Екатерина Белецкая.

Земля Node



скачать книгу бесплатно

1. Сканда

– Корабль «Эмезин», медицинская служба конклава Санкт-Рена, просим разрешения на посадку, – Скрипач говорил на всеобщем, методично перебирая частоты. – У нас кончается горючее, мы не знаем свое местонахождение. Нештатная ситуация. Просим разрешения на посадку. Повторяю. Корабль «Эмезин», медицинская служба конклава Санкт-Рена…

Эфир молчал. Тишина стояла какая-то ватная, ни звука, ни шороха. Глушат? Очень похоже на то. Вот только кто глушит, и что именно? И зачем?..

Четырьмя часами раньше «Эмезин» вышел из локального прохода, который Ит и Скрипач обнаружили совершенно случайно, уже не рассчитывая на удачу – подобраться к планете оказалось труднее, чем они изначально думали. Да, ситуация и впрямь получалась нештатная. Конечно, из этого же прохода час назад выше «Горизонт» во всей красе, в невидимом режиме (про «Горизонт» во время подготовки к операции было много споров, но Ит и Скрипач на присутствии «Горизонта» все-таки сумели настоять), но если сейчас вызвать корабль, то прощай вся операция. А значит, прощай, Эри. И не только Эри.

Планета плыла внизу, до нее сейчас было около пятисот километров. Визуально – вроде бы стандартный мир, таких мириады. Вот только некоторые участки рассмотреть из пространства не представлялось возможным: там явно работала маскировка, причем в достаточной степени необычная. Вместо фрагментов гор или водной глади, расположенных на первый взгляд хаотически, бессистемно, было видно лишь какое-то размытое марево – нечто, похожее на горячий воздух, поднимающийся над перегретым асфальтом. Корабль, как его ни просили, тоже ничего не мог показать, видимо, защита предусматривала возможность наблюдений с техники такого уровня. Впрочем, уровень был невысок, всего лишь четверка. Оба они, сидя в крошечном двухместном корабле, чувствовали себя, мягко говоря, неуютно. Да, это вам не «Горизонт». Вот бы попросить его посмотреть, тогда многое бы стало понятно. Но – нельзя. Никак нельзя. «Горизонт» сейчас отошел на пятьдесят тысяч километров, и завис в пустом секторе пространства, который выбрал самостоятельно. Если ему что-то не понравится, уйдет в сторонку. Дан ему приказ себя не афишировать, вот и выполняет. «Горизонт» – это вам не скорлупка с гордым именем «Эмезин» – «Восхитительный». «Горизонт» – это серьезно. Это какая-никакая, а всё-таки возможность вернуться.

– Корабль «Эмезин», медицинская служба конклава Санкт-Рена, просим разрешения…

– Давай я, – предложил Ит. – Ты уже охрип.

– Ну давай ты, а толку? – сердито отозвался Скрипач. – Черт, у нас не только горючка, у нас и воздух скоро кончится! Этак мы не только своих не догоним, мы тут сейчас задохнемся на хрен.

– Надо садиться, – в голосе Ита звучала неподдельная тревога. – Ох, не нравится мне это…

– Куда нас вообще занесло? – Скрипач потер переносицу. – Слушай, вот ты умный, да? Вот что у тебя получается с картами?

– Получается, что мы вошли не в тот проход, – уныло отозвался Ит. – Я виноват, прости.

Не посчитал погрешность.

– Штурман из тебя, как…

– Прекрати, – попросил Ит. – Может, тут помогут. Я, кажется, уже понял, как идти дальше. Нам всего-то надо – воздуха и топлива, и мы в декаду догоним. Честно!

Все шло по сценарию.

С вероятностью сто процентов корабль после посадки распотрошат, прослушают, и просмотрят. И что увидят? А честные две недели отпуска двоих врачей какого-то конклава, вынужденную задержку, и потом – попытку догнать уже ушедший транспорт. И ошибку при входе в канал. Такие ошибки не редкость, к сожалению.

Всё чисто. Всё должно быть максимально чисто. И только так.

