Эдуард Катлас.

Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Еще раз благодарю за столь лестные слова, ваше высочество.

– Я хочу опять предложить вам работу, Урцил. – Принц присел рядом с архитектором, отпуская пажа и стражу у дверей взмахом руки. – Работу, которая принесет вам деньги и славу. Работу, которой вы сможете гордиться всю оставшуюся жизнь.

Сделав паузу, принц добавил:

– К сожалению, это мероприятие крайне опасно, и я не хочу заставлять вас принять мое предложение. Вы можете погибнуть, выполняя свою работу. Выбор за вами. Могу только пообещать, что если боги судьбы не окажут нам свою милость и вы не сумеете вернуться в свой дом, то я лично позабочусь о том, чтобы ваша жена и дети ни в чем не нуждались. Не нуждались до конца их дней.

– Могу я узнать, что за работа мне предстоит, ваше высочество? – Внутренне Урцил уже согласился. Он согласился бы на все после разговора с принцем. Скорее, ему было просто интересно, что это за великое мероприятие, в котором ему придется участвовать. Мероприятие, к участию в котором его приглашает сам наследник престола.

– Вы все узнаете в свое время, Урцил. – Принц улыбнулся. – С первыми ручьями каждый, кто пойдет с вами, узнает о том, что ему придется совершить. Так вы согласны, уважаемый архитектор?

– Конечно, я согласен, ваше высочество. Ни один мастер не сможет отказаться от дела, которое позволит увековечить его труд.

– Вы правы, Урцил, если только он настоящий мастер.


Принц приехал в лагерь в третий месяц зимы. Запретил капитану объявлять общий сбор, сказав, что хочет просто посмотреть, как проходят занятия.

Фантом выстраивал очередной взвод. На этот раз упражнение было еще сложнее. По подсказке мага Даниэль сделал падающие мишени. Стоявшие на снегу, они держались под порывами ветра. Но если в них ударялась стрела, обладающая достаточно силой, чтобы пробить хотя бы кожаные доспехи, они опрокидывались назад, на снег. И таких мишеней было почти три сотни, ближайшие – на расстоянии тридцати шагов, самые дальние были отнесены на сто пятьдесят. Три сотни врагов, бегущих на ощетинившийся стрелами взвод новобранцев. Только новобранцы не видели врагов, они видели мишени, в которые им надо попасть. Это была проблема, с которой Фантом сейчас и боролся.

– Забудьте, что перед вами мишени, воины. Представьте, что на вас наступает вражеская армия. И только вы способны ее остановить. Остановить каждого, начиная с ближайших и заканчивая самыми дальними. Каждый противник, который прорвется к вашему строю, – это несколько убитых ваших товарищей. Не позвольте ни одному из врагов достичь вашего строя, убейте их всех. Готовы? Я спрашиваю, готовы ли вы остановить врага?

– Так точно, сэр! – рявкнул взвод.

– Тогда начали. Минута пошла.

Первая волна стрел моментально снесла все мишени на расстоянии от тридцати до пятидесяти шагов. К окончанию назначенной минуты весь взвод уже выцеливал самые дальние мишени, пытаясь справиться с дальностью полета стрелы и легким боковым ветром. Минута прошла. Только шесть мишеней стояли вдали. В некоторых из них даже торчали стрелы, но их силы оказалось недостаточно, чтобы уронить мишень.

Гедон посмотрел на два взвода, стоявших один напротив другого, и произнес:

– И помните, что те, кто проиграет по результатам трех поединков, будут таскать бревна до глубокой ночи. В бой!

Два взвода сошлись, обмениваясь ударами деревянных мечей. Гедон и Ворг то и дело выкрикивали имена «убитых». Некоторые сами выходили из образовавшейся тут же давки, когда удар противника был бесспорным. Левый взвод одержал победу через минуту, окружив единственного оставшегося «в живых» плотным кольцом. «Живой» был вооружен двумя мечами, врученными ему Аль'Шауром, но и он продержался недолго.

– Построиться на исходной! – крикнул Гедон. – Теперь вы видите, как мало стоит ваше мастерство, когда перед вами сплоченный враг. Вы должны не просто махать мечами, но также чувствовать товарища рядом с вами, помогать ему, как он должен помогать вам. Каждый из вас, кто отступит, тем самым убьет своего соседа. Каждый из вас, кто рванет вперед в одиночку, будет убит сам и убьет товарищей, оставшихся без защиты. Вы должны видеть не только врага перед вами, но и все то, что происходит рядом. Иначе вы умрете и оставленные вами товарищи отправятся вслед за вами. Это понятно, солдаты?

– Так точно, сэр!

– Повторяем. В бой!

Ким показывал своему взводу, к чему приводит медлительность в бою. Он поочередно вызывал каждого, приказывал нападать и, с двумя ножами против вооруженного деревянным мечом и щитом противника, «убивал» одного за другим. Проскальзывал сквозь их защиту, «втыкал» нож в сердце, перерезал горло, подрезал ноги. Обозначал ранения запястий, мгновенно делавшие воинов безоружными. Весь взвод уже был в синяках от тупых деревянных ножей Молнии.

– Вы очень, очень медленные и тупые. Если вы будете такими же медленными в бою, то вам не поможет ни щит, ни тяжелый меч, ни то, скольких девок вы уже успели завалить на сеновале. Ни-че-го. Вы будете лежать и захлебываться кровью. Кто-нибудь еще хочет попробовать? С одним мне будет скучно, поэтому давайте по трое. Я покажу вам, что один быстрый воин намного лучше трех медлительных медведей.

С тремя он расправился так же быстро, как и с одиночками. Через мгновение все трое, неуклюжие в их зимних одеяниях, ощутили «смертельные» удары.

– Я думаю, что вы поняли мой урок. Скорость ваших движений, скорость ваших ударов и, самое главное, скорость вашей мысли – самое важное, когда вы встречаетесь с противником. Если, конечно, вы хотите его победить. Поэтому мы будем учиться не просто размахивать мечом, но делать это быстро. Как будто у вас в руках не железо, а пушинка. Как будто вы знаете каждое движение противника. Вы должны быть быстрее врага. Зачастую это все, что вам нужно, чтобы его одолеть. Это важный урок. Теперь вы получите еще один. Первые два десятка слева, шаг вперед. Приготовились? – Ким отступил на несколько шагов назад. – Нападайте!

Слегка обозленные тем, что никто из целого взвода еще ни разу не сумел достать сержанта, два десятка новобранцев рванули в его сторону, подняв деревянные мечи.

Ким обернулся и коротко кивнул стоявшему неподалеку Виктору.

– Вспышка! – крикнул маг.

Ким закрыл глаза. Потом он открыл их и быстро расправился со всеми нападавшими, в беспорядке толкающимися, пытающимися протереть ослепленные глаза, видящими перед собой только смутные тени.

Когда эффект от заклинания сошел на нет, каждый из них получил безжалостный удар от деревянных ножей Молнии.

– Встать в строй. Итак, как я и обещал, урок второй. Никогда не думайте, что вы сильнее противника, даже если вас значительно больше. Если вы думаете, что вы лучше противника, что ваш противник слаб, начинаете расслабляться, то подумайте еще раз. Воины, которые не готовы к сюрпризам, приготовленным для них врагом, не умеющие быстро реагировать на необычное, умирают первыми.

– Но что мы могли сделать против магии? – хмуро спросил один из «убитых».

– Не знаю. Думайте сами. Вы могли вовремя отвернуться от света. Вы могли, даже ослепленные, отбежать в сторону и дождаться, пока эффект не пройдет. Вы могли защищаться вслепую, пока ваше зрение не восстановится. Завтра мы будем проводить боевые тренировки с повязками на глазах, если вы не знаете других способов.

С этими словами Ким распустил взвод.

– Что ж, капитан, они неплохо подготовлены, я был готов увидеть и худшее.

– Да, неплохо. – Капитан кивнул. – Только этого может оказаться недостаточно. Скажите, ваше высочество, вы еще не готовы рассказать мне о предстоящей миссии?

– Нет, пока еще не готов. В последний месяц зимы устройте финальную проверку. Я лично хочу проверить их готовность. Сколько у вас сейчас новобранцев?

– Чуть меньше одиннадцати сотен, ваше высочество. Пятерых, сильно обмороженных, нам пришлось отправить в казармы армии, в лазарет. Один сломал ногу, несколько серьезно поранились в учебных поединках. Сейчас в лагере десять сотен и восемь десятков новобранцев.

Принц кивнул.

– После проверки вы оставите ровно тысячу. Остальных отправим продолжать обучение с регулярной армией. Каждый слабый воин может утащить к Лодочнику нескольких достойных. Все равно лишняя сотня ничего не будет решать. На днях к вам подойдут две сотни лучших бойцов из гарнизона Рамангара. Большинство из них участвовали в сражении при третьей. Примите их под свое командование и распределите по взводам, чтобы в каждом было хотя бы несколько опытных воинов.

– Хорошо, ваше высочество.

– Есть ли у вас какие-либо просьбы?

– Да, мой принц. Нам необходима тетива, сделанная мастерами долины. Иначе луки могут оказаться бесполезными в нужный момент. Аль'Шаур выбрал четверых, кого он хочет сделать многорукими, он просит для них хорошие пары мечей. Каждому из тысячи нужны короткие клинки на левую руку. Ну и много чего по мелочи, я передам список перед вашим отъездом.

– Хорошо. Все будет вам предоставлено на этой неделе. Кроме тетивы. Я пошлю птицу, но при таких сугробах заказ доставят только к самой весне.


Дороги запада

Весна еще не началась. Но ее приближение уже ощущалось в воздухе. Весна подавала знаки стаями птиц, летящими откуда-то из-за южных морей. Солнцем, отказывающимся уходить с горизонта, веселым щебетом пичужек, прячущихся в ветках деревьев.

Весна еще не началась, но капитан уже получил приказ. Сейчас перед ним стояли двадцать взводов, по шесть десятков человек в каждом. Пятьдесят новобранцев и позади каждого взвода еще десяток опытных воинов, присланных принцем.

– Пока у нас простое задание, – громко произнес Тригор. – Мы снимаемся в течение часа, сворачиваем лагерь и идем маршем на запад, в крепость Акалак, пятую крепость запада.

Капитан сделал паузу.

– Мы должны прибыть туда до того, как стает последний снег. Дорога предстоит нелегкая, но вы возмужали за эту зиму, так что справитесь. Кроме того, – Тригор позволил себе улыбнуться, – становится теплее, так что обморожение вам, всю зиму бегавшим по снежному лесу, не грозит.

Через час двенадцать сотен воинов оставили разом опустевший лагерь.


Снег в Лесу Чар слегка подтаивал, сдаваясь под лучами настырного солнца. Но сугробы, которые навалило за зиму, были почти по пояс. Никто бы не поверил, что двое пробиравшихся через них почти ползком людей были младшим сыном короля и одним из высокопоставленных прелатов ордена Ка'Руут.

Им пришлось добираться до заветной поляны несколько часов, оставляя за собой глубокий след в снегу. Но на поляне их уже ждали. У прелата расширились глаза, когда он увидел народ леса. Ему подумалось, что все они собрались здесь: несколько баньши, десятки фэйри, порхающих с одной заснеженной ветки на другую, небольшое корявое существо, похожее на засохший куст, и еще многие, у которых не было имен на языке людей.

