Эдгар Крейс.

Пираты Балтийского моря. Сын Бога



скачать книгу бесплатно

– Я отомщу нашим врагам за тебя, отец и пусть наши Боги слышат мою клятву! Враги ещё горько пожалеют о содеянном! – громко крикнул Стоян, глядя в небо, и низко поклонился могиле своего родителя.

– Мы вместе будем мстить! – твёрдо, в один голос уверенно добавили его друзья.

Им очень захотелось побыстрее покинуть свою рыбацкую деревню, несмотря на то, что они провели здесь всё своё детство и юность. Друзья по дешёвке продали старосте деревни свои лодки и нехитрые рыбацкие снасти, кроме двух вещей – запасливый Герка приберёг свой рыбацкий невод, а Стоян оставил себе свой острог, которым он владел виртуозно. Теперь троица друзей имела при себе немного деньжат и была готова отправиться навстречу своей новой судьбе.

Глава 2. Начало пути

Яркое солнце стояло высоко, и жара летнего дня полностью вступила в свои права, но мохнатые кроны стройных, рослых сосен защищали путников от зноя. Торная лесная дорога была довольно широкой, и друзья шли по ней бок о бок, беззаботно переговариваясь и мечтая о будущем. Стоян очень быстро шёл на поправку, даже нельзя было сказать, что его лишь три дня назад прошил насквозь арбалетный болт. Даже следов от былой раны на его теле уже почти не осталось.

– Послушай, Стоян, а что ты думаешь делать, когда мы насобираем много-много денег? – заинтересованно спросил Герка.

– Если бы мне удалось собрать достаточно денег, то я бы хотел купить большой корабль и уйти на нём в море, – мечтательно ответил Стоян.

– А для чего тебе корабль, тем более большой? – удивлённо пожав своими здоровенными плечами, спросил Всеволод.

– Да, Стоян, зачем тебе нужен именно большой корабль? – поддержал друга Герка.

– Как для чего? – в свою очередь удивился Стоян. – Вы ведь родились и всю свою жизнь прожили рядом с морем, а теперь что, разве вы согласны так легко отказаться от его солёного, терпкого запаха? От его безграничного простора, крика чаек и шума прибоя? Нас против своей воли прогнали из деревни, лишили моря, а мы ведь уже породнились с ним. Все наши предки жили и умирали под пение моря. Разве мы имеем право отказаться от того, что нам завещано самой матушкой природой?

– Ну, ты и загнул, Стоян, прямо глашатай какой-то! Где ты только набрался этой болтливости? Сколько тебя знаю, ты у нас больше молчуном был. – улыбаясь пробасил Всеволод и с видом заговорщика подмигнул Герке. – Но я, всё-таки, не против поплавать по разным морям на большом корабле!

– Отец мне говорил, что наш предок был толмачом у великого славянского князя, который жил со своим народом на острове Руян. Наверное, от него мне и передалась его болтливость! – с лёгкой грустью улыбнулся Стоян.

– Толмачи – это те, которые с иноземными купцами разговоры ведут? – удивлённо покосившись на своего друга, переспросил Герка.

– Ну да, мой прадед умел говорить на разных языках. Знаешь сколько купцов со всех сторон света съезжались на остров Руян? – пожал плечами Стоян, – А кто их разговоры толковать князю будет? Как великий князь поймёт, чего они все от него хотят? На то такие люди и нужны.

Не все могут на всяческих заморских наречиях разговоры вести, вот такие люди и помогают купцам и князьям общаться.

