Эдуард Катлас.

Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Ничего. – Капитан кивнул, как будто убеждая себя самого в не полной безнадежности всей затеи. – Зима долгая, кое-чему мы их научим. Пока покажи мне расписание занятий.

– Расписание, мой капитан? – Чувствовалось, что Лашана застали врасплох. – Но, сэр, у нас нет никакого расписания.

– А как же вы ведете занятия, сержант? – Капитан покачал головой. – Ладно, этим займемся вечером. Давай пока пройдемся, посмотрим на остальных и поздороваемся с твоими друзьями. Сержант Ворг, займитесь этим взводом. Почему-то мне кажется, что они недостаточно усердны в учебных поединках.


Урцил был в отчаянии. До первого снега он едва успел найти место для башни. Хорошее место, на холме, обрывавшемся в глубокий овраг с западной стороны. Если поставить здесь башню, то она даже сможет продержаться несколько часов, подавая сигналы в город, прежде чем враг в нее ворвется. Непонятно откуда взявшийся враг, но об этом Урцил перестал думать, увлекшись мероприятием.

Он успел только найти место для башни и вырыть с помощью рабочих яму в десяток локтей глубины. А наутро и холм, и овраг, и яма оказались засыпаны снегом.

Поборов наконец свое унылое настроение, Урцил оглядел стоявших вокруг в растерянности рабочих и сказал:

– Выбросить весь снег из ямы. Сбрасывайте в овраг. Мне нужно побольше дров, тащите все, что сможете найти. Сержант, – он повернулся к прикрепленному к нему воину, – когда я могу рассчитывать получить камни для строительства, каменщиков и плотников?

– Сегодня, уважаемый архитектор. Сегодня до вечера все, что вам требуется, будет на этом холме.

Архитектор кивнул. У него появилось несколько идей, как обойти возникшие проблемы.


В бревенчатой казарме, в той части, что была оставлена за командирами и имела отдельный вход, собрались старые друзья. Капитан Тригор, четыре сержанта из первого лагеря в королевских землях и отряд из десяти человек, прошедший за лето половину запада.

– Принц так и держит в тайне, что нам предстоит следующим летом, – говорил капитан, – думаю, что раньше весны мы об этом не узнаем. Однако я могу кое-что предположить. Прежде всего, – капитан откинулся на спинку стула, – тысячу воинов не посылают для скрытного бега по лесам и небольших локальных поединков с орками. Тысячу воинов посылают для вполне серьезных сражений, где им придется воевать плечом к плечу. Из этого следует, что нам нужно обратить внимание на их работу в строю, а не только на одиночное владение оружием.

Второе предположение, которое я сделаю, – продолжил капитан, – это то, что тысяча воинов – сила недостаточная, чтобы атаковать укрепленные позиции или выходить на сражения на открытом месте. Следовательно, их нужно также обучить защите из-за укрытий. Воевать, используя временные укрепления, скорее всего частоколы и однодневные рвы. Научить их цепляться за любую складку на местности и оборонять ее до издыхания.

Третье предположение, которое я сделаю, заключается вот в чем: у нас нет времени, чтобы обучать их владению всевозможным оружием. Большинству мы дадим длинные мечи и короткие луки. Через месяц подготовки каждый из вас скажет мне, кому из них поменять оружие. После этого переформируем взводы таким образом, как они должны будут работать следующим летом. Что я упустил, господа?

– Вы сказали даже больше, чем мы могли придумать, – произнес Мугра. – Но благодаря каким богам мы успеем их обучить всему этому?

– Зима будет долгая, – невозмутимо произнес капитан, – долгая и снежная. А эта не первая тысяча, которую я готовлю. Давайте прикинем расписание занятий на следующую неделю.


– Больше лейте, не жалейте этой дряни, – командовал Урцил.

Рабочие заливали раствор в прорытые в самой яме отверстия где-то в человеческий рост. Залив пару ведер, принесенных из поставленного прямо на холме временного сруба, они сыпали прямо в раствор щебенку, приготовленную каменщиками. Пять отверстий, выбить которые под непрекращающимся снегом оказалось отдельной проблемой, были заполнены почти до краев. Засыпав последние ведра со щебенкой в ямы, рабочие отошли и стали выбираться из ямы.

– А теперь давайте дрова, – крикнул Урцил стоявшей наготове дюжине крестьян из окрестных деревень. – Я хочу, чтобы вы поддерживали огонь до неба весь день и всю ночь. Раствор в скважинах должен застыть, а не замерзнуть.

Крестьяне засуетились. Для них эта неожиданная хорошо оплачиваемая работа зимой была благословенной. Заработать несколько лишних медяков зимой очень трудно, даже несмотря на близость большого города. Так что они были готовы выполнять и более безумные приказы, нежели те, которыми их заваливал Урцил. Тем более что каждому за месяц работы обещали один золотой.

– Вроде бы я учел все, – сказал архитектор, как будто обращаясь к сержанту. На самом деле он просто размышлял вслух. – Башня будет достаточно далеко от обрыва, оползни ей не страшны. Столбы из камня вперемешку с раствором, да еще фундамент в десять локтей глубиной и вдвое шире самого строения – башня будет стоять устойчиво. Если бы работа делалась летом, то я бы сказал, что это будет лучшее сооружение в округе. Но зимой…

– Земля еще не промерзла глубоко, господин, – неожиданно высказался сержант, – весной строение не даст сильной осадки.

Урцил заинтересованно посмотрел на воина.

– Для солдата вы на удивление быстро схватываете особенности архитектуры.

– Мне пришлось многое повидать за время, проведенное в армии, – уклончиво ответил сержант.


Фантом выругался. Потом посмотрел на двадцатишаговые мишени и выругался еще раз, еще более заковыристо. Стоявший неподалеку Мугра удивленно обернулся. Он впервые слышал, чтобы рейнджер ругался. Но повод был.

Из дюжины стрел, которые выпустил каждый новобранец, только у некоторых хотя бы половина попали в мишень. И лишь один из бывших крестьян положил их в центр совсем близко стоявшей мишени.

– Нам с вами придется попотеть, неуклюжие гномы! – крикнул Даниэль. – А ну-ка быстро – собрать стрелы и вернуться на исходную.

У Мугры нашлись свои проблемы. Даже самые легкие мечи были слишком тяжелы для большей части молодежи. Они выдыхались мгновенно, через пять минут легких упражнений большинство не могли поднять руку, державшую оружие. Мугре все время приходилось останавливаться, чтобы дать взводу отдохнуть. А чтобы новобранцы не замерзли под продолжающим падать снегом, он заставлял их бегать. Через час занятий взвод валился с ног от усталости, но улучшений в их владении оружием практически не было.

Капитан прохаживался вдоль тренирующихся взводов, сопровождаемый магом.

– Двенадцать обморожений за последние сутки. Хорошо хоть принц догадался прислать лекаря. С такой скоростью через неделю половина будет лежать в лазарете.

– Может быть, нам стоит сделать небольшой навес, – задумчиво произнес маг, – вбить столбы, натянуть сверху веревки и закидать их ветками. Это хоть немного спасет их от ветра и падающего снега, капитан.

– Хорошая мысль.

– Брентон! – крикнул он через минуту. – Сержант Брентон, подойдите ко мне.

Подбежал запыхавшийся Брентон.

– Сержант Брентон, – почти шепотом произнес капитан, – вы что, их угробить хотите?

– Капитан, вы же сами сказали – не жалеть, тренировать их, пока не упадут.

– Сержант, я сказал тренировать, а не размахивать вашей секирой, пока какой-нибудь обормот случайно не окажется у нее на пути. Вам не нужно показывать им ваше мастерство, вам нужно научить их владеть мечами.

Брентон неохотно кивнул и шагнул обратно к взводу.


Месяц заканчивался. Урцил стоял у основания холма и любовался своим творением.

Несмотря на необходимость жечь костры практически после каждого уложенного камня, чтобы не давать раствору замерзнуть, башня была закончена даже раньше срока. Это притом, что Урцил отверг предложение плотников ограничиться деревянными перекрытиями и лестницами. Башня была сложена из камня вся, сверху донизу, включая каменные лестницы, каменные полы на трех ее этажах, узкие каменные бойницы, размещенные на втором и третьем этажах, и верхние зубцы, выполненные каменотесами с особенной тщательностью. Из дерева сложили только навес на самой вершине башни, защищающий от возможной непогоды дрова сигнального костра и постовых в карауле, которых на башне еще не было.

Впервые за долгие годы Урцил откровенно гордился своей работой.

– Великолепное творение, – сказал стоявший рядом сержант. – Восемь бойниц на втором этаже, шесть на третьем. При желании пара дюжин стрелков может удерживать здесь неприятеля значительно больше времени, чем потребуется для прихода подкрепления. Не хотите ли подняться наверх еще раз, господин, прежде чем мы вернемся в столицу?

– С удовольствием, сержант.

Они вскарабкались на вершину башни и осмотрели окрестности. За счет дополнительной высоты холма из башни открывался отличный вид.

– Отсюда видны западные ворота Рамангара, архитектор. – Сержант указал на восток, потом на север. – Дорога на Дассан, в предгорье, видна до первого перекрестка. Хорошо, что снег закончился, иначе бы мы не увидели этого великолепия. Дорога на запад видна почти на пять миль вдаль. Никакой противник теперь не пройдет незамеченным.

– Да, противник… Сержант, о каком противнике может идти речь в центре запада?

– Не знаю, господин. Думаю, что мы все узнаем в свое время. Пора отправляться в столицу и сдавать вашу работу.

Они спустились с башни и по протоптанной тропинке зашагали к ближайшей деревне, где остались их лошади.


– Так что там у тебя случилось с мешком на голове? – неожиданно спросил Брентон.

Они сидели все вместе и потягивали эль, весьма мудро купленный Мугрой при последней поездке в Рамангар. Купленный и запрятанный подальше, так что даже капитан не знал, чем они забавляются по вечерам. Хотя Брентон ворчал, что одна кружка эля за вечер, это скорее издевательство над его пересохшим горлом, чем польза для здоровья. Ворчал и старался растянуть эту кружку как только мог. Половина из них уже собирались укладываться спать, но нескольким вскоре еще предстояла проверка ночных караулов.

Виктор повернулся к Брентону, потом взглянул на придвинувшегося поближе Мугру, ожидавшего интересного рассказа от мага, и сказал:

– Да ничего особенного по большому счету. Той фразой ты навел меня на одну хорошую мысль. «Пыльным мешком по голове», – повторил Виктор запомнившуюся ему фразу. – Понимаете, мне совершенно недоступна магия иллюзий и все прочее. Вообще, очень немногие волшебники могут похвастаться тем, что умеют создавать иллюзии. Выполнение подобных заклинаний требует не силы, но огромных знаний. Знаний того, как человек думает, каким он видит окружающее и многого другого. По этим же причинам у меня нет для вас заклинаний, чтобы сделать вас сильнее или быстрее. Требуются другие знания, но не меньшие.

Виктор отпил глоток из своей кружки и продолжил:

– Я очень давно старался что-нибудь придумать, что обошло бы это препятствие, – заклинания, которые бы пугали врагов или вводили их в заблуждение, или хотя бы дезориентировали.

– Вспышка очень хорошо их отвлекает, – вставил Мугра.

– Да, это был мой первый маленький успех. Но вы не раз на собственной шкуре чувствовали, что это заклинание имеет свои ограничения.

– Ну и при чем здесь все-таки пыльный мешок? – Брентону явно не было так интересно, как Волку.

– Этими словами ты навел меня на мысль. Очень простую на самом деле. Если я не могу управлять головой врага, то я очень хорошо могу его отвлечь. Я ударю его потоком пыльного воздуха – «мешком». Это заставит любого потерять ориентацию, и тогда…

– Продолжение мы знаем. Проходили не раз. – Брентон хохотнул. – Ты становишься мудрее с каждым днем. Скоро мы будем кланяться тебе, проходя мимо.

– Ты тоже становишься мудрее и опытней, Гном, – ответствовал волшебник. – Может быть, ты сам этого не замечаешь, но твоя сила и умение растут день ото дня.

– Главное, чтобы нашего мастерства оказалось достаточно следующей весной, – произнес Лашан. – Придумай побольше новых заклинаний, маг. Почему-то у меня не возникает ни малейшего сомнения, что они все нам пригодятся в том деле, что задумал для нас принц.


– Помните, солдаты: у вас всего одна минута, чтобы справиться. Количество стрел не ограничено. Начали, – крикнул Фантом и взялся за одолженную у Лашана веревочку с узелками. Пока веревка проходила свой круг между пальцами рейнджера, одновременно с ней проходила минута.

Прямо в снег было воткнуто около сотни мишеней, все на разных расстояниях, от тридцати до сотни шагов. Взвод начал выпускать стрелы одну за другой, торопясь поразить как можно больше мишеней до истечения времени.

Однако минута минула, а до многих из дальних мишеней так и не долетела ни одна стрела. Даже несколько ближних, находящихся на расстоянии всего в тридцать шагов, оказались девственно чисты. Всего Ким, стоящий рядом с Фантомом, насчитал шестнадцать пустых мишеней.

– Хорошо, – неожиданно произнес Даниэль, – очень неплохо.

Солдаты удивленно посмотрели на рейнджера. Они чуть ли не впервые услышали похвалу из уст сержанта.

– Вы совершили только четыре ошибки. – Голос Даниэля стал жестче. – Четыре ошибки, которые в настоящем бою стоили бы вам жизни. Первая: надо было прежде всего уничтожить всех ближайших противников. Потому что мгновением позже они были бы в ваших рядах и рубили бы вас на куски. Это понятно?

– Так точно, сэр! – гаркнул взвод.

– Вторая ваша ошибка заключается в том, что вы оставили живыми больше дюжины врагов. Эта дюжина сейчас в ваших рядах, сносит головы наиболее неповоротливым из вас, пока вы достаете свои мечи. Третья ошибка заключается в том, что вы выпускаете стрелы, не думая, куда они должны попасть. Для ближайших мишеней это не так важно: куда бы вы ни попали, с такого расстояния стрелы пробьют любую защиту, кроме тяжелых щитов и лат. Но дальние стрелы должны лететь в стыки между лат, в шею противника, в плохо защищенные ноги, куда угодно, только не прямо в доспехи. Ваши луки не пробьют даже кольчугу на таком расстоянии. Так что живых врагов даже больше, по моим прикидкам – почти три дюжины. И все они опять же среди вас, с ятага… с мечами наголо, рубят вас в мелкую требуху для свиней. Это тоже понятно?

– Так точно, сэр! – Взвод, казалось, был поражен необходимостью не просто попадать в дальние мишени, но еще и думать о том, в какую их часть должна угодить стрела.

– И последнее. Даже самый тупой и медлительный враг пробежит сто шагов за время, в пять раз меньшее, чем я вам дал. Это означает, что сейчас вы все мертвы, а над вашими телами измывается вся сотня, которую вы не остановили.

Сделав паузу, чтобы подчеркнуть свое утверждение, Фантом спокойным голосом произнес:

– Быстро собрать стрелы. Будем повторять. Мы закончим, когда через минуту в каждой мишени будет торчать по пять ваших стрел. Тогда я буду доволен.

В этот день взводу так и не удалось сделать сержанта довольным. Лучшее, что у них вышло, это закрыть все мишени хотя бы одной стрелой.

– Тетива их луков никуда не годится, – тихо произнес Фантом, наклонившись к Киму. – Она отсыревает, потом замерзает на воздухе. Я заставляю каждого из них ухаживать за луками, но на таком морозе их трудно содержать в нормальном состоянии.


Тип по прозвищу «Скользкий» сидел за столом в таверне на окраине Рамангара и широко улыбался. Только что он проиграл в карты еще пять медяков. Всего же за этот вечер он потерял серебряную монету из своего кошелька, частично проиграв в карты и частично заплатив за проставленную выпивку всем, кто сидел за его столом. Все его не интересовали – его интересовали только стражники, зашедшие сюда выпить после караула и перекинуться разок-другой в картишки.

Скользкий улыбался не очередной монете, ушедшей из его кошелька. Таких монет он истратил уже много с начала наступившей зимы. Скользкий улыбался, чтобы вызвать доверие окружающих, особенно у сидевших рядом с ним стражников.

В глубине его мыслей не было места улыбке, а было только раздражение. С начала осени он пытался выяснить, что произойдет следующим летом. Он чувствовал, что назревает что-то крупное, очень крупное, но не находил ни одного подтверждения этому.

Целыми днями он крутился у цитадели города, у всех выходов из дворца, то изображая просящего милостыню, то достаточно правдиво играя вора. Даже срезал пару толстых кошельков, хотя и наполненных только серебром и медью. Но ничего необычного, никаких интересных слухов не выходило из дворца. Какие-то мелочи, непонятные причуды принца. Ему уже было известно, что принц берет в долг огромные суммы, просто огромные, – но для чего? Какая-то странная активность была развернута в строительстве – зачем ставить дозорные башни вокруг Рамангара, причем с наступлением зимы? Стражники рассказали, как они собирали архитекторов по всему городу. От кого принц собирается оборонять город? Прибытия каких вражеских войск он ждет весной, раз башни возводились, несмотря на падающий снег? В таких условиях, что половина из них так и остались недостроенными? Уж точно не орков, уж это Скользкий знал наверняка.

Обычные башни, некоторые получше, некоторые ужасные, не стоило и затевать такой суматохи. Скользкий облазал окрестности каждой из них, но так и не понял, с какой стороны и от кого принц ждет нападения.

Он облазал и тот зимний лагерь, стараясь изображать местного крестьянина, пытающегося заработать. После того как его третий раз отогнала стража, на удивление молчаливая и не желающая постоять и поболтать с дружелюбным крестьянским парнем с бутылкой эля за пазухой, он решил, что бродить вокруг лагеря становится опасным. Да он и так увидел все, что хотел. Тысяча молодых мечей, новобранцы, тренируются под руководством опытных вояк. Действительно опытных, это наметанный взгляд Скользкого определил с ходу. Но тысяча новобранцев не делает никакой погоды на западных границах. А ничего необычного в основном гарнизоне он так и не заметил.

Скользкий всерьез подумывал, не пора ли завязывать с орками. Уйти на восток, предложить свои услуги кочевникам или стать совсем благородным и начать работать на восточную империю. У тех и денег побольше, и задачи попроще.

Но вождь пообещал ему две сотни золотых, если он принесет ему новости из столицы ранней весной. Вождь будет ждать в условленном месте с двумя сотнями монет, а Скользкому нечего будет ему рассказать. За это вождь клана орков может решить оставить его в лесу, особенно если кто-то другой принесет ему больше вестей, чем Скользкий. А что другие были, Скользкий не сомневался. Слишком уж уверенным и знающим выглядел орк, пятый сезон встречающий шпиона в лесах у границы.

Зима была в самом разгаре, и жизнь в Рамангаре и вокруг него почти замерла под слоем снега. Если какие-то приготовления к весенней кампании и были, то они давно закончились. А Скользкий так и не узнал ничего стоящего.

Поэтому он улыбался. Когда оказываешься в безвыходной ситуации, надо улыбаться – это правило Скользкий выучил одним из первых.


– Шаг вперед, выпад. Отступили. Шаг назад, защита от удара сверху. Шаг вперед, круговой удар справа. Опустили оружие. – Лашан покачал головой. – Смотрите еще раз. Отбив удар сверху, вы должны воспользоваться силой удара противника, крутануть меч над головой и, пока противник не опомнился, снести ему шею. Самое главное из того, что я сказал, – не дать противнику отступить, пока он еще не перенес вес обратно и не ушел от вашей атаки. Если вы будете делать этот удар коряво и медленно, то сами окажетесь без головы. Подойди ко мне! – Он махнул рукой ближе всех стоящему новобранцу. – Нанеси удар сверху, как я тебя учил.

Отбив приближающийся меч солдата, Лашан продемонстрировал правильное движение: меч юноши еще даже не вернулся на исходную, когда к его шее прижался клинок мастера-мечника.

– Это один из самых базовых приемов. В настоящем бою любой опытный мечник без труда уйдет от вашей контратаки. Но вы должны стараться сделать ее быстрой и смертоносной. Тогда у вас появится шанс дать ошибиться противнику и нанести удар, который может стать смертельным. Подняли мечи в первую позицию! – вновь скомандовал Лашан. Шаг вперед, выпад, защита щитом от удара слева. Отступили. Теперь чуть сложнее: защищайтесь щитом от удара сверху, одновременно приседаете и подрубаете противнику ноги. Примерно вот так. Увидели?

– Так точно, сэр!

– Начали. Шаг назад…


– Что ж, я посетил вашу башню, уважаемый архитектор.

Урцил был почти в обмороке. С ним говорил сам наследный принц, в котором текла кровь королей! С ним, не известным никому ремесленником!

– Должен сказать, это лучшая башня из всех построенных. Лучшая и единственная, которая была поднята в обозначенный срок.

Принц, по своей любимой привычке, стоял у окна, вполоборота повернувшись к архитектору.

– Да вы садитесь, уважаемый Урцил, думаю, вам следует присесть. Эй, принесите моему гостю чего-нибудь выпить!

Урцил благодарно кивнул пажу, подавшему ему большую кружку, наполненную пенистым элем, и от волнения сделал большой глоток. Взглянув на наблюдающего за ним принца, он поперхнулся и, откашливаясь, произнес:

– Благодарю… Благодарю вас, ваше высочество, за столь высокую оценку моего скромного таланта.

– Не недооценивайте себя, мастер. Ваш талант один из лучших во всем королевстве, вам пора это знать. Именно такой талант, как я искал. Весной в этой башне мы поставим дозор, который будет дополнительным гарантом безопасности окрестных селений и не позволит разбойникам шнырять под самым носом у короны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

сообщить о нарушении