Эдуард Аминов.

Всплеск чувств (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Эдуард Аминов, 2017

© Моя Строка, 2017

* * *
 
Когда умирают чувства, стареют.
Когда любят до безумья, сохнут.
Когда душа радуется, смеются.
Когда близкие уходят, люди плачут.
Когда рождаются дети, они радуются.
Когда солнце восходит – жизнь рождается.
Когда светит луна ночью
                           – любовь пробуждается.
 


Штрихи к портрету


Штрихи к портрету – Эдуард Аминов – Иммануэль

Член Союза писателей Израиля и США

Академик. – Международной Академии Внедрения Технологий.

Член Корр. Международной Академии Информатизации.

Доктор технических и географических наук, профессор.

Художник. Поэт. Архитектор и Климатолог.

Его художественные полотна и скульптуры выставлялись неоднократно в Нью-Йорке, в Тель-Авиве и в Иерусалиме. Некоторые картины имеются в музеях: Тель-Авива, Нью-Йорка, Ташкента, Душанбе, Ашхабада и Бишкека, а многие находятся в домах его друзей и знакомых: в Узбекистане, Австрии, России, Израиле и в США.

Им изданы более 90 книг: монографий, справочников, научной фантастики, лирико-философской поэзии, прозы, драматургии, искусства и юморесок, на русском языке и 13 книг на английском языке, с его же иллюстрациями.


Всплекснулись чувства

 
Прекрасны и круты здесь берега Гудзона.
Тут словно встали башни Вавилона,
Когда я их увидел с высот глядя,
То чудеса всплекснулись чувствами войдя…
 

Я стараюсь жить новыми своими работам не только для того, чтобы просто искать и удивлять, но и находить что-то новое.

Конечно быть первооткрывателем непросто, но так увлекательно. Ставка сделана не на то, чтобы просто удивлять читающих. Такая игра не стоит свеч. Главное – остаться в памяти и сердце. Хорошо бы навсегда.


 
Это – как говорят дети?
Обо всем на свете…
Но сегодня они говорят о свадьбе?
Когда любят друг друга вместе.
И все время целуются – без вреда,
А затем и женятся – ценя сердца.
Желая начать новую жизнь
Не от хорошей кажующася жизни,
А иметь свой быт и интимность…
Уединения, свободы без посторонней вести.
 

А потому имей виду дорогой читатель:

 
Открывая окно в будущее
Закрывай дверь в прошлое,
Чтобы сквозняком не выдуло настоящее,
В котором созрела любовь существующая..
 

Мой поиск самого себя был долог и сложен, но когда я уже достиг всего в науке и начал писать картины и стихи, по радости и муке, сопровождавшим этот новый труд, я понял, что главное дело жизни найдено.

Ведь это не наука и не спорт, где непременно надо кого-то превзойти (соображение, что важна не победа, а борьба – лицемерно). Нужно одно: чтобы было тебе, что сказать, и собственными, неизжеванными словами – в противном случае не стоит и начинать. Помните, замечательный педагог К. Ушинский, словно продолжая мысль Достоевского писал: «Всякое искреннее наслаждение изящным само по себе источник нравственной красоты».

 
Думаю, в давно ушедших в царство теней,
Красота чувств была более сильной.
И обаяние женственной прелести всей
Было магически привлекательнее
                                        их нежностей.
 

Я понимаю, что произведения искусства делают нас чище, добрее, участливее к братьям в человечестве и к природе, помогают избежать многих душевных ошибок, высветляя жизнь. А магия слова и звука Сильнее голоса чувства. От того власть поэта Больше и значительнее власти любого демиурга… (драматурга)

 
Понятие философии в стихах
Происходит от слова «борьба».
От того и сила Эроса
Вся в важности: в поэтике всегда
И в учении наших чувств иногда.
Отсюда и женщина – мать любви суть,
Хозяйка дома и обитательница душ…
 

И как всякий поэт служит Богине-матери, соединяющей в себе лики Мудрости, Любви и Плодородия, так и я стараюсь поклоняться женской богине. Думаю, без нее нет Поэта, и он обращается, в основном, только к ней:

 
Все поэты поклоняются женской богине.
Без нее нет поэта, ищущего истину и в помине.
Она должна находиться в правде его слова,
Ибо Поэт познает вещи, в которых основа.
Вещи, не интересующие ни Музу, ни Любовь,
Ведь она богиня,
                     но и женщиной тоже титулована.
 

Тут Поэт – мечтатель, восхвалитель и Творец!

Поэтому у него постоянно два лица, еще лучше, если три, как у Музы.

 
Три цвета трехликой богини – Музы:
Белый – синий – красный – как узы…
 

Среди обычных людей существует поговорка: «Быть Поэтом, любить поэта или смеяться над ним – все одинаково гибельно.»

 
Великая богиня – Муза обнажена,
Как дарящая истину жизни живя.
В ней Истина, Любовь и Красота,
Бродильная началом в стремлении любя:
Отвлекая от обжорства, драк и вина,
Потому оберегает знания
Нерукотворного ручья.
И она не привержена ни к месту – огня,
Ни ко времени душою домашнего очага.
Муза всегда требует
     женского отклонения – от этого боль.
Потому просто женщины
                         не выдерживают ее роль.
И часто на празднествах любви,
                                    познавая ее суть,
Сами уходят из жизни. Их уже не вернуть…
 

Надо опорочить прежнее, чтоб утвердить новое.

Таковы к сожалению люди…

В новом видеть будущее…

 
Поэт всегда должен быть впереди.
В этом сущность его души и среды.
Если нечто еще незрело, омертвело,
Поэт становится разрушителем той беды
И направляет сюда удар осмеяния толпы,
Если что-то милое еще слабо, не окрепло,
И надо создать и влить в него силу деянья.
Поэт тут мечтатель, вохвалитель Творца,
Потому постоянно у него два лица.
Еще лучше, если три, как у Музы.
Но горе ему и людям, если только одно всегда.
Тогда Поэт – сеятель отравы и вреда…
 

Теперь уже на склоне лет я стал глубже пони-мать подспудное свое восприятие. Несмотря на свои огромные познания во многих областях науки, техники и философии, а также понимание великого искусства, уже не стремлюсь создавать новое: ни орудия, ни машины, ни новые концепции в архитектуре пространства, чтобы не расстаться с чувствами Эроса, красоты и поэзии.

Мудро ли это? Не знаю… Но думаю, что если весь мир идет к разрыву Поэта и философии, чувств и разума, к приятию всеразумного и всемогущего, т. е. от живой природы – в пространство, под защиту стен и машин, тогда наш путь придет к гибели.

 
В познанье есть власть у мира.
Как у природы Бог, что Лира.
Владенье знаньем обретет закон,
И это есть подобье власти – Трон.
А потому мы все под властью
Наивысшего над всеми Разума – Его…
 

Чем глубже смотрю во тьму веков, тем темнее было вокруг человека.

Так и в его душе, и в следах его бега, Тьма отражается в мыслях у его нега…

 
Эрос мужской и женской любви
Неизбежен для живущих Земли.
Здесь сладость и горечь
Возникают в чувствах души,
А излечение влечет часто в пути
Потрясеньем, как после войны.
 

И еще, я понял людей, надо поднимать их над обычным уровнем повседневной жизни. Поэт – художник, создавая красоту, дает утешение в надгробии, поэтизирует прошлое в памятнике, возвышает душу и сердце в изображении богов, жен и героев. Нельзя искажать прекрасное. Оно перестанет давать силы и утешение, душевную крепость. Красота преходяща. Слишком коротко соприкосновение с ней, поэтому, переживая утрату, мы глубже понимаем и ценим встреченное, усерднее ищем в жизни прекрасное. Вот почему красива печаль песен, картин и надгробий.

 
Об увиденном всем до края земли,
О пространстве, постигшем суть души,
Старался прочесть все у ее красоты
И мудрости глубину впитал,
                             созерцая Неба мечты.
Потаенное видел, сокровенное ведал.
Памятью пронес о днях, что изведал.
Далеким путем ходил, но устал
И вернулся, и почти все в стихах написал.
А сейчас в прозе пишу весь свой труд,
Будто обернулся из того мира я тут:
В картинах, в стихах, ипостасях разных,
В чувствах, которые развернулись вокруг.
 
Надежда
 
С детства я живу с мыслями надежд
И каждому стараюсь протянуть я руки.
И в процветанье я вносил рукотворимый след,
Но чувствую, что не достиг еще!
                             а ведь творил без муки.
Хоть за мною был послан ангела посыльный
И в праздничные одежды одевал посильные,
Судьба опять брала меня вся в руки,
Чтоб жить в объятьях тех надежд у скуки.
Нет, я не буду ждать,
                     пока нужна поддержка станет.
Стараться буду проживать
                               тот дар и дней, и лет,
Когда слова не будут застревать в гортани
И будет вечно свежим
                           стихотворный мой букет.
 
Предчувствия
 
Вспоминаю жизни дороги и холмы.
Всегда я зачем-то спешил,
А сейчас, будто бег чувств успокоил,
Предчувствуя смотрины своей зимы.
И глаза провожают с грустью тихо
Пролетевшие годы, дела… Где ты, Весна?
И замирают душевные звуков блики,
С тревогой тоскливой на все времена.
 
Бессмертие
 
За горизонт уйти – в бессмертие
Возможность удается не всякому – поверьте.
Талантливых много, и в суете их возня,
Но мест там пока нет и для меня…
А все же имя мое в науке и в архитектуре
Известно пока и живет
И в избранную кучку – как бы плывет.
То запрыгнет открытьями
                               иль стихами в наскок,
И будто подталкивает в спину мне Бог,
Что среди них душу встряхнул, как мог,
И в юность вернулся, не чувствуя ног.
А тут мне мигают с памяти встречи,
Годами забытые, неслучайные лица и речи.
И с этим сравниться не может ничто.
Даже в бессмертие уйти – западло…
 
Нахожу наслаждение
 
Изучая геометрию Солнца и Земли,
Истину ищу сверкающей мысли.
Слушаю вращающиеся чувства сферы
Под звездами – холодными нервами,
С ненавистью к смерти, поиску красоты —
С точкой взгляда «Полярной звезды»
Находя наслажденье у времени жизни,
Под надзором Тысячеоким, даже при тьмы.
 
Познаю
 
В этом мире, где каждый душою одинок,
Средь вакханалии демократии разнословья,
Где жизнь летит, как пройденный урок,
Под беготню, зомбированья и сквернословья,
Гоненья туч к грозе, а к необогащенью.
И дети забывают про матерей – отцов,
И жизнь идет у них под шум и гам спецов,
Где грязным сапогом
                            на совесть наступают.
Отравлены продукты, воздух и вода,
И осень здесь, как бабье лето,
Порядочности ищешь тут следа,
А тень шутливо называют
                                   «белым светом».
С утра пытаюсь крепко на ноги я встать,
Чтобы для друзей
                 приветственно предстать поэтом.
И тут в душе они кричат «не лги»,
Что в чувствах застревают лживые слова,
Когда до горла доползают.
А средь разноцветья растет трава,
И красота мне душу расширяет.
О, как же мне Творца благотворить,
Что познаю, как зло с добром тут помирить.
 
Мысль
 
Когда внутри пылает радость,
А чувства испытывают сладость,
Душа блаженствует, почуя божью благодать,
Задетых струн сердечных яств возможность передать…
И день проводишь в силах все сносить,
Хотя к закату плывешь, изжить,
Борясь с желаньем все выносить,
Те неподъемные ответы, что некого спросить.
И гордо голову свою подняв,
Пытаешься запомнить прошлый нрав
И мысль о том, что это счастье,
Чтоб унести с собой за горизонт в ненастье…
 
В этом вижу цель
 
Я пишу стихи – картины, книги создаю.
И доброта моя, надеюсь,
                      согреет всех. Ее отдаю.
Все, что я творю, верю, людям подарю.
В этом вижу цель того, что боготворю.
 
 
Пролетает год… Подводят ноженьки…
Ладно, ладно. Покорюсь, милый боженька,
Постараюсь сам себе помочь
Душу сохранить и сердце превозмочь.
 
