Эйди Миллер.

Чужое небо



скачать книгу бесплатно

– Моя идея вам показалась уже не такой удрученной? – ожидая, спросил Мэвис.

– Ладно, пойдем. – Ника резко приостановилась. – Мы поедем вдвоем или у вас еще кто-то есть в машине?

– Скоро узнаете. Осталось несколько шагов.

– Хм… странно все как-то, – только смогла вымолвить художница.

Подойдя к джипу, Мэвис открыл большой багажник. Ника с любопытством заглянула внутрь, чуть не ахнув. Багажник джипа был полностью заполнен ее произведениями искусства.

– Вы что мой фанат? – вздернув бровью, с долей сарказма спросила она.

В след за Никой, он взглянул на склад приобретенных картин.

– Скажем так, ваши картины имеют большую ценность. Для некоторых они несут спасение или даже исцеление, выбирайте сами, как вам больше нравится.

Ника от души рассмеялась, никто еще так не отзывался о ее картинах, а главное она давно не чувствовала себя настолько комфортно рядом с кем-то и как давно она не смеялась. Космические, загадочные – да, но исцеляющие, так еще никто не называл ее произведения искусства. «Наверное, его слова льстят моему эго».

– Не поймите меня неправильно, но вы не похожи на большинство людей. – Закончив смеяться, Ника задумалась в поисках верного описания собственных наблюдений. – Забавно, но не нахожу нужных слов, чтобы охарактеризовать вас. Есть в вас что-то не по-человечески загадочное. – Она кратко улыбнулась. – Извините, за сумбурное описание моих мыслей. Вы один из тех странных ребят, что увлекается эзотерикой или чем-то подобным?

Мэвис пожал плечами, будто сам размышлял над ответом, кто он есть на самом деле.

– Может быть и так, а может я просто не человек. – Их взгляды снова пересеклись, даря взаимные улыбки.

– Хорошая шутка. И все же?

– Мое предложение все еще в силе. Значит, вы можете это выяснить сами, – аккуратно выхватывая чемодан из рук художницы, ответил Мэвис.

– Должна предупредить, я еще не видела место, куда держу путь.

– Здесь кругом красота, поэтому не имеет значение, – отмахнувшись, парировал Мэвис.

Ощутив на физическом уровне, внутренний свет незнакомца, Нике стало интересно кто он вообще такой, что скрывается за его образом и порой странным оборотом речи.

Закинув чемодан в багажник, он повернулся и внимательно посмотрел на художницу.

– Кто знает, может, я открою волшебную дверь и покажу вам другие находки.

Ника задумалась над словом «находки», мало, кто знал, что она являлась археологом любителем. Это было ее увлечением, как способ отвлечься от постоянного дела, с которым у нее сейчас возникли проблемы. Ничего не сказав, она села на пассажирское сидение, захлопнув дверь.

Мэвис забил данные адреса по навигатору, их путешествие началось. В начале пути оба молчали, наслаждаясь здешней красотой мест. Ника пребывала в размышлениях обо всем и ни о чем одновременно. Она опустила стекло, вдохнув раскаленный южный воздух. Подняв голову вверх на безукоризненно голубое небо с легкими разбросанными перышками пушистых облачков.

Впитывая, как губка природное творение, Ника всматривалась в горные вершины, покрытые можжевельником и низкими соснами окружающие берега синего моря. Красота природы, как основа мира, подумала она, вспомнив себя с ранних лет жизни, как много времени она проводила за рисованием в тетрадях, акварелью на альбомных листах, мелками на асфальте. Ника снова окинула взором высокое небо. Когда ей задавали вопрос о любимом художнике, ответ всегда был один: – «художник, который раскрашивает небо». Она могла подолгу любоваться небесной картиной, такой неповторимой, такой естественной, уникальной и завораживающей. Некоторые люди платят деньги за посещение картинных галерей или других культурных объектов, чтобы соприкоснуться с маленькой частичкой творения другого человека, когда можно поднять вверх глаза и увидеть бесконечное творение природы. Всего лишь поднять голову и бесконечно любоваться объемной картиной сверху, не имеющей видимых границ, ни это ли настоящее искусство, ни это ли настоящее воплощение свободы… размышляла она.

– Нужно заправить бак, иначе не доедем. – Слова Мэвиса вернули художницу с небес на землю. Он вышел из машины и, Ника откинулась на сидение автомобиля, наблюдая за высокой фигурой блондина.

Солнце медленно садилось за горизонт, еще чуть-чуть и наступит темная южная ночь. За все время в пути, они несколько раз перекинулись парой фраз, только звуки ветра и двигателя сопровождали их в пути. Ника повернулась, чтобы посмотреть по навигатору, где они едут.

– Ого, далеко я забралась, – сказала она, откидываясь обратно на сидение.

– Это недалеко. Дело в машине, она не имеет нужной скорости.

На его слова, Ника подарила ему усмешливый взгляд.

– Раз ты будешь ночевать у меня, позволь поинтересоваться. Мы едем в глушь, зачем тебе…

– Знаю, о чем ты хочешь узнать, – свернув на проселочную дорогу, он продолжил, – для меня не имеет значение место. Здесь я все равно путешественник.

– Путешественник… – растягивая, повторила Ника, кивая.

– Например, ты искатель. Ищешь вдохновение, затем воплощаешь его в произведение искусства, которые в свою очередь манят и вдохновляют других людей. Твое увлечение археологией снова говорит о тебе, как об искателе. Ты постоянно чего-то ищешь. Вопрос нашла ли…

– Откуда тебе известно о моих археологических экспедициях? Не помню, чтобы я когда-либо о них упоминала. Об этом знает всего пара людей.

– Информация это как течение реки. Когда-нибудь ты узнаешь об этом.

– Это стиль такой, общаться загадками? – раздраженно бросила Ника, ощущая проникновение в ее частную жизнь.

Пожав плечами, Мэвис скривил физиономию. Довольна таки приятную физиономию, отметила Ника.

– Всему свое время.

«Да черт с ним! Плевать, откуда он знает», подумала Ника, осознавая собственную усталость.

– Что привело тебя в эту глушь, как ты выразилась, – следя за дорогой, поинтересовался он.

Ника помотала головой, когда Мэвис на мгновение повернулся к ней.

– Жизненные события или стечение обстоятельств, – она посмотрела на водителя джипа, его глаза по-доброму сверкнули. – Выбирай, как тебе больше нравится, – ответила Ника, применяя его метод общения.

– Захочешь прогуляться или тебе станет скучно, могу составить тебе компанию, – задумчиво произнес Мэвис, сбавляя скорость перед крутым поворотом, таким образом, вырывая Нику из очередных размышлений. – Не подумай, что напрашиваюсь. Насколько мне известно, здесь в горах имеется много таинственных мест.

Ника всерьез задумалась, хотела ли она прикоснуться к таинственным местам? Пока она летела в самолете, ей пришло несколько вариантов проведения своего отдыха, однако таинственные места или загадочные объекты в ее планы несколько часов назад еще не входили. Все чего она хотела, побыть в тишине, и вдали от цивилизации.

– Так значит, тебя интересуют таинственные места. Поэтому ты здесь? – вовлекаясь в разговор о тайнах крымской земли, с дотошностью спросила художница. На мгновение ей показалась, что здесь, на этой земле она сможет найти некоторые ответы или заглянуть глубже в себя.

– Когда-то я занимался изучением различных явлений, поэтому у меня есть определенный интерес к здешним местам. Решишь ко мне присоединиться, буду только рад твоей компании. – Он поставил диск со специфической музыкой, магически приводя ее к чувству умиротворения.

– Звучит неплохо, – добавила Ника, откидываясь в пассажирском кресле, как бы соглашаясь подумать над его предложением. Проносящиеся виды за окном, захватывали ее внимание. Высокие горы, обрывистые утесы, темно-синяя гладь вдали, она мысленно даже поблагодарила свою мать, за идею отправиться в Крым.

***

Уже светало, когда они добрались до назначенного места на карте. Само по себе место оказалось достаточно тихим. Снизу доносился плеск накатывающих на берег волн, приятный шум достигал веранды, где стояла Ника с чемоданом в руках. Сам дом был двухэтажным, с небольшой террасой, с видом на море. Находился он на склоне одного из холмов, окруженный горами и южным лесом. Ника осмотрелась в поиске других построек, обнаружив в нескольких метрах похожие домики, уютно устроившись на облюбованном зеленом склоне.

– Я оставил джип на подъездной дорожке, – выходя из дома, сказал Мэвис, закидывая на плечо походный рюкзак.

– Что, прости? – задумавшись, переспросила Ника, в упор глядя на гостя.

Лучезарная улыбка вновь осветила его лицо. Указав рукой в направлении гор, он вернул взгляд Нике.

– Говорю, джип поставил на подъездной дорожке, что ведет к дому. – Он всмотрелся в задумчивый взгляд художницы и понял по мерцающим синим глазам, что их обладательница сейчас пребывала мыслями явно где-то в другом месте. – Если ты не против, то дивана в гостиной мне будет достаточно.

Ника задумчиво помотала головой, затем резко кивнула, соглашаясь с ним.

– Нисколько, – зевая, ответила она, переводя взгляд на большой рюкзак. – Ты уходишь? Мы ведь только приехали, – удивилась Ника, смотря на часы, затем на восходящее в рассвете солнце.

– Не буду терять время. Нужно, осмотреться.

– Ты что совсем не устал? – с подозрением поинтересовалась Ника, чувствуя, как ее захватывает желание рухнуть в кровать и отдаться во власть сна. Последний раз она поспала в самолете, каких-то полчаса и с того момента прошло достаточно много времени.

– Немного. – Он глотнул из бутылки воды, – может, где и вздремну.

Ника настороженно вернула ему взгляд.

– Как насчет хотя бы чашечки кофе?

– О, не беспокойся об этом, я пью только травяные чаи. – Подарив еще одну теплую улыбку, Мэвис поправил рюкзак, собираясь уходить.

– Как знаешь, – отозвалась Ника, желая поскорее обнять подушку.

Они разошлись, и художница поспешила спальню, но не успела она подняться, как споткнулась о собственный багаж. Выругавшись, она потерла ушибленную лодыжку. Собираясь поднять чемодан в свою комнату, Ника остановилась, почувствовав жуткую усталость. Она небрежно откатила багаж с дороги и поднялась в комнату на втором этаже. Заметив впечатляющий вид из окна, Ника лишь слабо улыбнулась, предвкушая возможное вдохновение от крымских пейзажей. Физическая усталость оказалась сильнее желания еще немного полюбоваться открывающим видом из окна, и она замертво рухнула в кровать, где сон не пришлось долго ждать.

Глава 3

Как приятного просыпаться под шум моря, подумала Ника, открывая глаза. Распахнув плотные шторы, комнату залило ярким солнечным светом. На море виднелись мелкие барашки, оповещая о своем неспокойном настроении. Приняв душ и надев удобные шорты с майкой, Ника направилась на кухню заварить чашку кофе. Рядом с кофеваркой лежало несколько булочек, которые они купили в магазине по дороге сюда. Наслаждаясь каждым глотком черного напитка, она пересекла гостиную и вышла на уютную террасу, вдыхая смоляной воздух горного леса. На мгновение, она почувствовала идиллию, пока воспоминания и старые мысли не настигли ее вновь. После легкого завтрака, Ника отправилась на пляж.

Странно было оказаться одной, несмотря на то, что она любила одиночество, которое продолжало оставаться ее единственным спутником. Пейзажи, которые она рисовала, жили у нее внутри своей параллельной жизнью, огораживая ее от внешнего мира настолько, что порой она сама терялась в существующей реальности. Она никогда не рассчитывала на известность, которая свалилась на нее в двадцать семь лет. Теперь ее картины хотели заполучить множество галерей по всему миру. О ее работах говорили профессионалы и обычные любители живописи и в каждом случае равнодушных людей к ее творчеству не оставалось.

Небольшие волны набегали на берег, оставляя мокрые следы на мелкой гальке. Изобразив позу лотоса, Ника закрыла глаза, позволяя себе окунуться в шум моря. На минуту она задумалась, о его уникальности, единственном море на планете без твердого дна. Море сероводорода в черном море и эта загадка, до сих пор оставалась не разгаданной. Как много людей приезжающих сюда отдыхать даже не задумываются обо всех его тайнах, которые мог бы поведать им Крым, продолжала размышлять Ника завороженная звуками темных вод, словно они общались с ней на своем языке.

***

На следующее утро Ника повторила прогулку к дикому пляжу. Пару часов она просидела, впитывая утренние лучи ласкового солнца, будто нуждалась в его подзарядке. Перед тем, как вернуться обратно она совершила пробежку, вдоль берега наслаждаясь морским воздухом. Когда, Ника зашла в дом, то неожиданно для себя обнаружила Мэвиса, спящего на диване в гостиной. Его не было более суток, и она подумала, что он уже не вернется. Услышав шаги, Мэвис пошевелился, и секунду спустя встретил ее радушной улыбкой присущей только ему.

– Ты планировала побыть в гостиной? – спросил Мэвис, когда Ника подошла к нему.

– Какие здесь могут быть планы, – отмахнулась Ника, поглядывая на странного гостя. – Пробежка и плавание – это были все мои планы на сегодня. Думала, познакомиться с соседями, но кажется, там никого нет.

Встав с дивана, Мэвис еще раз потянулся, сложив вытянутые руки у себя над головой.

– Наверху есть еще одна комната, если диван неудобный, – предложила художница, стараясь проявить хоть чуточку гостеприимства.

– Не стоит, – улыбаясь, ответил Мэвис, вынимая из рюкзака пучок трав. – Разделите со мной распитие травяного чая?

Сложив на груди руки, она уставилась на него в упор, отмечая, что в нем есть такого отличительного от большинства людей. Хотя ей ли было размышлять о его причудливости и отличиях, когда она сама не была идеальным образцом обычного человека. Ни друзей, ни личной жизни – ничего кроме картин, которые и то в последнее время она не рисовала. Даже здесь ее покинули. Полное одиночество, только она и ее мысли.

– Обещаю, чай вам понравится, – заверил высокий блондин, помахивая пучком трав.

– Ну, раз вы обещаете, тогда не откажусь, – уголки рта художницы дрогнули в легкой улыбке. – Уверены, что эти травы не ядовиты? Я слышала, как вы сказали, что впервые в здешних местах.

– Уверен. – Заверил Мэвис, наливая воду в чайник. – У меня на это нюх, если так можно выразиться. – Он отделил собранные травы и разложил их на столе. – Это растение помогает расслабится, – указывая на соцветия одной из трав, – другое придаст бодрости. Мэвис взглянул на внимательно слушающую его художницу и показал на крайний пучок. – А это особое растение, мало кто здесь знает о его истинных свойствах. Оно помогает войти в контакт с самой природой.

Ника удивленно подняла брови, слушая Мэвиса.

– Сколько познаний!

– Советую попробовать именно его, когда мы решим прогуляться в горы.

– А мы собираемся в горы? – удивилась Ника, не сводя с него глаз.

– Соберемся, – с абсолютной уверенностью, подтвердил Мэвис.

Выпустив смешок, Ника проигнорировала реплику самоуверенного гостя.

– Так, что вы предложите мне сейчас?

– Бодрящий?

– Пойдет.

Когда чай был готов, с кружками в руках, они переместились на увитую плющом террасу.

– Завтра я собираюсь посетить места, которые показались мне достаточно интересными с точки зрения их энергетики, – сказал Мэвис, отпив немного чаю. – Я планирую отвести вас туда.

Вздернув бровь, Ника посмотрела в его сторону, пытаясь понять мотивы. Прочитав в ее взгляде сомнения, он добавил: – когда вы там окажитесь, то сами все поймете.

С минуту Ника думала, болтая в кружке остатки чая.

– Как далеко оно находятся? – задумчиво спросила она, вдыхая аромат свежезаваренных трав.

– День в пути.

На этом слове Ника чуть не поперхнулась.

– Сколько!? – переведя на него взгляд, воскликнула она. – Целый день!

– Поверьте, оно того стоит. – Мэвис по-дружески опустил теплую руку на плечо художницы. Его прикосновение возымело приятный эффект, который Ника не смогла проигнорировать.

Она снова окинула его взглядом, размышляя над предложением. Выглядел он вполне дружелюбно, но она нутром чувствовала какую-то недосказанность в его словах. Как бы там не было, подумала Ника, терять ей было нечего, так почему бы и нет.

– Мэвис, вы склоняете меня снова поверить вашим словам.

– А вы снова против?

– Пока не знаю, но попробую рискнуть.

***

Покинув дом с восходом солнца, со всем необходимым снаряжением они отправились в горы. По пути, пока они поднимались, то спускались по склонам поросшими различными деревьями и кустарниками, Мэвис много рассказывал о медитации, которая по его словам помогает найти покой, уравновешивая эмоции и аккумулируя внутреннею силу. Он много знал таких вещей, о которых Ника никогда не слышала, она как завороженная слушала его, не замечая дороги. Тайны, загадки он выдавал информацию, на которую Ника не знала, как реагировать. За время в пути она успела проникнуться к нему необъяснимым и абсолютным доверием.

Преодолев расстояние в несколько километров, решено было сделать остановку. Ника не хотела признавать, что в отличие от Мэвиса, ее ноги уже предательски гудели, но она не собиралась этого показывать. В отличие от нее Мэвис выглядел так, словно на нем никак не отразились подъемы, спуски и несколько километров ходьбы. Распаковывая походный обед, состоящий из овощей, трав и сыра Мэвис продолжал рассказывать о величии здешних мест.

С высокой горы, куда они пришли, открывался удивительный вид на гряду гор и прибрежных холмов. Вот она жизнь и ее величие, подумала художница, погрызывая сорванную травинку.

– Почему ты захотел показать мне эти места? – спросила она. – Действительно почему?

– Потому что я верю в тебя, Ника, – ответил Мэвис, глядя на нее своими светлыми глазами.

– Что ты имеешь в виду? – не понимая, о чем идет речь спросила Ника.

Он положил ладонь на ее плечо, легонько сжав его.

– Твое искусство, твой дар я верю в него, – задумчиво произнес Мэвис.

Ника плохо поняла смысл его фразы, но не стала настаивать на разъяснении, посчитав своего нового знакомого итак достаточно странным в отличие от большинства людей, которых она когда-либо встречала. Да, и здесь в местах удивительной красоты, она не хотела серьезно задумываться над сказанным.

Двигаясь все дальше, оставляя за собой мир цивилизации, их разговоры носили философский характер. Забравшись на зеленый холм, поросший молодой травой, где весеннее солнце еще не успело ее выжечь, оба одновременно сделали глубокий вдох горного воздуха.

– Вот мы и пришли на первое запланированное место, – скидывая с плеч походный рюкзак, сообщил Мэвис.

– Эта одна из лучших новостей, – слегка задыхаясь, но ликуя в душе, призналась Ника, сбросив с влажной спины такой же рюкзак, только меньше размером. Она вытерла тыльной стороной руки со лба пот и огляделась по сторонам.

Осматривая местность, Мэвис обошел вокруг, потом сделал несколько шагов вперед.

– Могу я поинтересоваться, что ты сам собираешься здесь найти?

Он снова посмотрел вокруг себя.

– Возможно, я, как и ты хочу получить ответы.

– Какие ответы? – не унималась Ника.

– Разве ты пришла сюда не за этим же? Ты ведь не такая, как все и ты это знаешь.

Ника не придала особого значения сказанному, сейчас ее больше интересовала местность, куда они пришли. Солнце было высоко, согревая своими лучами горную долину, переливное пение птиц, что доносилось повсюду и ласкало ее слух осталось позади. Кругом стояла гудящая тишина.

– Здесь есть одна пещера с родником, я схожу, наберу воды. – Ника повернулась к удаляющейся фигуре Мэвиса. – Я ненадолго.

– Без проблем, – еле слышно ответила Ника, – я и так всегда одна, – добавила она скорее для себя.

Размышляла над словами Мэвиса, она сосредоточилась на обрыве, который так и манил подойти к его краю. Спустя мгновение, Ника оказалась на краю высокой скалы. Она расправила руки по обе стороны, позволяя ветру тормошить на ней хлопчатобумажную рубашку. Завороженная видом, она поняла, что еще ни одно человеческое творение, которое довелось ей увидеть, не смогло переплюнуть матушку природу, красота которой всегда имеет величественный вид, внушая силу и вызывая к себе глубинные, какие-то первородные эмоции.

Раздуваемые ветром короткие волосы щекотали лицо, легкие наполнялись свежим воздухом, а глаза созерцали величие горных пиков. Губы поднялись в легкой улыбке, когда она снова задумалась о творении природы, о ее порой загадочной красоте. Даже пустыня имела свое очарование и в этом была вся суть. Природа создавала неповторимые пейзажи, такие разные, и такие порой непостижимые. В памяти всплыли моменты, в которых она всегда находила, что-то волшебное, когда наблюдала за полетом брызг из капель воды, или как с первыми лучами солнца в пустыне подхваченный ветром мелкий песок парил над дюнами… Она посмотрела вниз, полшага отделяли ее от пропасти. Всего каких-то полшага, и возможно, она избавилась бы от бремени этого мира, погруженного в хаос человеческих мыслей и действий. Ника собралась сделать шаг вперед, как рука Мэвиса схватила ее.

– Ника, небезопасно стоять на краю скалы. – В его глазах отразилось нескрываемое волнение. – Пойдем, я заварю нам тот самый чай, о котором я рассказывал тебе, – и на его лице просияла чистая, светлая улыбка.

Отойдя от края, Ника кивнула, молча последовав за Мэвисом. Она расположилась рядом, наблюдая, как быстро он развел небольшой огонь, чтобы вскипятить воду для чая.

– Скучаешь? – спросил он, с очевидной виной в голосе.

Ника обернулась на вопрос и зрительно впилась в него взглядом.

– Скорее размышляю, чем скучаю, – изобразив кривую улыбку, ответила художница и снова устремилась разглядывать долину горных хребтов.

Мэвис присел рядом с ней на зеленую траву и обнял одной рукой за плечо. Художница вызывала в нем самые теплые чувства, и ему хотелось защитить ее, но знал, что не сможет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7