Эдуард Веркин.

Советы по выживанию в школе



скачать книгу бесплатно

Бороться с этим бесполезно, к этому стоит привыкнуть.

СОВЕТ НА БУДУЩЕЕ ?

К этому действительно стоит привыкнуть. Твоя жизнь будет полна лизоблюдов, ведь они – прекрасные карьеристы, а значит, будут регулярно перебегать тебе дорогу, суетиться, путаться под ногами, создавать видимость активных действий. Активность – вот их главное качество. Единственный способ обойти лизоблюда – стать лучше, чем он, во всем. Чтобы твои достоинства стали неоспоримы. Чтобы ничтожество лизоблюда стало всем понятно.

Если же тебя заинтересовал нелегкий путь фигурного подхалимажа, то подумай о всех тех сложностях, которыми будет украшен этот путь.

Постоянное «чего изволите» кого угодно вгонит в затяжную депрессию.

2020. Если стукачи постепенно уходят в прошлое, то подхалимы и имитаторы бурной деятельности процветают. И, видимо, будут процветать и впредь.

Еще в школе есть любимчики. Иногда любимчик и лизоблюд объединяются в одном лице, но это бывает довольно редко. Обычно любимчики образуются из самых красивых, взрослых и умных ребят и девчонок. Пользующихся популярностью у девочек и уважением у мальчиков. Благодаря своей взрослости любимчик имеет право общаться со школьной администрацией почти на равных. Причем частенько любимчики администрации являются неформальными лидерами в классе, так что любимчик – фигура, обласканная со всех сторон. Ему многое прощается, и с него мало спрашивается, он чувствует себя уверенно и неуязвимо, хотя обычно ничего особенного собой не представляет.

Любимицы не лучше любимчиков. Они капризны, они хотят, чтобы все их обожали и носили на руках. А если их не обожают и не носят, они устраивают скандалы, бьют горшки, выносят двери крепким плечом и болеют истерическими болезнями.

СОВЕТ ?

Любимчиком или любимицей быть вообще-то довольно неплохо. Если ты симпатичный щенок сенбернара или голубоглазая сиамская кошечка.

Человеку не к лицу.

Хотя сколько людей – столько и мнений. Может, кому-то и нравится.

Довольно редко, но в школе встречаются еще и шуты.

Почти в каждом классе есть свой дежурный дурачок. Не в смысле дурачок как болван, а в смысле дурачок как тирлим-бом-бом. Парень, охотно берущий на себя роль шута.

Оных можно выделить две категории. Шут добрый. Шут злой.

Шут добрый. Скорее даже не шут, а добровольный объект насмешек – ведь некоторые берут на себя роль шута вполне осознанно. Им нравится разыгрывать из себя недотеп. Если такой тип залезает на дерево, то на глазах изумленной публики непременно срывается и смехотворно шлепается на землю. С велосипеда всегда сверзится самым нелепым образом. А если возьмется резать колбасу или сыр, то обязательно оттяпает себе полпальца.

Сам добрый шут очень редко над кем-нибудь прикалывается, а если и прикалывается, то осторожно так, потихонечку. Обычно все шутят над ним. Пошутить над шутом считается хорошим тоном.

Все смеются, все довольны, все всегда приглашают дурачка в гости, в походы и на экскурсии. Такой человек незаменим в обществе, без него скучно. Особенно если в компании есть девочки. Обшутил шута – и кажешься человеком умным и серьезным.

Такой шут как добрая собака лабрадор. Лабрадор и ротвейлер внешне очень похожи. И размерами и, в общем-то, зубастостью. Только лабрадора можно легко завязать в узел, и при этом он будет дружелюбно вилять хвостом, а ротвейлеру лучше даже на лапу не наступать.

И все-таки шут – это, конечно, маска. Нет, наверное, нормального человека, которому бы нравилось, что над ним смеются. И мало кому хочется носить шутовской колпак всю жизнь. Школа остается позади, и, казалось бы, сросшийся с головой шутовской колпак тоже.

Но некоторые носят шутовской колпак всю жизнь. Потому что в определенных обстоятельствах шут – это весьма удобная жизненная роль. Шута не воспринимают всерьез, на шута никто не наезжает, никто не возлагает никакой ответственности. Ни школьники, ни учителя, ни даже родители. Очень удобно – прикинулся ветошью и живешь себе помаленьку за теплым плинтусом. И даже успехов кое-каких добиваешься. А некоторые даже не кое-каких. Частенько бывает, что от шутовского колпака до королевского трона рукой подать.

СОВЕТ ?

Не пытайся натянуть шутовской колпак, если он тебе не по размеру. Для того чтобы быть шутом, нужен талант. И терпение. Если нет ни того ни другого, не старайся принять на себя роль всеобщего клоуна. Даже если тебе это навязывают обстоятельства.

Впрочем, бывает добрый шут и несколько иной разновидности. Петрушка. Активный, шустрый и остроязыкий. Петрушка не любит, когда над ним смеются, он любит посмеяться сам. Но, как хороший сапер, никогда не переступает границы опасной территории.

Шутовство для такого типа – способ компенсировать комплексы и повысить свой статус в компании. Смех – своеобразная броня. Пока шут веселит народ, никто не замечает, что на носу у него здоровенная бородавка. Однако такой товарищ обшучивает, как правило, ребят мирных и безобидных. Классного дзюдоиста он обшучивать не будет. Красавицу, знакомую со старшими ребятами, он дразнить не осмелится. Поскольку Петрушка – тонкий психолог и умелый интриган, он частенько проводит в классе свою политику, стремясь пролезть в серые кардиналы и теневые лирики. Настоящий шут. Кстати, не секрет, что в большинстве дворцовых переворотов в Российской империи были активно замешаны шуты.

Так что шут – фигура весьма влиятельная.

Есть еще одна разновидность шута. Злой шут. Клоун с зубами.

У подобного товарища словесно-шуточная диарея. То есть он не может удержаться от того, чтобы не шутить. Вернее, чтобы не поливать грязью всех, кто попадает в зону его поражения. Если он встречает чувака с косыми глазами, то не может удержаться и обязательно говорит: «Привет, косой, застрелился колбасой». Если встречает толстяка, то следует «Жиртрест-Эверест». На вопрос учителя: «Когда была Куликовская битва?» – он всегда отвечает: «Как, вы тоже не знаете?» С учителем делается жестокий приступ человеконенавистничества, и, чтобы не распустить руки, он выскакивает из класса, а злобный шут отпускает ему вдогонку: «Нервный какой! Как первоклассница на карусели!»

Такой шут страдает болезненной склонностью комментировать все, что происходит вокруг. Причем комментирует на удивление резко и оскорбительно, так, что хочется без промедления треснуть его по морде и попинать ногами.

Что многие одноклассники и делают с превеликим удовольствием.

СОВЕТ ?

Если ты относишься к третьей категории и тебе не так уж много лет, то самое время задуматься. И сменить линию поведения.

Для начала можно попробовать научиться хотя бы просто молчать. Потому что сказано: язык твой, враг твой.

Едкий, желчный и злобный тип мало чего может добиться в жизни. Во всяком случае, ему это будет сделать гораздо сложнее, чем приветливому и доброму человеку. Да и то лишь в сферах деятельности, которые не требуют особого общения с людьми.

В дрессировке охотничьих соколов.

В отлове медицинских пиявок.

В написании на рисовых зернах текста поэмы «Руслан и Людмила».

Да и девочки с такими клоунами дружить не любят. Даже не то что не любят, а вообще не дружат. Кому хочется дружить с психом, истериком, от которого все шарахаются, как от скунса?

Так что тут есть о чем подумать.

К тому же от злобного мироощущения разливается желчь или случается язва желудка в раннем возрасте. То есть конкретно здоровье портится.

Злобного шута, зубастого клоуна не любят. Хуже того, его не уважают. Уважать человека, который регулярно плюет тебе в лицо, трудно. И, наверное, не нужно.

В начале двадцать первого века было популярно движение так называемых жирафов. Тех, кто по тем или иным причинам не похож на других. Тех, кто выделяется. Сейчас, кажется, движение сошло на нет, хотя сами жирафы как психотип еще не повымерли. Остались. В школе тоже еще водятся.

Жираф – еще один, довольно редкий персонаж школьной жизни. Это не просто высокий парень из коллекции Василисы Валентиновны Лимбоцкой, а парень перпендикулярный. Но не перпендикулярный в плане тупого бессмысленного противостояния всем и вся, а по-другому перпендикулярный. Этакий свалившийся с Луны Печорин в молодости. Человек, кардинально отличающийся от остальных. Причем не обязательно внешностью. Скорее, манерой поведения. Независимостью. Но не изгой. В силу своего ума, в силу того, что может за себя постоять. С ним не особо общаются, но при этом побаиваются и уважают. Даже взрослые – и то уважают. И как-то, что ли, опасаются…

ПРИМЕР ?