– Приняли вы решение, народ леса? – спросил Денис, выбираясь на ровное место и отряхиваясь.

– Мы приняли решение, принц людей, – торжественно ответил баньши.

– Можем мы узнать его? – спросил Денис.

– Да, вы можете узнать наше решение, – ответствовал баньши и вновь замолчал.

Щека у принца начала подергиваться. Наверное, от холода.

– Какое же оно будет, ваше решение? – наконец спросил Денис.

– Впервые за тысячелетие лес выпустит свое семя наружу, выпустит молодым и незащищенным. Берегите его, как только сможете. Вот семя, которое прорастет с первыми ручьями. До конца лета оно должно быть посажено, иначе в горшке оно погибнет. Его надо беречь все лето и зиму, до следующей весны, чтобы оно набрало силу и смогло защищать и себя и вас. Возьмите этот горшок. Возьмите сосуд, наполненный священной водой леса. Полейте росток после того, как он коснется поверхности, и он будет расти быстрее. Возьмите нашего друга с собой в дорогу. Он поможет вам не сбиться с пути и ухаживать за будущим деревом. Он призовет старших, когда лес окрепнет. Берегите его, ибо только он не даст ростку захиреть без заботы народа леса.

– Для меня чес-сть с-сопровошдать людей в их пути. – С ветки вспорхнул фэйри, старый знакомый двоих людей.

– Берите все это и отправляйтесь в путь. Надеюсь, вы будете на западе до того, как просохнет земля.

Принц кивнул.

– Мы будем там вовремя. Лучшие лошади стоят в ожидании. На всем пути нас уже ждут смены. Другим не придется нас ждать в крепости Акалак.


В монастыре было тихо. Нес'Ариан, бог силы и храбрости, никогда не любил шума в повседневной жизни. Не любили шуметь и монахи, отдавшие себя служению богу. Поэтому нес'ариане прощались с уходящим молча. Каждый положил руку ему на плечо и сказал пару тихих слов на прощание. Несколько дюжин монахов стояли молча, пока оставляющий их брат подтягивал подпругу и вскакивал в седло. Они молчали, когда он выехал за ворота монастыря и пришпорил свою лошадь.

Нес'Нуин спешил на запад, в крепость Акалак, на место сбора.


Скользкий уходил на восток. Долго взвешивая, стоит ли рисковать своей головой ради еще пары сотен золотых, он решил, что денег ему достаточно. С теми сведениями, которые он набрал, было опасно представать перед вождем клана. Скользкий любил риск только тогда, когда он мог его контролировать. Поэтому вождь орков прождет напрасно у поворота реки, в том месте, где он встречал своего шпиона каждую весну. Возле одной из небольших речушек запада, неподалеку от крепости Акалак.


Урцил поцеловал жену. Она плакала всю ночь, прося его остаться. Она говорила, что ей не нужны деньги, которые дал принц, лишь бы Урцил не уходил.

Сейчас жена успокоилась и старалась выглядеть мужественной перед сыновьями. Урцил пожал руку старшему, похлопал по плечу среднего и подбросил в воздух радостно рассмеявшегося младшего. Урцил вышел за порог и пошел не оглядываясь, щурясь от весеннего солнца и обходя только начавшие таять сугробы.

Он не оглядывался, но знал, что все четверо стоят на пороге и будут стоять и глядеть ему вслед, пока он не исчезнет за поворотом, направляясь к ожидавшему его во дворце принцу. Сегодня они уходили в крепость Акалак.


Сержант с взводом королевской легкой кавалерии прибыл к цитадели давно. Третью неделю они несли караул, тщетно вглядываясь в занесенное снегом ущелье. Но приказ короля был прост: ждать сколько потребуется.

Щурясь от яркого весеннего солнца, сержант смотрел на яркий снег, лежащий на горах, пока в его глазах не запрыгали зайчики. Поэтому он решил протереть глаза, чтобы убедиться, что ему не померещилась вереница коротышек, медленно спускающихся вниз по ущелью.

Они приближались. Сержант, никогда не видевший ни одного представителя подгорного народа, тем не менее не мог ошибиться. Дюжина гномов приближалась к цитадели Дассан.

– Запрягайте коней и готовьте повозки, – приказал он стоявшему сзади кавалеристу. Как только уважаемые гномы отдохнут, мы отправимся в путь. Время не ждет.

Часть четвертая
Девятая крепость

– Наша молодежь слегка окрепла за зиму. – Ким смотрел на размещавшихся в казармах новобранцев.

– Ты на себя погляди. Когда ты попал ко мне, на тебя смотреть было жалко. – Сержант Ворг улыбнулся, повернувшись к Киму. – А теперь – красавец, вымахал выше меня, девчата за тобой бегали бы стайками, будь они здесь.

Ким вздохнул. С недавних пор он стал неравнодушно смотреть на противоположный пол, однако тут возникала одна небольшая сложность. Привлекательных девушек в крепости Акалак не наблюдалось.

Ким вздохнул снова и произнес:

– Думается мне, что скоро нам всем будет не до подобных забав. Говорят, что все уже собрались, принц приехал еще до нас. Оба принца, я видел их у цитадели. Так что скоро мы узнаем, что нам приготовлено.

Подошел капитан.

– Сегодня вечером построение. Всех. Ходят слухи, что с нами пойдут мастера. Каменщики, каменотесы, мастера по глине, дровосеки и плотники. Множество рабочих – видел их в казармах, они прибыли раньше нас. Я перестаю понимать, что за задание приготовила нам корона. Такую смесь мастеров не собирают просто так.

– Может быть, это просто совпадение и они идут куда-то еще?

– Не похоже, их снаряжают почти так же, как и нас. Трехнедельные рационы, одежда для леса, прочие мелочи. Но если они затеяли стройку, то зачем им наша тысяча?

– Охранять строительство, – хмуро произнес Ким. – И я начинаю догадываться, что мы будем строить.

– Что? – капитан явно не верил прозорливости Кима.

– Не буду я говорить, до вечера осталось недолго. Вы пока сами подумайте, капитан, что можно строить в более чем двух неделях на запад от этой крепости. Вариантов немного.

Ни слова больше не говоря, Ким ушел искать хоть одну особу женского пола. Не могло же в крепости не быть совсем ни одной девушки.


На внутренней площади Акалака, пятой крепости запада, собиралась толпа. Именно толпа, потому что только подчиненные капитана Тригора еще сохраняли некоторое подобие строя. Но они оказались на площади чуть ли не в меньшинстве.

К отряду пробился Нес'Нуин и тепло поздоровался с каждым.

– Тоже с нами? – Лашан сначала хотел пожать руку суровому монаху, но потом не выдержал и обнял его, чуть не оторвав от земли.

– Куда ж вы без меня. Кто вам подскажет, направит на правильный путь. Никто, кроме меня. – Монах улыбнулся.

– Никто, кроме вас. – Лашан кивнул. – Рад видеть тебя с нами, Нес'Нуин.

– Брентон, смотри, твоя родня. – Мугра толкнул приятеля под локоть и указал глазами в сторону деревянного помоста, на который уже поднялись принцы.

На постаменте величаво, гордо приподняв подбородок, стоял гном и разговаривал с младшим принцем. Впрочем, издали их беседа больше походила на перебранку.

Если бы друзья слышали спор гнома с особой королевской крови, то он наверняка бы их позабавил.

– Уважаемый гном, мы совершенно не рассчитывали на ваше присутствие…

– Денис, сын короля, ты еще совсем ребенок. Неужели ты думаешь, что гномы смогут пропустить величайшее строительство? И потом, мы не возьмем за это денег. Мое присутствие в экспедиции включено в стоимость.

– Но уважаемый гном…

– Зови меня Бодор.