Но почему нет ответа снизу?

Они были уверены в том, что ответ – будет. Он просто обязан быть. Это общее правило; мало того, на орбите мира они своими глазами видели с десяток достаточно крупных транспортов, а это значит, что в мире действительно присутствует цивилизация с четверкой, а четверка предполагает и знание всеобщего, и развитую сеть коммуникаций, и еще кучу всего, в том числе – стандартный ответ на стандартный запрос, но…

Ответа всё еще не было.

И тянуть дальше смысла не имело.

– Садимся, – решил Ит, наконец. – Может, мы что-то неправильно делаем.

– Что мы делаем неправильно? – удивился рыжий. Играть дурака ему было не в первой. – Спрашиваем?

– Ну да. Может, мы неправильно спрашиваем, тут положено как-то не так, – Ит придвинул к себе прозрачную, похожую на стеклянную, пластину управления. – Давай только вместе, пожалуйста.

– Ты еще скажи, что ты доктор, а не пилот, – заржал рыжий. – Учись, сто раз тебе говорил. Ничего сложного.

***

«Эмезин» был машинкой, скажем так, довольно слабенькой, и с откровенно хреновой маневренностью. Где его раздобыли представители Мелтина, оставалось загадкой, но Ит и Скрипач, увидев, на чем им предстоит десантироваться, оторопели – они даже не знали, что где-то в Санкт-Рене сохранилась подобная рухлядь. Сами они работали и летали на высокой шестерке, а то и на семерке; в конклаве были и миры восьмого уровня, которые, пусть и неохотно, но всё-таки работали с низшими мирами; в общем, практически весь конклав шел по высоким градациям. Но чтобы такое!.. Крошечный двухместный корабль, со столь же крошечным госпитальным блоком, способным принять максимум шесть раненых. Старый. Очень старый. По сути даже не корабль, а бот с увеличенным запасом хода – пускаться на таком в далекое путешествие чистое безумие. Но…

– …По сценарию у вас патовая ситуация. Вы отстали от базового корабля, по собственной глупости, по недоразумению. И решились на отчаянный шаг: попробовать нагнать своих на том, что было.

– Ладно, допустим, – Ит неохотно кивнул. – А он туда долететь-то сможет?

– Ну, сюда-то он долетел, – ехидно заметил переговорщик…

Если в пространстве корабль как-то еще шел и даже неплохо слушался, то при входе в атмосферу начал чудить так, что они оба перепугались весьма натурально. Минут десять ушло на то, чтобы стабилизировать управление, и, наконец, корабль плавно заскользил вниз, к выбранной точке – высадиться решили неподалеку от одного из «слепых пятен», справедливо предположив, что, скорее всего, там одна из баз. Вот только чьих?

Четыреста километров, триста, двести, сто. Атмосфера. Защита работала так себе, корабль ощутимо потряхивало, в кабине стало жарко.

– Охлаждение работает? – напряженным голосом поинтересовался Ит.

– На полную мощность, – отрапортовал Скрипач. – Сорок градусов, чтоб их… Ит, давай закроемся, мало ли что.

На них, поверх стандартных комбезов, были сейчас еще и защитки – по сути, легкие скафандры. Не самая удобная вещь, но лучше потерпеть защитку, чем свариться заживо.

– Сорок восемь в кабине, – пробормотал Ит через минуту. – Рыжий, там долго еще?

– Долго, сам не видишь, что ли? – огрызнулся Скрипач. – Блин, даже в защитке жарко…

Восемьдесят километров. Семьдесят. Шестьдесят. Только бы выдержали проклятые компенсаторы этого проклятого «Эмезина»! Вроде держат пока, но жара достает даже сквозь защитку. Пятьдесят. Сорок. Хорошо, что хоть шума почти нет, потому что если бы еще и движок орал, было бы совсем хреново. Давай, «Эмезин», давай, дотащи нас до поверхности, а там, глядишь…

– Это что еще такое? – вдруг пробормотал Скрипач неожиданно хриплым голосом, вытягивая вперед руку. – Ит, ты это видишь?