– Вот это, да-а! Везёт же людям, про разные страны разговоры меж собой ведут. Это ж сколько всего нового можно узнать! – мечтательно протянул Герка. – А вообще твоя мысль с кораблём мне тоже понравилась. Я бы вместе с вами поплавал по разным морям, повидал бы разные заморские страны. Посмотрел бы какие там живут девушки? Насколько они красивые по сравнению с девчонками в нашей деревне? Может и посватался бы к какой-нибудь заморской красотке, а потом бы и женился на ней. Детей бы завели…

– Вот купим себе корабль, тогда и сможешь приглядеть себе заморскую жену и будет она тебя ждать, – эта дивная красавица, долгими, тёмными ночами на далёком заморском берегу, и будет она томится от одиночества и отсутствия твоего внимания! – прервал размышления друга Стоян.

– Длинными ночами? – задумчиво переспросил Герка.

– Ага, и на таком далёком берегу, который тебе жизнь морского бродяги не скоро позволит увидеть. Так что, точно, – тосковать твоей красавице без тебя так долго, что даже и не знаю – хватит ли у неё сил выдержать такое тяжёлое испытание.

– А, знаешь, Стоян, я что-то раздумал жениться! Мне ведь пока и без жены хорошо и спокойно живется. Так зачем мне лишние хлопоты, заботы там всякие? Я ведь ещё совсем молодой, и потом, – этих красавиц в каждом у меня порту будет навалом, – настороженно глядя по сторонам, почему-то шёпотом произнёс Герка.

– Ты чего это, в лесу, и шёпотом стал говорить? – недоумённо оглянувшись, тоже шёпотом спросил Стоян.

– Там кто-то к нам скачет, – почти беззвучно ответил Герка и указал пальцем на дорогу, уходящую в глубь леса.

Стоян прислушался, и действительно услышал пока ещё слабый, дробный, глухой перестук конских копыт о сухую землю.

– Давай, ребята, быстро по местам, и действуем как раньше договаривались! – негромко скомандовал Стоян.

Он быстро спрятался в ближайших кустах. Герка же сноровистой белкой взлетел на дерево, а Всеволод развалился всей своей здоровенной тушей поперёк лесной дороги и полностью её перегородил. Друзья замерли и стали ждать одинокого путника.

Перестук копыт всё усиливался и наконец из-за поворота показался вооружённый всадник на чёрном коне с пристёгнутым к седлу шлемом и частично одетый в доспехи. На его груди развивалась белая накидка, которая была накинута поверх железного нагрудника. На ней был изображён знак ливонского ордена – красный крест, а под ним такого же цвета меч, повёрнутый остриём вниз. Отсюда и было у народа для них прозвище – меченосцы. Всадник стал постепенно сбавлять ход и, немного не доезжая до лежавшего на дороге человека, остановился. Настороженно огляделся по сторонам, и, на всякий случай, потянулся рукой за шлемом, который был прикреплён к седлу лошади.

В лесу по-прежнему стояла полная тишина, только изредка прерываемая трелями птиц. Всадник надел шлем, ещё раз огляделся и осторожно ткнул шпорами сапог бока лошади. Она стала медленно приближаться к неожиданному препятствию. Всадник потянул за повод. Лошадь остановилась, едва не касаясь копытами тела лежащего на дороге человека. Он продолжал совершенно неподвижно лежать на дороге с отвёрнутым в противоположную сторону от всадника лицом и не подавал никаких признаков жизни. Лошадь стояла, нерешительно переминаясь с ноги на ногу. Всадник сквозь решётку опущенного забрала пытался рассмотреть лежащего на земле бедно одетого человека и для начала определить – жив ли он, но неизвестный не шевелился, а его лицо было не разглядеть. Наконец, всадник вытащил прикреплённое к седлу копьё и попытался ткнуть им в лежащего на его пути мужика.