– Уважаемый господин… Бодор, путь будет полон опасностей, орки наводнили эти леса. – Принц утер пот со лба. – Экспедиции придется пройти сотни миль по враждебным для людей землям.

– Денис, я мастер, а не воин. Если вы боитесь, что я перебью за вас всех орков, то можете не волноваться. Я оставлю их всех вам. Но я хочу участвовать в строительстве. Дело, которое вы затеяли, не пройдет мимо меня, и даже не просите меня остаться. Не то я обижусь. А с обиженным гномом лучше не связываться, уж вы-то знаете.

Денис не знал. Он понятия не имел, чем грозит общение с обиженным гномом, но начинал понимать, что означает спорить с гномом упертым. Он сдался. Тем более что его старший брат уже поднял руку, призывая к тишине.

– Воины! – начал Грегор. – Воины и граждане королевства! Те, кто знает меня, знают также и то, что я умею хорошо произносить речи.

Среди толпы раздался легкий смех, кое-кто действительно уже успел послушать речи принца.

– Однако сегодня не вечер для речей. Сегодня последний мирный вечер, и такого у вас не будет еще очень долго. У некоторых, быть может, никогда.

Принц сделал паузу. Мастеровым явно не очень понравилось начало речи принца.

– Все вы предупреждены о важности того, что вам предстоит. Все вы также предупреждены об опасности этого похода. Каждый из вас знает, что впереди будет множество трудностей. Однако никто не говорил вам, ради чего вы собраны здесь. Поэтому, – принц обвел глазами стоявших на площади людей, – после того, как я произнесу последнее слово, и до завтрашнего утра каждый из вас, даже солдаты королевской армии, имеет право отказаться от участия в экспедиции. И никто, ни я, ни один из моих людей, не упрекнет вас в этом. Но если вы решите остаться, то вам придется отдать все, при необходимости даже ваши жизни, для успеха этого похода.

Принц обвел глазами площадь и сказал совсем негромко, так, что его едва услышали в последних рядах:

– Друзья мои, вы идете поднимать флаг над девятой крепостью запада.

В толпе разлилась гробовая тишина. Она длилась несколько мгновений, которые показались принцу вечностью.

Молчание людей оборвалось неожиданно, разом, и громовой рев сотен глоток разнесся далеко за пределы Акалака. Люди хлопали по плечам соседей, топали ногами. Новобранцы потрясали в воздухе мечами.

Принц ждал почти минуту, пока все успокоятся. Потом поднял руку, но ему пришлось простоять еще долго, прежде чем народ на площади постепенно затих. Во вновь воцарившейся тишине принц сказал свои последние слова:

– Вы выступаете завтра, до восхода. Путь предстоит тяжелый, поэтому не напивайтесь слишком сильно сегодня вечером. Командиры и представители гильдий – ко мне, остальные свободны, для вас накрыты столы и открыты бочки.

Уже сходя с помоста, Грегор шепотом спросил брата:

– Как думаешь, многих мы не досчитаемся к утру?

– После того что я видел и слышал? Думаю, выступят все. – Денис улыбнулся. – Ты всегда умел подбирать людей. Эти мастеровые – не воины и не любят опасностей, но никто из них не сможет отказаться от участия в самом великом творении за всю их жизнь.

– Хотел бы я отправиться с ними. – Старший брат вздохнул.

– Я тоже, – эхом ответил младший. – Но ты помнишь, что не раз говорил нам отец. Мужество королей не в том, чтобы умирать в бою, а в том, чтобы их подданным не пришлось этого делать.

– Порой я начинаю жалеть о том, кем родился. – Грегор задумчиво оглянулся в сторону народа, начавшего разливать эль из бочек.

– Подожди того момента, когда папа решит, что тебе пора жениться. Вот тогда начнешь жалеть, – не по годам глубокомысленно высказался младший.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

сообщить о нарушении