Это был абсолютно мрачный парень, затянутый в черную кожу, с панковской прической, черными зубами и тяжелым кашлем. Отец его был какой-то шишкой, но при всем при этом на сына и его учебу никакого внимания не обращал. Неизвестно почему. Поговаривали, что папаша, несмотря на то что являлся главным инженером огромного завода, тоже был панком – типа, это у них наследственное.

Так что панк просиживал в каждом классе по два года, но никто из-за этого особо не парился. К тому же так происходило не из-за того, что панк был на самом деле жестокий панк и всех посылал. Совсем наоборот. Панк оказался молчаливым и миролюбивым человеком и, как ни странно, демонстрировал весьма глубокие знания по всем предметам. С соответствующими высокими оценками.

Просто в школу он ходил где-то раз в неделю, не чаще. А когда появлялся, все ученики от него шарахались, поскольку слухи про этого чувака ходили самые замысловатые. И на любую попытку его задрать он отвечал такой убойной остротой, что попробовать второй раз никто не решался.

После окончания школы панк легко поступил в университет, но завалил первую же сессию, поскольку не явился ни на один экзамен. После чего отправился в армию и два года отслужил не в самых престижных войсках. Там, где два солдата заменяют экскаватор. Вернувшись, снова поступил в университет и снова вылетел на первой же сессии. Поскольку снова не явился ни на один экзамен. Настроения не было.

Кстати, учителя не трогают жирафа потому, что опасаются его. Жираф много читает и может спросить педагога о чем-то, чего тот не знает. А это конфуз.

Сверстникам же просто неприятен тип, который умнее и вообще продвинутее их. Поэтому такой человек, как правило, не заводит друзей, он вполне самодостаточен. Его не пугает и не занимает школа. Она его просто не интересует. Оставления на второй год и другие репрессалии жирафа не пугают, поскольку степень внутренней гармонии у него необычайно велика. Ему на все плевать, и, видимо, в этом его счастье.

От жирафа нельзя ничего получить, у него можно поучиться. Да, да, поучиться. Жираф полезен с имиджевой точки зрения.

СОВЕТ ?

Простой секрет. Людей, которые похожи сами на себя, довольно мало. Обычно образ человека – набор позаимствованных качеств и перенятых привычек. Происходит это так. Ты учишься в школе. А там полно всевозможных оригиналов. И у каждого свои словечки, ужимки и фишки. Допустим, Перепелкин из параллельного класса освоил следующее искусство: смеется или там улыбается, а потом бац – и лицо неожиданно становится совершенно серьезным. Пугающе. Интригующе. Ор-р-ригинально. Тебе это умение чрезвычайно нравится, и ты берешь его на вооружение, а потом в незнакомой компании его демонстрируешь. С неизменным успехом. И новые друзья думают, что это твоя персональная особенность, считают, что ты большой оригинал, что у тебя есть содержание. Все просто.

А любой жираф – ходячий кладезь разнообразных фишек. За жирафом стоит наблюдать и перенимать оригинальный жирафский опыт.

Если же ты сам жираф…

Жирафам никаких советов и рекомендаций не нужно, они и сами все знают.

Глава 3
Пятая каста

ЖИЗНЬ ЗА ПОСЛЕДНЕЙ ПАРТОЙ
!ЭТО ИНТЕРЕСНО!

Все население Индии (в наши дни, между прочим, тоже) делится на четыре части. На четыре варны, или, как их у нас неправильно называют, касты.

Брахманы – самая привилегированная часть населения. Священники, белая кость, элита.

Затем кшатрии – воины. Как правило, кшатрии становились индийскими царями. Тоже почетные ребята.

После кшатриев шли вайшьи, третья по важности часть населения. Торговцы, ремесленники, работяги разного формата. Основная производительная сила, люди тоже, в общем-то, уважаемые.

Четвертая группа – шудры. Слуги и только слуги. Никем больше работать нельзя. Самая низшая часть общества.

Однако в Индии, помимо четырех варн, была еще одна категория населения. Не принадлежавшая ни к одной группе. Так называемые неприкасаемые.

Причем неприкасаемые в буквальном смысле – если брахман дотрагивался до неприкасаемого, то в будущем перерождении опускался на ступеньку вниз. С неприкасаемыми даже разговаривать было нельзя.

Наша неофициальная школьная иерархия построена приблизительно на тех же принципах. Есть свои брахманы, есть свои шудры.

Есть свои неприкасаемые.

Пятая каста.

? ИНФОРМАЦИЯ

Аутсайдер (англ.) – отстающий, посторонний.

Слово «посторонний» как нельзя лучше передает смысл этого явления. Человек, который умудряется оставаться чужим в любой компании. Которого в школе недолюбливают все, даже, как ни странно, самые добрые и миролюбивые ребята. Который выглядит инопланетянином, невесть каким образом прилепившимся к дружной стае обычных нормальных землян.

ПРИМЕР ?

Вообще в этой главе будет много примеров. Потому что рассказать об изгое достаточно тяжело, гораздо проще его показать.

В классе было не так много аутсайдеров. Двое всего. При этом они сильно отличались друг от друга.

Первый, Супов, был довольно неприятным типом, родом с городских окраин. В его наружности и характере было что-то неуловимое, что-то, что у любого нормального человека вызывало неудержимое желание треснуть Супова по уху. Получив по уху, Супов заискивающе улыбался и уступал дорогу.

От этого его хотелось треснуть еще сильнее.

Все так и делали, затем рассказывали друг другу истории про то, как Супов якобы собственноручно замучил восемнадцать кошек, а из их шкур сшил своей маме норковую шубу.

Это придавало расправам над Суповым характер справедливого возмездия.

Вторым аутсайдером был Сливянко.

Этот происходил из интеллигентной семьи: папа, кажется, художник, мама в театре работала. Сливянко не любили точно так же, как Супова. И если в классе что-то происходило, то все дружно отвечали, что это сделал Свинопас. Свинопас – это была сливянковская кличка: несмотря на то, а может, как раз из-за того, что Сливянко происходил из семьи художника, он не очень следил за внешним видом.

Сливянко не хотелось сразу же стукнуть, в него хотелось плюнуть. Он не мучил кошек, он вылавливал незнакомых людей и рассказывал, как он женится на Бачуриной (вариант Сливянко в юбке) и как они вместе поплывут на пароходе по волжским просторам.

Однажды Свин и Суп подрались из-за того, что Суп назвал Бачурину дурой. Драка имела колоссальный успех – класс дружно веселился, глядя, как Суп таскает Свина за волосы и как Свин с интеллигентской неловкостью отвешивает Супу пощечины.

Схватка закончилась ничьей. А потом случилось почему-то так, что и Сливянко, и Супов перешли в другую школу. И класс заскучал. Гнобить было больше некого.

Прошел месяц или два, и появился Чайник.

И класс успокоился.

Первоначально хотел назвать главного героя этой главы изгоем. Но изгой – это как-то уж очень высокопарно, как-то по-древнегречески. Изгоняли обычно за серьезные прегрешения, ну по крайней мере за измену Родине, а не за прыщи на лице. Поэтому изгоя автор отставил и решил придумать что-нибудь более современное.

И почти сразу в голову пришло красивое английское слово аутсайдер. Аутсайдер, как уже обозначалось выше, значит посторонний. Аутсайдер, посторонний, гораздо лучше звучит, чем изгой. Только вот и то и другое слишком длинно и трудно для запоминания. Вспоминать индийских неприкасаемых не хотелось, слишком уж грустное явление. С ними ведь даже не разговаривают, их даже не бьют, словно опасаются перепачкаться. Да и длинно тоже.

Названия не было.

Тогда я стал смотреть телевизор. Телевизор мне всегда очень помогает. Наталкивает на мысли. Нигде самый безумный бред и вполне здравые идеи не сосредоточены в таком объеме и в такой плотности, как в телевизоре.

Устроившись в кресле, я воткнулся в экран и пребывал в телевизионной коме часа три. Через пять часов я услышал заветное слово.

Ксенофобия.

? ИНФОРМАЦИЯ

Ксенофобия – боязнь всего чужого, незнакомого.

На всякий случай сверившись со словарем, я окончательно решил, как буду обзывать героев этой главы. Буду обзывать их «чужими». Коротко и емко. К тому же, возвращаясь к нашему любимому аглицкому, – «чужой» и «инопланетянин» на английском языке обозначаются одним словом.

Потому что герои этой главы – они действительно инопланетяне.

Инопланетяне. Мальчики и девочки. Не злобные – коварные, с бластерами и когтями наперевес, и не добрые – пушистые, с рецептами долголетия.

Просто непохожие.

Чужие.

Сначала хотел добавить побольше историй про девчонок. Но потом понял, что этого не нужно делать. Поскольку «посторонность» не имеет пола. В любой пример вместо мальчиков легко подставить девочек. И ничего не изменится. В любом классе есть Сливянко и Супов в юбке. Но, опять же повторюсь – в юбке, не в юбке, – разницы особой нет. Поскольку если мальчик становится аутсайдером в мальчишеской компании, девочки начинают его автоматически презирать.

И если девочка пользуется всеобщим неуважением среди сверстниц, ни один мальчишка с ней дружить не будет.

Это, к сожалению, железобетонно.

Разница заключается разве что в том, что травля девочек не носит такого тотального и, зачастую, зверского характера… Или носит, но редко.

Так что разницы нет вовсе.

ПРИМЕР ?

Жили-были две подружки. Одна подружка взяла, да и стянула классный журнал. В знак протеста против несправедливого распределения оценок. Стянула, кстати, не совсем, а на неделю, чтобы пролететь мимо очередной контрольной. Сохранить сей подвиг в тайне мозговых ресурсов не хватило, и похитительница поведала о нем своей подружке.

Совершенно случайно эту беседу слышала классная дама. Проходила мимо. И похитительнице журнала здорово влетело. С вызовом родителей и т. д. и т. п. Естественно, подозрения в разглашении страшной тайны легли на ни в чем не повинную подружку.

Наказанная девица решила проучить «стукачку» и подошла к этой задаче с фантазией. Забор напротив окон дома несчастной был украшен соответствующими надписями (в большинстве своем нецензурного содержания). К тому же группа активистов собралась под балконом и около часа на все лады скандировала разнообразные обидные слова.

В результате чего несчастная девочка загремела в больницу с нервным срывом, а потом и вовсе перешла в другую школу.

Это прекрасно показывает, что стая одинаково безжалостна ко всем.

СОВЕТ ВДОГОНКУ ?

Ни для кого не секрет, что девочки завязывают более тесные отношения с педагогами, об этом уже говорилось выше. Особенно с классными руководительницами. Девочки (даже если им за сороковник, даже если они закончили педагогический институт и аспирантуру) любят пошушукаться. И у любой классной дамы есть парочка добровольных ушей в классе. Причем девочки частенько делают это даже не по каким-то корыстным мотивам, а просто по доброте душевной.

В большинстве случаев коллектив закрывает на это глаза. Ребята списывают подобное поведение на обычные девчачьи слабости и просто в компании такой красавицы поменьше болтают.

Но бывают и исключения. Так что с откровенностью разного рода не стоит перегибать. Даже в отношениях с подругами. А может быть, особенно в отношениях с подругами.

Осторожнее надо быть, осторожнее.

Вообще эта глава самим «чужим» будет не очень полезна. Если ты уже стал «чужим» или «чужой», помочь тебе будет довольно сложно. Только кардинальными мерами. Посему глава носит скорее профилактический характер. Ее основная задача – помочь человеку не превратиться в «чужого».

И тем, кто не считает себя аутсайдером, она будет тоже полезна. Может, они хоть на полчасика почувствуют себя в неудобной шкуре «чужого». И хоть на полчасика станут лучше.

Причины.

Что делает человека «чужим»?

Возьмите человек тридцать, не знакомых друг с другом. Поместите их в замкнутое пространство. В спортзал, допустим. Просто так, ничего не говоря. Кормите, поите, матрацами снабдите. А через пару неделек проверьте.

И обнаружите, что в этой компании завелись свои лидеры и свои «чужие». Кто-то занял самые теплые, светлые и близкие к раздаче пищи места, кто-то ютится по углам и подоконникам. Мальчики загребают еды больше, чем девочки, и по этому принципу их угнетают. Так происходит в силу основных принципов построения человеческого общества. Да и не только человеческого. В любом обезьяньем стаде происходит то же самое.

Кто-то рубает бананы и всякие там ананасы, кто-то довольствуется прелыми листьями и личинками мух.

Так что в любой компании образуются лидеры и аутсайдеры. Это те люди, которые обычно сидят на задних партах. Тебе достаточно оглянуться, и, скорее всего, ты их увидишь.

Сидят, тоскуют. Смотрят в окно, бедолаги, обгрызают купленный мамой карандашик. Рисуют понемногу на столах. Типа «Химик – дурила»… Девочки рисуют цветочки, принцев на конях, пишут «Иван Жаков классный»…

Со столами вообще забавно – в начальной школе учитель рассаживает всех ребятишек по принципу: чем хуже человечек себя ведет, тем ближе его помещают к учительскому столу. Для контроля и своевременного образумливания.

И почти сразу начинается затяжная война с пересаживаниями – поскольку потенциальные «чужие», как речные выдры, всегда стремятся занять самые глухие и темные местечки, чтобы их не трогали. А учитель стремится выволочь их к свету. К разумному, доброму, ну и постольку-поскольку вечному. Года через три, педагогам бороться с пересаживаниями становится уже невмочь, и «чужие» заканчивают дрейф от начала класса в самый его конец.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении