Ефим Терлецкий.

Популяризатор с евреями в машине времени



скачать книгу бесплатно

В Бейруте и Кесарии в дни рождения отца и брата Тит устроил военные игры и гладиаторские бои. Тогда для увеселения публики многих еврейских пленников бросили на растерзание хищным зверям. Изучая в школе историю древнего Рима, мы и не подозревали, кем были храбрые римские гладиаторы, боровшиеся с дикими зверями на потеху публике.

Вывезенные в Рим, а также в другие страны, еврейские пленники и вольноотпущенные явились одной из первых волн еврейской миграции, положившей начало образованию диаспоры за пределами Иудеи, в основном, в Европе. Очаги древнего рассеяния уже существовали по всему Востоку.

Что интересно, император Веспасиан и его сын Тит, победившие евреев в этой долгой, изматывающей войне, постыдились принимать полагающийся им титул «Победитель иудеев». Не стоила чести победа над этим малым народом, доставшаяся такой большой кровью. Только надписи на римских монетах, выбитых в честь победы, говорили о «покорённой Иудее». Впрочем, не только они. В ознаменование этой победы императору Веспасиану и двум его сыновьям в Риме был устроен триумф – торжественное вступление в столицу победоносного полководца и его войска, во время этого триумфа еврейские пленники в качестве трофея несли священную утварь Иерусалимского Храма, захваченную Титом и доставленную в столицу империи. Самому Титу еще при жизни в память о победе над Иудеей была воздвигнута триумфальная арка, от которой сегодня не осталось следов. После смерти Тита в 81 году нашей эры его брат Домициан, последний император из рода Флавиев, соорудил ещё одну арку, посвящённую завоеванию Иудеи и получившую название «Арка Тита». И сегодня каждый побывавший в Риме может увидеть на этой арке барельеф с изображением пленённых евреев, несущих храмовую утварь. При этом обычно первым делом в глаза бросается менора.

Арка Тита как бы символизировала рассеяние евреев после того, как они окончательно потеряли своё государство. Для еврейского народа поражение в этой войне обернулось не только очередной катастрофой, но и разрушением Второго Храма.

Великолепие храма, реконструированного Иродом и безжалостно уничтоженного римлянами, Иосиф Флавий описывает так: «Внешний вид храма представлял всё, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон тяжёлыми золотыми листами, он блистал на утреннем солнце ярким огненным блеском, ослепительным для глаз, как солнечные лучи. Чужим, прибывавшим на поклонение в Иерусалим, он издали казался покрытым снегом, ибо там, где он не был позолочен, он был ослепительно бел».

Иерусалимский храм, Бейт а-Микдаш, то есть Дом Святости, – культовое сооружение, которое являлось центром религиозной, экономической, культурной и юридической жизни Иерусалима и всего еврейского народа.

Храм располагался на Храмовой горе в Иерусалиме и служил единственным разрешённым местом жертвоприношений Богу, являясь объектом паломничества всех евреев три раза в год: на Песах, Шавуот и Суккот.

Иосиф Флавий

Откуда человечеству известно обо всех вышеназванных событиях? Из трудов знаменитого историка Иосифа Флавия.

Настоящее его имя Иосеф бен Маттитьягу. Это еврей, родившийся около 38 года новой эры в Иерусалиме, в аристократической священнической семье. Со стороны матери он состоял в родстве со знаменитыми Хасмонеями.

Иосиф Флавий известен дошедшими до нас трудами на греческом языке – «Иудейская война», где рассказывается о восстании 66–73 годов в Иудее, и «Иудейские древности» – об истории евреев от сотворения мира до Иудейской войны. Эти произведения имели целью ознакомить античный мир с историей и культурой евреев и развенчать устойчивые предубеждения против этого народа.

Жизнь Иосифа Флавия чрезвычайно интересна. Когда в 66 году вспыхнуло вышеописанное народное восстание против римлян, он встал во главе одного из повстанческих отрядов. Ему была поручена оборона Галилеи. Но римляне побеждали, продвигаясь по стране. Когда они достигли города, обороняемого Иосифом, он со своим отрядом укрылся в крепости. Однако ни мужество защитников, ни военные хитрости не спасли воинов. После 47-дневной осады крепость пала. Иосиф вместе с сорока товарищами успел скрыться в пещере. Убежище это было обнаружено врагом. Сам Веспасиан, не будучи ещё императором, увещевал Иосифа сдаться, обещая ему полную безопасность. Иосиф согласился, но не мог склонить к тому же своих товарищей, поклявшихся убить его за измену. Тогда он предложил по жребию постепенно умерщвлять друг друга. В конце концов в живых остались только двое: Иосиф и его товарищ. Они сдались римлянам.

Иосиф был закован в кандалы, но предсказав честолюбивому Веспасиану, что тот будет императором (как впоследствии и случилось), был освобождён. Иосиф поселился в Риме и, согласно римским законам, принял родовое имя императора – Флавий. Император Веспасиан дал бывшему врагу права римского гражданства, пенсию и помещение во дворце, где тот спокойно мог заниматься историческими трудами. В Иудее Иосиф Флавий после этого так никогда и не побывал. Скончался он в Риме около 100-го года новой эры.

Не наше дело осуждать Флавия, который, вопреки иудейским духовным законам, сдался в плен врагу, а не покончил с собой. За это он до сих пор не признан евреями. Но все же Иосиф Флавий полностью искупил свою вину, поведав миру о судьбах еврейского народа, о его победах, героизме и силе духа, не ведомых ранее. Может быть, без Иосифа Флавия об этом бы так и не узнали. А вот в своём произведении «Против Апиона» Флавий достойно ответил клеветникам-антисемитам, подчёркивая этическое превосходство иудаизма над эллинистическим язычеством.

И если евреи отвергали Флавия, то среди христиан популярность его возросла настолько, что появилась легенда, будто бы он принял христианство и стал епископом. Однако, как видно из его сочинений, Иосиф до конца жизни оставался верен иудаизму и своим еврейским корням, хотя внешне склонился перед владычеством Рима и даже признал мессианскую роль его императора. Может быть, это было необходимо для того, чтобы его оставили в покое.

По следам трудов Иосифа Флавия замечательный немецкий писатель еврей Лион Фейхтвангер написал знаменитую трилогию. Первая её часть – «Иудейская война» – вышла в 1932 году, вторая – «Сыновья» – в 1935 и заключительная часть – «Настанет день» – в 1945 году.

У истоков антисемитизма

Так или иначе, но события Иудейской войны 66–73 годов считаются переломными в ходе иудейской истории. Поэтому прервём соблюдаемый нами ход исторических событий и поговорим об антисемитизме, который возник именно в античную эпоху, в период расцвета эллинистической культуры. Ах, какие это были времена! Какими философами, какими писателями и поэтами, какими математиками, ораторами, скульпторами и архитекторами славилась эта пора! Мы не будем называть знаменитых представителей того времени – они общеизвестны. Всплеск греко-римской культуры, вознёсшей человеческий гений на вершину цивилизации! И греки, и римляне, как мы уже неоднократно говорили, были язычниками, или, говоря современным языком, политеистами, то есть людьми, верившими во множество богов.

И вот эти античные гордецы, считавшие своё сообщество средоточием всего самого лучшего, что только мог создать человеческий социум, столкнулись с каким-то «диким», по их мнению, народом, который не признавал не только их образа жизни, но и их богов, таких мужественных и романтичных.

Евреи со своим «против» не вписывалось в греко-римские понятия цивилизованных людей, каковыми они себя считали. И естественно, они, полагая себя гораздо выше этого презренного народа, – евреев, испытывали некую неприязнь к нему. Римский историк Тацит так и писал: «Иудеи были единственными, не желавшими покориться, и это усиливало ненависть к ним».

Подумать только: завоёванные римлянами народы подчинялись, усмирялись, а эти упрямые евреи не только не покорялись, а ещё и начинали восставать. Вот и знаменитый римский император-философ Марк Аврелий после того, как посетил Ближний Восток (а о нем говорили, что это очень добрый и спокойный человек), «от досады на зловонных и часто бунтующих иудеев» горестно воскликнул: «О маркоманы, о квады, о сарматы! Наконец я нашёл тех, кто беспокойнее вас». (Маркоманы и квады – древнегерманские племена, сарматы – кочевые скотоводческие племена).

Что же: опять иудеи хуже всех? Не хуже – не такие, как все. Чем объяснить их удивительное свойство: во все времена, стоило лишь дать евреям равные права, как они довольно скоро, развивая невероятную деятельность, оказывались среди самых верхов общества той страны, в которой проживали? Составляя ничтожную долю населения этой страны, евреи занимали значительную часть ее финансовой, интеллектуальной, а иногда даже и политической элиты. И это не могло не вызывать неприязни и раздражения у народов, бок о бок с которыми они сосуществовали.

Так случилось и в эллинизированном Египте в эпоху Птолемеев. Если искать истоки неприязни к евреям, то их можно найти в те времена именно в египетском городе Александрия.

Евреи в Александрии

В 332 году до новой эры Александр Македонский в походе против персов без боя захватил Египет и в западной части дельты Нила заложил новый город – Александрию Египетскую. После смерти Александра Македонского, как мы знаем, Египет отошёл к Птолемеям. Чего только не делается честолюбивыми людьми для усиления престижа своей власти. И вот самый первый из Птолемеев решил в полном смысле этого слова украсть тело Александра, своего недавнего повелителя, которого предполагалось похоронить в Македонии. Птолемей напал на траурную процессию, проходившую в Сирии, и, похитив забальзамированные останки Александра Великого, захоронил их в Александрии.

Александрия превратилась в богатейший город с широкими мостовыми, парками, ипподромами, водопроводом и уличным освещением. Здесь же находились знаменитый Александрийский музей – Мусейон, богатейшая Александрийская библиотека, грандиозный маяк на острове Фарос… Что говорить, Александрия стала средоточием греческой культуры. А кроме всего прочего, сюда стремились многие увидеть гробницу знаменитого полководца и основателя города Александра Великого.

Евреи, как полагал Иосиф Флавий, стали заселять Александрию ещё со времён Александра Македонского. В эпоху Птолемеев отношения между евреями и правителями были, как правило, вполне приемлемыми. По крайней мере, из пяти кварталов города два были заселены евреями, которые занимались в основном ремёслами и торговлей. Конечно, среди них встречались и богачи как, например ростовщики, купцы и сборщики налогов. Многие евреи даже стали александрийскими гражданами.

Хотя Александрия в значительной степени была заселена евреями, все же она оставалась преимущественно египетским городом, населённым греками. И евреи – эти упрямые люди с непонятной религией – начинают потихоньку вытеснять греков с насиженных ими мест. Эта конкуренция возмутила высокомерных эллинов, считающих себя хозяевами жизни. Но что можно было поделать? Первым делом очернить соперников, показав их мерзкую сущность. Это же так легко!

И вот нашёлся такой негодяй – и это ещё мягко сказано, – который это сделал. Краткая Еврейская Энциклопедия отмечает, что «первым литературным источником, в котором вражда к евреям представлена как одно из проявлений борьбы между цивилизованным миром и варварством, было сочинение египетского эллинизированного жреца Манефона (3 век до нашей эры)».

Сын грека и египетской жрицы из высших кругов Манефон стал верховным жрецом и служителем знаменитого Александрийского Мусейона. Он известен как автор книги «История Египта». Признавая исход евреев из Египта, он позволил себе «чуть-чуть» исказить картину, утверждая, что евреи не сами ушли из этой страны, а их изгнали потому, что они были больны проказой и представляли для египтян известную опасность. А вывел евреев из этой страны сумасшедший и тоже прокажённый жрец Моше-Моисей.

Манефон со смаком поливал грязью евреев: они де грязные, нечистоплотные, дикие, они назло египтянам приносят в жертву коров и быков в Иерусалимском Храме. И это возмутительно для египтян, у которых существовал культ быков и почитание священных коров. Как же кривил душой этот бытописатель, зная, что у евреев есть ритуальный забой млекопитающих и птиц, употребляемых в пищу, в соответствии с требованиями кашрута (термин в иудаизме, означающий дозволенность или пригодность чего-либо с точки зрения Галахи).

Животное должно быть забито «с уважением и состраданием» ритуальным забойщиком – религиозным евреем, прошедшим специальную подготовку и с разрешением на эту работу.

Увы, достаточно спокойное существование евреев в Александрии кончилось, когда Египет был покорен Римом. Это случилось в 30 году до новой эры в правление последней царицы эллинистического Египта из династии Птолемеев Клеопатры VII.

Да, да, это та самая знаменитая Клеопатра, которая прославилась любовной связью с Юлием Цезарем и Марком Антонием. От Цезаря она имела сына, от Антония – двух сыновей и дочь. А чего стоят драматические самоубийства Антония, бросившегося на меч, и Клеопатры, принявшей яд!

Впрочем, мы отвлеклись… В начале римского периода положение евреев в Александрии ухудшилось. Не будем забывать, что город этот все же располагался в Египте, а римляне стремились проводить различие между греками – гражданами, которые пользовались всеми правами, и египтянами, которые облагались подушным налогом и рассматривались как подданные. Разумеется, что при этом евреи стали энергично добиваться гражданских прав. Однако за это время антисемитизм широко укоренился. Александрийцы, в основном греки, яростно противились тому, чтобы евреи становились гражданами их города. В 38 году нашей эры, в царствование римского императора Калигулы, вспыхнули антиеврейские беспорядки, отчасти вследствие позиции, занятой римским губернатором. Многие евреи были убиты, их руководители – подвергнуты публичному бичеванию, синагоги осквернены и закрыты; всем евреям было предписано проживать лишь в одном из кварталов Александрии.

После смерти Калигулы евреи вооружились и напали на греков. Бунт был подавлен римлянами. Император Клавдий возвратил александрийским евреям их религиозные и национальные привилегии, но запретил им добиваться расширения гражданских прав. В 66 году под влиянием Иудейской войны александрийские евреи восстали против Рима. Их восстание было подавлено. Было убито 50 тысяч евреев. В 115 году в Александрии вспыхнуло новое восстание, которое вскоре переросло в мятеж, продолжавшийся два года и охвативший почти всю еврейскую диаспору в Римской империи, известный как Вторая Иудейская война. В результате этого еврейство Александрии опять пострадало: была сожжена главная синагога, ухудшилось экономическое положение, число евреев в городе стало падать. На этом, пожалуй, мы остановимся и скажем о страшном навете на евреев, который тоже возник в Александрии.

У истоков кровавого навета

И снова Манефон. Он выдвинул дьявольское обвинение против евреев, утверждая, что они приносят в жертву людей иной веры с целью выделения из них крови… Он писал: «Ежегодно они похищают грека, откармливают его в течение года, потом заводят в лес, убивают, тело его приносят в жертву всесожжением, согласно их обычаю, и дают клятву ненавидеть греков». Какая страшная ложь! Однако прекрасный метод разжечь ненависть к евреям.

Вот мы и добрались до истоков кровавого навета…

А через триста лет после Манефона появился достойный его продолжатель – Апион, греко-египетский грамматик и софист, опять же из Александрии.

Честолюбивый Апион, стараясь изо всех сил, обеспечил мнение о себе как о великом учёном. Недаром римский философ Сенека презрительно заметил на его счёт: «Вся Греция была полна его славы». Речистый Апион мог нести любую ахинею, и слушатели жадно внимали ему. Ещё бы, он рассказывал интересные, по его мнению, байки, уверяя собравшихся, что по ночам якобы беседует с тенью Гомера или, например, что видел, как человек совокупляется с дельфином…

Такую же чушь Апион нёс в своих сочинениях. Повторив обвинения своих многочисленных предшественников – хулителей иудеев – об изгнании их, прокажённых, из Египта, он с дьявольским наслаждением обвинил евреев в человеческих жертвоприношениях и каннибализме.

Судите сами. В одном из своих многочисленных сочинений он написал, что греческий царь Антиох Эпифан видел в Иерусалимском Храме одного грека, который возлегал от изнеможения за столом, полным яств. Грек, обливаясь слезами, поведал правителю, что его откармливают для ритуального убийства. Так каждый год иудеи ловят и откармливают очередного эллина, убивают его, едят внутренности и клянутся над изуродованным трупом в вечной ненависти ко всему греческому народу.

Иосиф Флавий высмеял эти россказни, указав, что в иудаизме нет человеческих жертвоприношений и что в описываемой части храма язычника-грека просто не могло быть. И вообще, Флавий – автор сочинения, повествующего о древности еврейского народа, в котором он полностью разгромил наветы Манефона, Апиона и прочих еврейских недоброжелателей. Этот трактат, как мы говорили раньше, он так и назвал: «Против Апиона».

Будучи современником Апиона, Иосиф Флавий также сообщил, что тот «умер от нагноения в страшных мучениях». Вероятно, историк считал, что такая кончина Апиона – наказание за его поклёпы на евреев…

Выискивать первых юдофобов – занятие довольно бесполезное. Что говорить? Вот ты считаешь – нашёл, вот он – первый хулитель евреев, ан нет, оказывается, есть ещё более ранние.

Вот так, ещё за четыреста лет до Апиона великий древнегреческий философ Демокрит, один из основателей атомистики и материалистической философии, как его характеризуют, утверждал: «Каждые семь лет евреи хватают иностранца, ведут его в Храм и убивают, изрезая мясо на мелкие куски».

Потрясающе! Ни единого доказательства, ни единого факта, подтверждающего ритуальное убийство у евреев, а этот кровавый навет, между прочим идущий от греков, живёт уже 2500 лет!

А вот пятничная проповедь в мечети Аль-Акса в октябре 2015 года. Слушатели восторженно внимают арабскому проповеднику и безгранично верят ему: «У сынов Израиля был праздник Песах. И каждый праздник каждая группа евреев искала маленького ребёнка. Хватали его и крали. Потом помещали его в специальную бочку, утыканную внутри гвоздями. Гвозди кололи тело ребёнка, а внизу бочки размещался кран, из которого вытекала кровь ребёнка. Потому что шайтан требовал, чтобы они ели хлеб из теста, замешанного на детской крови».

Но зададимся вопросом: почему евреев обвиняют не просто в употреблении крови людей иной веры в своих ритуальных обрядах, а во вкушении крови именно христианских младенцев?

С появлением христианства в завоёванной римлянами Иудее началось гонение на этих новых сектантов, которых римляне не особенно отличали от иудеев. И вот первым христианам стали приписывать то, что они при исполнении обряда таинств причастия умерщвляли детей, чтобы «вкусить их крови». Это было настолько страшное обвинение, что отцы церкви и христианские деятели вынуждены были защищаться от этой клеветы. Итак, сначала такое гнуснейшее действо приписывали христианам, но по прошествии десяти веков в этом им с успехом удалось обвинить… евреев. Почему так долго? Ну, пока христианство обретало силу, превращаясь из изгоя в главенствующую религию, пока веками подогревалась вера в еврейское злодейство. Помогали и выкресты, выказывая в этом обвинении свою преданность принятой христианской вере…

Почему именно кровь? С незапамятных времён человеческие жертвоприношения у древних связывались с признанием священности крови как воплощения жизненной силы человека. И это было то самое ценное, которое надо было пожертвовать божеству, чтобы приобщиться к нему. У христиан тоже существует такое приобщение к Богу, получившее название евхаристии.

Вот представляющееся мне точное определение этого слова: «Таинство Причащения (Евхаристия) – главнейшее из христианских Таинств, в котором верующий под видом хлеба и вина принимает (вкушает) самое Тело и Кровь Господа Иисуса Христа и через это таинственно соединяется с Богом и делается причастником вечной жизни».

Известно, что первыми христианами были евреи и что они многое взяли из иудаизма, переиначив на свой лад. Вот и эта самая евхаристия, согласно Евангелиям, проходила в пасхальный седер и была установлена самим Иисусом Христом во время Тайной Вечери незадолго до его смерти на кресте в первый день опресноков, когда он возлегал с двенадцатью учениками.

Почему вдруг я так подробно останавливаюсь на этом? Потому что пытаюсь показать, как обвинение в ритуальном использовании крови, висевшее на христианах, они запросто «перевесили» на евреев.

Заметим, что Иисус и все, что с ним происходило – это христианское верование, принятое именно евреями и явившееся очередной еврейской катастрофой.

Итак, из Евангелия (сочинения, повествующего о земной жизни Иисуса): «И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: примите, едите: сие есть Тело Моё. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов».

Вот именно за эту самую евхаристию и обвиняли первых христиан в употреблении крови в своих обрядах. Разумеется, при этом они не ели неприготовленную, сырую пищу и не пили свежую кровь. Для этого символически причащающиеся вкушают облатку – тонкий листок выпеченного пресного теста, наподобие вафли, воплощающую «тело Христово» и пьют вино – воображаемую «кровь» Иисуса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12