Копьё всадника больно ткнуло в бок Всеволода. Неподвижный человек вдруг своей мощной ручищей схватил за копьё оторопевшего от неожиданности всадника и со всей силы дёрнул его на себя и это действие стало для затаившихся друзей сигналом к действию. Латник от неожиданности выпустил копьё из рук, пошатнулся в седле, и тут на него сверху с дерева опустилась рыбацкая сеть. Он явно был не готов к такому повороту событий и, словно крупная рыба, затрепыхался в сетях, блестя начищенной до блеска чешуёй на летнем солнце. Тут же на него сверху с дерева спрыгнул Герка, а вскочивший на ноги Всеволод со всей своей недюжинной силой одновременно дёрнул всадника за ногу. Путник слетел с лошади и с грохотом упал на землю, прямо на спину, но, к его чести, он уже держал в руках короткий меч и ожесточённо им размахивал, стараясь не подпускать к себе лесных разбойников. Сеть, в которой он поначалу запутался, не выдержала такого бурного натиска острого металла и стала одновременно рваться в сразу нескольких местах, но тут из кустов выскочил Стоян и ловким движением остроги выбил меч из рук рыцаря. Тут же на него всем своим весом навалился Всеволод и доспехи поверженного рыцаря жалобно затрещали под его тяжестью. Пленник наконец-то затих. Силач для верности ещё пару раз огрел его своим кулачищем по железному шлему. Раздался громкий треск железа и тот глубоко вогнулся вовнутрь.

– Ты что, убил его? – суетливо забегал Герка вокруг восседавшего на пленнике Всеволода.

– Да, не-е, только трохи приложил, чтобы он так сильно не трепыхался, – смущённо пробасил Всеволод.

– Давай шлем снимай, посмотрим кого мы поймали, – стал командовать живчик Герка.

Всеволод ухватился обеими ручищами за шлем и со всей силы дёрнул его на себя. Раздался скрежет металла, перемешанный с диким воплем осёдланного всадника, и его голова с глухим звуком стукнулась о землю. Здоровяк снова приложился своей дланью пленнику по лбу и у того безжизненно закатились глаза.

– Ты же ему голову оторвёшь, увалень! Как он без головы с нами разговаривать будет?! – возмущённо взвизгнул Герка, будто это с него самого содрали шлем.

– Да что ты за него так переживаешь, впрямь, как за своего ближайшего родича? – заворчал Всеволод. – Он же немчура и балаболит не по-нашему! Как ты с ним вообще разговаривать-то собираешься и о чём?

– Ну, не знаю – как и о чём! – озадаченно пожал плечами Герка. – Но надо же его спросить, например, где это железное чудо свои деньги прячет.

– А чего его спрашивать! – удивился Всеволод. – Вон у него кошелёк на поясе висит.

Силач тут же, не раздумывая дёрнул за мешочек с деньгами и с корнем оторвал его от пояса пленника. В это время рыцарь стал подавать признаки жизни. Всеволод слез с него и встал рядом с лежащим на земле неприятелем, и стал поигрывать в своей могучей ручище отобранным мешочком с деньгами.

– Ты смотри, чтобы этот ворог на утёк не пустился! – озабоченно произнёс Герка.

– Да куда ж ему бежать после моей-то ласки? У него поди ещё головка кружится! – усмехнулся здоровяк и обращаясь уже к Стояну спросил: «А ты где это так ловко острогой научился орудовать?»

– Отец научил, а его самого – его отец учил. Вот оно, когда наука отца мне пригодилась. А я всё думал: «Зачем мне, рыбаку, всё это нужно? А оказывается, что действительно полезно знать и уметь побольше!».

– Не тебе, а нам, – осторожно поправил товарища Герка. – Если бы не твоя острога этот супостат нас бы ещё покалечил нас своим мечом.

– Согласен – нас! – принял поправку друга Стоян. – Смотрите, а он уже свои глазёнки стал открывать. Кажется, сейчас пытается вспомнить: что с ним произошло и где он сейчас находится?

Раздался надрывный кашель, а потом какое-то непонятное бормотание. Пленник попытался привстать, но Всеволод, не церемонясь, грубо прижал его ногой к земле, и тогда бывший всадник снова что-то попытался им сказать на своём языке, но уже более внятно.

– И чего это он нам хочет сказать? – недоумённо спросил Герка и посмотрел на Стояна.

– Он просит вернуть его мешок с деньгами, и немедленно отпустить его на свободу, иначе нас покарает Всевышний и острый меч Ливонского ордена. Но если мы его отпустим, то нам всего лишь милостиво отрубят головы за наши варварские действия против рыцаря ордена.

– Это что такое? Это мятое железное чучело нам грозит ихним поганым мёртвым идолом на кресте? – удивился Всеволод и со всей силы прижал ногой пленника к земле.

Снова раздался неприятный металлический хруст его панциря, и бывший бравый всадник вновь оглашено заорал на весь лес.

– Тише ты, поганый инородец! – рявкнул Всеволод и замахнулся на лежащего рыцаря своим здоровенным кулачищем.

Немец быстро осознал, что угроза здоровяка может быть приведена в действие гораздо быстрее, чем он дождётся помощи своего небесного покровителя и тут же замолк.

– А откуда ты, Стоян, по-ихнему понимать могешь? – оглянувшись на своего друга, удивлённо спросил Всеволод.

– Я уже вам говорил, что мои предки толмачами были, вот отец и сохранил знания своего предка и сумел передать эти знания мне. Вот и снова наука моего отца пригодилась, а я всё думал: «Зачем это он меня учит языкам, которыми у нас в деревне никто не пользуется?». А теперь я понимаю зачем, ведь эти знания и за морем нам потом смогут пригодиться, когда мы свой корабль купим. Так что, ничего в жизни просто так не происходит, потому что наши Боги точно знают – кому что надо наперёд дать!

– А что мы с ним теперь делать будем? – задумчиво поглядывая на тихо лежащего на земле пленника, произнёс Герка.

– Надо посмотреть, что у него ещё полезного для нас есть. Может иноземец чего ценного везёт с собой, ведь куда-то он на своей лошади скакал. А, кстати, куда его лошадь подевалась? – завертев головой в разные стороны, спросил Стоян.

Герка мгновенно сорвался с места и бегом скрылся за поворотом. Стоян и Всеволод остались с рыцарем, который почему-то начал нехорошо усмехаться, но его улыбка быстро сползла с его лица, когда из-за поворота показался живчик, ведущий за повод попытавшуюся убежать лошадь.

– От меня ещё в жизни никто не убегал! – издалека громко крикнул Герка и радостно помахал своим друзьям рукой.

Лошадь пленённого понуро шла за своим новым хозяином, а он её время от времени нетерпеливо подёргивал за уздцы, подгоняя её шаг. Несмотря на то, что она была боевая у Герки лошадь себя вела тише воды и ниже травы. Умеет же живчик общаться и не только с людьми.

– Вот, принимайте беглянку! – радостно прокричал он, подводя лошадь к ожидавших его друзьям.

Немец, увидев свою лошадь, недовольно отвернул лицо в сторону от поглядывающего на него верзилы и зло сплюнул.

– Чего это ему вдруг собственная лошадь не понравилась? – удивлённо пробасил Всеволод.

– Укачало его, наверное, от долгого пути на ней. Вот и шугается теперь от бедной животинки. Думает видно сердешный, что мы его в своё логово на ней повезём! – усмехнулся живчик.

– Нее-е, ребята, тут явно что-то другое, – с сомнением в голосе произнёс Стоян и подозрительно посмотрел на лежащего на земле пленника. – А ну-ка, Герка, осмотри получше его лошадь! Он своему начальству что-то ценное везёт!

– Сейчас посмотрим, что он на неё там навьючил на бедную животинку! – довольным голосом произнёс Герка, почувствовав близость добычи, и стал снимать с крупа лошади перемётную сумку.

Он раскрыл её и разом вытряхнул всё содержимое на землю. Вместе со всякой мелочью с глухим стуком упал и кожаный тубус. Увидев его, пленный попробовал привстать, но тут же здоровенная ножища Всеволода припечатала его обратно к земле и ему оставалось только недовольно застонать

– Что это он так забеспокоился? – заинтересовался здоровяк.

– Наверное, здесь и есть что-то важное, что он везёт, вот и суетится бедолага. Сейчас проверим: что это он так сильно разволновался, – одновременно косясь на пленника, произнёс Стоян и протянул руку за тубусом.

Герка отдал его другу. Он осторожно взял в руки вещь, которая так разволновала пленника, и открыл её большую медную застёжку. Внутри тубуса оказалась свёрнутая в рулон бумага. Восковая печать висела на шёлковой нити, которой было перевязано само послание.

– А что это там внутри бумаги? – нетерпеливо спросил Герка, заглядывая через плечо друга.

– Сейчас увидим, – заинтересованно произнёс Стоян и вытащил из тубуса свиток.

Развернул его, он углубился в чтение. Какое-то время вокруг стояла тишина, изредка прерываемая недовольным сопением пленника.

– Ты чего-нибудь понимаешь в этой писанине? – нетерпеливо спросил живчик.

– Кажется, да! – радостно произнёс Стоян и, взглянув на небо, произнёс: «Спасибо тебе ещё раз, отец!».

– Ну, что там, давай, говори скорее, а то мне уже прямо невтерпёж! – произнёс Герка и призывно затеребил локоть своего друга.

– Подожди, я давно не читал на латыни. Сейчас переведу.

– Так ты что, на разных языках понимаешь, не только на немецком? Во, наш Стоян даёт! Слышь, здоровяк, а не зря мы с тобой его всё время умником называли! – восхитился Герка.

– Похоже, друзья мои, что скоро московский князь на меченосцев войной пойдёт! – оторвав свой взгляд от донесения, тихо произнёс Стоян, – Значит война будет, ребята. Об этом и хотят известить магистра ордена.

– Может, хоть наши соседи этих немчур поганых прогонят от нас, надоели уже так, что мочи просто никакой нет! – воскликнул Всеволод.

– Да уж, а что мы теперь делать будем? – недоумённо воскликнул Герка.

– Помогать славянам будем! – резко ответил Стоян и так посмотрел на лежащего на земле немчуру, что тот всё понял и без перевода.

Притихший было пленник, пользуясь тем, что здоровяк снял с него свою ногу, стал потихоньку отползать поближе к кустам. Но в этот момент Всеволод обернулся:

– Куда! – рявкнул он громовым голосом, и немчура от страха мгновенно застыл на месте.

Глава 3. Замок Венден

Недалеко от Риги, всего в пятидесяти милях к северо-востоку от неё, среди густых лесов, на живописных холмах возвышается замок Венден. В нём расположилась резиденция магистра Ливонского ордена. Вокруг него распологался небольшой городок с тем же названием, который жил за счёт торговли с замком. Глава ордена выбрал это место не случайно, и не только потому, что здесь находился важный торговый путь на север в Ревель и Дерпт. Не только потому, что место было достаточно удобное с военной точки зрения для обороны крепости, но и потому что именно здесь магистр мог чувствовать свою исключительность и не находиться постоянно в тени архиепископа. Только здесь он ощущал всю полноту своей власти над своими подчинёнными и в тоже время абсолютную собственную безопасность, чего нельзя было сказать о его старой резиденции в Риге, откуда его не так давно силой оружия попросили своевольные жители этого города. Хотя в Риге и был свой городской магистрат, а значит и городская власть, но зачастую по серьёзным вопросам все смотрели в рот прямому назначенцу Папы Римского, ибо он знал на чью сторону в определённое время нужно склонится. Самому же Папе Римскому с политической точки зрения было выгодно держать баланс в восточных землях между всеми тремя силами, но это не исключало случаев, когда хорошее подношение позволяло всё-таки получить его благословение в каком-то споре. Но, к сожалению, здесь был маленький, но достаточно неприятный нюанс: следующее хорошее подношение от твоих противников могло в корне поменять его точку зрения главы католической церкви. Поэтому Венден оставался той точкой, которая находясь совсем недалеко от Риги позволяла главе ордена постоянно держать свой занесённый меч на капризной Ригой и тем самым хоть как-то воздействовать на её правительство. Для этого он расположил в замке самые боевые подразделения Ливонского ордена.

Папа Римский замышлял орден, как карающую десницу католической церкви во вновь обретённых землях. Орден должен был силой своего оружия помогать католической церкви нести местным жителям истинное слово Божье. Но, как говорят: «На Бога надейся, а сам не плошай!». Магистр ордена строго следовал этому, уже веками проверенному, принципу жизни и имел свои виды на развитие ситуации в Ливонии. Постоянная борьба, которую он вёл не только с иноверцами, но и внутри ордена создавало крайне много проблем. Поэтому глава ордена очень сильно опасался за свою жизнь и поэтому же возле себя в крепости он оставил только самых лучших из лучших воинов, а всех остальных распределил по различным гарнизонам и крепостям. Из наиболее преданных лично ему людей он назначил в эти крепости комтуров, которые в меру своего разумения руководили на местах военной подготовкой вверенных им подразделений. Магистр регулярно требовал от них отчётности за проделанную работу, но все они, не сговариваясь, слали ему только свои отписки, что, дескать, всё хорошо и беспокоиться особо его высочеству не о чем. Самому же магистру было не с руки часто ездить по комтурствам с инспекцией и поэтому он удовлетворялся присланными отчётами от местных военно-начальников. Кроме того, магистр пользовался часто пользовался слухами и сведениями от иногородних купцов, которые приезжали в город Венден со своими товарами и поэтому ему удавалось время от времени узнавать некоторые подробности жизни своих комтуров. Это, в свою очередь, могло приводить к их замене и возникновению отдельных внутренних междоусобицам. Конкуренцию между комтурами никто не отменял, а напротив магистр её всячески поощрял, чтобы у его рыцарей не было возможности объединиться против своего главы ордена. Поэтому между комтурами часто были взаимные неурядицы, которые приводили и к небольшим войнам внутри самой Ливонии. Это несколько ослабляло страну, но в тоже время позволяло магистру постоянно выступать в качестве миротворца. Ему приходилось вмешиваться на чьей-либо стороне, но он не любил выбирать сам, а зачастую оставлял своим комтурам самим выяснять свои взаимоотношения, а потом становился на сторону сильнейшего. Путём такой нехитрой дипломатии он проводил естественный отбор среди своих рыцарей и одновременно укреплял свой авторитет и поэтому, на очередных выборах всегда оставался единственным кандидатом на звание магистра Ливонского ордена.

Вальтер фон Плеттенберг в этот день сидел за письменным столом в своём Звёздном зале, который он унаследовал от предыдущих владельцев замка и работал над посланием магистру Тевтонского ордена. Несмотря на то, что тот значительно ослаб после битв с поляками и литовцами, он всё же ещё сохранял за собой право старшего брата в отношениях с Ливонским орденом. В тексте своего письма владелец Венденского замка в очередной раз жаловался на русского царя Ивана, который имел наглость построить на реке Нарва новую крепость и сосредоточить в ней свои войска. Слава Богу шведы некоторое время назад разгромили укрепления русского правителя, но он вновь подтянул дополнительные силы и отстроил крепость лучше прежней, что сильно опечалило магистра. По его разумению все эти приготовления московитянина будут способствовать тому, что у него может появится возможность сорвать усилия Ливонского ордена по недопущению поставок ганзейского металла и вооружения на Русь, а это было бы чревато, ибо срывало планы успешного наступления Ливонского ордена на Псков, а дальше на Москву. Что в свою очередь сильно задерживало установление на русских землях абсолютного католического влияния римской церкви. Он уже хотел поставить последнюю точку в своём послании, когда к нему тихо подошёл его секретарь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное