Эдуард Дэлюж.

Белые чернила на живом красном



скачать книгу бесплатно

И нет меня, и тысячу раз я


И нет меня, и тысячу раз я…

Среди ветвей, разбуженных весною,

Рожденный новой нотою земною,

Где нет меня, где тысячу раз я…


Я научился Говорить, я говорю стихами.

Звучание пересыпает дней песок…

У строк есть срок,

У срока есть прощанье,

Что каждый день мне серебрит висок.


Как пальцев обещанье горячо!

Из знака Пустоты горит Звездою.

И сон полыни и весна листвою…

Перекрести меня! Ещё раз и ещё…!


Я вспомню Звук,

Я вспомню все названья,

В той млечности рожденные слова…

Зеркальный отблеск Твоего молчанья -

Зеркальный голос моего пера.


И ветер тихо шепчет имена,

В наряды белые их одевая,

Где яблоня роняет письмена…

Где нет меня, где тысячу раз я!


И нет тебя, и тысячу раз ты!

Вновь пульс уроним посредине бездны.

Исходят Светом белые стихи,

Исходят тенью призрачные мессы.


Цветут деревья за пределами земли,

И есть ли смысл звать тебя домой,

Когда мы, как они обнажены,

И в Боге бог и в тишине Любовь.


Как нежен шелк, где полыхнут уста!

Как нежно бредят тени под луною…

Я вновь однажды упаду сюда,

Прося тебя, еще не созданную мною.


Чтоб задувать полночную свечу

В томленьях уязвленных красотою,

Донашивая платье цвета снов,

Разнашивая кожу цвета боли.


И нет меня, и тысячу раз я…


2015г.

Закат. Шопен Ноктюрн 20


«И молится закат, молится, чтобы быть,

и  ничего больше»


В фарфоре Ра – Высокий звук заката… Синь, ранящее торжество…

Этюд в багровых тонах, словно дерзкий миг, пришедший за попыткой…

Бог дал ему голос, чтобы терять себя…


О, этот невесомый звук -

Последний Псалом уходящего…

Упование…

Упование –

строка к строке средь одинокого смысла тебя,

причащенного временем.

Как врут слова на пламенной латыни пред этой распаленной красотой!

Как чувственно не сдержан ритм теней!

Сгущенье красок, звуков,

уходящих в глубину и замирающих там сонмом аберраций…

Как совершенен след оттенков бытия…


Поступь легка…

Прогулка по аллеям удивления и трепета …

Прогулка в черный парк и святость фонарей…

Слышишь, как вечность вливается в строки небес Жертвенником Слов?

Слышишь,

как на детские прописи нежных сердец и срезы усталых цветов падает тень?

Тень причащения …Темный Смычок по Скрипкам воспаленной Плоти,

Рифмы алых рук на фоне темноты…

Там, где недописанное не горит,

а обжигает раскаленным молчанием язык твой,

Где каждая строка отличается цветом и словом;

Медленно падать в тебя, как падают в летопись шелеста звуков,

Уходящих в глубину холодного чувства прОжитого.


Там, где пишутся стихи, там разорвана связь времен…


Звук мироточит…

Строка замирает на вдохе… И не выдохнуть!

Шепчи… не говори, шепчи…

у подножия Времени, посвящающего тебя в черное.

Шепчи… сквозь хаос разноцветий заплаканный дотла…


Смерть возлежит у ног Бога …

Их диалог – эпиграф… Эпиграф Вечности

И звуки пыльной тишины сгустились в ритуале причащенья…

Закат… слагает Бог непостижимые стихи…

И плачет Смерть у Бога на руках,

Темнеющим смычком тоски, касаясь невесомых откровений,

Где будет тихо спать, став тенью у теней в гостях…

В нотах без нот, завернута в забвенье,

Что завернет, уставшее, в покой…

О, эти двое так легки…

О, эти двое знают Вдохновение в лицо.


Взамен цветов, немая нежность грусти

Глаз, что знают всю любовь Божественного непостоянства.

Вязь букв на узорах трав…как шаг в Всеверие

Сожженного повествования заката.


2015г.

Строка седьмая


Я собираю ковчег, врученного мне мира.

Каждый день, с момента рождения, я строю ковчег.

Мои тетради с песнями вдоха и выдоха…

пятивластие пальцев роняет строку за строкой…

ковчег строк.

