Эдриан Маккинти.

Цепь



скачать книгу бесплатно

Выстрел в полицейского в план явно не входил, и мужчина справлялся с этим не без труда.

Кайли слышит, что женщина вернулась в машину.

– Ну вот, дело сделано. Она все понимает и знает, что должна делать, – объявляет женщина. – Веди девчонку в подвал, а я спрячу машину.

– Хорошо, – покорно отвечает мужчина. – Кайли, нужно вылезти из салона. Я открою тебе дверцу.

– Куда мы идем? – спрашивает Кайли.

– Мы приготовили тебе комнату. Не волнуйся, – просит мужчина. – Пока ты держишься очень хорошо.

Кайли чувствует, как мужчина склоняется над ней, чтобы отстегнуть ремень безопасности. Изо рта у него воняет ужас как. Дверца со стороны Кайли открывается.

– Повязку не снимай. Я держу тебя под прицелом, – предупреждает женщина.

Кайли кивает.

– Ну, чего ждешь?! – истерично визжит женщина. – Пошевеливайся!

Кайли спускает ноги в пустоту открытой дверцы и начинает вставать.

– Голову береги! – негромко просит мужчина.

Медленно и осторожно Кайли встает на ноги. Она пытается уловить шум транспорта или другие звуки, но не слышит ничего – ни машин, ни птиц, ни привычного шелеста океанских волн. Они где-то в глубине острова.

– Сюда! – говорит мужчина. – Я возьму тебя за руку и поведу вниз по лестнице. Никаких глупостей! Бежать тут некуда, мы оба готовы тебя застрелить. Ясно?

Кайли кивает.

– Ответь ему, – требует женщина.

– Я не стану делать глупостей, – говорит Кайли.

Она слышит, как отодвигается засов и открывается дверь.

– Осторожно! Ступеньки старые и довольно крутые, – предупреждает мужчина.

Кайли медленно спускается по деревянной лестнице, мужчина придерживает ее за локоть. За последней ступенькой бетонный пол. У Кайли обрывается сердце. Дома у них тоже есть подвал, но там пол земляной. В земле можно прорыть лаз, а в бетоне не получится.

– Сюда, – говорит мужчина и ведет Кайли по подземному отсеку.

Это подвал, ясное дело. Подвал дома в сельской глуши.

Кайли думает о маме, и ее снова душат слезы. Бедная мама! Она скоро должна пойти на новую работу. После рака и развода у нее только-только налаживается жизнь. Какая несправедливость!

– Садись, – велит мужчина. – Ниже, ниже садись. На полу есть матрас.

Кайли садится на матрас, по ощущениям покрытый спальным мешком и простыней. Раздается щелчок – женщина делает фотографию.

– Так, я иду в дом, чтобы отправить ей фотку и проверить «Викр»[8]8
  «Викр» (Wickr Me) – онлайн-мессенджер для анонимного общения. Появился в 2013 году после истории с Эдвардом Сноуденом.


[Закрыть]
. Очень надеюсь, они на нас не злятся.

– Не рассказывай им о том случае, – предлагает мужчина. – Скажи, что все идет по плану.

– Сама знаю! – огрызается женщина.

– Все будет хорошо, – неубедительно обещает мужчина.

Судя по звукам, женщина быстро поднимается по деревянным ступенькам и закрывает дверь подвала.

Кайли пугается: она теперь наедине с мужчиной, который может сделать все, что угодно.

– Не бойся, Кайли, – успокаивает мужчина. – Повязку можешь снять.

– Я не хочу видеть ваше лицо, – парирует Кайли.

– Я снова надел лыжную маску, так что ничего страшного.

Кайли снимает повязку. Мужчина стоит рядом, по-прежнему с пушкой в руках. Куртку он снял, оставшись в джинсах, черном свитере и в мокасинах, облепленных глиной и грязью. Итак, это плотный мужчина лет за сорок. Или за пятьдесят.

Подвал прямоугольный, примерно двадцать футов на тридцать. В нем два квадратных окошка, снаружи заваленных листьями. Пол бетонный, на нем лежит матрас, рядом с матрасом стоит лампа. Кайли принесли спальный мешок, ведро, туалетную бумагу, картонную коробку и две большие бутылки воды. Оставшаяся часть подвала пустует, если не считать древней чугунной плиты у стены и бойлера в дальнем углу.

– Пару дней ты поживешь здесь. Пока твоя мать не заплатит выкуп и не сделает еще кое-что. Мы постараемся, чтобы тебе было комфортно. Ты наверняка перепугана. Представить не могу… – Мужчина почти задыхается. – Кайли, мы не привыкли к этому. Мы не такие люди. Пожалуйста, пойми: нам все это навязано.

– Зачем вы меня похитили?

– Вот вернешься к матери, и она все тебе объяснит. Моя жена запрещает мне обсуждать это с тобой.

– По-моему, вы добрее ее. Пожалуйста, не могли бы вы…

– Нет. Если попытаешься сбежать, мы – вау! – убьем тебя. Я серьезно. Ты знаешь, на что мы с-с-способны. Ты была с нами. Ты все слышала. Бедный парень… Боже мой… Вот, надень на левое запястье. – Мужчина протягивает ей наручник. – Затяни так, чтобы нельзя было вырваться, но и чтобы не натирало. Ага, хорошо… Чуть туже. Дай проверю.

Мужчина осматривает запястье Кайли и затягивает наручник, потом берет другой, пристегивает к тяжелой металлической цепи, а ее навесным замком прикрепляет к чугунной плите.

– Цепь футов девять длиной, так что по подвалу двигаться можно. Видишь ту штуку у лестницы? Это камера. Мы будем следить за тобой, даже не спускаясь в подвал. Люминесцентную лампу гасить не станем, чтобы всегда видеть, чем ты занята. В общем, никаких глупостей, ясно?

– Ясно.

– Подушка и спальный мешок у тебя есть. В той коробке туалетные принадлежности, еще несколько рулонов туалетной бумаги, крекеры из муки грубого помола и книги. Ты Гарри Поттера любишь?

– Да.

– Там весь цикл. Еще добрая старая классика для девочек твоего возраста. Я знаю, о чем говорю. Я учи… Книги очень хорошие.

«„Я учитель литературы“? Это он хотел сказать?» – гадает Кайли, а вслух говорит:

– Спасибо!

«Будь вежлива, – велит себе она. – Веди себя как хорошая, перепуганная, трясущаяся от страха девочка, которая не создаст проблем».

Мужчина садится на корточки рядом с Кайли, по-прежнему держа ее под прицелом:

– Дом наш стоит в лесу. Возле него обрывается наша собственная грунтовая дорога. Если начнешь кричать, никто тебя не услышит. Участок у нас большой, окружен лесом. Но если кричать ты все же начнешь, я увижу и услышу на камере. Рисковать мне не позволено, поэтому придется спуститься сюда и заткнуть тебе рот кляпом. А чтобы ты не вытащила кляп, придется наручниками сковать тебе руки за спиной. Ты ведь понимаешь?

Кайли кивает.

– Теперь выверни карманы и отдай мне твою обувь.

Кайли выворачивает карманы, но в них только деньги. Нет ни телефона, ни перочинного ножика. Телефон остался на грунтовой дороге острова Плам.

Мужчина встает, покачиваясь.

– Боже милостивый, – бормочет он и тяжело сглатывает, потрясенный и огорошенный тем, что натворил.

Когда подвальная дверь закрывается, Кайли ложится на матрас и шумно выдыхает.

Потом она снова начинает плакать. Кайли плачет так, что не остается слез, потом усаживается и смотрит на бутылки с водой. Имеет смысл для похитителей подсунуть ей отраву? Бутылки, вообще-то, запечатаны, да и вода родниковая, «Поланд спринг». Кайли жадно пьет, потом останавливается.

Вдруг мужчина не вернется? Вдруг эту воду нужно растянуть на несколько дней или недель?

