Эдгар Крейс.

Пираты Балтийского моря. Сын Бога



скачать книгу бесплатно

– Тебе, сосунок, ещё у мамкиной титьки лежать, а не ввязываться в дела настоящих бойцов! Удивляюсь, как такого недомерка мамка от своего позволила подола оторвать! Я же тебя, вошь дохлая, пополам одной левой перешибу! – вызывающе прокричал он и с удовольствием оглянулся на сотоварищей, которые дружно подхвативших его гогот. – Сейчас я тебе покажу, как надо владеть своим оружием, но это будет последним уроком в твоей жизни. Бери свой кухонный ножичек. Тебе он гораздо больше к лицу, чем меч настоящего рыцаря! Потому, что твоё место среди баб на кухне, а не среди настоящих воинов. А по ночам ты должен греть постель таким настоящим мужикам, как я! Вот твоё истинное предназначение!

Разразился оглушительный гогот и ровный ряд шеренг нарушился. Собравшиеся, продолжая громко смеяться над шутками Пересмешника, начали образовывать вокруг поединщиков полукруг, оставляя магистру достаточное пространство для обзора. Тот продолжал с безразличным видом сидеть в своей палатке, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами со своим секретарём.

К поединщикам подбежал молодой ратник и сунул в руки гонца небольшой кухонный нож для разделки мяса и отбежал прочь. Обречённый рыцарь поднял голову, чтобы посмотреть в глаза своему противнику. Пересмешник, вальяжно сложив руки на своей могучей груди и, надменно усмехаясь, в упор глядел на него. На его поясе висел широкий, короткий меч, но даже этот короткий меч был раз в десять длиннее кухонного ножа гонца.

Магистр посмотрел на небо. Взял в руки висящий на его груди крест с изображением распятого человека и, поцеловав его, произнёс:

– Господи, единственный наш защитник и опора в наших делах и мыслях. Уповаем на твою справедливость и прояви милость к рабам Твоим. Мы лишь неразумные дети Твои, и поэтому будь к нам благосклонен, ибо мы искренне веруем в Тебя, как единственного нашего Защитника и Покровителя, аминь.

В это время сплошные тучи разорвались и на короткий миг выглянуло яркое солнце. Через мгновение тучи снова сошлись и резкий порыв ветра поднял край мантии магистра и прикрыл ею его лицо, словно обнял его.

– Бог услышал мои молитвы! – дрожащим от волнения голосом воскликнул магистр и плавно, с вожделением, будто прикасаясь к длани самого Господа, снял левой рукой со своего лица край белой мантии. – Господь одобряет нашу сегодняшнюю жертву! Да будет так! Сходитесь!

Пересмешник, услышав последнее слово магистра, не раздумывая мгновенно выхватил из ножен свой острый меч и словно кобра молниеносно бросился на своего противника. Он надеялся неожиданным броском сразу решить исход поединка, и ему это почти что удалось. Гонец действительно не ожидал такого резкого выпада противника и только в самый последний момент успел развернуть свой корпус в сторону, чтобы он оказался на параллельной линии относительно меча Пересмешника. И он всё-таки успел это сделать и меч противника прошёлся на волосок от его живота и легко вспорол остатки его мокрой рубашки, той, которая до сих пор хоть как-то ещё прикрывало его тело.

Разорванная в клочья ткань бесформенной кучей упала на булыжник мостовой, прямо под ноги гонца, оставив его торс совершенно голым под мерно льющимися холодными струями дождя. В последний момент меч противника резко крутанулся вокруг своей оси и его остриё всё-таки вспороло гладкую кожу на животе гонца. Показались первые капли крови, и Пересмешник, издав победный боевой клич, быстро оглянулся на радостно гогочущую позади него толпу ратников, но лучше бы он этого не делал. Боковым зрением Пересмешник успел заметить тёмное пятно, которое буквально спущенной с тугой тетивы смертоносной стрелой летело прямо на него, но отвернуться он уже не успевал, и остро заточенный кухонный нож нашёл свою добычу. Он с громким хлюпом вошёл в нелепо подставленный для удара бок. Потом нож гонца быстро несколько раз повернулся вокруг своей оси, и нестерпимая острая боль охватила всё тело Пересмешника. Он медленно повернул голову, и с недоумением посмотрел на своего тщедушного, низкорослого противника. В глазах гонца плясали злые черти радости и удовольствия. Он криво усмехнулся и ещё раз резко повернул свой нож вокруг своей оси.

Двор замка огласил мощный рёв смертельно раненного зверя. Пересмешник попытался занести над головой гонца свой верный, боевой меч, который не раз легко вспарывал брюхо вражеских лошадей, летящих через его длинное копьё ратника, но на этот раз его рука не смогла с той же лёгкостью поднять грозное оружие. Он беспомощно глядел, как недоросток оставил свой нож в его боку и, легко подпрыгнув, выбил ногой меч из его слабеющих рук. Первый раз в жизни он ничего не смог сделать. Его тело будто парализовало, и он стал всего лишь пассивным зрителем этого чудовищно несправедливого спектакля жизни. Пересмешник недоумённо посмотрел на свой меч, который быстро вылетел из его руки, а затем, почему-то очень-очень медленно стал падал где-то вдалеке от него на мокрую от дождя брусчатку. Раздался звон железа, ударяющегося о камень, и в его глазах внезапно резко потемнело, а мощное тело с грохотом рухнуло на брусчатку замковой площади.

Бой окончился. Гонец упал на колени и вознёс к небу сложенные ладони рук и начал истово молиться. Он смотрел на свинцовые тучи и ему показалось, что сквозь эти тучи на него смотрит тяжёлым взглядом что-то огромное, неведомое и потому очень страшное. Победитель в этот момент растерялся и не знал, что ему дальше делать: продолжать молиться или просто радоваться победе, радоваться тому, что он остался жив. Наконец, решив не делать ни того, ни другого, он встал на ноги и ещё раз посмотрел на небо. Наконец решив, что делать, он с чувством достоинства просто благодарно низко поклонился небу. Затем пристально взглянул на безжизненное тело некогда весёлого до омерзения Пересмешника, и медленно пошёл к палатке магистра.

Владыка пристально следил за действиями гонца и в это короткое время, пока тот шёл к нему, решал, как ему теперь правильнее всего будет с ним поступить. Бог принял своё решение и теперь ждал, что предпримет он, а Господь ведь не простит ему ошибки, а поэтому, именно сейчас важно очень хорошо подумать – прежде, чем предпринимать какие-либо действия. Все собравшиеся на площади молча смотрели на своего магистра и ждали его вердикта, а этот гонец с самоуверенными глазами беззастенчиво сверлил его взглядом и ждал от него решения своей участи. «Видимо Богу было угодно свести меня поближе с этим человеком, а игнорировать волю Господа никак нельзя!», – принял окончательное решение магистр и великодушно улыбнувшись произнёс, обращаясь к гонцу:

– Ну что же, нашему Господу сегодня было угодно, чтобы ты одержал победу в этой смертельной, но честной схватке, а воля Господа для нас – высший закон, закон жизни и смерти! Во время схватки с простолюдином ты повёл себя достойно и несмотря на коварство твоего противника одержал честную победу, показав ловкость и смелость и тем самым подтвердил, что рыцарь в любом бою может одержать победу. Поэтому своим повелением я дарую тебе новое обмундирование и перевожу тебя в свою личную охрану. Думаю, что ты сможешь оценить моё великодушие и будешь достойно исполнять свои обязанности!

– Вы даровали мне возможность доказать свою честность и теперь я всецело в вашем распоряжении, мой господин! – произнёс гонец и приложив правую руку к сердцу, склонил перед магистром голову и встал на левое колено. – Владейте мной и моей жизнью.

– Отныне я дарую тебе новое имя – Везунчик! – весело прокряхтел Вальтер.

– Благодарю мой господин! – по возможности наиболее учтиво ответил бывший гонец.

Глава 5. Встреча в лесу

Лёгкая, крытая повозка ехала не спеша, время от времени поскрипывая давно требующими смазки колёсами. Она катила по торной лесной дороге, ведущей из Митавы в Ригу, а это всего-то два с половиной десятка миль. На облучке в ней сидели два человека: молодая, светловолосая девушка, которая ловко управлялась с неспешно идущей лошадью и ещё достаточно крепкий мужчина лет сорока или пятидесяти, который сидел рядом с ней и время от времени что-то усердно записывал. Впереди них ехала ещё одна телега, но она, в отличии от предыдущей, не была крытая и два человека, сидящие в ней, были одеты намного проще, чем в крытой повозке.

Купец Фридрих пристроился на облучке брички рядом со своей дочерью Марией и свинцовым карандашом аккуратным почерком записывал на серой, грубой бумаге результаты своих последних торгов на городском рынке Митавы. Он очень гордился своими писчими принадлежностями, которые он купил по дорогой цене у заезжего немецкого купца. Но Фридрих считал, что его затраты того стоили, ибо они позволяли вести подробный отчёт о его расходах и доходах, что было немаловажно в купеческих делах. «Надлежащий строгий учёт – самый короткий путь к богатству. В своём хозяйстве нужно учитывать всё, вплоть до самых мелочей!». Так говорил ещё его отец, зачинатель купеческого дела в их семье. Бричка мерно покачивалась на ухабах лесной дороги, но это никак не могло сбить Фридриха с его подсчётов. Он так увлёкся, что не сразу понял, что лошадь остановилась.

– Почему мы стоим? – крикнул он своим батракам, ехавшим впереди него на первой лошади. – Через пять часов начнёт темнеть, а нам с последними лучами надо ещё успеть проехать городские ворота Риги. И пошевеливайтесь, если не хотите заночевать в чистом поле, у стен города. Стража с нами и разговаривать даже не будет. Не успели – значит не успели. У нашего бургомистра города шибко не забалуешь!

– Хозяин, тут какое-то бревно на дороге лежит! – опасливо озираясь по сторонам, неуверенным голосом ответил батрак, который был постарше возрастом.

– Ну, и что! Что нам теперь – так и стоять, и смотреть на это поваленное дерево! Слезайте с повозки и сходите отбросьте это никчёмное бревно с дороги!

– Боязно как-то, хозяин, – неуверенно откликнулся младший батрак.

– Что вам там боязно! Накануне непогода была, вот ветер и повалил дерево на дорогу! – крикнул хозяин нарочито твёрдым голосом, чтобы подбодрить своих батраков.

Но на сердце у самого Фридриха стало почему-то не совсем спокойно, и он непроизвольно стал прислушиваться к окружающему их лесу, но вокруг стояла совершенная тишина. Только одинокий дятел выстукивал очередную подозрительную для него сосну. Купец ещё раз настороженным взглядом обвёл ближайшие кусты, но всё было тихо, даже ни одна веточка не шелохнётся. Только по макушкам деревьев ходил ветер, но он никак не проникал вглубь леса. Фридрих ещё немного послушал лесные звуки, но ничего подозрительного в них не нашёл, и уже было поднял руку, чтобы махнуть ею и сказать, что всё в порядке, как вдруг ближайший куст весь задрожал. Дочь купца Мария громко ойкнула и, прижав от страха правую руку к своей груди, кубарем скатилась с лавки в самую глубь повозки под брезент и прикрылась шторкой. Фридрих же продолжал сидеть на облучке, но одной рукой, на всякий случай, схватился за вилы, которые лежали у него под ногами. Он стал грозно посматривать на ходящие ходуном кусты.

– Кто там? – громко крикнул он. – А ну выходи! Я не шучу! Нас много и вам с нами не совладать!

Ветки кустов тут же притихли, будто сидящий в кустах лиходей испугался грозного окрика купца. Даже неугомонный дятел перестал стучать по дереву и сидя высоко на ветке с любопытством наклонил голову, чтобы получше разглядеть – кто это там так расшумелся. Вокруг снова воцарилась полная тишина.

– Ну-ка, возьмите вилы и сходите посмотрите, кто там такой смелый затаился в кустах! – крикнул Фридрих своим батракам.

Те нехотя вдвоём слезли с телеги и, взяв в руки вилы, отправились к подозрительному кусту. Остановившись в пару шагах от него, батраки начали нервно тыкать вилами в подозрительный куст. Некоторое время ничего не происходило, но потом куст снова задрожали, а один из батраков замертво свалились на землю. В груди у него торчал нож с костяной ручкой. Второй испуганно озираясь по сторонам стал пятиться от кустов, нервно подёргивая вилами, а вслед за ним из кустов вывалилась гикающая пятёрка людей, одетых кто во что горазд. Один из них наклонился над убитым батраком и уперев в него ногой вытащил из него нож. Не спеша вытер его об одежду убитого батрака и прищурившись посмотрел на второго. У того предательски начали намокать штаны на причинном месте. В это время, оставшегося в живых батрака, с двух сторон обошли подельники и презрительно глядя на обделавшегося от страха громко расхохотались. Главарь перевёл свой взгляд на Фридриха.

– Ну, здрасте, господа проезжие, – щерясь беззубым ртом, произнёс верзила с взлохмаченной черной бородой. – Чем поделитесь с чесной компанией?

Купец нервно оглянулся себе за спину, где за шторкой под навесом пряталась его дочь и покрепче сжал в руке вилы.

– Ты там не балуй! – рявкнул главарь и кивнул двум своим подельникам на Фридриха.

Те быстро подбежали к нему и не церемонясь выволокли его из телеги на землю и поставили его на колени перед главарём.

– Ты это чего, не уважаешь нас что ли? – усмехаясь спросил он, зайдя купцу за спину, и резко наклонился, чтобы приставить к горлу своей жертвы нож. – Ежели к нам безо всякого уважения, то и мы могём тоже безо уважения тебя запросто зарезать!

– Отец! – раздался взволнованный девичий крик из телеги.

– О, смотри – какая у нас цаца появилася, а мы тут безо всякой там ласки по лесу бродим, яко волки сирые! – расхохотался главарь и распрямился, убрав нож от горла Фридриха.

– Немедленно отпустите моего отца, или я пожалуюсь стражникам города, и бургомистр пришлёт в лес на вас облаву! – возмущённо закричала на разбойников Мария.

Раздался дружны хохот пятёрки лесных разбойников и главарь, утирая слёзы, от смеха произнёс:

– Никто ещё меня так не веселил! Тебя надо у нас оставить – будешь нас и днём и ночью развлекать, а мы тебя иногда будем за это кормить!

Разбойники снова захохотали, а батрак, увидев, что на него никто не обращает внимание, бросил свои вилы на землю и рванул в по дороге в Ригу, но не успел пробежать и пяти шагов, как ему под левую лопатку воткнулся нож главаря.

– Тощий, сходи принеси мой нож, да смотри, вытри его получшее! – рявкнул главарь стоявшему рядом с ним подельнику. – Не советую вам пятушитися, ня то я могу и осерчать, а ежели я серчаю, то для других это плохо бываеть! Правда, тощий?

Подельник кивнул головой и тоже, подражая главарю, ощерился, глядя масленными глазками на Марию, но тут же получил затрещину от главаря!

– Зенки-то свои не таращь! Не по твою честь товар-то! Она моя будя! – он медленно подошёл к телеге, в которой до сих пор сидела Мария и протянул к ней свою здоровенную лапищу.

Он схватил её за руку и стал выволакивать из телеги. Девушка от страха завизжала так, что у главаря уши заложило. Он отпустил её и тут же врезал ладонью по ей уху. Голова Марии мотнулась, как у тряпичной куклы и она потеряла сознание. Здоровяк взял её на руки и вытащив из телеги положил на землю. Блузка девушки слегка разорвалась и из-под неё выглядывала её молодая грудь. Она лежала без сознания, и её светлые, вьющиеся волосы были разбросаны по лицу, а рот с мягкими, пухлыми губами чуть приоткрыт. Оглядев её получше, главарь цокнул языком, злобно посмотрел на подельников и заявил:

– Хороша! Моя девка, я буду её первый пользовать буду! Давно у меня бабы не было! А вам, – он исподлобья осмотрел своих подельников, – и думать не моги! Что заподозьрю – убью! Поняли, остолопы бестолковые!

– Мария! – глядя на дочь закричал Фридрих и с ужасом посмотрел на верзилу подходящего к ней со слащавой ухмылкой и развязывающего на ходу на своих грязных портках тесёмку.

Тут главарь остановился и оглянувшись на подельников приказал:

– Этого крикуна обыскать и связать, и телегу не забудьте хорошенько проверить, а я пока попробую – тако ли укусна эта девка!

Так случилось, что в это время недалеко от этого места обедали Стоян, Всеволод и Герка. Живчик оказался замечательным охотником, от него не мог уйти ни один зверь: ни кабан, ни косуля, ни заяц. Он сам, как заяц носился зигзагами за добычей, ставил петли, рыл ловчие ямы. Так что без еды друзья не оставались. Они только что зажарили на вертеле молодого кабанчика, как послышался девичий крик.

– Кто это тут в лесу раскричался? – встав на ноги, спросил Герка. – Случилось чего?

Крики затихли, но тут через короткое время послышался мужской крик. Тогда уже на ноги вскочили все троя и не сговариваясь побежали в сторону раздававшегося крика. Когда они выбежали на дорогу, то увидели, что здоровый детина залезал на лежавшую на земле девушку, двое обыскивали старика, а еще двое лазили по телеге, громко матершились и выбрасывая из неё разные тряпки. Они явно что-то искали.

Стоян тут же бросился к верзиле, уже пристраивавшемуся на пришедшую в себя и кричавшую от страха Марию. Герка подбежал к двум разбойникам, обыскивающим старика, а Всеволод, не спеша, вразвалочку, потирая свои здоровенные кулачища подходил к оборванцам, увлечённо копошащимся в телеге.

Двое шустряков обыскивающих купца так и не поняли, что с ними произошло. Вот они мирно рылись по карманам старика и вот они оба уже лежат на земле, а какой-то чужак их мутузит по чём зря. Они попытались возмутится, но скоро у них закончились аргументы и оба мирно пристроились на земле отдохнуть. Всеволод тоже долго не возился с двумя крохоборами, а взял их за шиворот, когда они оба наклонились за какой-то вещью и с размаху врезал их со всей силы лбами. Наверное, ещё чуть сильнее и их головы бы треснули, как спелые арбузы. Здоровяк без видимых усилий приподнял их из телеги и швырнул на землю.

– Не поторопился ли ты, охальник! – встав за спиной главаря разбойников крикнул Стоян.

Тот оглянулся и увидел чужака, с ненавистью глядящего на него. Затем главарь нервно осмотрелся по сторонам и увидел, что его подельники лежат на земле, а к нему приближаются ещё двое чужаков. Он встал на четвереньки, а затем и на ноги, портки упали на землю, обнажив горящий от нетерпения уд. Он закрыл его руками и оглянулся на отползающую к сосне и одновременно прикрывающую обнажившуюся грудь Марию. Затем повернулся к Стояну и, выдерживая форс, спросил:

– Хто такие?

– Портки подбери! – брезгливо ответил Стоян. – Теперь твоё хозяйство до конца твоей жизни будет тебе бесполезно!

Главарь слегка приоткрыл руки и взглянул на свой обвисший уд. Затем на Стояна и по его взгляду он понял, что молодой парень не шутит. Он интуитивно понял, что тот говорит правду. Тогда он по-бабьи взвизгнул и с ужасом в глазах посмотрел на стоящего перед ним человека. У главаря изменился голос. От былого гудящего баса не осталось и следа, вместо него появился неприятный по-бабьи визгливый писк. Подхватив с земли портки и пытаясь на ходу их одеть, он помчался прочь от вселяющего в него ужас человека. Главарь ещё несколько раз оглянулся, но, когда Стоян вновь посмотрел на него, истошно взвизгнул и прибавил ход.

– Позвольте подняться вам, мадемуазель, произнёс Стоян и, накинув на плечи девушки свою куртку, протянул ей руку.

Мария впервые в своей жизни видела парня с волосами истинно золотого цвета и пронзительно синего цвета глазами. Она даже невольно загляделась на рослого, красивого юношу и тут же, смутившись. опустила вниз глаза и подала ему свою руку.

Герка развязал купца и помог ему встать на ноги. Тот бросился к своей дочери, обнял её и, заплакав, запричитал:

– Извини, милая, не смог твой старик защитить тебя от разбойников. Даже батраков наших убили ни за что – ни про что!

Мария обняла отца и стала гладить его по седой голове.

– Ну, что же ты мог сделать один против такой шайки, отец. Слава Богу, всё обошлось, и они благодаря этим достойным людям они не успели причинить вреда ни тебе, ни мне и мы с тобой остались живы.

– Да, да, конечно, ответил отец, но всё равно подозрительно посмотрел на троицу рослых, сильных парней.

– Не бойтесь нас – вам мы вреда никакого не причиним! – попытался успокоить его Стоян и, усмехнувшись добавил. – Мы с друзьями охотимся за другой добычей! Меня зовут Стоян, а это Герка, а рядом с ним Всеволод.

– Меня зовут Фридрих, я купец, а это моя дочь. Её зовут Мария. Мы благодарны вам за своё спасение и будем благодарны всю оставшуюся жизнь. Вы спасли мою дочь, а кто ваша добыча, если не секрет? – с любопытством спросил купец.

– Те, кто сжигает дома и убивает людей, как недавно эти изверги сожги отца нашего друга, – ответил Герка и посмотре на Стояна.

– Примите наше с дочерью искреннее соболезнование по поводу такой ужасной кончины вашего отца! – произнёс купец и склонил голову.

– Благодарю вас! – ответил Стоян.

– Как, твой отец погиб такой страшной смертью?! – ужаснувшись произнесла Мария. – Как и когда это случилось?

Парень застыл, погрузившись в тягостные воспоминания, и выглядел совершенно безжизненным изваянием. Он неотрывно смотрел на верхушки качающихся сосен.

– Неделю назад пришли меченосцы за десятиной, но нам было нечем им отплатить, вот они и сожги пол деревни в назидание, а у отца Стояна нашли коловорот. За это его сожгли вместе с домом, посчитали его колдуном, – тихо пробасил Всеволод.

– Как страшно! – с навернувшимися слезами на глазах, прошептала растерянная Мария.

Она беспомощно оглянулась на отца, словно он может хоть чем-то помочь Стояну, но её отец, не проронив ни слова, только тихо, потупил голову. Так молчал с минуту, а затем произнёс:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16