На изломах мира садится солнце, встает солнце…

Выстилая мои святыни, сшивая бессвязные явления:


Строка первая.

Меняются души… со-бытие… всего со всем.

Слова, как голод, голод разной силы,

оттого и у слов разная сила.

Плачут лишь те, кто любит свою душу…

Голодом томимые, учатся любить.

Чтобы забыть боль, ее нужно полюбить…

Я возьму Боль и Любовь.

По жилам голых палок – сердца листьев.


Плачь и радость – это голоса…

Строка вторая.

Я возьму Ветер и Дорогу.

Поверни там, где ветер, когда услышишь звук,

поверни к звуку – там бог и переправа.

Есть истины, голоса которых еще доносятся до тебя…

Голоса, которые ты ещё слышишь.

Голоса, где идёт сражение за тебя, ты уже проиграл или победил…


Кто знает, чьё сердце бьется в груди у этого мгновения?

Строкой третьей бьется оно в груди…

Счастье осознанного мгновения обновляет всё бытие.

Все стихи – это письма с другой стороны.

Время мчится по тропе холста.

Куда?

Душу в тело глухое одели, но слышит она…


Кусочки строк…когда же целая строка?…

Вечные стихи без слов, гранью безграничного…

Это ли не четвертая строка?

Это ли не месть богов,

давших нам божественность чувств и тело.

Тело, не умеющего повторить ничего, кроме жалкого эха…

Столько чувствовать … и не уметь сказать!


Строка пятая.

Голый сад… Пустыня испытаний…

место, в котором другой голос может говорить…

Ты гасишь звезды над моею головой,

но какие ты зажигаешь взамен?!

Отзвук летален… листья еще качаются, дозревают…

пусть проверяют, чего они стоят.

Оторвутся от ветвей…

Так же и я, как листья сыплюсь, рассыпаюсь, рассыплю..

Тысячу лет так же сыпемся мы – отпущенные Слова Его пальцев.

Бессмертие должно где-то прятаться…

Это, как душа, наполненная музыкой…

Снежинка, пролетев сквозь пламя… плавно тает на щеке

Кто-то с пальцев отпустил слова…

Они летят… белоснежные… похожие на покаяние.


Строка шестая.

Это наброски к шагам…

Оставь Любовь, а остальное вынь!

Ценой своей жизни уходит ночь…

Ценой своей жизни собираешь ты свой ковчег…

Качнувшийся голос Библейской тишины

в беззвучной высоте....

Стыд – разъедает огрубевшие шрамы

и извлекает из укрытия душу.

Отрезая кусочки от своего паруса,

ты пишешь на них письма к Богу…

Дожидаешься ветра и отпускаешь их к Нему…


Лист, полный слез и радости…


Строка седьмая.

Пыль падает дождем с лепестка

И открываются от жажды рты,

чтоб выпить Слово, что расцветет в саду…

Кто-то умирает внутри цветка…

кто-то рождается внутри цветка…

Цвет хоронит тебя там, где начинается цвет…

Сумей прочесть.

Последний полдень для тебя…

снаружи пепельный, внутри кровоточащий…

Глаголы площадей уже близки…

Лжеправедность глаголами презрения ходит по улицам…

Ершалаим уходит в тишину… Ершалаиму холодно.

Для вечных строк не найдется темы?

Взгляни, их письмена так ярко алеют -

Снаружи пепельный, внутри кровоточащий…

Их письмена знают, что страшные муки идут своим чередом.

И время высохло… Надменным запахом шторма и розы,

что-то играет с тобой. Зачем? И что будет потом?…

Напьются нектара поэты,

а лжеправедность, все также, будет ходить по улицам…

Свобода дара… тебе придется напиться ею через боль.

Глаголы площадей уже близко…

Глаголы презрения не впустят в свою строку веры…

Выбор у всего земного только один – любить или умереть…

Последний полдень Тебя под ветхозаветным небом....

Галдящее завтра, где в одиночной камере своего "я",

Пилат почти уже убежден в своей несвободе.


Поэзия – сама себе уста…


Сбросив мучительный покров,

Ты вошел в сияющее утро Слова.

Голод Слова в разносильи слов.


Я собираю ковчег, врученного мне мира.

Каждый день, с момента рождения, я строю ковчег…


2015г.

На побережье Снов


«Однажды мы уснём в Словах,которые однажды Взломали.»

В каждом мгновении слова,расшифровав тишину

и исследовав все складки блеска зашифрованного.

Поэзия работает в промежутках мгновений…

Она – Бесконечная радость в конечном времени.

Под силу ли правде,справиться с правдой?


Каллиграфия белого листа

Чернилами на бело-голубом.

Я жду на побережье Человека.

Я знаю, он придёт,

Отмерив мне секунду лишь,

Которой имя – Вечность.


Разношенное время, я в тебе?

Смотрю на море – отблески на рыбьей чешуе…

Слова, как рыбы, плещутся, играют…

Я их ловлю руками, не сетями.

Приходят люди… чаще без лица …

И смотрят на улов ,на сердца всплески.

Как много слов у них ненужных и не тех,

Бесцветною стеной их снов обрезки.

И я опять один на побережье снов.


Зову я мальчика с собой,

Что видел с детства лишь одно -

То, что звучало – Красотою!…

И голой образностью трепетной пугливой,

Тянуло руки к побережью снов.

С тем мальчиком мы и сейчас сидим на побережье…

Болтаем обо всем, что глубже слов.


С кем ищут разговора все слова?

И чьи слова с кем ищут разговора?


Теперь лишь тишина пред встречей с Человеком тем,

Которого я жду на побережье Слова.


2015г.

Стук сердца


Стук сердца – падение с вершины времени..

Стук сердца – шрифт брайля на возвышенностях любимого тела…

Стук сердца – задержка дыхания открывшейся красоты..

Стук сердца – между вчера и завтра – трепет..

Стук сердца – листья с остывших веток..

Стук сердца – однажды обнявший солнце..

Стук сердца – безмолвно и непостижимо..

Стук сердца – дан от рожденья…

Стук сердца – "дар, чтобы взлететь"…

Стук сердца – жизнь всегда находит выход…

Стук сердца – у каждого дня своя радость…

Стук сердца – всё, чем ты наполняешь его сам…


2012г.

Сто тысяч ударов сердца


Сто тысяч ударов в сутки делает сердце поэта…

Я могу Со-творить из увиденного всё что угодно…

Стать Со-творцом всего на свете…

Я могу всё…кроме одного -

Тут, лежа в тишине один,

я не могу ощутить твоего дыхания…

Живого дыхания…теплого, близкого, родного..

Того дыхания, когда мы, прижавшись к друг другу,

говорим без слов…глазами…

Того дыхания ,что…

Представляешь, я могу воспроизвести тысячи звуков,

Проникнуть в глубину тысячи ощущений, быть ими…

Сто тысяч отражений мгновения и запечатления…

Я могу всё что угодно…

но я не могу ощутить твоего дыхания…без Тебя…


2015г.

Пасодобль со Смертью


Торро!!!!

Жизнь – Игра, в которую мы играем с Быком –

утонченный медленный танец....

Изучая друг друга… мы танцуем с ним Смерть,

Поэзию жарких шагов…

Каждый бог начинает с азов…

Кто из нас кого убивает?

Пасодобль со Смертью – это сердце парада,

где на каждую мертвую розу,

приходится мертвый матадор.


Торро!!!!

Где затянуто Горло строф в охрипшей гортани рассветов,

Слёзы оставляли разрезы на моих щеках.

Эти бутоны плача… их было тысячи.

Где на каждую мертвую розу приходится заостренный шип.

Где на каждого мертвого матадора

приходится голос мертвых танцовщиц –

Лепестков …

Я могу почувствовать твои раны,

когда тебе хочется танцевать босой,

Каждый день ко мне является Смерть,

окруженная ослепительной красотой.


Торро!!!!

Любовь…

благодарю, что не испепелила, а унесла с собой.

Мы всегда с тобой знали,

что достаточно сказать лишь слово,

и сады зацветут, опьяняя весной.

На свете существует лишь три настоящих женщины –

Любовь, Поэзия и Смерть…

и каждая из них образ твой.


Торро!!!!

Властелины строк не датированных полутонов.

Слово и Соль оставляет ожог на губах…

Этот дьявольский смех…так смеется сама Любовь…

Смерть смотрит на нас,

Смерть любит нас не меньше Бога,

Смерть будет моей последней женой.

Когда занавес упадет, я скажу ей: ТОРРО!!!!


2015г.

Десять минут


«Единственное королевство,

которое делает человека королем –

это царство его души....»

Г.Д.Робертс (Шантарам)


Его седой голос рассказывает о женщине…

Сталь куда-то ушла, утончилось воспоминание…

Звук тонко-тонко качает его, где-то между миром и ним.

Тонко-тонко в его голосе звучит её имя…Святостью.

Его седые глаза, казалось потухшие, вдруг заблестели…

Лучезарный свет ее имени скользнул по улыбке…

Лучезарный свет ее облика осветил мгновения.

Их мгновения, сложившиеся в цветной витраж окна:

Он впервые встретил ее…

Я видел, как он провожает ее взглядом…Сейчас – тогда.

Слепые строки на мертвом дереве…

Еще мгновение и они зацветут сквозь занавес часов…

В его морщинах жил юноша, в его глазах светилась любовь.

Огни потусторонних маяков ближе и ближе…

Ближе та, что давно оставила его,

Та, что живёт с ним по сей день.


Его рассказ о ней уместился в 10 минут…

В 10 минут, для готового слушать.

И в жизнь, для готового услышать.

Мы досмотрим вид из окна и дослушаем тишину…

Смерти не найдется место…

Ни один гравёр не способен обездвижить этот свет…

Бережно, снежно, тени хранят фонари…


2015г.

Чистовик


Не восполнить чужие пустоты,

Полноту не разлить по душам!

Непрошедшее время… так душно

Предлагает сыграть в твою душу.

Щедро манит и жёстко стелит

Нотной грамотой предисловий,

Чистых ангелов откровения,

Пустоту разбавляют под кожей.

На разделочных досках страха

Мотылькам зажигают лампы,

И взлетают они на плаху

Ритмом сердца

Свободным взмахом.


2010г.

Она сожжет тебя


Она сожжет тебя глазами

Во исполненье их горячей воли,

Но прежде, разминется взглядом,

Продолжив невесомую игру.

И утро и цветок в твоих ладонях…

Владей!

Не думай о различьях…

Владей, не торопя сближенье,

Где долгий миг до пропасти в цвету.

Сплетенных пальцев жаркие мотивы,

Мы безопасны лишь до первой капли…

Мы скидываем кожу и ныряем,

Ныряем в пламя, в эту наготу.

И кто из нас ловец, а кто добыча?

Не знают руки, мы не знаем сами…

Она сожжет тебя губами,

Она сожжет тебя… у пропасти в цвету.


2015г.

Песнь Песней


(Цикл времена года. Весна.)


«Мы получили бытие, чтобы благоденствовать;

и благоденствовали после того, как получили бытие;

нам вверен был рай, чтобы насладиться;

нам дана была заповедь,

чтобы, сохранив ее, заслужить жизнь».


Когда звучат навстречу эти Песни,

То открываются все окна настежь!

Когда звучат такие Песни

И Что-то большее роняет в сон цветок…

Так медленно,без слов и без ответов…

Как медленно…когда звучат такие Песни!

Все покалеченные и немые

Выходят на спасительный виток.

И не стремится голос их к земному,

И аллилуйя расправляет крылья!

Там, где наполнен восхищением и пылью -

Наполнен человечеством листок…

Что спал под толстокожей ветвью,

Храня во тьме своё живое сердце…

Листок и имя, имя и листок -

О кровоток!!!


То сердце, что звучит цветеньем ветхих…

Из глубины и страсти…черноземных…

То сердце, что осознаёт Дыханье

И вакуум прозрачный сознаёт…

Шаги новорожденной Персефоны,

Что одинаковы с часами смертных,

Что одинаковы с молчаньем вечных-

Листок и имя, имя и листок.

Летальный отзвук наших языков…

Слепой Звонарь получит откровенье

И будет петь в честь предстоящей Ночи

На языке Божественно Хмельном…

Не отличить ту наготу от нашей,

Сродниться с этим выпавшим мгновеньем

В сиянии, что станет скоротечным -

Листок и имя, имя и листок…


Покуда не звучат иные песни

И Что-то, как большое Песнопенье,

Рукою постаревшей и усталой -

Не вынет из волос земли цветок.


*Персефона – богиня плодородия и царства мёртвых.



2015г.

Спой мне


Спой мне…сегодня. Здесь. Сейчас.

Тонкая грань будет отделять нас друг от друга,

Тонкая грань желания стать ещё ближе

В этих долгих днях, с нечетными путями.


Спой… я хочу коснуться твоих звуков,

Рискуя рассыпаться и стать совершенным.

Моя религия – Любовь, мой храм – сердце.

Спой мне… сегодня. Здесь. Сейчас.


Мне, торгующемуся о месте и цвете наших небес -

Настоящих и будущих.

Смотрящему в твои глаза -

В этой смертной роскоши – быть.


Спой мне, пришедшему, чтобы погибнуть,

Спой мне, пришедшему, чтобы погубить.

Тут, где однажды моя пыль

Будет смешана с твоей пылью… навсегда.

Спой мне… что-то, что нельзя забыть.

Спой, и я внесу твой голос во все пустоты мира.


2013г.

Последняя игра воображенья


(Цикл времена года. Зима)


Когда последняя игра воображенья

Рассыплется в сухую пыль -

Вернётся невесомое скольженье

И плоскость перебелит в стынь;

В двенадцать онемений тишины

Из сонных сонников зачитанных пространств,

Потусторонних пустырей зимы -

Непостоянности всех постоянств!

В двенадцать измерений амальгамы,

Застывшего до корки хрусталя,

В двенадцать искривлений гаммы,

Залатанного наспех ноября…

Вкруг лампы выстроятся тени,

Запутанные в сонной пустоте.

Струну, задев виолончели,

Запрыгнет на колени кот ко мне.

Мы станем вслушиваться в почерк зим широкий,

В увеличенье длительности нот

И тишина раскатится стихами,

Слагая чувства в вольный перевод…

И мы напишем – года времена,

А первой к нам пришла зима.


2012г.

Жизнь – это путешествие


Жизнь – это путешествие

в самый неизвестный уголок во всем мире – себя…

Никто не знает своих границ… И я уверен, что их нет совсем…

Я не знаю, что я возьму с собой по дороге,

От чего откажусь, что не замечу,

О чём буду плакать, смеяться, сожалеть…

Я знаю лишь одно – я иду....


2015г.

Ты узнаешь меня


Мы приручили смерть

Это наш с тобой секрет…

Секрет приходящих из вечности.


Любовь – самое сильное, что есть на земле,

Самое небесное, что есть у неба,

Самое тонкое, что есть у прозрачности,

Самое нежное, что есть у сердца…

Высокий звук…

Высокий звук ТВОЕГО СЕРДЦА,

Воздух на перелёте туго натянутой Нити,

Сквозь шум переводимого дыхания…


Мои слова однажды превратятся в песчинку.

Эта песчинка будет странствовать и попадёт в море.

Там, со временем, она превратится в раковину.

В раковину, которую найдёт девочка на морском берегу.

Она приложит её к уху, и я шепну ей из вечности -Здравствуй!

Ты узнаешь меня…


2013г.

Акустика сердца


Всё тихо и хрупко…по тишине капель,

Босая, простая… В стае кочующих птиц -

Птица – Весна, в небе старинных страниц.

Сердце созвучий в неспелой листве пробуждает,


Хрустальной строкой целует дрожащую ночь…

Акустика сердца – послесловье терпенья.

Мне кажется, Бог, создавал тебя в сердце Своём

В лучший из дней Своего Откровенья.


2010г.

И настанет твой День


И настанет твой ДЕНЬ,

День риска -

Тот самый ДЕНЬ,

Когда ты станешь более болезненным,

чем тень и тишина.

И ты зазвучишь…

Там, в долине умирающих звезд,

где твои чернила замерзали,

и тишина поправляла в груди диадему*.

Там, где увеличивая звук скрипки,

Деревья врывались в музыку корнями, ветвями, листьями,

Пронизывали тебя миллионами дыханий

И приветствовали тебя между строк…

Тебя – потомка звука и пути.

Невообразимый секрет,

Необратимое сожаление,

Незабываемая любовь,

Невыносимость отсутствия -

Каждый момент тебя самого.

Каждый момент, гибель которого,

ты был остановить не в силах …

И не остановил. Пусть будет уничтожено!

Ты расскажешь его, чтобы увидеть себя,

Чтобы установить право Звука, Эха, Тишины…

Чтобы узнать свое собственное определение

и сбежать от него!

Ведь только проигравший освобожден от звуков.

Ты не нарушен до тех пор,

Пока звучишь болью или радостью…

И я распутывал свою изнанку.

Вот он я – мерцающая вещь,

Блистающий мир,

Жар души,

Потерянная необходимость,

Невыносимость присутствия.

И я чертовски голоден в этой голой коже.

Не потому ли мои руки пишут,

А мое сердце одевает чувства в дальнейшую наготу…


Когда будешь танцевать Чакону*, брось мне розу.

Я буду в третьем ряду,

На том месте,

Билет на которое всегда продан,

Но оно пустует.

И тишина поправит мне в сердце диадему.


* Диадема (первоначальное значение) – мужская повязка жрецов,

символ власти.

* Чакона – скрипичная партита 2 d-moll, Чакона, И.С. Баха,

в исполнении Ицхака Перлмана. Философия в нотах.


2015г.

Сохрани нас, Красота


Сохрани нас, Красота,

Коронованных на Жизнь,

Вдыхающих живую душу твоего простора.

Сохрани нас, Красота,

Распростёршихся над бездной,

Вышёптывающих голосом кожи и рук

Имя Того, у которого нет имён.


Сохрани нас – грубо скроенные тела,

Бичуемые цветением,

Крестящие Время солью пустоты,

Приносящих тебе в жертву опадание.

Сохрани нас, Красота,

Пылкостью сердец отогревающих пальцы,

Чтобы наносить человеческие буквы на твоё безмолвие,

В желании удержать на земле легко исчезающее, возвышенное,

Но ещё не знающих, что нам дана твоя Любовь навырост.


Сохрани нас, Красота,

Глядящих в сердце Света в молчании.


2013г.

Бог белого листа


Бог белого листа -

Безудержный Бастард,

Багряная болезнь

Беспомощного утра.

Белеет Баттерфляй,

Бессмертен Белый Бал.

Чернеет берег букв

Бодлеровского чувства.

Бокал Бакарди, Бес!

Безликий бестиарий…

Как бирюзова боль!

Как бронзов богомол!

Бездонна багатель,

Безслёзен бриз рояля…

Бог белого листа

Роняет в легкость тень


* стихотворение – символизм:

* Бастард – слова, строки. Бастард потомок королевских кровей,

но не прямой наследник рода. То, что мы чувствуем и то,

что можем рассказать, описать близко к бастарду.

* Баттерфляй – в контексте произведения – белый лист,

к которому стремится бастард.

* Бронзовый богомол – перо, которым пишет поэт.

* Багатель (фр. bagatelle) – Изящная безделушка.

Небольшая, лёгкая в исполнении музыкальная пьеса.


2015г.

Слово


Прозвучит и поймётся, чтобы снова и снова -

Своевременно опыту, на ветвях спело Слово.

Если слово звучит, значит семя получено.

Хуже, если молчит, страшно, если беззвучное.


2000г.

Мы танцуем белое хокку


Мы танцуем белое хокку…

Белый бриз серебристой пыльцы,

Пересыпаемся в глубины друг друга

Под расцветающими ночью звездами.

Звуки рук – беспамятством, снами бессонных – ноты…

Оставайся, но не спрашивай где мы…

Мы родом из Леты… Невесомы.

Голубым бархатом ночь на пороге,

Огненный знак в центре тела вселенной,

В королевстве арканов прикосновений -

Мы танцуем белое хокку

Выдоха,

Вдоха

Мгновений.

Я умираю в твоей наготе, чтобы воскресать снова и снова…

Поэзия ночных цветов замирает на губах…

Поэзия огня принадлежит моей крови

Перемешанная с твоими запретными красками -

Код гармонии…

17 слогов небытия пролитых в бокал вдохновения,

Ты без тени, ты откровение.

Мир иногда слишком хрупок и тонок для слов,

Я хочу молчать о любви – Любовь.

В невесомое белое хокку одеваю твои забвения…

Называй таинственное число

Я его угадаю…

Я знаю все системы исчисления…

Измерением белого хокку тебя открываю

На мосту тишины между звуком и звуком…


Мы танцуем белое хокку…


2015г.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2