Музыка тишины
 
Музыка парковой тишины сама себя играет.
Сама любуется собой – слушателя ублажает.
Она резвится пеньем птиц под шелест листьев,
Переливаясь с журчаньем ручья
                                        – рай напоминает.
О, музыка природной тишины,
                                       не забывай ты нас.
В беготне и суете своей мы укрываемся сейчас.
Мы двери заперли,
                   души и окна в сердце затворили.
Живем тут осмотрительно в глуши
                                     и ездим в автомобиле.
Иль кофе пьем на кухне у чужих людей в будни,
Забыв палитру захватить или этюдник,
Не слыша музыки узор, что вышит свыше,
Не замечаем счастье,
что несет скрипач на крыше.
 


Результат любви



 
Я знаю истину простую:
Любить – так тело отдавать тому,
Чтоб плоть соединить вплотную:
Душу, сердце, не подвластное уму.
 

Великий художник, мудрец Гоген, а он в этом деле имел громадный опыт, однажды заметил: «В Европе половые сношения – результат любви. В Океании любовь – результат половых сношений. Кто здесь прав? Говорят, что человек, отдающий свое тело другому, совершает грех. Это спорный вопрос… настоящий грех совершает тот, кто продает свое тело. Женщины хотят быть свободными. Это их право. Но уж никак не мужчины стоят у них на пути к такой свободе. Женщина станет свободной в тот день, когда поймет, что ее честь хранится отнюдь не в том месте, которое находится у нее ниже пупка. Именно в этот день она станет свободной. И, возможно, более здоровой.»

 
В пору осени своей спелой,
Ступая по листве облетелой
Памятью душу терзал
О недомолвках к любимой..
 
Глубина чувств
 
Чувство глубины любящей пары
Вскрывает толстая тетрадь той поры,
А там красавицы видна вся стать.
Вся суть ее у молодца в душе.
И будто рвется музыкой вся стать,
А чувства рифмой проливаются в стезе.
И чем сильнее и глубже их любовь,
Тем виноватее и грустнее скорбь.
 
Стремлюсь я к красоте
Поэма
 
По прошествии нашей жизни времени
Спадает эйфория новизны и впечатления.
И нет уже той чуткости в ощущении,
Как в молодости, с остротою восхищения.
Лишь к красоте любой еще влечение,
Не может, видно, надоесть,
Как тяга к душевному наслаждению.
А потому ее душою хочется воспеть…
Всегда найдется в жизни
                              место радости и грусти.
Так было и, увы, так будет впредь всегда.
Таков уж Рок людей: он не упустит,
Что приходит радость иногда, а иногда беда.
Вот потому моя любовь
                          – стремленье, где красота,
Во мне – пока живу – она жива.
И думаю, ничего на свете важнее нету,
Значений чувств любви,
                               где красота и есть душа…
 
Предисловие
 
Словом, все, что в мире прекрасно и красиво,
Полно духовного высокого смысла.
И истино прекрасные творенья вещи,
Всегда для нас становятся явленьем,
Перерастающие в символ со значением.
 

Эту поэму «Стремленье к красоте» я писал во время некого озарения, в состоянии эйфории или, как говорят, когда «был в ударе», все время ощущая, что я подталкиваемый и воодушевленный с чьей-то помощью. Лучше сказать, как вдохновение т. е. легкости парения мыслей и чувств. Причем, соавтором моим считаю Юрия Зыгина, так как после прочтения его двухтомника «Поклонение красоте» я многое перенял из его чувствственных строк, но конечно со своими мыслями и ощущениями – как ученый, художник и архитектор.

 
Наверное, вся моя поэзия в умствовании,
В перенасыщении и глагольствовании,
Но чувства красоты не изжито из нее,
А главное – стараюсь вышито описывать ее.
Ведь я ученый, художник и чувственный поэт,
Открытия свои делаю в непростой свой век.
И я влюблен очень в красоту – везде, во всю,
Аргументированую светом, освещая тьму.
Ведь красота попирается со всех сторон,
Вовсю ее насилуют, мне кажется в урон,
И силы дьявола в исступлении злом,
Проституируют ее для вожделения кругом.
 
Пролог
 
О, Божественная красота!
И несравненная моя душа,
К себе манящая – влекущая звезда.
Ты стала мне наставником, еще вчера
И тяготею к ней всегда – всегда.
Приемник мира и добра.
Еще дари меня щедротами своими.
Мои все намерения благородны
И цели, связывающие с красотою – скромны.
 
 
Над всеми красота давлеет властно
И жажда вечная Прекрасного.
Как Солнце славит любой поэт,
Пытаюсь славить и я красоты весь свет.
В красе живя, в ее потоках света,
Я нежностью сирени осветляю Лета
И удивляюсь, как прославленный мыслитель,
Становясь наставником, я – просветитель.
 
 
Вообще, что такое красота?
Прелестные и сладкие места?
Красота – это то, что радует глаз и умиляет,
Полнит душу радостью и восхищает,
Что чарует, улыбку вызывает и восторг,
Как при взгляде на красавицу-девицу…
 
 
Нет! Радость жизни во мне не угасает,
А красота, как близкая, меня спасает.
 
Красота
 
Поэт, художник я, ученый и философ,
Мой взор с восторгом ловит всю красоту,
Чистую, особенно нежную поутру
И сердце бедное трепещет,
Как лист весенний на ветру.
И как замечательно, когда во всем согласье,
Вниманье друг другу и участье —
Цветут улыбок яркие цветы,
И не разлад в чести, а море красоты.
 
 
Созерцая красоту, паришь орлом.
Чувствами окутан, будто бы шелком.
Наверно, все художники Роз любили испокон
И страстны были к ним своим веком..
 
 
Увы, лишь к старости я понял,
Нет красоты важнее у природы,
И жертвой стал судьбы иронии,
В лучах красот от Солнца идеологии.
И тут я предаюсь размышлениям,
Мысль устремив к космическим идеям,
Где сладкое в груди томленье
Мне живо, о красоте девичьей, представление.
И чувствам я своим даю благославление.
В истоме сердце, тело и душа:
Ведь так мила, О, Женщина! в своем цветенье,
Что к красоте ее тянусь, не чувствуя Лета.
Да разве молодой, еще с душой пустой
Так сможет восторгаться такою красотой
И выражать святое восхищение…
Ведь тут лишь половое расхождение,
А в возрасте мужчина, ее он видит по-другому.
И для него ее краса так зрима по иному,
Что фору он дает любому молодому.
Тут ведь как бывает
                      – молодой, женщину берет,
Старый же ее заговаривает
                                 – за уши приобретет.
Молодой на нее орет,
                        а старый околдовывает ее.
 
О, женщины!
 
О, женщины – красы богини во создании.
Вы – цветок земли и центр мироздания.
Вы – зов ведущий в бесконечное распознание,
Где таинства души у вас сокрыты в назидание.
 
 
Хайям воздал хвалу и не одну
Красавицам, веселому застолью и вину.
И я хочу воздать ему хулу:
Наполнив красотою души всю пиалу.
 
 
И я один из тех поэтов,
                              мечтающий о розе юной,
Прекрасной – нежной, шелкорунной!
Извелся весь в своих времен исканьях,
Прожив почти всю жизнь о ней в мечтаньях.
 
 
Мой разум, мысли, чувства движут постоянно,
Чтоб отыскать во всем идею
истин красоты зерно,
И ею бережно, в желании,
весь мир в любви объять,
Туман развеять, от красоты весь вспять.
 
 
Но благостен ученого поэта каждый миг.
Чистотою радостного его бденья.
Как девственен, светел и прекрасный лик,
В часы творенья, видя красоту, во вдохновенье.
 
 
Да нынче девушки, как Евы, совершенны.
И Дивят они любого, кто смыслит в красоте.
Черты ее у них необыкновенны,
Красой своей сияя, как в горах цветы.
 
 
И мне философсвовать не скучно.
С этим я живу и мне они не докучны.
Мила риторика моя и легконравна,
На красоту смотрю с любовью и забавно.
 