Кайли заглядывает в большую картонную коробку. Там две пачки крекеров из муки грубого помола, сникерс и упаковка чипсов «Принглс». Еще зубная щетка, зубная паста, туалетная бумага и штук пятнадцать книг. А еще альбом для рисования, два карандаша и игральные карты. Повернувшись спиной к камере, Кайли пытается карандашом вскрыть замок на наручниках, но секунд через десять сдается. Здесь нужна скрепка или что-то подобное. Она просматривает книги. «Гарри Поттер», Дж. Д. Сэлинджер, Герман Мелвилл, Джейн Остен. Да, тот мужчина, наверное, учитель английского.

Кайли делает еще один глоток, отматывает туалетную бумагу и вытирает слезы. Ложится на матрас. Он такой холодный! Девочка залезает в спальный мешок и накрывается им, чтобы камера ее не видела. Так спокойнее и безопаснее.

Очень здорово, если похитители ее не видят. Это же фишка от Даффи Дака: «Если я тебя не вижу, значит ты не существуешь».

Они не врали и впрямь не причинят ей вреда? Людям веришь, пока они не раскрывают свою мерзкую сущность. Но ведь похитители уже раскрыли ее, да?

Тот полицейский… Он, наверное, уже умер или умирает. Боже!

При воспоминании о том выстреле Кайли хочется кричать. Кричать и звать на помощь.

«Помогите, помогите, помогите мне!» – беззвучно шепчет Кайли. «Ну как же тебя угораздило? – спрашивает она себя. – Предупреждали ведь: нельзя садиться в машину к незнакомым людям. Ни в коем случае нельзя». Девочки пропадают постоянно, их почти никогда не находят.

Нет, порой находят. Навсегда пропадают очень многие девочки, но не все. Некоторые вернулись домой.

Элизабет Смарт – так звали ту мормонскую девушку. Во время интервью она держалась спокойно и с достоинством. Сказала, что ее поддерживала надежда, которую давала ей вера. А вот Кайли живет без веры, а все из-за глупых родителей!

Просыпается клаустрофобия – Кайли откидывает спальный мешок, судорожно глотает воздух и снова оглядывает подвал.

Похитители впрямь за ней наблюдают?

Поначалу, конечно, будут наблюдать. А в три утра? Может, получится сдвинуть плиту. Может, попадется старый гвоздь, которым можно вскрыть замок. Нужно ждать. Нужно сохранять спокойствие и ждать. Кайли вытаскивает из коробки альбом и карандаш. «Меня держат заложницей в подвале, помогите!» – пишет она. Только передать записку некому.

Кайли вырывает лист, сминает его и начинает рисовать. Она рисует потолок гробницы Сенмута[9]9
  Сенмут – древнеегипетский зодчий и государственный деятель.


[Закрыть]
из книги о Египте. Она рисует солнце и звезды. Древние египтяне верили, что после смерти люди живут на звездах. Но ведь жизни после смерти нет, так ведь? В нее верит бабушка, и больше никто. Жизнь после смерти – это полная ерунда, так? Тебя убивают, ты умираешь, и точка. Лет через сто твое тело найдут в лесу, и никто не вспомнит ни как тебя звали, ни что тебя похитили.

Ты стерта со страницы истории, как картинка на «Волшебном экране».

– Мама! Мама, помоги мне, пожалуйста! – шепчет Кайли.

Но понимает, что помощь не придет.

6

Четверг, 09:16

Вернувшись в дом на острове Плам, Рейчел проходит в кухню и падает на пол. Нет, это не обморок, она не теряет сознание. Просто не может больше находиться в вертикальном положении. Неопрятным знаком вопроса она лежит на линолеуме. Пульс зашкаливает. Горло сжимается. Ощущения как при сердечном приступе. Только Рейчел не может позволить себе сердечный приступ. Она должна спасти дочь. Рейчел садится, пытается дышать и думать.

Похитители запретили звонить в полицию. Наверное, они боятся полиции. А ведь в полиции точно знают, что делать в таких ситуациях, да?

Рейчел уже тянется к телефону, но одергивает себя. Нет! Рисковать нельзя. Если Цепь узнает, что она звонила копам, Кайли сразу же убьют. В голосе той женщины звучало нечто особенное. Во-первых, отчаяние. Во-вторых, решимость. Она готова убить Кайли и найти другой объект. Вся эта Цепь – нечто невероятное, безумное, но… не похоже, что та женщина врала. Она явно боится Цепи и верит в ее силу.

«И я верю», – думает Рейчел.

Но зачем оставаться с бедой наедине? Ей нужна помощь.

Марти… Он что-нибудь придумает.

Номер Марти на ускоренном наборе – Рейчел вызывает его, но сразу попадает на голосовую почту. Она пробует снова, но результат тот же. Рейчел просматривает свои контакты и звонит в Бруклин, на новый домашний номер Марти.

– Ал-лооо! – как обычно нараспев отвечает Тамми.

– Тамми? – спрашивает Рейчел.

– Да, кто это?

– Это Рейчел. Мне нужно поговорить с Марти.

– Его нет в городе.

– Правда? А где он?

– Он, ну… В том месте, как это…

– На службе?

– Нет. В том месте, где… где в гольф играют.

– В Шотландии?

– Нет! Он там, куда все ездят. Марти так туда рвался.

– С каких пор Марти играет… Не важно! Слушай, Тамми, я пытаюсь связаться с ним по важному делу, а у него сотовый отключен.

– Марти там со своей фирмой. Они устроили выездной корпоратив, поэтому телефоны пришлось сдать.

– Куда у них вылазка, Тамми? Пожалуйста, вспомни!

– Это в Огасте! Марти в Огасте. Если нужно, у меня где-то есть контактный номер.

– Нужно!

– Так, погоди… Ага, вот он.

Тамми диктует номер.

– Спасибо, Тамми. Я сейчас же позвоню Марти.

– Стой, а что у тебя за срочное дело?

– Ой, ничего серьезного, просто крыша протекает. Так, пустяки. Спасибо огромное!

Рейчел отсоединяется и тотчас набирает номер, который дала Тамми.

– Отель «Гленигл-Огаста»! – говорит администратор.

– Здравствуйте, мне нужен Марти О’Нил. Я… я его жена, но не помню, в каком номере он остановился.

– Хмм, сейчас посмотрим… В семьдесят четвертом. Я соединю вас.

Администратор соединяет Рейчел с номером Марти, но его нет на месте. Рейчел перезванивает на ресепшен и оставляет сообщение: пусть Марти свяжется с ней сразу, как вернется.

Рейчел обрывает вызов и снова садится на пол.

Она шокирована, оглушена, потрясена до глубины души.

На свете столько злодеев с огромным кармическим дисбалансом, почему же такое случилось с ней, особенно после всех испытаний, которые ей выпали за последнюю пару лет?! А бедная Кайли – только ребенок, она…

Звонит лежащий рядом сотовый. Рейчел берет его и смотрит на определитель номера.

«Неизвестный абонент».

Ох, только не это!

– Бывшему мужу звонишь? – осведомляется измененный голос. – Сейчас это впрямь тебе нужно? Ты доверяешь ему? Ты доверишь ему свою жизнь и жизнь дочери? Доверить придется, потому что, если муж проболтается, Кайли погибнет и, боюсь, нам придется убить и тебя. Цепь себя защищает. Подумай об этом прежде, чем звонить снова.

– Простите! Я… Я не дозвонилась ему. Я сообщение оставила. Просто… я не уверена… не уверена, что справлюсь одна. Я…

– Чуть позже ты можешь получить разрешение обращаться за помощью. Мы объясним, как выходить с нами на связь и просить разрешение. А пока, если не хочешь неприятностей, ни с кем не разговаривай. Достань деньги, начни подбирать объект. Рейчел, ты справишься. Ты очень грамотно отделалась от того патрульного на дороге. Да-да, мы видели. Мы будем внимательно следить за тобой до самого конца операции. А теперь за работу! – велит голос.

– Я не могу, – лепечет Рейчел.

Голос в трубке вздыхает:

– Мы не выбираем людей, которым требуется постоянный инструктаж. Это слишком утомительно. Мы выбираем инициативных. Самостоятельных. Таких, как ты, Рейчел. Теперь вставай с гребаного пола и за дело!

Рейчел в ужасе смотрит на телефон. Цепь следит за ней! Этим людям известно, кому она звонит, известно все, чем она занимается. Рейчел отпихивает телефон, поднимается и ковыляет в ванную, словно с места ДТП.

Она включает воду и споласкивает лицо. Зеркал в доме нет нигде, за исключением комнаты Кайли. Рейчел избавилась от них, чтобы не видеть ужаса выпадающих волос. Разумеется, никто из родных не позволял ей думать, что она может умереть. Ее мать, профессиональная медсестра, с самого начала объяснила: это излечимая стадия рака молочной железы второй-А степени, которая хорошо поддается инвазивному прецизионному хирургическому вмешательству в комплексе с радиотерапией и химиотерапией. Но первые несколько недель Рейчел смотрела в зеркало ванной и видела хиреющую, тающую, чахнущую себя.

Избавление от зеркал стало важным шагом в выздоровлении. Нет зеркал – не нужно пугаться бледного скелета-паука, каким она становилась в страшные дни химиотерапии. По сути, выздоровление Рейчел чудом не назовешь: выживаемость при степени 2А составляет девяносто процентов, но ведь всегда есть шанс попасть в те десять процентов, верно? Рейчел выключает воду.

Хорошо, что в ванной нет чертова зеркала, потому что зеркальная Рейчел смотрела бы на нее мертвыми обвиняющими глазами. Отпустить тринадцатилетнюю девочку на остановку одну? Случилось бы такое, если бы Кайли жила с Марти?

«Нет, не случилось бы. Только не под его присмотром. А под твоим случилось. Потому что ты никчемушка, Рейчел, признай это. Цепь ошибается на твой счет. Жестоко ошибается! В тридцать пять приступаешь к первой настоящей работе? Чем же ты занималась столько времени?! Столько возможностей упустила! В Корпусе мира служила? Кто присоединяется к Корпусу мира? Никто! После Гватемалы сколько лет вместе с Марти бездельничала? Пошла работать после того, как он наконец решил поступить на юридический? Ты же просто врала, прикидывалась! На деле ты просто никчемушка, и теперь твою бедную дочь затянуло в твою никчемную паутину».

Рейчел тычет пальцем туда, где висело зеркало.

«Сучка тупая! Жаль, ты не сдохла! Жаль, не попала в десять процентов невыживших!»

Рейчел закрывает глаза, считает от десяти до нуля, открывает глаза. Бежит в спальню и переодевается в белую блузку с черной юбкой, которые купила для преподавания. Надевает приличную кожанку, приличные туфли на каблуках, поправляет волосы и находит сумку-почтальонку. Берет свои финансовые документы, ноутбук и трудовой договор с муниципальным колледжем Ньюберипорта. Достает сигаретную заначку Марти для экзамена на статус адвоката и запаянный пакет с НЗ. Бежит в кухню, поскальзывается и едва не разбивает лицо о вытяжку. Выпрямляется, хватает сотовый и мчится из дома к машине.

7

Четверг, 09:26

Первый национальный банк на Стейт-стрит в центре Ньюберипорта открывается в половине десятого. Рейчел меряет шагами тротуар перед входом в банк и затягивается «Мальборо».

На Стейт-стрит ни души, за исключением бледного как мел, явно нервозного старика в тяжелом пальто и в бейсболке с символикой «Ред сокс». Старик направляется к Рейчел, останавливается прямо перед ней и перехватывает ее взгляд.

– Рейчел О’Нил? – осведомляется он.

– Да, – отвечает Рейчел.

Старик нервно сглатывает и надвигает бейсболку прямо на глаза.

– Я должен сказать вам, что развязался с Цепью год назад. Должен сказать, что в точности выполнил указания, поэтому мои родные живы и здоровы. Должен сказать, что любого из сотен мне подобных можно задействовать, если Цепь пожелает отправить кому-то послание.

– Понимаю, – говорит Рейчел.

– Вы ведь не беременны? – неуверенно уточняет старик, впервые позволив себе импровизацию.

– Нет.

– Тогда вот послание! – Старик без предупреждения бьет ее в живот.

У Рейчел сбивается дыхание, и она падает на тротуар. Старик поразительно силен, удар получился очень болезненным. Отдышаться удается секунд через десять. Рейчел смотрит на обидчика с недоумением и страхом.

– Я должен передать, что, если нужны другие доказательства нашей влиятельности, стоит погуглить семью Уильямс из Довера, штат Нью-Гемпшир. Меня вы больше не увидите, но я лишь один из многих. Не пытайтесь за мной следить!

Плача от стыда, старик разворачивается и быстро шагает прочь.

В этот самый момент банк открывается и секьюрити видит растянувшуюся на тротуаре Рейчел. Он смотрит вслед удаляющемуся старику и чувствует: здесь что-то случилось.

– Мэм, вам помочь?

Рейчел кашляет и собирается с силами:

– Все в порядке. Я… просто упала.

Секьюрити протягивает ей руку и помогает подняться.

– Спасибо! – благодарит Рейчел и морщится от боли.

– Мэм, вы точно в порядке? – не унимается секьюрити.

– Да, в полном.

Секьюрити недоверчиво смотрит на нее, потом на удаляющегося старика. Явно гадает, не подстава ли это, не попытка ли ограбить банк. Рука секьюрити тянется к табельному пистолету.

– Спасибо вам большое! – Рейчел понижает голос до шепота. – Я не привыкла к каблукам. Вот до чего доводит желание произвести хорошее впечатление в банке!

– Падение видел только я, – говорит секьюрити, расслабившись. – Не представляю, как вы ходите на этих штуках.

– Знаете, как я шучу с дочерью? Подростки считают родителей динозаврами, а у тебя мать – динозавр страусоподобный! Дочка не смеется. Она никогда не смеется над моими шутками.

– По-моему, это смешно, – улыбается секьюрити.

– Еще раз спасибо, – говорит Рейчел.

Она поправляет волосы, входит в банк и спрашивает Колина Темпла, управляющего.

Колин Темпл – немолодой мужчина, который прежде жил на острове, а потом перебрался в город. Они с Рейчел приглашали друг друга на барбекю, а Марти ездил с ним рыбачить. Колин закрывал глаза на редкие просрочки ипотечных платежей, которые позволяла себе Рейчел после развода.

– Рейчел О’Нил, глазам своим не верю! – с улыбкой восклицает Колин. – Почему, стоит тебе появиться, птицы начинают петь громче?

«Потому что те птицы – воронье, а я гребаный вурдалак», – думает Рейчел, а вслух говорит:

– Доброе утро, Колин, как твои дела?

– Хорошо. Рейчел, чем я могу тебе помочь?

Превозмогая боль от удара в живот, Рейчел растягивает губы в полуулыбке:

– У меня небольшая проблема. Нельзя ли нам поговорить?

Они уходят в кабинет управляющего, украшенный фотографиями яхт и замысловатыми моделями кораблей, которые собрал Колин. Висят там и несколько снимков мокроносого кинг-чарльз-спаниеля, кличку которого Рейчел, хоть убей, не помнит. Колин оставляет дверь приоткрытой и усаживается за стол. Рейчел садится напротив и старается сделать приятное лицо.

– Так чем я могу помочь? – осведомляется Колин вполне приветливо, но в глазах уже плещется подозрение.

– Колин, у меня проблема с домом. Над кухней течет крыша. Вчера я вызывала мастера, он сказал, что кладку нужно заменить до первого снега, не то крыша просто-напросто рухнет.

– Неужели? В последний раз, когда я к вам приезжал, аварийным дом не казался.

– Знаю, но крышу не перекрывали со дня постройки, а это тридцатые годы. Она каждую зиму протекает. Теперь это уже опасно – для нас с Кайли и для самого дома. Закладная принадлежит вам, ребята, и, если крыша рухнет, обесценится объект вашего имущества, – заявляет Рейчел и выдавливает из себя смешок.

– И сколько мастер требует за ремонт?

Рейчел хотела попросить все двадцать пять тысяч, но для ремонта крыши это сумма абсурдная. На сберегательном счету у нее пусто, но можно снять десять штук с «Визы». О том, как расплатиться, она подумает, когда Кайли вернется домой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6