На горизонте возникла какая-то сияющая синим огненная точка, которая всё вырастала и вырастала в размерах. Спустя пять секунд стало понятно, что она идет прямиком к «Эмезину». Корабль тоже увидел объект, и тут же заорала тревога – курсы пересекались.

– Не знаю, – Ит вгляделся. – Рыжий, я не…

– Блядь!!! – заорал Скрипач. – Оно в нас сейчас вре…

***

Дальнейшее Ит запомнил смутно.

Точнее, он не запомнил вообще ничего, кроме вспышки, адского грохота, и дикой боли – дальше, за этой болью, последовал довольно длительный период беспамятства, после которого стали появляться короткими всполохами моменты сознания.

Сумерки. Боль, но вовсе не такая сильная, как сначала. Ощущение движения, свежий ветер. Темнота. Свет, неяркий, искусственный. Прикосновение. Снова темнота. Голоса в отдалении, голоса рядом. Сначала несколько, потом – говорящих становится двое. Это не всеобщий, это какая-то локальная группа языков, но, кажется, всё-таки знакомая. Вот только снова нарастает боль, и фразы сконструировать и перевести не удается. Опять темнота, опять пробуждение – на этот раз боли практически нет, и фразы, которые произносят говорящие, переводятся просто отлично. Вот только понять, о чем говорят, не получается. То есть получается, но не совсем.

– …вторгся на нашу территорию, и едва не убил…

– …Сканда метит наверх, расширяет область влияния, что ты хочешь…

– …оставить в покое. Да, медицинский корабль…

– …и зачем? Гонять пикси по карьерам, больше незачем…

– …особенного смысла их отбивать…

– …здесь не мы принимаем решения…

Дальше последовал довольно длительный период темноты, после которого Ит проснулся неожиданно легко – и удивился этому. Сколько прошло времени? Сутки? Двое? Трое? Где рыжий, где они вообще, что случилось? Комната, в которой он лежал, оказалась совсем крошечной: в нее с трудом влезала койка и полевой блок четвертого уровня, к которому, судя по всему, он до сих пор был подключен. Рассмотреть комнату получше он не успел – как раз в тот момент, когда он поднял голову, чтобы оглядеться, в комнату вошли двое.

Да, действительно, рауф. Женщина, рыжеволосая, явно в годах, и мужчина, в полном хирургическом комплекте. Не разберешь ни возраст, ни внешность. Только глаза в прорези маски видно, да и то не особо.

Интересно, это местные или нет?

– Назовите себя, – приказала женщина на всеобщем.

Значит, всеобщий они все-таки знают.

И никакие это не местные.

– Ит Соградо, врач, конклав Санкт-Рена… где мой брат? – спросил Ит, пытаясь приподняться на локтях. Слова «брат» во всеобщем не существует, поэтому прозвучала фраза как «где мой родич».

– Специальность?

– Полевая хирургия, мы военные.

– С какой целью вы прибыли сюда?

– Я не знаю, где мы, и что такое «сюда». Мы ошиблись. Я ошибся в расчетах, я не знаю, где мы. Как называется этот мир?

Женщина коротко глянула на мужчину, тот едва заметно пожал плечами.

– Что с моим родичем? – требовательно спросил Ит.

– Он жив, находится в соседнем помещении, – помедлив, сообщила женщина. – Он пострадал больше, чем вы. К сожалению, Сканда действовал быстро.

– Что такое Сканда? – Ит почувствовал, что его начинает трясти – даже играть не придется, да и какие тут игры. – Что с Файри?

– Сканда начал выполнять один из ритуалов, но ему успели помешать, – объяснила женщина. – Ваш родич остался жив. Ему повезло. Какими языками, кроме всеобщего, вы владеете?

Ит, собрав волю в кулак, и стараясь унять дрожь, принялся перечислять – два десятка основных групп, из которых больше половины – языки Сонма.

– Ваша раса – рауф? – спросила женщина. Уже не на всеобщем, а на лоэнгше – эту языковую группу Ит знал великолепно, на лоэнгше они много лет общались с Фэбом дома.

– Да.

– У вас нестандартная внешность для рауф.

– Мы модифицированы для работы с людьми, – объяснил Ит. – Санкт-Рена человеческий конклав, там не так много рауф, и нас… не очень любят.

– Модификацию вы оплачивали сами?

– Нет, – помотал головой Ит. – Госпиталь, в котором мы работали. Сами мы не смогли бы, это слишком дорого.

– Вы пользовались уважением на работе?

– Да.

– Сколько вам лет?

– Четыреста сорок три, – ответил Ит чистую правду.

– Какая у вас степень родства с вашим родичем?

– Мы братья по среднему отцу, и по старшему отцу. Матери разные.

Женщина снова посмотрела на мужчину, но в этот раз он плечами не пожал. Всё так же, молча, стоял у стены, наблюдая.

– Семья?

– Была жена, но ушла после того, как дети выросли. Что…

– Скъ`хара?

– На том корабле, который мы догоняли. Это мой скъ`хара, у Файри сейчас скъ`хара нет. Вы скажете, что с ним, в конце концов?

– И он, и вы получили во время атаки некоторые повреждения, – сжалилась, наконец, женщина. – Ваш корабль оказался защищен слабо. К сожалению, после нападения Сканда вам еще добавил, и вашему брату он успел сжечь левую ногу – ступню и часть голени. Не волнуйтесь, если вы пройдете тестирование, то ему можно будет сделать биопротез. Через месяц сможет свободно ходить и бегать.

– Как… как – сжег ногу? – Ит оторопел. – Зачем? За что?! Кто такой этот Сканда?!

– Сканда – это бог, – спокойно ответила женщина. – Успокойтесь, Ит Соградо. Лучше отдыхайте и набирайтесь сил. Вам предстоит пройти тестирование и экзамен, от этого зависит ваша дальнейшая судьба.

Мужчина, так и не произнеся ни звука, вдруг повернулся и быстро вышел из комнаты. Женщина посмотрела ему вслед.

– Какой экзамен? – Ит почувствовал вдруг, что у него закружилась голова.

– На профпригодность, – объяснила женщина. – Хорошие специалисты нам всегда нужны.

– Но…

– Не сейчас. Отдыхайте. Всего хорошего.

***

Через сутки ему был всё так же плохо, как и раньше – по всей видимости, «повреждения», о которых говорила женщина, никто особенно лечить не собирался. Так, поддерживающая терапия, и не более того. Поэтому с сотрясением мозга, тошнотой, ушибами, ноющими ребрами, и болью везде, где только можно, предстояло справляться самому. Он и справлялся, как мог, но пока что справляться получалось не ахти – даже чтобы взять чашку с водой, приходилось предпринимать ряд усилий. О том, чтобы как-то добраться до Скрипача, пока что не был и речи.

На вторые сутки, когда Ит собрался было с силами, чтобы встать, началось что-то невообразимое – сначала он услышал в коридоре громкие крики, потом где-то высоко, непонятно где, что-то оглушительно бумкнуло, стены крошечной палаты вздрогнули, а затем события стали принимать столь стремительный оборот, что Ит в первые минуты не сумел даже сообразить, что же происходит.

В коридоре орали всё громче и громче. Множество голосов, визги, топот, лязганье каких-то запоров, шипенье, треканье. Ит кое-как сел, с тревогой глядя на дверь – если ему самому настолько плохо, то что же со Скрипачом? Как добраться, как помочь? Что делать?

Дверь в палату вдруг распахнулась, на пороге стоял тот самый мужчина – который присутствовал при беседе.

– Быстро, – глухим голосом произнес он. – Сюда!

Ит с трудом сполз с койки, мужчина схватил его за локоть и буквально зашвырнул на некое подобие каталки… на которой, о счастье, лежал Скрипач. Живой. Слава богу, не соврали, не обманули.

– Держись, и его держи, – приказал мужчина. Он говорил на всеобщем, с сильным акцентом, но понять можно. – Держись, крепко!

…Толпа, состоявшая из рауф, организованно двигалась куда-то, и мужчина, везущий каталку, двинулся туда же, вместе с ней. Лифт, причем огромный, на сотню разумных, еще лифт, поменьше, коридоры, грубо вырубленные в камне, снова и снова коридоры… наконец, мужчина остановился, подогнал каталку поближе к стене.

– Что случилось? – спросил Ит на всеобщем.

– Комплекс бомбят, – ответил мужчина – на этот раз на лоэнгше. – Придется несколько часов провести здесь.

– Ит… ты? – слабым голосом спросил вдруг Скрипач. До этого момента Иту казалось, что он без сознания.

– Я, – подтвердил Ит. – Ты как?

– Дышать трудно… Ит, он меня так бил… ужас какой-то… он бил, а я орал…

– А я не слышал, – сокрушенно отозвался Ит.

– Потому что он тебя первого по голове двинул… блин, он большой такой… этот… как его…

– Сканда?

– Да, точно… Сканда… четыре руки… черт, никогда до этого не думал, что живого атланта увижу… но какая же тварь… ногу до сих пор… больно…

– Говори поменьше, – приказал Ит. – Что-то ты и впрямь дышишь плохо. Ты был на системе?

– Да… Ит, правда… что-то совсем…

Ит сел, прислонился спиной к стене – камень оказался ледяным и влажным. Кое-как подхватил Скрипача подмышки, посадил.

– Обопрись на меня, – приказал он. – Ушиб легких, а то и что похуже… рыжий, не молчи, говори со мной.

Мужчина, которого он потерял из виду, вдруг оказался рядом с ними – Ит не заметил, как он подошел.

– Так справиться не получится, – констатировал он. – Ладно. Держи его повыше, я сейчас.

Он ввинтился в толпу, вызвав недовольное ворчание стоявших рядом с ними рауф, и куда-то пропал.

– Рыжий, больно? – спросил Ит.

– Да нет… уже не больно… дышать только… трудно… – Скрипач прикрыл глаза. – И спать хочется…

– Нельзя пока спать. Говори со мной, слышишь? Не молчи! Ты помнишь, что дальше случилось?

– Когда… дальше?..

– Когда мне дали по голове, и я отрубился, – пояснил Ит.

– Эта хреновина… корабль, что ли… я такого бреда нигде не видел… вроде бы небольшой, но… военный, кажись… и фигня всякая… перья какие-то… колеса… – Скрипач закашлялся. – И этот… он же нас специально… потом вытащил тебя, оглушил… потом меня… ударил несколько раз… по груди… а потом… ногу… так больно было… я пытался отползти хотя бы, но… Ит… совсем дышать не могу…

– Ты спокойней, и давай еще выше сядем, – приказал Ит. – Ага, хорошо. И что дальше было?

– Не помню… так, куски какие-то… вроде бы кто-то еще прилетел, потом дрались…

– Кто и с кем?

– Не знаю… – Скрипач закашлялся. – Ит, холодно как…

В подземелье и впрямь было холодно, и очень влажно. Ит прикинул – градусов пять-шесть, не больше. И на нем самом, и на рыжем одежды, считай, практически не было: некое подобие длинных рубашек из нетканого полупрозрачного материала, и… и всё. Ледяной холод пробирал до костей. А помощи, как понял Ит, просить бесполезно. Стоящим вокруг рауф не было до лежащих на каталке никакого дела. Все они, как один, смотрели вверх и с тревогой прислушивались к тому, что происходило – даже здесь, в подземелье, ощущались до сих пор глухие удары, а по стенам проходила дрожь.

– Холодно, да, – кивнул Ит. – Придется потерпеть.

– Ит, если я… задохнусь тут… и сдохну… ты потом передай там, что я… господи… что я не хотел… чтобы так…

– Я тебя за такие речи сейчас сам придушу, – пообещал Ит. – И не с таким справлялись. Терпи!

Скрипач слабо кивнул. Ит с тревогой взглянул на него – для этого пришлось чуть отстраниться. Выглядел Скрипач хуже некуда. Бледный, черты лица заострились, губы совсем синие.

– Рыжий, терпи, – попросил Ит. – Терпи, пожалуйста. Мы должны выдержать.

– Попробую… – выдохнул Скрипач. – Холодно…

В толпе вдруг возникло какое-то движение, послышались недовольные, возмущенные голоса. Причина движения, впрочем, выяснилась быстро – сквозь толпу пробирался тот самый давешний врач, который привез их сюда. Пробирался, таща на себе немаленького размера тюк – этим тюком, судя по возмущенным возгласам, он пересчитал всех, кто стоял у него на дороге.

– Живой? – первым делом осведомился он, роняя неподъемный тюк кому-то на ногу.

– Да, – кивнул Ит.

– Угу. Держи, – врач сунул что-то Иту в руку. – Свет держи. Выше!

В тюке оказался комплект поддержки, набор для интубации, и ворох каких-то тряпок – большего Ит рассмотреть не успел. Судя по работе, врач этот был неплохим профи, причем привычным к любым условиям – чтобы вогнать Скрипачу полную поддержку, ему потребовалось две минуты. Ит отметил про себя, что поддержка весьма неплоха для четверки, и что схему врач взял правильную: как только поддержка оказалась на месте, оксигенация рванула вверх рекордно быстро, за три минуты поднявшись с шестидесяти пяти до девяноста.

– Сиди и следи, – приказал врач, вытаскивая из тюка какую-то тряпку. – Так. Это одеяло, оно греет. Заряда на какое-то время должно хватить. Это тебе, набрось, – он кинул Иту еще одну тряпку. – Набрось, сказал, здесь холодно.

– Спасибо, – кивнул Ит.

Врач не ответил, он присел на корточки, и снова принялся копаться в своем тюке. Ит машинально отметил про себя, что этот самый врач до сих пор одет во всё тот же хирургический костюм, и что его лица по-прежнему не видно. Странно как-то, но сейчас Иту было не до странностей.

– Справишься? – врач выпрямился. – Мне надо уйти. Ты справишься?

– Да, конечно, – Ит покосился на рыжего. Если вдуматься, то ничего криминального. Да, ушибы, да, тряхануло их порядочно, да, неприятно, но – не смертельно. Даже нога – тоже не смертельно. Хотя и очень досадно.

Врач, не говоря более ни слова, запинал тюк куда-то под каталку, и снова ввинтился в толпу, вызвав новые недовольные возгласы.

Ит посмотрел ему вслед.

Так, секундочку… а откуда этот врач, собственно, взял этот тюк? Он что, ходил наверх, в помещения госпиталя? Но там же бомбежка! И она до сих пор продолжается, стены всё еще дрожат. Не было его… Ит задумался. Около получаса, или немногим меньше. Да, всё сходится. Значит, врач поднимался наверх, собирал аппаратуру, какие-то вещи, потом лез с этим всем хабаром через плотную толпу вниз.

Скрипач дернул Ита за рукав – тот опустил взгляд. Лучше, гораздо лучше. Одеяло и впрямь грело, поддержка исправно работала, поэтому губы у рыжего были уже нормального цвета, а взгляд прояснился.

«Спроси кто он такой, – отстучал рыжий морзянкой по ладони Ита. – Спроси».

– Сейчас, – кивнул Ит. Огляделся, деликатно тронул за рукав стоящую рядом молодую женщину. – Простите, вы не знаете, кто этот врач?

Та оглянулась, рассеянно посмотрела на Ита.

– Какой врач? – непонимающе спросила она.

– Который принес вещи, нам помог, – объяснил Ит.

– Не знаю, – пожала плечами женщина. – Тут много врачей.

– Вы его не знаете?

– Нет, не знаю, – женщина отвернулась. – Какое мне дело?

– Извините, – произнес Ит, но женщина на него уже не обращала никакого внимания. Она, как и все остальные, смотрела наверх, и только наверх. На лице ее читалась сильнейшая тревога и страх. Стены продолжали то и дело вздрагивать. Бомбежка и не думала заканчиваться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7