 
Заворожен еще я от красы весенней,
Душой пылаю, в любви осенней.
Ох, как тянет к девам молодым неуклонно,
Хотя и сказывается сердце от лет преклонных.
Как творчество природы оживляет
Богинь любви и красоты живые изваянья.
Дивят они любого красой очарованья,
Идя стезей свой, мир наш удивляя.
 
 
Созданная Природой, Богом,
Женщина не может быть убогой.
Она достойна восхищенья,
Восторгам также подлежит,
Что блага вечные творит
Иной великий Гений!
 
 
Ничто вся женская краса
                        без разных восхвалений,
Без учащенного дыханья,
                           восторгов, восхищенья.
Ужель, они красоту свою сводят лишь к тому,
Чтоб вокруг себя создать амурный имидж?
Ведь животные и птицы,
                   даже рыбы – в орбите красоты
И бабочки, и пчелки в ней, растенья и цветы.
Вот потому воспеваю красоту
                                  призвав все музы:
У Солнца и Луны заимствуя их свет и узы,
Чтобы создать вдохновенный образ,
                                             девичий свет,
Творцом нам созданный красоты портрет.
 
 
Обидно, ныне у многих женщин деловых в миру
Нет прежней мягкости и нежности в свету.
Уступчивую, покладистую
                               редко встретишь на веку,
Хоть обойди весь белый свет в году.
Вроде, омужлобились, погрубели
И от сладкой жизни потучнели,
Заважничали, капризны и зачерствели.
 
 
Пока не поздно – женщины опомнитесь!
И простые истины все вспомните:
Встречайте, как раньше, ласкою мужчин,
Чтобы не брали они вас сами с боем.
Не надо, чтоб мужик был господин,
Но и не надо, чтобы он был изгоем.
 
Другие стали времена
 
Увы и красота недолго всем сияет,
Цветет, благоухает и отцветает.
Как всем, во времени, твореньям у миров
Сойдет их утонченный на вид покров.
А в наши наставшие прогресса времена,
Где деловыми стали женщины, и не их вина,
Такая уж наехала на них, нашла планида
И канула еще одна в пучину Атландида.
Желание творить всю красоту
 
 
Да, красоту люблю я – свыше, по наитию.
Серьезно отношусь к этому событию.
И молода еще душа и старости не знает,
Что видя красоту – страстно, о ней мечтает.
 
 
Среди цветов, как бывает сладко
И думается про себя обычно украдкой.
Сей рай – земное совершенство,
Бывает здесь – дивное блаженство.
И ты хоть бедный, кажешься богатым,
И неимоверным, мудрым – Сократом!
 
 
Сумею ли высоко воспеть и вознести
О красоте людей, природы описать в стихи,
Подняться в небеса на крыльях вдохновенья
И создать прекрасное произведенье!
 
 
В моем доме скульптуры и картины,
В камне изваяния и маслом писаны долины:
Леса и горы, города, друзья, марины,
Исторические сцены, натюрморты, дамы,
Но главное сокровище – красота в них,
Что я достиг в творении любя.
И чтоб испытать в творении блаженство
Познать стремился все аналы совершенства.
Порой захватывал мой дух и разум
В блаженстве неземном и влюблялся сразу.
И во мне цвели мечты и грезы,
Но отцвели надежды – остались слезы.
Что Эд, плененный красотой и одухотворенный
Не может не восхищаться и ныне красотой,
Но к ней еще стремиться воссозданной душой.
 
 
Искания мои были не напрасны,
Часто я встречался, что было так прекрасно,
Но в том-то суть – это счастье иль беда,
Когда заманчиво красиво,
                              то на небольшие времена.
Увы, все это лишь одни мечтанья!
                                         А в жизни что?
Мгновенья счастья и страданья…
 
 
Как мир прекрасен, знаю сам.
Как жизнь прекрасна, узнал я сам
И красоту люблю их я безумно,
Наверно, от того, что творю ее я сам.
Кто радуется твореньями своими.
Конечно же, Ваш Эд – художник и поэт.
И если он что-то значит в этом мире,
То воспевает красоту живописью и в лире,
А потому в воображении моем
                                    рисуются картины.
Они в мечтаньях представляются моими.
Любые ведь слова мои красавицам бессильны,
Я, как художник, должен им еще обильно.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное