Эдвард Эрлих.

Месторождения и история



скачать книгу бесплатно

Таким образом, после всех разговоров о необходимости привлечения отечественного капитала российское правительство и в Донбассе и в Кривом Роге имело дело с иностранными компаниями.

Из донесения А. Поля в Париж: на руднике Саксаганский в Дубовой балке за 1881 год добыто 555 тысяч пудов руды. Руду покупает Новороссийское Общество Юза. Основной и единственный вид доставки – лошади и волы. Расстояние от Кривого Рога до завода Юза более 300 верст.

Общество Юза в те годы было единственным в южном регионе предприятием, выпускающим чугун и рельсы. Точно так же и А. Поль в Кривом Роге пытался организовать добычу руды, построить металлургические заводы, обеспечить страну лучшим металлом. Но если Хьюзу российское правительство создало льготные условия, выдало кредит, бесплатно выделило казенные земли с залежами каменного угля, то Александр Поль все делал на собственные деньги, не получив от государства ни льгот, ни кредитов, ни поддержки.

30 лет спустя все переменилось. С 1889 года компания Поля стала платить акционерам большие дивиденды – 6 %. Началась настоящая – железная горячка Это, по-видимому, был единственный случай, когда такого рода бум был связан не с открытием месторождений драгоценных металлов или алмазов. Сюда ехали тысячи людей. Участки земли скупались за бесценок, и если они оказывались богатыми рудой, то покупатели составляли огромные состояния. В надежде на заработки сюда ехали орловские, курские, черниговские, полтавские крестьяне. В числе других прибыл в 1908 году в Юзовку и будущий первый секретарь коммунистической партии СССР Н. C. Хрущев. В целом все это внешне напоминало Калифорнию времен золотой лихорадки 1849 года. Посетивший в 1899 году Кривой Рог известный московский журналист В. Гиляровский описал эту обстановку в серии очерков «Железная горячка». Разразившийся в следующем году тяжелый экономический кризис в корне изменил ситуацию. В оценке, данной в этом очерке, обращают на себя внимание несколько моментов. Во-первых, массовый приток в район иностранцев, включая новый элемент – бельгийцев. Во-вторых, практически полное отсутствие российского капитала. Инерция и глубокое непонимание потенциальной ценности минеральных ресурсов в равной мере характеризовало местных крестьян, радовавшихся тому, что у них (за бесценок!) скупают земли, мало пригодные для земледелия и потенциальных инвесторов. Несколько раз мелькающее в очерке сравнение криворожской железной горячки с калифорнийской золотой лихорадкой мало оправдано и поверхностно. Люди ехали в Калифорнию, чтобы искать и строить. А в Кривой Рог слетались преимущественно спекулянты в расчете на легкую наживу. Главная же масса – нищие крестьяне пореформенной Руси – ехала на каторжный труд в расчете получить работу.

Неудивительно, что А. Поль пользовался огромным уважением среди земляков. Его называли Степным Колумбом. Ему при жизни по решению дворянского собрания на средства французских акционеров компании поставили бронзовый памятник в центральной части города, в местном дворянском собрании установили мемориальную доску в его честь.

Археологические коллекции А. Поля создали основу музея его имени.

В Кривом Роге впервые был освоен тип месторождений, с которым сегодня связана большая часть мировых запасов железа.

Криворожский железорудный бассейн, одно из крупнейших месторождений мира, расположен в узкой (2–7 км) полосе длиной около 100 км в юго-восточной части Украины. Руды связаны с докембрийскими железистыми кварцитами, образующими толщу общей мощностью около 2000 метров. Толща содержит 7–8 пластов железистых кварцитов и сланцев. Среди кварцитов различаются гематитовые, магнетитовые, гематит-магнетитовые разности. В верхних горизонтах (до глубины 100 метров) развита зона окисления и мартитизации кварцитов. Среднее содержание железа 30–45 %, в магнетитовых разновидностях 25–30 %. Внутри рудоносной толщи и на контакте ее со сланцами верхней свиты широко развиты богатые руды криворожского типа. Они образуют столбообразные, штокверкообразные линзовидные и гнездовые тела, уходящие на глубину 1000 и более метров. Свыше 50 % запасов составляют мартитовые и гематит-мартитовые руды со средним содержанием 76 % – около 1.7 млрд. тонн, магнетитовых кварцитов 11.6 млрд. тонн и немагнитных разностей кварцитов 2.6 млрд. тонн. Предполагается, что богатые руды образованы в результате выщелачивания кварца в условиях древних кор выветривания или по другой гипотезе под действием высокотемпературных метаморфизующих растворов.

Криворожский бассейн (Кривбасс) расположен на правобережье Днепра вдоль его притока р. Ингулец и его притоков рек Саксагани и Желтой и вытянут в северо-восточном направлении более чем на 100 км. В структурном отношении его положение контролируется окраиной Украинского щита и является частью докембрийской геосинклинали.

Криворожский железорудный бассейн и сейчас после многих десятилетий разработки его месторождений является вторым в Европе по запасам железных руд после района Курской магнитной аномалии. Железо на месторождениях Криворожского бассейна связано с двумя типами руд:

? метаморфогенные (железистые кварциты или железистые роговики и джеспилиты;

? руды коры выветривания, тесно ассоциирующиеся с первым типом руд.


Рис. 1.5.5. Тектоническая схема Криворожского бассейна в районе г. Кривой Рог (по Я. Белевцеву). 1 – микроклин-пдагиоклазовые граниты; 2 – отложения верхней криворожской серии; 3 – сланцевые горизонты средней свиты; 4 – железистые горизонты средней свиты; 5 – тальк-карбонатный горизонт; 6 – отложения нижней свиты; 7 – амфиболиты; 8 – плагиограниты; 9 тектонические нарушения. Складчатые и разрывные структуры: 1 – Лихмановская синклиналь; 2 – Тарнако-Лихмановская антиклиналь; 3 – Западно-Ингулецкая синклиналь; 4 – советская антиклиналь; 5 восточно-ингулецкая синклиналь; 6 – саксаганская антиклиналь; 7 – саксаганская синклиналь; 8 – Основная синклиналь; 9 – Главный криворожский разлом; 10 – саксаганский надвиг; 11 – восточный надвиг.


Рис. 1.5.6. Шахта в Криворожском железорудном бассейне


Они никогда не встречались, эти два человека, создавшие основу индустриальной мощи России. Они были разными – квалифицированный английский металлург и предприниматель Хьюз и романтик и патриот Поль, но в итоге их деятельности был создан Донбасс – основа угольной промышленности России, и обнаружен Криворожский железорудный бассейн. Эти достижения создали основу русской индустрии. В чем они уравнялись, так это в ненависти черни, всячески стремившейся стереть самую память об обоих. Ведь никто так не ненавистен черни, как созидатели. С Юзом все было ясно. Он, естественно, был заклеймен как английский колонизатор. Новейшие борцы за национальную идею тщательно рассчитывают количество иностранцев и местных рабочих. Что там говорить, ведь иностранцы составляли всего 5–6 % населения. Не так важно, кто, собственно говоря, создал индустрию Донбасса. Правда же помимо всего прочего состоит в том, что местное население не было расположено участвовать в фабричном труде. Из 451 человека, занятого у Юза в июне 1871 года, подавляющее большинство было русскими, происходившими из Смоленской, Тульской и Курской губерний, пишет Т. Фридгут, со ссылкой на отчет комиссии Зеленцева, Летуновского и Ройлякова. Реакция иностранных рабочих описана в той же работе Т. Фритгуда. Осенью 1860 года группа из пяти сотен вестфальских горняков с семьями высадилась в степи под Новочеркасском, одетые в праздничные костюмы с развевающимися знаменами в сопровождении собственного оркестра, они начали марш в сторону Грушевки, где они намеревались начать работу на образцовых антрацитовых шахтах. Но когда они увидели землянки, в которых им предстояло жить, и полуоткрытые шахты с оборудованием, которое приводилось в движение лошадьми, они отказались работать, объявили что-то вроде классической европейской забастовки, призвали на помощь консула, после чего большинство колонизаторов убыло на родину.

А о том, как посчитались с русским патриотом Полем, рассказывается в уже упоминавшейся статье В. Платонова. Он приводит цитату из Петроградской газеты «Городское дело» за 1919 год: «В Екатеринославе голосами левых фракций принято требование большевиков снять находящуюся в думской зале мраморную доску с именем почетных граждан города, в том числе творца этого края А. Н. Поля. Позже у музея отобрали его имя. На парадных дверях Исторического музея осталась лишь монограмма М. П., что значило – Музей Поля. Именные Полевские стипендии в Высшем Горном Училище отменили, шахту Поля переименовали в шахту имени Сталина, музей Поля в музей Яворницкого, улицу Поля в улицу Фучика. И, наконец, могилу Поля на Севастопольском кладбище попросту сравняли с землей.

Сегодня местные краеведы стараются восстановить память об этих двух замечательных людях. Публикуются статьи об их жизни и деятельности. В Донецке установлен памятник Джону Хьюзу, в Кривом Роге заново установлен памятник А. Полю. Но главным памятником им являются открытые ими месторождения угля и железа, заложившие основу современной металлургии России, и тем самым во многих отношениях предопределившие ее историю ХХ века.

Железорудные месторождения Урала

Разработка рудных месторождений Урала началась очень давно. Уже в III тысячелетии до нашей эры здесь существовала развитая первобытная металлургия. Пришедшие сюда позже русские застали тут множество древних разработок – чудских копей. В XIII веке Плано Карпини в донесении папе Римскому говорит о рифейских (Уральских) горах, сложенных железом. Русские цари неоднократно посылали сюда экспедиции для поисков месторождений железа, соли, цветных металлов.

Но настоящее исследование Урала и его минеральных богатств началось лишь при Петре Первом. Двигателем этого исследования и строительства были нужды Петровской реформы и двадцатипятилетней Северной войны со Швецией. В 1703 году Петр издает указ о создании Приказа рудокопных дел». Позже, 10 декабря 1719 года Петр I подписал знаменитую берг-привилегию, дающую всем право – искать, копать, плавить, варить всякие металлы. Члены казенной команды рудознатцев были разосланы во все концы России, чтобы проверять многочисленные заявки. Для контроля за деятельностью промышленников Петр послал на Урал В. Н. Татищева и В. И. Геннина.

Развитие черной металлургии Урала в сознании россиян связывается с именем Демидова. Тульский кузнец и заводчик Никита Демидович Антуфьев, известный как Демидов, построил завод в Туле – вододействующий чугуноплавильный завод, который обратил на себя внимание императора Петра Первого. И нуждающийся в массовых поставках вооружения для войны со шведами император в 1703 году передал ему во владение казенный завод в Невьянске на Урале и передал ему в собственность 500 тысяч десятин земли (около 0.5 миллионов гектаров). Демидов перевез туда мастеров из Тулы, но, главное, получил 13 тысяч крепостных. К концу жизни Демидов имел уже 25 заводов, включая Верхнетагильский и Нижнетагильский. Заводы Демидова стали главными поставщиками оружия петровской армии. Так что можно сказать, что уральские месторождения выиграли Северную войну со Швецией, давшую России выход к Балтийскому морю.

Выдающийся инженер и артиллерист Георг Вильгельм де Геннин, получивший в России имя Вильгельма, составил записку» Описание уральских и сибирских заводов». Она содержала полную опись известных месторождений и заводов края. До прибытия на Урал Геннин привел в порядок железоделательные заводы Олонецкой губернии (Карелия), которые в итоге стали выпускать пушки не хуже шведских. Книгу не успели издать при Петре, а правительство Анны не было заинтересовано в утверждении перспективности уральских месторождений. В итоге она была напечатана лишь в 1937 году, более 200 лет спустя после написания, но до этого неоднократно переписывалась и читалась в рукописи и была хорошо известна металлургам и горнякам. Уникальный пример долгожительства самиздата.

Рудной базой Уральских заводов послужили месторождения горы Высокой (в районе нынешнего Нижнего Тагила) и горы Благодать в районе нынешней Кушвы (оба в центральной части Урала). К ним позже присоединилось месторождение горы Магнитной на Южном Урале.

Гора Высокая была найдена крестьянином-манси Я. Савиным в 1702 году. Савин понес найденные руды к Демидовым, надеясь получить вознаграждение. Но он был просто изгнан из пределов Тагильского округа.

Самое знаменитое открытие было сделано вогулом Степаном Чумпиным. Он показал куски магнетитовой руды с реки Кушвы шахтмейстеру Ярцеву, сказав, что на Кушве такой руды целая гора. Ярцев не придал находке какого-либо значения, но случайно оказавшийся рядом советник Хрущев понял значимость находки и велел Ярцеву немедленно скакать в Екатеринбург. Загнав лошадей, шахтмейстер успел вовремя предстать перед начальником горных заводов Урала горным командиром Татищевым. Едва успели оформить заявку, как в канцелярию прибыл сын Никиты Демидова Василий, чтобы оформить заявку на тот же участок, но участок уже принадлежал казне. Позже Чумпин водил самого Татищева на большую и малую магнитные горы, названные им одним емким словом – Благодать. За находку Чумпин был от казны вознагражден деньгами в сумме 24 рубля 70 копеек. Позже ему установили памятник на горе Благодать – тумбу с чугунной чашей и факелом на ней. Тумба эта и сейчас стоит на склоне большой выработки в районе Кушвы. (Запарий, 2004).

Традиция считает основателем уральской горнометаллургической промышленности Демидова. В бесконечных до надоедливости упоминаниях его имени меня очень раздражает то, что истинные первооткрыватели месторождений Урала оказались забыты и на первый план вышел человек, чья истинная роль видна именно на описанных примерах открытия месторождений гор Высокой и Благодати. Как мы видели, он (или что то же – его представители) попросту запретили Савину показываться в пределах Тагильского округа. Его истинная роль в точности та же, что и сегодняшних «олигархов» – ловкий горлохват и в общем хороший организатор, знавший что от него нужно тому, кто дал ему все.

Магнитка и Кузнецкий комбинат – символы советской индустрии

Новый этап развития российской металлургии начался в связи с индустриализацией страны в 30-ых годах XX столетия. Символом индустриализации стало строительство Магнитогорского металлургического комбината на Южном Урале. Сырьевой базой комбината стало месторождение горы Магнитной.

Горой Магнитной называлась группа возвышенностей (Атач, Дальняя, Узянка, Березовая, Ежовка), занимавшая в общей сложности площадь примерно в 25 квадратных километров на левом (азиатском) берегу реки Урал. Здесь сосредоточено почти полмиллиарда тонн высококачественной железной руды. Руда залегает неглубоко, а зачастую просто выходит на поверхность. Первая заявка на право разработки этой руды была сделана в 1752 году.

Таким образом, Магнитка была найдена на 50 лет позже двух других членов триады главных железорудных месторождений Урала – гор Высокой и Благодати, а освоение ее началось лишь почти 200 лет спустя. Связано это было с тем, что гора Магнитная была расположена в степной зоне. Леса здесь отсутствовали, не было поблизости и месторождений коксующихся углей. В конце XIX века на Урал была направлена экспедиция, возглавляемая Д. И. Менделеевым, главной рекомендацией которой была замена использования древесного угля коксом (который уже использовался в это время всей металлургической промышленностью мира) и в связи с этим подчеркивалась необходимость использования только что открытых угольных месторождений Кузнецкого угольного бассейна (Кузбасса). В отчете комиссии приводится первая оценка запасов горы Магнитной – около 1 миллиарда пудов руды.

Выводы комиссии Менделеева о перспективности месторождения горы Магнитной были подтверждены в ходе исследований выдающегося русского петролога А. Н. Заварицкого. В ходе работ 1911–1912 года он определил возможные запасы железной руды в 5.3 миллиарда пудов. Потенциальные запасы были еще более увеличены до 6–7 и даже 10 миллиардов пудов в ходе магниторазведочных работ В. И. Баумана и Н. М. Батурина, проведенных в 1917 – 18 годах.

Идея одновременной разработки рудных месторождений горы Магнитной и коксующихся углей Кузбасса приобрела организационную форму в постановлении о создании Урало-Кузнецкого комбината. Идея была проста и очевидна: разрабатываем на Урале руду и везем ее в Кузбасс, а обратным ходом те же эшелоны доставят на Урал коксующийся уголь. Для того, чтобы идея заработала, строим одновременно металлургические комбинаты полного цикла у горы Магнитной и в Кузбассе. В соответствии с обычным для советской системы волюнтаризмом никаких экономических расчетов при этом не производилось.

Еще весной и летом 1917 года прибывшая по приглашению Временного правительства специальная комиссия американских инженеров сделала вывод о невозможности и нецелесообразности комплексного совместного развития железорудных месторождений Урала и каменного угля Кузбасса. Но что могли понимать в социалистической экономике буржуазные специалисты!

В развитии Урало-Кузнецкого комбината ярко проявились основные черты социалистической экономики:

Волюнтаризм в принятии коренных решений по развитию экономики. Такой была сама идея УКК. Полное отсутствие экономической оценки даже крупных экономических проектов, характерное для социалистической системы хозяйствования. Казалось бы, чего проще – на Урале есть богатая железная руда, но нет коксующихся углей. Они есть за тысячу километров от Урала – в Кузбассе. Но там нет железных руд. Вот и давайте повезем уральскую руду в Кузбасс, а обратным ходом те же эшелоны повезут коксующийся уголь на Урал. Стоимость тысячекилометрового перегона железнодорожного состава не учитывается вообще. На обоих концах этой транспортной системы построим большие металолургические комбинаты полного цикла (будущие Магнитогорский и Кузнецкий).

Наметки строительства Урало-Кузнецкого комбината были сформулированы В. И. Лениным в работе «Очередные задачи советской власти». По Брестскому договору весь район южной топливно-металлургической базы страны был отрезан от Советской России. В 1918 году Высший Совет Народного Хозяйства объявил конкурс на «проект создания единой хозяйственной организации, охватывающей область горно-металлургической промышленности».

Деньги на строительство не были проблемой вообще. Говоря о черной металлургии 30–40 годов XX века в Советском Союзе надо помнить, что объемы производства чугуна и стали на душу населения считались главным показателем степени индустриального развития страны и денег на это не жалели.

Стремление в полной мере использовать научно-технические идеи и привлечение к этой работе талантливых инженеров. Строительство УКК связано с именами двух выдающихся инженеров – М. К. Курако и И. П. Бардина. М. К. Курако был выдающимся ученым-доменщиком. Его работы полностью преобразили технику доменного дела и внедрение их преобразовало металлургические заводы Юга России. Но в полной мере преобразовать металлургическое производство на действующих предприятиях было трудно. Поэтому он с энтузиазмом берется за проектирование нового металлургического гиганта в Сибири.


Рис. 1.5.7 М. К. Курако.


Однако во время очередной поездки в Кузнецк он заразился сыпным тифом и умер. Но проект уже «пошел». В 1927 году начался набор рабочих, которым предстояло строительство крупнейшего металлургического завода В 1929 году на место М. К. Курако назначают его ученика И. П. Бардина. Строительство завода началось в зимние дни конца 1929 года, когда температура была ниже 30 °C, и длилось всего 1000 дней.


Рис. 1.5.8. Выдающийся советский металлург академик И. П. Бардин – технический руководитель строительства Кузнецкого комбината.


История строительства Кузнецкого комбината – это история легенд индустриализации страны. Решение о его строительстве было вынесено СТО (Совет Труда и Обороны) 15 января 1929 года. Проектная мощность определена в 820 тысяч тонн чугуна. В 1930 году базовая мощность комбината была поднята до 1.2 млн. тонн. В апреле 1929 года XVI партконференция утвердила первый пятилетний план, согласно которому производство чугуна в стране должно было возрасти в 3 раза до 10 миллионов тонн и всего было одобрено строительство до десятка крупных предприятий черной металлургии (включая Магнитку, Кузнецкий комбинат, Днепровский комбинат, Криворожсталь и другие). Громады планов скоро, как говорят авторы статьи, превратились в настоящее мифотворчество (Кузнецкий металлургический комбинат им. И. В. Сталина (тот же источник, что и к рис. 1.5.8).

В 1930 году председатель Госплана СССР Г. М. Кржижановский одобрил увеличение производства до 15–17 миллионов тонн чугуна. Все проектирование осуществлялось американской компанией Freyn Engineering Company, было подписано рамочное соглашение на оказание консалтинговых услуг (Ежик, Ленин, Сталин и все-все-все! Когда СССР любил США – Кузнецк, Магнитогорск и не только). Условия предоставления кредитов в США были очень жесткими, поэтому с согласия амерканской стороны кредиты были получены в Германии. Стоимость строительства Кузнецка неизвестна. Но общая стоимость строительства Днепрогэса по американским данным оценивается в 100 миллионов долларов. Считается, что стоимость строительства Кузнецкого комбината близка к этой цифре. Первая группа американских инженеров в количестве 18 человек прибыла на стройку в 1930 году.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50