Ефим Рейтблат.

Такого мы еще не видели, такого мы еще не слышали. Туристские байки



скачать книгу бесплатно

© Ефим Рейтблат, 2017


ISBN 978-5-4485-5399-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Не понял юмора

Все уши прожужжал нам народ Турцией. Народ не дурак. Раз все едут, значит там хорошо. Решили и мы с Марусей поехать. Прихожу в турфирму заказывать тур. «Вам какой тур, vip, или групповуху?» Ну, разумеется, vip. Первой в нашей программе была гора Арарат. Маруся никогда не ходила в горы, поэтому ждала от гор многого. Еще не успели пройти и ста метров, как у Маруси появились первые признаки усталости. Огромная боль нарастала в хребте, хотелось упасть и лежать на земле, но Маруся продолжала ползти вверх. Когда Маруся увидела торговцев кожей, усталость как рукой сняло. Присмотрела она неплохую дубленку и стала торговаться. Сошлись на двухстах долларах.

«Каждый должен тащить свой рюкзачок сам», – сказал я, и засунул дубленку в рюкзак Маруси. Маруся сначала поползла на карачках, а затем села и стала звонить по мобильнику. Ты кому звонишь?», – спросил я.

«В Москву, вызываю такси. Обещали через месяц приехать». «Они бы еще через год приехали», – сказал я. В этот момент Марусю осенило, и она стала делать заброску. Она соорудила тайник, спятала в полиэтиленовом пакете дубленку и заложила тайник огромными каменюками. Чтобы не нашли медведи. На камне сделала опознавательный знак. Когда рюкзак ее полегчал, она понеслась вверх как быстроногий олень.

«Смотри, не проскочи вершину», – предупредил я Марусю. Маруся только улыбалась.

На привале я говорю Марусе: «Давай, целоваться».

«Ты обалдел. Кто же в горах целуется? От поцелуя эхо, от эха лавина. Этой лавиной нас и накроет», – ответила она.

Пришлось мне лечь спать не солоно хлебавши. Через день мы были на вершине. Быстро спустились с горы. Маруся побежала к своему тайнику, и стала ворочать огромные каменюки. «Батюшки-светы, в тайнике вместо одной лежало две дубленки, и еще шикарный дамский кожаный костюм». Понятно, Маруся по ошибке разгребла чужой тайник. Арарат нам понравился.

После гор мы отправились на рафтинг. Плаваем по реке туда-сюда, туда-сюда. Вдруг, я увидел что в воде что-то заблестело. Забросил я свой рафт и залез в воду. Час сижу, два. Маруся: «Что ты там делаешь?» «Отстань, – говорю, – не мешай». Достал со дна пригоршню жемчуга. К концу дня от холодной воды у меня пропал голос, зато я наловил пол-литровую баночку жемчуга. Рафтинг нам понравился. Вечером на привале Маруся говорит мне: «Давай целоваться».

Я отвечаю шепотом: «Мне сейчас некогда, я готовлюсь к третьей части нашего похода».

«Целуйся со своими рыбками», – разозлилась Маруся. Пришлось ей лечь спать не солоно хлебавши.

С рафтинга мы отправились в Помуккале. Привезли нас к белому хлопковому замку. Я сразу заметил на самой верхотуре неровности. Повесил веревочную лестницу и по ней с напильником залез на самый верх. Стал я исправлять строительный брак, а Маруся снизу как заорет: «Федя, ты обалдел.

Да нас за это в кутузку упрячут. Этого делать нельзя» «А что можно?» «Можно раскрасить замок. Видишь, какой он стоит некрашеный». Я спустился вниз, положил напильник, а вместо него прихватил кисть и краски. Я прикинул, что для полной раскраски замка мне не хватит краски, поэтому сделал лишь одну надпись «Нет в жизни счастья», и спустился на землю. С чувством исполненного долга мы вернулись в свою палатку.

Перед сном я говорю Марусе: «Давай целоваться».

А она мне в ответ: «А смысл?» Так как я не смог осмысленно ответить для чего надо целоваться, пришлось мне лечь спать не солоно хлебавши.

Наутро Маруся мне призналась: «Я тебе Китай не прощу».

«Что именно?»

«А ты забыл, я залезла на Великую китайскую стену, а слезть не могу. Я попросила тебя помочь, а ты ответил: «Золотом осыпь меня, бриллиантами, а мне это не надо».

Отпуск приближался к концу. Вообщем, Турция нам понравилась.

Сидим в самолете, делимся впечатлениями с соседом.

Сосед: «Как море?»

Я: «Какое море? Вы что-то перепутали. Нам гид говорил, что турки, если хотят на море, то едут в Крым или на Кавказ».

Сосед: «Бедные, бедные турки».

Вижу у соседа в пакете купальные принадлежности, ласты, маска. Спрашиваю его: «Для чего это вам?»

Сосед: «А мы, как только прилетим в Москву, тут же на перекладных отправимся в Крым».

Я: «Понял, не дурак».

И зачем только туристы посещают Лондон?

Скажу честно и откровенно: Лондон нам с Марусей не понравился. Всю неделю стояли туманы, так что мы не увидели ни Эйфелевой башни, ни Колизея, ни стены Плача. Ну, и Лондон. Гид предложил нам сходить в музей восковых фигур. Мы отказались. Мы что музеев не видали, что ли? Гид ответил: «Баба с возу – коням легче». Я пригласил Марусю полюбоваться полярным сиянием. Вечером забрались мы с Марусей на крышу отеля и ждем, когда начнется полярное сияние.

«Маруся, – говорю я, – с минуты на минуту начнется свечение неба. Сейчас по небу пойдут красивые сполохи и огни. Ты увидишь пульсирующие дуги и корону. Если тебе будет страшно, держись за меня». Гадские лондонские туманы. Всю ночь проторчали на крыше, а сияния так и не увидели. На следующий день гид предложил нам сходить прогуляться к Вестминстерскому Аббатству. Мы отказались. Мы что Аббатств не видали, что ли?

Гид ответил: «Баба с возу – коням легче». Днем отоспались. На следующий день Маруся позвала меня на корриду. Побывать в Англии и не сходить на корриду, мы себе потом такого не простим. Купили билеты, сидим, ждем час, ждем два. Ну, надеюсь, на этот раз все увидим. Дудки, нет ни быка, ни тореадора. Куда-то подевались. Потом, нам говорят, что бык неожиданно взял отпуск за свой счет. Маруся сказала: «Федя, если ты сейчас помашешь передо мной красной тряпкой, я превращусь в разъяренного быка». Зная Марусю в гневе, я не стал этого делать. Себе дороже будет. На следующий день гид предложил нам сходить прогуляться к Биг-Бену. Мы отказались. Мы что часов не видали, что ли?

Гид ответил: «Баба с возу – коням легче». Я пригласил Марусю полюбоваться английскими гейзерами. Приезжаем на место. Ну, надеюсь, на этот раз все увидим. Ждем час, ждем два. Гейзер не хочет выпускать горячие струи, паразит такой.

Маруся говорит: «Слава богу, что сэкономили на билетах. Не переживай, Федя, вечером зайдем в свой номер, в ванную, будет тебе и гейзер и какава с чаем». На следующий день гид предложил нам сходить прогуляться к Букингемскому дворцу. Мы отказались. Мы что дворцов не видали, что ли? Я пригласил Марусю полюбоваться английским вулканом. Ну, надеюсь, на этот раз все увидим. Ждем час, ждем два. Вулкан не хочет извергаться. Опять облом.

Маруся говорит: «Что, Федя, пепла захотел?» Не переживай. Приедем домой, разожжем костер, а потом я буду посыпать тебя пеплом». Закончился наш тур в Лондон. Летим мы в самолете с Марусей и обмениваемся мнениями.

Я: «Зачем туристы посещают Лондон? Посмотреть нечего».

Маруся: «Завтра же поеду в турфирму и потребую объяснений. Пусть скажет, зачем она вводит в заблуждение доверчивых туристов и заставляет их ехать в неинтересный Лондон? Пусть объяснит свое поведение, пусть скажет, зачем она нахваливает Лондон? Как только не стыдно наживаться за счет честных туристов».

Я: «А я в интернете размещу отчет о нашей поездке в Лондон. Пусть все туристы узнают правду о Лондоне».

Как мы сорок лет путешествовали по пустыне

Мы с Марусей уже так привыкли к своей турфирме, что, оформив договор в Израиль, не ждали никаких сюрпризов. Но приятный сюрприз нас все же ожидал. Не успели мы приземлиться на земле обетованной, как увидели любопытную сцену. В зале аэропорта Тель-Авива стоял Моисей и записывал желающих попутешествовать с ним в течение сорока лет по пустыне. Условия были сказочные. На территории Израиля нас кормят, а в пустыне будем питаться, чем бог пошлет. Так как мы становимся настоящими путешественниками, то отказываемся от отелей. Возле Моисея образовалась большая очередь. Маруся сказала мне: «Федя, давай погуляем по пустыне. Один раз в жизни живем». Я ответил ей: «Ты в своем уме? Сорок лет». «Федя, куда ты спешишь? Мы все-таки с тобой в отпуске». И мы согласились. Какой-то нахал хотел вклиниться в очередь, но мы его не пустили. Нам сказали, чтобы мы купили рюкзаки, спальники, туристские коврики и палатку, что мы и сделали. Группа состояла из русских, украинцев, татар, корейцев и белорусов. С напутственной речью на чистейшем русском языке к нам обратился Моисей: «О, мой народ, я поведу тебя по Синайской пустыне. Через сорок лет вы станете новыми русскими, извините, оговорился, – новым народом. Вас ждут великие открытия. Готовы ли вы к преодолению тягостей и трудностей кочевой жизни? Тогда вперед к победе». Народ скандировал: «Виват, Моисей!», и дружно проследовал за предводителем в ресторан. После завтрака настроение поднялось. Начался поход. Первым городом на маршруте был Иерихон. По дороге Моисей рассказывал много интересного и об Израиле, и об израильтянах. Осмотрели достопримечательности. Иерихон нам понравился. Вечером разбили лагерь, разожгли костер, сделали вкусный ужин и стали укладываться спать. Вдруг выяснилось, что один путешественник не купил спальник. Он решил заночевать в иерихонской трубе. Ночь была беспокойная. Иван никак не мог улечься на своей чугунной перине и периодически стукался головой о трубу. Наутро дежурные приготовили легкий завтрак. Подкрепившись, великий народ Израиля продолжил маршрут в Вифлеем.

По дороге нам встретился Соломон. На чистейшем русском языке он расспросил, кто мы и куда держим путь. Потом предложил всем желающим посидеть на его троне. Расталкивая всех, я быстренько воцарился на троне. Когда Маруся это увидела, то закричала: «Слезай, Федя. Не дай бог, поумнеешь. Тогда на работе тебя не узнают». «Окстись, Маруся, – возразил я – через сорок лет никого уже из наших на работе не останется».

В Вифлееме нас ждал приличный обед в ресторане. Осмотрели достопримечательности. Вифлеем нам понравился. Из Вифлеема мы пошли в Иерусалим. По дороге нам встретились Авраам и Сара. Узнав, что мы идем в сорокалетний поход, Авраам на чистейшем русском языке сказал: «Верным курсом идете, товарищи». А Сара добавила: «Цели ясны, задачи определены, вперед, товарищи!» Великий народ Израиля скандировал: «Виват, Авраам! Виват, Сара!» Мы пришли в Иерусалим. Вкусно пообедали в ресторане, и пошли осматривать достопримечательности древнего города. Иерусалим нам понравился.

Заканчивалась израильская часть маршрута. Вечером Моисей собрал нас и произнес речь: «О, мой народ. Завтра мы должны войти в пустыню. Может быть, кто-то передумал и хочет возвратиться в Россию, я не буду препятствовать». Великий народ Израиля дружно стал скандировать: «Ну, ее на фиг, эту пустыню. Виват, Моисей!» Моисей подарил нам по пакету мацы и тепло распрощался с нами: «Дарлебн барайор!» (доживем до будущего года». «Дарлебн барайор!», – дружно ответили мы. Он сел в автомобиль и уехал. Его ждал очередной народ. Ну, и мы – великий народ Израиля – были счастливы. Впервые мы побывали в шкуре настоящих туристов, а – не матрасников-экскурсантов. Такое не забывается никогда.

Приключения в Португалии

Только мы появились на пороге турфирмы, как менеджер Катя протянула нам два зажатых кулачка и спросила: «В какой руке?» Маруся показала на левую. Катя разжала кулак там записка – Португалия. «Вам все ясно?!», – безапелляционно сказала Катя. «Мы согласны», – хором ответили мы. Курорт Алгарве дарил нам величайшее удовольствие. Как только на улице солнцепек, мы с Марусей шурх в эвкалиптовую рощу. Приятная прохлада, холодок. Опять же, как только проголодаемся, мы с Марусей шурх в миндальную рощу, и там кушаем свежайшие миндальные орехи. Как только начинает мучить жажда, мы с Марусей шурх в апельсиновую рощу, и там срываем сочные апельсины.

Сидим мы лавочке, любуемся красотой. Я зевнул. Подходит ко мне шкет и говорит: «Дядя, вы не имеете права зевать». Я ему: «Да пошел ты!», – и продолжаю зевать. Подходит к нам дама и объясняет, что в Португалии в общественных местах запрещено зевать и потягиваться. А что же можно? Можно пить портвейн. Портвейн произошел от названия города Порту. В Порту прямо на улицах множество кранов. Подходите, открываете краник, и наливаете себе портвейна, сколько хотите. Мы с Марусей получили благодарность от руководства винзавода за идею. Мы посоветовали разбавлять портвейн водой из расчета бутылка портвейна на ведро воды.

Субтропический климат Потругалии располагает к любви. Португальцы молодцы. Для этой цели у них существует фонтан любви. Для того, чтобы завоевать сердце девушки, не нужно дарить ей подарки и цветы, не нужно ухаживать за ней, не нужно петь ей серенады, не нужно объясняться ей в любви. Достаточно искупаться в фонтане любви, и любовь у вас в кармане.

Португальцы дважды молодцы. У них все продумано до мелочей. Сразу после фонтана любви и самой любви турист отправляется в дом слез. Мед любви вкусили, теперь, будьте любезны, получите яд любви.

После того как турист вдоволь наревелся, он может спрятаться от своей возлюбленной в дьявольской крепости. Португальцы трижды молодцы, выстроили логическую цепочку: фонтан любви – дом слез – дьявольская крепость. В дьявольской крепости возлюбленная вас уже не достанет, как бы ей сильно не хотелось любви. Кстати, любовью в Португалии запрещено заниматься во всех городах, кроме Виллы моруа, что в переводе с португальского означает поселок любви.

В Португалии проходит трасса формулы 1. Мы взяли автомобиль напрокат и стали готовиться к Чемпионату Мира по автомобильным гонкам. Вдруг откуда ни берись, появляется гаишник. Представился. Во избежание штрафа надо было затуманить ему мозги, что я с успехом и сделал.

Я: «Господин, гаишник, будьте любезны, скажите, что означает вот этот знак (показываю ему перечеркнутую букву Р), каково ваше мнение?»

Гаишник: «Точно не знаю, кажется – ваш руль треснул. А вы что подумали?»

Я: «Я посчитал, что это конец ровной дороги. За ней начнется кривая».

Я: «Будьте так добры, пожалуйста, скажите, что означает вот этот знак (показываю число в круге)?»

Гаишник: «Точно не знаю, по-поему, это возраст девушки, которая ждет вас на маршруте. 20 – 20 лет, 30 – 30 лет, 100 – 100 лет».

Я: «Спасибо, что сказали, а я подумал, что это количество бензина, которое мне дарит Португальский студент. Я даже захватил с собой канистру».

Я: «Каково ваше мнение, что означает этот знак (показываю бегущих детей)?»

Гаишник: «Догони школьника и помоги ему написать сочинение».

Я: «Спасибо, что сказали, а я подумал, догони школьника и дай ему закурить».

Я: «Дружище, что означает этот знак (показываю самолет)?»

Гаишник: «Только для летающих автомобилей».

Я: «Спасибо, что сказали, а я подумал, пропусти самолет».

Я: «Товарищ, что означает этот знак (показываю машину над обрывом), какова ваша интерпретация?»

Гаишник: «Не бойся, смелее, ну, давай!»

Я: «Спасибо, что сказали, а я подумал, срочно пиши завещание».

Беседа закончилась. Обе стороны остались довольны друг другом.

Так же, как и в Испании в Португалии есть коррида. Но в Португалии она намного мягче. Тореро с быком обнимаются и целуются.

Незабываемые впечатления остались у нас от плавания на паруснике Осирис. Поднялись мы на борт парусника, глядь, а там Васко да Гама – знаменитый мореплаватель.

Я ему говорю: «Брателло, ты ли это?»

Васко отвечает: «Я, я. Дорогие мои Федор и Маруся, я знаю тут неподалеку один неоткрытый остров. Давайте, быстренько сгоняем. Одна нога там, другая – здесь». Мы согласились. Приплыли к необитаемому острову. Дали ему название остров св. Маруси и поплыли обратно.

Когда Петр I возвращался из Европы, он внедрял в общество новинки. Подобно Петру I я стал проводником социального прогресса в России. Я ходил по улицам со скотчем и, завидев зевающего человека, набрасывался на него, заклеивал ему рот скотчем, и при этом объяснял, что хочу воспитать его культурным человеком.

Знаете ли вы, что такое Испания?

Дискуссию с клиентами вела менеджер Катя. «Славный Кристфоро Коломбо, знаете ли вы, что такое Испания?»

Колумб: «Конечно, знаю. Я сам испанец. Испания – это мореплавание, это поиски пути в Индию, это открытие Америки, это оливки, это мануфактура, это тяжелый труд крестьян».

Катя: «О, первооткрыватель, а знаете ли вы, что такое Коста-Браво?»

Колумб: «Без понятия».

Катя: «Падре, вам уже стукнуло 559 лет. За эти годы можно было бы сто раз приобрести знания о Коста-Браво. Коста-Браво – это роскошный курорт с отелями, где чувствуешь себя как в раю».

Колумб: «А что такое «отель»?

Катя: «Отель – это дом, который сдают на прокат. Там временно живут туристы и артисты».

Колумб: «Катя, а знаете ли вы, что такое морское путешествие?»

Катя: «Как же-с, плавала. С нами на корабле находилась надоедливая пассажирка. Все приставала к капитану, зачем на палубе мачта. Капитан ей ответил: «Видите ли, мадам, когда у нас кончится уголь, мы срежем эту мачту и будем ею отталкиваться от дна».

В дискуссию включился Дон Кихот. Катя: «Трудяга Дон Кихот, знаете ли вы, что такое Испания?»

Дон Кихот: «Конечно, знаю. Я сам испанец. Испания – это бюрократия, это футбол документов от одного чиновника к другому, это борьба за справедливость».

Катя: «О, борец за справедливость, а знаете ли вы, что такое Коста-Бланка?»

Дон Кихот: «Это название ветряка»

Катя: «Ну, вы и загнули. Вам уже стукнуло 410 лет. За эти годы можно было бы узнать, что Коста-Бланка – это классный курорт, где чувствуешь эйфорию».

Дон Кихот: «Катя, а знаете ли вы, что такое ветряные мельницы?»

Катя: «Я-то – нет, а вот моя подруга – учительница – знает. Она говорит ученикам: «Ребята, не ложьте мобильники в парты, а они – упрямцы, не слушают и ложат».

Следующим собеседником был Гойя. Катя: «Маэстро, знаете ли вы, что такое Испания?»

Гойя: «Конечно, знаю. Я сам испанец. Испания – это акварельные и масляные краски, это холсты и рамки, это картины, это художники».

Катя: «О, великий художник, а знаете ли вы, что такое Коста-Дорадо?»

Гойя: «Это такой фломастер».

Катя: «Пальцем в небо. Вам уже стукнуло 264 года. За эти годы можно было бы узнать, что Коста-Дорадо – это шикарный курорт. Душой отдыхаешь там».

Гойя: «Катя, а знаете, что такое бомонд, что такое вдохновение художника?»

Катя: «Я-то – нет, а вот моя подруга Елена, живущая в Европе, – знает. Недавно она в третий раз вышла замуж, теперь уже за испанского художника. Я ее спрашиваю: «Елена, ну, как?» Она ответила: «Нет слов. Испанский художник – это стопроцентный мужчина. Теперь я буду выходить замуж только за испанских художников».

В дискуссию включился Дон Жуан. Катя: «Несравненный Дон Жуан, знаете ли вы, что такое Испания?»

Дон Жуан: «Конечно, знаю. Я сам испанец. Испания – это любовные страсти, это серенады под окном, это коварство, это ревность, это цветы, это оригинальные поступки влюбленных, это мед и яд любви».

Катя: «О, сердцеед, а знаете ли вы, что такое Коста-Верде?»

Дон Жуан: «Это название женской шляпки».

Катя: «Ну, вы, блинчик, даете. Коста-Верде – это чудесный курорт. Огромное наслаждение получаешь на этом курорте».

Дон Жуан: «Ах, да, курортные романы, приятно вспомнить. Сейчас моей любовницей является Марта. Подозреваю, что Марта мне изменяет, но рога у меня почему-то не растут. А почему?»

Катя: «Да успокойтесь, Дон Жуан. Это все выдумки, это метафора такая».

Дон Жуан: «Спасибо, Катя. А уже подумал, что в моем организме кальция не хватает».

Маятниковый туризм – гвоздь программы

Наша турфирма нет-нет, да подкинет чего-нибудь новенького. На этот раз новинкой сезона стал маятниковый туризм. Идея простая как яичница на тарелке: день в одной стране, день – в другой, день в одной, день – в другой, туда – сюда, туда – сюда. Решили обкатать эту идею на Хорватии и Черногории. И вот мы уже на Балканах. Впервые в жизни мы увидели небоскреб. Я говорю Марусе: «Смотри, небоскреб».

Она отвечает: «Вот такие красавцы в молодости и сватались за меня, а я, дура, за тебя замуж вышла». Отпуск начинался чудесно.

Наша турфирма внедрила свою новинку, а мы решили внедрить свою – предложить отдыхающим расширенный ассортимент пляжных услуг. Черногория. Шикарный курорт Будва. Я, с наклеенными перьями зарыл голову в песок и несколько часов стою в позе «зю» и загораю. Рядом Маруся воткнула в песок транспарант: Это страус. Просмотр экспоната 1 евро, сфотографироваться с экспонатом – 2 евро. Отдыхающие охотно отдавали нам свои лишние деньги. Подошел маленький мальчик к Марусе: «Тетя, а попросите вашего страуса, чтобы он сейчас полетел». Маруся: «Страус летает строго по расписанию, по вторникам и пятницам. Следующий полет состоится завтра. Приходи мальчик завтра».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2