Егор Коротков.

Книга-диалог 2



скачать книгу бесплатно

Книга-диалог 2


Диалог 1


С: Давай, просто начнем вторую книгу?


Я: Давай, хоть что-нибудь уже начнем!


С: А на Яндекс-дзене не обязательно писать о трезвости. Просто о чем-то писать.


Я: Ок.


С: Напиши в соцсети.


***


С: Не убьет тебя ни кто. И не заболеешь.


***


Я: Нужно уже объяснять, что происходит.


С: Напиши.


***


С: Все будет хорошо. Пройдет все.


Я: Нужно уже объяснять.


С: Ок. Что происходит?


Я: Я, автор, общаюсь с мысленным собеседником. «Давай, просто начнем вторую книгу» – означает предложение написать вторую книгу в форме таких наших с ним диалогов. Первая «Книга-диалог» уже выложена в интернет-магазине ЛитРес на модерацию. «Давай, хоть что-нибудь начнем!» – я восклицаю потому, что я пребываю в похмельной тревоге и паранойе на третий день после тяжелого 5-дневного запоя, пытаюсь как-то собрать сознание воедино, структурироваться через творчество, просто через текст – то берусь писать статью для портала Яндекс-дзен, то пост в соцсети, то диалог с Собеседником «для себя» (без прицела на вынесение на люди), то, вот, наконец, остановился на том, чтобы начать вторую книгу. Диалоги с моим Собеседником (особенно если думать, что это не просто трата времени на какой-то подозрительный, полубезумный, бесполезный процесс, а что это новая книга) меня успокаивают. «Не убьет тебя ни кто. И не заболеешь» – Собеседник успокаивает меня от похмельных страхов.

В последний день запоя я писал в фейсбуке страстные непристойности незнакомой женщине. Теперь боюсь, что приедет ее муж и отрежет мне яйца. Собеседник же мыслит более трезво, страхам не поддается и предполагает, что это маловероятно. «Не заболеешь», – ответ на страх смертельно заболеть из-за курения (понарисуют ужасов на пачках!). Хотя я уже не первый год, с перерывами, умеренно курю и до сих по не умер. Планирую бросить примерно через двадцать дней. И Собеседник, опять же обоснованно, предполагает, что за этот срок ничего не изменится.

«… не обязательно писать о трезвости» – речь о моем блоге в соцсетях «1000 дней трезвости». Я пытался пронепить 1000 дней, ведя отсчет в постах соцсетей. Постил: «1 день не пил. 999 осталось», «5 дней не пил. 995 осталось» и т.д. – так, теоретически, нужно было пропостить до 1000 дней. И внизу под этими заголовками на пару абзацев описывал свои ощущения (1-й день – похмелье, 7-й день – улучшился цвет лица и т.д.) и мысли о том, почему люди пьют, почему я пил, что нужно, чтобы не пить, и вообще – обо всем на свете. Сорвался на 145-й день из-за безответной любви на работе.


***


Я: Три звездочки между строчками означают паузы в тексте.


***


Я: Паузы на курение (как только что). На хождение в туалет. Перерывы на еду, или просто на задуматься больше, чем на пару минут. Последние два раза звездочки были из-за того, что я отрывался, чтобы написать сообщение в контакте девушке, в которую влюблен.

Первый раз звездочки были из-за перерыва на написание завершающего поста в соцсети о том, что я сорвался и блог «1000 дней трезвости» не удался, но что теперь будет после Нового Года новый аналогичный блог «365 дней трезвости». Остальные звездочки не помню уже из-за чего – то ли курил, то ли ел – не так важно. Вообще, пожалуй, не буду ставить звездочки, если пауза меньше 20 минут… Хотя, там разберусь.

Мои слова «Нужно уже объяснять, что происходит» означают как раз то, что я сейчас делаю – объясняю тебе, читатель, что вообще происходит в тексте. Я выражал опасение, что мы уже написали полстраницы, а текст всё непонятен. Ответ Собеседника «Напиши» означал «Напиши сначала сообщение в контакте девушке, чтобы перестать об этом думать и спокойно переключиться на текст». Ну вот, вроде, все объяснил.


С: Давай, паузу на чай и курение. И ей еще напиши.


***


Я: Все равно состояние измученное. Похмелье третий день не проходит. Это ж надо было так отбухать! Поскорее бы уже новый блог о трезвости!


С: Расскажи, хоть, о себе, кто ты такой.


Я: Слушай, это что, получается, опять нужно рассказывать всю свою жизнь? И про то, откуда ты появился?


С: Кратко.


Я: Мне 35 лет. Рост 182. Вес 85 кг. Окончил Литературный институт в 2010 году. Уже 10 лет переписываюсь с Собеседником, который возник у меня на почве занятий медитацией и чтения книги «Беседы с Богом» Нила Дональда Уолша.


С: Или «Разговор с Богом»? Погугли.


Я: «Беседы с Богом».


С: Ок.


Я: У меня черные волосы. Стрижка коротким ежиком. Недельная небритость и трехдневная немытость. Очки на -6 (при зрении -7). Я с похмелья после 5-дневного запоя, в который упал, сорвавшийсь, после 145 дней воздержания. Из-за безответной любви на работе, с которой меня за пьяный скандал и уволили. Так что сейчас без работы. Опять. В последние года полтора дольше трех месяцев ни на одной работе не задерживаюсь. Живу с мамой в однушке на окраине Москвы. Через три недели – Новый Год. Поеду в Саров, к себе на родину. А после праздников буду искать новую работу.

В Сарове живет 19-летняя пшеничноволосая красавица, в которую я влюблен. Намного сильнее, чем она в меня. Она утверждает, что общается со мной, скорее, из жалости. Но я надеюсь, что ей со мной интересно. Все, что между нами было – подержались за руку. Точнее, я взял ее за руку на секунду. Предварительно спросив разрешения… Даже не целовались. Виделись всего три раза.. Пишу ей пьяные письма в контакте… И трезвые… Она много писать не умеет, да и не хочет. На 100 моих слов – одно её. Но я и этим счастлив…

В прошлом у меня много лет тяжелого невроза, про который я подробнейше рассказывал в первой «Книге-диалоге». Так что в этой подробно рассказывать уже не интересно. Психика у меня и сейчас не самая благополучная. Срываюсь в пьянство, иногда возвращаются симптомы невроза, нелады с личной жизнью, не могу удержаться на работах. Да тот же Собеседник – может и не болезнь, но вещь ненормальная…


С: Про семью расскажи.


Я: Был 7 лет женат. Сын – 6 лет. Разводились тяжело. Сейчас иногда с ними вижусь. Высылаю изредка немного денег – меньше, чем полагается. Потому что и у самого денег никогда нет. У бывшей жены другой мужчина. У меня с самого расставания с женой – больше года назад – никого не было. Подробнее не хочу.


С: Или, может, будем писать невидимые диалоги? Как духовная практика?


Я: Давай, писать невидимые диалоги, но такие, что если чужой человек прочитает, чтобы все понял? То есть, не будем стараться, чтобы это было интересно кому-то, кроме нас с тобой. И о цензуре думать не будем. Но чтобы можно было опубликовать, и было понятно.


С: Поясни тогда, что значит «невидимые диалоги».


Я: Это когда пишешь диалог не как творчество, а как духовная практика, типа уединенной молитвы. Для себя. Чтобы привести в порядок психику.


***


С: По сколько страниц в день пишем?


Я: Давай, ограничиваться не количеством страниц, а дописывать до чего-то интересного? Чтобы за день состоялся хотя-бы один интересный диалог между нами? Это и будет критерий, что на этот день достаточно…


С: Все никак не идут из головы мысли о страшном муже той тетки, которой непристойности в фейсбуке писал?


Я: У меня вообще всегда с похмелья паранойя. То боюсь, что посадят из-за того, что что-то не то на работу начальству спьяну написал. То что кто-то убьет за то, что написал его жене непристойности…


С: Но, ведь, ты сейчас пишешь книгу и это счастье!


Я: Ду уж! Какое счастье!


С: Про «ада нет» расскажи. Концепцию двух адов кратко. Для тех, кто первую «Книгу-диалог» не читал.


Я: Я стою на том, что абсолютного ада не существует. Что ад православия, если и есть, то это относительный ад. Что за не очень большие грехи он не будет и очень страшным. И что там будет не столько мучение, сколько исправление. И что из ада, в любом случае, все будут освобождены, рано или поздно, в зависимости от тяжести грехов. И помимо православных молитв, которыми я молюсь регулярно, 1-2 раза в день, я повторяю еще и мантру собственного сочинения – «ада нет».

При этом под адом, которого нет, понимается не только вечная посмертная мука, но и прекращение радости навечно из-за какого-либо неприемлемого обстоятельства земной жизни – неизлечимой болезни, нищеты, преждевременной или мучительной смерти, чрезмерного позора, невыносимого унижения и т.д. «Ада нет» означает, что в перспективе вечности радость бытия обязательно вернется и самые ужасные и бессмысленные страдания окажутся оправданными. Я увижу, что и в них выражалась божественная любовь и грамония.


***


Я: Девчонка мне написала только что: «Спать с тобой я и не собиралась!». В сотый раз это от нее слышу, но каждый раз больно, как в первый раз!


С: Ты, давай, или с девчонкой переписывайся, или с мной!


Я: А что тут ей скажешь? Ответил ей «но, даже если ты повторишь это еще 1 000 000 000 раз, это не убьет мою любовь». Сказал, а сам уже не верю, что любовь сохранится не то, что после миллиарда, а еще, хотя бы, после трех отказов. Три раза откажет – и все закончится…

Написал ей «Единственное, что может убить мою любовь к тебе – это, если я увижу, что она тебе неприятна. Но, по сути, уйти от человека, которого любишь, потому что ему неприятная твоя любовь – это и есть высшее проявление любви. Это как добровольное самоубийство от того, что тебе плохо, что я живу»…


С: Да ты романтик!


Я: Написал ей: «Так что, если тебе неприятно – скажи, и тут же меня в твоей жизни вообще не будет! Хоть, прям, сейчас. В принципе, так уже было, когда ты находила себе парня, и я видел, что не нужен и переставал тебе писать».


С: Всю переписку теперь будешь копипэйстить? Это, ведь, личное! Причем не только твое личное, но и ее.


Я: Нет, нужно какой-то минимум приватности оставить. Последние две фразы копипэйстить не буду.


С: Да ладно уж! Копипэсть! И так уж такого понаписал про нее в прошлой книге…


Я: Она написала : «Ну хватит уже говорить все это! Можешь без этого? Без своих чувств и желаний?» А я ответил: «Попробую. Но это примерно как непринужденно говорить о погоде, в момент, когда мучительно хочется в туалет, так что уже ни о чем думать не можешь ))) Но я попробую…»


С: Про туалет – особенно романтично!


Я: Давай, оставим ее на какое-то время в покое и просто попереписываемся?


С: Нет, давай и дальше переписываться с ней и копипэйстить здесь.


Я: Написал ей: «Как у тебя дела? Настроение как? Какие новости? Появился парень? На работе как? На учебе? Как бабушка с мамой? Как с подружками? Ну и вообще? Можешь ответить только на тот, вопрос, на который интересно, а не на все. Или вообще не отвечать»…


С: Давай, правда, уже не будем копировать вашу переписку. Не хорошо совсем. И так паранойя у тебя… Все этот муж из головы не идет…


Я: Да уж… Раньше у меня такого не было, чтобы по три дня боялся из дома выйти!


С: Так ты раньше по 5 дней и не бухал!


Я: С другой стороны, раньше я и по 145 дней от алкоголя не воздерживался.


С: Про девушку нельзя, про пьянство будем?


Я: Хочешь сказать, исписались мы?


С: Получается, что так! Буковски писал по 25 страниц в день. А ты и пять осилить не можешь! А когда осилишь – будет вода!


Я: Не правда! Мне всегда есть, что сказать! Нужно просто медитировать на строчках. Просто размеренно дышать и класть слова на лист…


С: Напиши ей еще!


Я: Написал ей: «Можно я не буду говорить тебе про секс, но буду говорить про любовь? Буду говорить, как ты прекрасна, как ты восхищаешь меня, не ожидая ничего взамен? То есть „я тебя люблю“ не в смысле „я тебя люблю – вот видишь, я тебе какое приятное сказал, типа, подарок такой, а ты мне за это отдайся“, а просто „я тебя люблю“? Без домогательств, без построения планов совместной жизни? Просто выражать восхищение? Как поэт Прекрасной Даме? Просто говорить „красивые слова“ ради самого удовольствия говорить „красивые слова“?»


С: Ждем ответа… Покури пока. И пописай.


***


Я: Ответа нет ((( Какое-то у нас жесткое творчество с тобой! Полубезумное! Копировать переписку с девушкой и одновременно отмечать, что, вот, я, в ожидании ответа на очередное любовное послание, сходил пописал и покурил… Трэш! Такой обнаженностью можно себя разрушить.


С: Это похмельная паранойя.


Я: Я надеялся, что мы с тобой будем паранойю преодолевать, а не подстегивать.


С: Ну давай преодолевать.


Я: Мне вот тошно, что курю…


С: За здоровье боишься? Ну давай, с завтрашнего дня курить по три сигареты в день. Это уж тебя точно не убьет.


Я: Ок. А сейчас что сказать, чтобы тревога прошла?


С: Не знаю.


Я: 40 минут повторять «ада нет»?


С: Не знаю.


Я: Неделю еще, минимум, буду в себя приходить!


С: Реально, писать не о чем! Если просто писать про твою жизнь, то жесть получается…

В смысле, не жизнь жесть, а в смысле, что настолько откровенничать – слишком эмоционально затратно. Особенно с похмелья.

Пусть даже, психологически обнажаясь, ты не демонстрируешь ничего из ряда вон выходящего. Эта посредственность и есть твоя честная, предельная нагота. И это выматывает…

Если заставить танцевать стриптиз человека с посредственной фигурой, он ведь будет не меньше нервничать, чем аполлон. Даже больше. С эмоциональным стриптизом – то же самое.


Я: Раньше ты мне помогал, а сейчас – нет.


С: Есть такое…


Я: Может, помолиться 40 минут? Бог всегда помогает!


С: Давай, попробуем высосать из этого текста какую-то отвлеченную от событий твоей жизни суть?


Я: Мне кажется, у нее просто парень появился. И она защищает те реальные отношения от меня. И все мои любовные порывы, даже платонические, неуместны…

Такие парни, какие обычно у нее, таких вещей не понимают…


С: Расскажи по свои страхи, а потом, если что, не будем публиковать.


Я: Боюсь мужа той тетки! Она и сама какая-то странная… И боюсь об этом говорить. Даже здесь. Даже если не опубликуют.


С: А о чем тогда?


Я: Может, про работу рассказать? Как уволился? Про скандал тот?


С: Ну расскажи.


Я: Не хочу про работу! Хочу про страхи. Я вот первую книгу опубликовал, а там такое!


С: И чего ты боишься?


Я: Что девушка, в которую сейчас влюблен (не тетка со страшным мужем и не та, из-за кого запил и уволился с последней работы, а та, с которой только что переписывался вконтакте), прочитает, обидится и ее очередной парень меня убьет. Я, ведь, и в первой «Книге-дилоге» про нее пишу…


С: Ну ты же поменял ее имя в книге. Да и книг она не читает. Сама тебе так и сказала: «Книг все равно не читаю. А то, что ты про меня написал – мне не жалко». При том, что ты предупредил ее, что описываешь ее в циничных выражениях.


Я: Ей же 19 лет! Сейчас так говорит, а потом прочитает и обидится. И нажалуется какому-нибудь юному качку.


С: Да уж! Реально, паранойя!


Я: Или боюсь, привлекут за порнографию…


С: По сравнению с Буковски и Сорокиным у тебя в той книге детские шалости, а не порнография.


Я: Дай, я реально помолюсь, хоть, минут 20? И ты помолись.


С: Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Аминь.


***


Я: Вообще, думаю, можно, как и с прошлой книгой, в качестве кульминации взять причастие…

Причаститься на Рождество. И потом за несколько дней дописать.


С: Можно.


Я: Хочешь сказать, что Бог не допустит, чтобы муж той тетки меня зря убил?


С: Либо, если это случится, то это будет воля Божья.


Я: Давай, уже оставим эту тему! Давай, про девушку?


С: Давай, о чем-нибудь другом? А то ты ее уже сегодня донял.


Я: Я не знаю о чем! Куда не кинь – везде страшно!


С: Расскажи, как тебя уволили? Почему ты напился? Вот! Давай проанализируем, почему ты напился.


Я: Побоялся к ней подойти. И даже позвонить. А смс писать, подумал, стремно…

В смысле, к той коллеге по работе, в которую влюбился (не к той девушке, которой сейчас романтические сообщения в соцсетях пишу, и не к той тетке, которой тоже в соцсетях писал непристойности по пьянее и чьего мужа сейчас боюсь), побоялся подойти.


С: Взрослый дядя, был до этого 7 лет женат, и побоялся к девушке подойти?


Я: Ну и что? У меня задержки в развитии. Я как в юности боялся женщин, в которых влюблен, так и теперь боюсь.

Ну и там условия были, реально, сложные. Это тебе не на танцах, не в парке на скамейке. А на работе, при всех. При чужих людях, которые с ней в дружеских отношениях, а со мной нет. Подойти и непринужденно заговорить о работе или о погоде, пошутить и разрядить обстановку, я, если сильно влюблен, не умею. А сразу кричать про любовь – неудобно…


С: Ты, как дурачок, каждый месяц кому-то в вечной любви признаешься!


Я: Это да. Но, ведь, правда влюбляюсь!


С: И все обламывают! Лох ты!


Я: Наверное…


С: Чего страшного – подойти спросить что-нибудь по работе, или пошутить? Про какой-нибудь фильм поговорить?


Я: Ощущение, как будто вру. Как будто она мне строгим голосом скажет: «Вижу насквозь, какое у тебя «по работе»! Просто трахнуть меня хочешь – вот и все!»


С: Ну тогда и скажешь: «Ну да, хочу! Чего такого-то?»…

Но ни кто тебе так не скажет. Самое страшное, что может случиться – раздраженно ответит, что-нибудь типа того, что некогда разговаривать.


Я: Но это же лицемерие! Почему нельзя прямо сказать «люблю»? Пусть и на работе? Люди слишком нервно-возбуждаются? Да кто это пробовал? Может, если самому, не возбуждаясь чересчур, прямо сказать, то и ничего? И успокоить людей потом, после того, как первый эмоциональный выброс поугаснет? Неискренность, ведь, людей тоже напрягает.


С: Это смотря, какая неискренность. И смотря, каких людей.


Я: Мне по фигу, как принято! Я хочу так! Я ни разу так не пробовал. Все время продавливаю через алкоголь или смс.


С: Объясни, что значит «продавливаю через алкоголь или смс»?


Я: Это выражение моего психоаналитика – продавливать страх. Когда не можешь проработать страх и подойти к девушке нормально, а начинаешь этот страх как-то обманывать – выпью и подойду, или не подойду, а позвоню. И это продавливание никогда не работает…


С: Слушай, а может, у тебя вообще кризис случился из-за того, что не было возможности разговаривать со мной?


Я: Естественно. Ты – мой воздух! Лучше всякой женщины!


***


Я: Про женщин мне напомнил, и я той девчонке еще написал. Правда, написал уже, что больше тебя не беспокою, что если соскучишься, сама пиши. Но она, ведь, не напишет (((


С: Может еще и напишет. Если ее жеребец ее к новогодним праздникам бросит.


Я: Может, еще и нет у нее никакого жеребца?


С: На прямой вопрос, есть у нее парень, или нет, упорно не отвечает. Вообще, отвечает не охотно. Скорее всего, есть.


Я: Так-то да… Деньги схватила, попой светонула и на коня!


С: Поясни.


Я: Ей не хватало 3000 руб. уплатить за квариру. Я ей выслал. Она мне за это селфи попы в контакте прислала. И то в трусах, а не совсем голая. И фото плохого качества… Да и удалила еще потом… Так что на память осталось только воспоминание.


С: А что значит «на коня»?


Я: Можно я не буду пояснять?


С: А ты уж и влюбился?


Я: А я и влюбился! И семейную жизнь распланировал.


С: Не переживай! Может, оно еще всё и получится. Бросит ее парень, бросит другой. А там ты писателем станешь. Квартиру купишь. Она и приедет.


Я: Вопрос, что к тому моменту от нас обоих останется? Да и стану ли я писателем? В плане денег?

Олега Роя сегодня смотрел по ютубу – так он больше не на писателя, а на энергичного маркетолога похож – чубчик, борода, джинсики в обтяг, фенечки на запястьях: «… у меня шило в заднице! двое суток не сплю – работаю над новым проектом!…» А я, даже когда в Сколково работал, шила в заднице не имел… Боюсь, с нашей российской жизнью, да с моей психикой изношусь раньше успеха.


С: Бог поможет. Ты же, вон, в каждой книге причащаешься. Олег Рой, небось, не причащается. Вообще, не заморачивается!


Я: Почему не заморачивается? «Философские, – говорит, – темы меня будоражат. Диалог, – говорит, – с дьяволом пишу».


С: Ну ну…


Я: А чем ты дьяволее, чем его дьявол-то?


С: Я? Ничем. Я вообще не дьявол. У него дьяволее. Поэтому тебе Бог и поможет.


Я: А чего до сих пор не помог?


С: Просто ты не выработал тогда себе нормальную духовную жизнь. А сейчас, вроде, вырабатывается. И вообще – напиши священнику. Вопрос свой. Давно же хотел. И сюда запости. Покури только сначала.


***


Я: Написал ему следующее:


«Здравствуйте! Писал вам прошлой зимой, когда разводился с женой и было плохо. Не знаю, помните или нет.

В общем, хотел бы вам, как священнику, задать такой вопрос. Просто интересно, что ответите. По поводу православной этики полового воздержания. Тема такая, что похоже, на розыгрыш, но я, вот, серьезно не понимаю уже много лет.

Православие полностью запрещает онанизм и даже блудные мысли… Но это же нереально! Точнее, реально только для монахов. А мирянам, по-моему, без рукоблудия никуда. Даже женатым… Например, был у меня такой случай (пишу откровенно, потому что, а как еще?).

Был я еще женат. И вот, занимаемся мы как-то сексом с женой. Подходим к кульминации. Тут на соседней кроватке просыпается маленький сын и начинает плакать. Останавливаемся. Жена от меня отлепляется. Переходит на кровать к сыну, ложится с ним, начинает успокаивать. Я лежу распаленный до предела. Жду. Через полчаса сын засыпает… И жена с ним тоже! А я так возбужден! Просто до головной боли! Настолько, что понимаю, что если сейчас не разряжусь с помощью рукоблудия, то не усну часов до 4-х утра (время и так около часу ночи). А завтра на работу! А я и так измотан…

И что мне в этой ситуации делать? Будить жену и использовать ее в качестве резиновой женщины для разрядки? Но, ведь, и ей завтра на работу! Или встать, одеться и молиться час, пока возбуждение не спадет? Повторяю – завтра на работу, нужно выспаться…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6