которую ему отворил высокий худощавый бледный мужчина в черном костюме, я уже даже и дышать боялась, не отрывая взгляда от танцующих манящий танец гнущихся на ветру колосьев змей.

Казалось, прошла уже целая вечность, а нар Марино все не возвращался. У меня начала кружиться голова, но отвести взгляд от змей сил не было. Они словно подзывали к себе, и только страх держал меня на расстоянии. Змеи шипели и раскачивались, я смотрела на них и постепенно забывала о том, как здесь оказалась, зачем пришла и кто я вообще такая. В чувство меня привел громкий звон, доносящийся, казалось, со всех сторон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8